Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Глава 13ЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛ 2 глава





А затем начался пир. Многих животных убили заранее еще в прошлом сезоне, до начала зимы, их туши высушили и закоптили специально для праздника. Орки разожгли костры, чей теплый свет слился с затухающим белым жаром Леди, послышались барабаны, которые с тех пор и не останавливались.

Ему, как и всем другим детям - лежа на коже расколотокопытого, Дуротан фыркнул, отогнав это сравнение - разрешили остаться на празднике вплоть до того, как он наелся, и до ухода шамана. Шаман каждого клана уходил, как только заканчивался вводный банкет, чтобы подняться на Ошу'ган, все время наблюдающий на празднества, войти в ее пещеры и поговорить с духами и предками.

Ошу'ган казалась внушительной даже на расстоянии. В отличие от других гор, которые были неровны и грубы по своей форме, Ошу'ган поражала своей точностью и остротой. Она была похожа на гигантский кристалл, воткнутый в землю, столь четки были её линии и так ярко блестели они на солнце и при свете луны. По легендам, она упала с небес сотни лет тому назад, а поскольку Ошу'ган в самом деле была необычна, то Дуротан считал, что те рассказы могли бы быть правдивы.

Хотя Ошу'ган и интересовала Дуротана, он всегда считал немного несправедливым, что шаман должен был оставаться там во время всего фестиваля Кош'харг. Бедный шаман, подумал Дуротан, пропустил всю веселье. Но с другой стороны, он и другие дети также его пропустили.

В течение всего дня дети играли и устраивали охотничьи соревнования, а также рассказывали о своих героических предках. У каждого клана были свои истории, таким образом, в дополнение к старым знакомым рассказам Дуротан узнавал у ребят других кланов о новых и захватывающих приключениях.

Они развлекались, как могли, и Дуротану нравилось все это, но ему не терпелось узнать, о чем обсуждают взрослые после того, как их дети отправились в спящие палатки, после того, как их животы были переполнены от хорошей пищи, трубки были полностью выкурены, и выпиты различные варева.



Он не мог больше сдерживаться. Дуротан бесшумно привстал, его уши напряглись в поиске любых звуков, прислушиваясь, не бодрствует ли кто-то еще. Он ничего не услышал, и, подождав еще немного, он встал на ноги и начал медленно двигаться к входу.

Это было долгим медленным делом в затемненной палатке. Спящие дети всех возрастов и размеров лежали по всей палатке, и одно неверное движение могло пробудить их. Его сердце с трепетом стучало от его смелости, Дуротан ступал тщательно между едва различимыми силуэтами, каждую свою ногу он передвигал с деликатностью длинноногих болотных птиц.

Это, казалось, заняло вечность до того, чем Дуротан наконец достиг выхода. Он остановился, пытаясь успокоить свое дыхание, потянулся -

И дотронулся до большой гладкой спины, стоящей прямо перед ним. Он удивленно отдернул руку.

"Что ты делаешь?", зашипел Дуротан.

"Что ты делаешь?", встречно ответил другой орк. Вдруг Дуротан усмехался, поняв, как глупо они выглядят.

"То же самое, что и ты", ответил Дуротан приглушенным голосом. Все было между ними, остальные крепко спали. "Мы можем или продолжать говорить об этом или сделать это".

Дуротан в сумраке мог различить, что другой орк был большим по росту, приблизительно его возраста. Он не мог разобрать его запах или голос, таким образом, иной был не из клана Снежных Волков. Это было смелой мыслью - не просто сделать нечто запрещенное, оставив спящую палатку без разрешения, но и сделать это в компании орка не из своего клана.

Другой орк заколебался, те же самые мысли, без сомнения, пришли и ему. "Хорошо", наконец сказал он. "Давай сделаем это".

Дуротан снова потянулся в темноте, его пальцы нащупали откидную шкуру выхода и скрученные вокруг нее края. Два молодых орка отдернули эту шкуру, и вышли на морозную ночь.

Дуротан повернулся, чтобы посмотреть на своего компаньона. Другой орк был более мускулистым, чем он, и немного более высоким. Дуротан был самым большим среди своих сверстников его клана, и для него факт, что кто-то больше его, был непривычен. Это немного беспокоило. Его союзник ответно присматривался к нему, и Дуротан почувствовал, что его оценивали. Но вскоре другой орк кивнул Дуротану, очевидно удовлетворившись тем, что он увидел.

Они не рискнули говорить между собой. Дуротан указал на большое дерево вблизи от палатки, и тихо эти двое направились к нему. На мгновение, которое, вероятно, было не столь продолжительно, как им показалось, они оказались открытыми, выставленными на показ для любого взрослого, который бы посмотрел в их сторону, но их никто не заметил. Дуротан чувствовал себя у всех на виду, как будто он был в ярком солнечном свете, столь сильно было сияние луны, отраженное от прозрачного снега. И, конечно, хруст снега под их ногами казался им столь громким как рёв огра в ярости. Наконец, они достигли дерева и спрятались позади него. Дыхание Дуротана выпустило дымку, поскольку он наконец-то выдохнул. Другой орк, смотря на него, усмехнулся.

"Я Оргрим, сын Телкара Рокового Молота из клана Чернокамня", произнес он гордым шепотом.

Дуротан был впечатлен. В то время как семья Роковых Молотов не была правящей с своем клане, она была известной и почтенной.

"Я Дуротан, сын Гарада из клана Снежных Волков", ответил Дуротан. Теперь настала очередь Оргрима отреагировать на факт, что тот сидел с наследником другого клана. Он одобрительно кивнул.

На мгновение они просто сидели, упиваясь славой своей смелости. Дуротан начал чувствовать, что холод и влага просачиваются через его толстую кожаную накидку и подбираются к его ногам. Он указал на сборище, и Оргрим кивнул. Они тщательно огляделись вокруг дерева, пытаясь что-то разузнать. Конечно, теперь то они услышат о тех тайнах, которых они так желали узнать. Сквозь потрескивающие звуки огромного костра и глубокого устойчивого боя барабанов до них доносились голоса.

"Шаман всю эту зиму упорно боролся с лихорадкой", сказал отец Дуротана, Гарад. Он сидел и гладил огромного белого волка, дремавшего у огня. Зверь, чья белая шкура указывала на Снежных Волков, тихо скулил от удовольствия. "Как только вылечивался один из щенков, так заболевал другой".

"Я готов к весне", сказал другой мужчина, подбрасывая другое полено в огонь. "У нас тоже были неприятности с животными. Когда мы готовились к фестивалю, мы едва нашли расколотокопытых".

"Клага делает восхитительный суп из костей, но она отказывается сказать нам, какие травы она использует для него", сказал третий, впившись взглядом в женщину, которая нянчила младенца. Та женщина, по-видимому, Клага, хихикнула.

"Единственный, кто получит этот рецепт - эта малышка, когда она достигнет совершеннолетия", ответила Клага и усмехнулась.

У Дуротана отвисла челюсть. Он уставиться на Оргрима, у которого было точно такое же выражение ошеломленной тревоги. Так это было то, что было настолько важным, настолько секретным, что детям запрещали оставлять палатки и слышать это? Обсуждения лихорадок и супов?

В ярком свете луны Дуротан видел лицо Оргрима ясно, без проблем. Брови другого юнца застыли в хмуром взгляде.

"Ты и я могли бы придумать кое-что более интересное, Дуротан", сказал он низким грубым голосом.

Дуротан усмехнулся и кивнул. Он был уверен в этом.

 

* * *

 

Фестиваль длился в течение еще двух дней. В течение дней и ночей эти двое сходились вместе, они бросали вызов друг другу, участвуя в различных соревнованиях. Гонки, восхождение на гору, сила, устойчивость - все, что можно было придумать. И каждый раз побеждал то один, то другой, как будто они планировали это. В последний день, когда Оргрим заявил, что пятое состязание будет решающим, что-то внутри Дуротана заставило его говорить.

"Давай мы не будем выполнять обычные, общепринятые состязания", сказал Дуротан, задаваясь вопросом, откуда пришли к нему эти слова. "Давай мы сделаем нечто действительно значимое для истории наших народа".

Яркие серые глаза Оргрима блеснули, и он наклонился вперед. "Что ты предлагаешь?"

"Давай будем друзьями, ты и я"

У Оргрима открылся рот от удивления. "Но мы не из одного клана!" сказал он таким голосом, как будто Дуротан предложил дружбу между большим черным волком и спокойным талбуком.

Дуротан развел руками. "Мы не враги", сказал он. "Оглянись вокруг. Кланы объединяются два раза в год, и в этом нет никакого вреда"

"Но... мой отец говорит, что это так лишь потому, что мы объединяемся так редко, и потому между нами мир", выговорил Оргрим. Его бровь задергалась в беспокойстве.

Следующие слова Дуротан произносил с разочарованием и горечью. "Хорошо. Я думал ты более храбрый, чем другие, Оргрим из рода Рокового Молота, но ты не лучше остальных - робкий, нерешительный и неспособный принять ничего, что тебе кажется невозможным".

Слова вышли у него из сердца, но Дуротан готовил и оттачивал их в течение многих недель, и, возможно, он не мог высказаться лучше. Коричневое лицо Оргрима вспыхнуло и его глаза резко сузились.

"Я не трус!" заревел он. "Я не отступлю ни от одного испытания, ты, выскочка из Снежных Волков!"

Он набросился на Дуротана, сбив меньшего орка с ног, и эти двое стали избивать друг друга, пока шаману не пришлось заживлять их раны и читать лекции о недопустимости борьбы в священном месте.

"Несносный мальчишка", ругала Дуротана главный шаман Снежных Волков, древняя женщина, которую он называл "Матушкой Кашур". "Ты еще недостаточно стар, и я могу выпороть тебя как непослушного ребенка, молодой Дуротан!"

Шаман, который отчитывал Оргрима, бормотал нечто подобное. Но даже когда кровь текла из его носа, увидев, что шаман лечит опасную глубокую рану на коричневом туловище Оргрима, Дуротан усмехнулся. Оргрим уловил его пристальный взгляд и усмехнулся в ответ.

Вызов был брошен, заключительное состязание, куда более важное, чем гонки или поднимание камней, и ни один не хотел допустить своего поражения... ни один не хотел сказать, что дружба между двумя мальчиками из различных кланов была ошибкой. У Дуротана появилось чувство, что это особенное состязание закончится только тогда, когда один из них будет мертв... или, возможно, оно продолжится и потом.

 

Глава 2

 

Я помню, как мы впервые повстречались с тауренами. Я помню глубокий голос и спокойное лицо Кайрна Кровавого Копыта. Я не забуду, как я сидел на земле в палатке, которую можно было легко разобрать и установить снова, и при этом почему-то я чувствовал себя как дома. Мы курили трубку, делились пищей и напитками, чувствовали бой барабанов через наши кости, и болтали друг с другом. Таурены показались мне в начале грубыми дикарями, но за этой личиной они скрывали свои мудрость и юмор, и к тому времени, как прошел первый раунд переговоров, я понял, что орки получили ценного союзника в лице этих полулюдей-полубыков.

Пока мы разговаривали, наступила ночь, такая тихая, что весьма подходило этой красивой земле. Мы оставили палатку и стали смотреть на звезды, которых на небе было не счесть. Ласковый ветер обдувал наши лица. Я обернулся к Дрек'тару, чтобы спросить у него совета. К моему удивлению, на его лице были слезы, сверкающие в свете луны.

"Раньше у нас все было так же, мой вождь", сказал он прерывистым голосом. Он снял свое оружие и откинул голову назад, призывая ветер, который бы охватил его и стер слезы с его мускулистого зеленого лица.

"Близки к земле. Близки к духам. Сильны в охоте, добры к молодым, точно и верно знают свое место в мире. Понимают баланс "брать и отдавать". Единственная магия, которую используют таурены - полезная, чистая магия земли, и земля отвечает им так же, как однажды Дренор отвечал нам".

Я думал о просьбе тауренов о помощи в борьбе с их врагом, мерзкими, грязными кентаврами.

"Да... Я переживаю за них. Хорошо, если мы сможем помочь им", сказал я.

Дрек'тар засмеялся и посмотрел на меня. Хотя его глаза были слепы, он видел меня насквозь.

"О, мой молодой Тралл", сказал он, продолжая посмеиваться, "Ты еще не понял. Это они помогут нам".

 

* * *

 

Дуротан бежал с такой скоростью, как только могли нести его мощные молодые ноги. Он быстро дышал, пот покрывал его красно-коричневую кожу, но он принудил себя продолжать бег. Было лето, и трава под его нагими большими ногами мягко шуршала, иногда он забегал на луга ярко-фиолетовых цветов дассана. Аромат помятых растений, традиционно выращиваемых для лечения, вдохновлял его бежать все дальше, и все быстрее, словно какое-то благословение.

Он был уже у края леса Тероккар, забежав в его прохладные, серо-зеленые дебри. Он должен был наблюдать за вьющимися корнями грациозных деревьев, чтобы не споткнуться о них, и потому он замедлил бег. Слабые огоньки пылали в самом сердце этого зеленого леса, и спокойствие, которое они источали, явно противоречило с желанием Дуротана стать победителем. Он вновь ускорил темп, перепрыгивая павшие стволы деревьев, покрытых мхом, и уворачиваясь от низкорастущих веток с изяществом талбука. Его темные волосы, длинные и густые, доходящие до середины его спины, развивались позади него. Его легкие полыхали, а его ноги умоляли остановиться, но он сжимал зубы и игнорировал просьбы своего тела об отдыхе. Он был из Снежных Волков, наследник вождя клана, и ни один из Чернокаменных не смо...

Дуротан услышал позади себя приближающийся боевой клич, и его сердце замерло. Голос Оргрима, как у Дуротана, был все еще недостаточно груб, чтобы выдать низкий рев, как у взрослого мужчины, но даже Дуротан должен был признать, что вопль прозвучал внушительно. Он хотел заставить работать свои ноги еще быстрее, но они были уже тяжелыми и неподъемными, словно они были вырезаны из камня. Он тревожно наблюдал краем глаза, как Оргрим вошел в его поле зрения, а затем, собрав последние силы, промчался мимо него.

Орк Чернокамня протянул свои руку и в последнем выпаде смог коснуться до ствола дерева, которое было целью их гонки, прежде Дуротана. Оргрим продолжил бег еще несколько метров, как будто его сильные ноги, будучи в движении, уже отказались остановиться. У ног Дуротана не было таких проблем, и наследник клана Снежных Волков упал лицом вперед. Он валялся в прохладной, душистой мшистой земле, жадно вдыхая воздух, зная, что он должен теперь сесть и снова бросить вызов Оргриму, но теперь он был слишком обессилен, чтобы сделать хоть что-нибудь иное, как лежать на лесном полу и отдыхать.

Он почувствовал, что Оргрим возле него находится в таком же положении, но у другого молодого орка нашлись силы, чтобы перевернуться на спину и засмеяться.

Дуротан присоединился к его смеху. Птицы и маленькие животные, которые населяли лес Тероккар, затихли, ибо два орка веселились так бурно, что Дуротан подумал, как бы его губы не впились во все еще формирующиеся клыки, что, вероятнее всего, издало бы крик немного свирепее военного клича, предвещающего охоту.

"Ха", усмехнулся Оргрим, по-дружески ударяя кулаком Дуротана. "Было не сложно побить такого мальчишку, как ты, Дуротан."

"У тебя много мускулов, но твой мозг отдыхает", отпарировал Дуротан. "Навык столь же важен, как и сила. Но клан Чернокамня не может ничего знать о таких вещах".

В их подшучивании между собой не было никакого оскорбительного умысла. Их кланы по началу были обеспокоены дружбой между двумя подростками, но своим упрямым аргументом Дуротан - что если нечто никогда не бывало прежде, не означает, что это не может быть - удивил и произвел впечатление на лидеров обоих кланов. Еще ему помог тот факт, что Снежные Волки и Чернокаменные были традиционно уравновешенными кланами орками. Вот если бы Дуротан предложил подобную дружбу с членом клана, например, Боевной Песни или Пожирателей Костей, которые славились своей клановой гордостью и недоверием к другим, то небольшая искра возможности их дружбы быстро бы погасла. Старшие решили подождать, пока мальчишки не разойдутся сами, чтобы все вернулось на свое законное место, ко всем известному порядку, который не нарушался... так давно, что никто не мог и припомнить.

Но они были разочарованы.

Мороз зимы уступил свое место оттепели весны, а за ней последовала знойная жара лета, а дружба так и не увядала. Дуротан знал, что за ними наблюдали, но покуда никто не вмешивался, он был не против этого.

Дуротан закрыл глаза и стал трогать своими пальцами мох. Шаманы говорили, что все вещи имеют жизнь, силу и дух. Они были очень связаны с духами элементов - землей, воздухом, огнем, водой - и духом природы - и утверждали, что они могли ощущать силу жизни в земле и даже в мертвом камне. Но все, что мог чувствовать Дуротан, было прохладное, немного сырое ощущение мха и почвы под его пальцами.

Вдруг земля всколыхнулась. Дуротан резко открыл глаза.

Он вскочил на ноги, его рука автоматически потянулась к зубчатой дубине, которую он постоянно носил с собой. Оргрим предпочитал тяжелый молот - традиционное оружие Чернокамня и упрощенную версию легендарного молота, который однажды должен был достаться ему. Двое мальчиков обменялись взглядами. Им не нужно было говорить, чтобы понять друг друга. Была ли эта штука, что создала такой сильный земной толчок, огромным расколокопытым с косматой кожей, из которой получались великолепные одеяла, и сочным красным мясом, которое могло накормить целый клан, или это было что-то более опасное?

Кто, на самом деле, обитал в лесу Тероккар? Они бывали здесь прежде всего один раз...

Они поднялись на ноги одновременно, их маленькие глазки всматривались в теперь уже кажущиеся им зловещие темные ветви близкорастущих деревьев в поиске источника шума.

Бум. Земля содрогнулась вновь. Сердце Дуротана начало биться быстрее. Если это был маленький расколотокопытый, то, возможно, они могли бы убить его вместе и разделить добычу между обоими кланами. Он посмотрел на Оргрима и увидел, что в его глазах светится волнение.

Бум.

Бум.

Хрясь.

Оба подростка задержали дыхание и начали отступать, поскольку шум звучал все ближе. Дерево всего в нескольких метрах от них раскололось прямо перед их глазами. Существо, которое наделало такой шум и так небрежно повалило древнее дерево, внезапно представилось их взору.

Оно был огромно, оно несло дубинку размером с их самих, и оно было определенно не расколотокопытым.

И оно видело их.

Оно открыло свой рот и проревело что-то невнятное, но Дуротан даже не собирался понапрасну тратить время, выясняя, что сказало это существо.

Обоим пришла одна и та же мысль, и мальчишки повернулись и побежали.

Теперь Дуротану было очень жаль, что они решили выбрать в качестве своего следующего состязания эту гонку, поскольку его ноги не оправились полностью от забега. Все же у его ног нашлись силы, ибо потребность в выживании открыла ему дополнительный запас энергии.

Как они забрели так далеко на территорию огров? И где был гронн? Дуротан представил себе одного из повелителей огров, прорывающего свой путь через деревья - возвышающийся над обычными ограми, как сами огры возвышаются над орками; выглядящий еще более отвратительно, чем любой огр; на теле которого больше земли, чем плоти; со своим единственным глазом, наливающимся кровью, пристально смотрящим на Дуротана и Оргрима и направляющим огра на них.

Он и Оргрим еще не доросли до того дня, когда их должны были приобщить ко взрослой жизни и им разрешалось ходить с воинами кланов на охоту на огров и, в редких случаях, на самих гроннов. Пока они ловили тех, кого их кланы считали менее опасными, талбуков и прочую легкую добычу, но Дуротан всегда мечтал о том дне, когда он встретится с этими страшными существами, дабы заработать честь для себя и своего клана.

Теперь же он не был настоль уверен в себе. Земля продолжала дрожать, а крики огра становились все более четкими.

"Круши маленьких орков! Мочи!" Рев, который следовал за этими словами, заставлял обтекать сердце кровью.

Существо нагоняло их. Несмотря на то, что мозг в панике отдавал приказы телу бежать быстрее, быстрее, черт тебя побери, Дуротану не удавалось сократить дистанцию между им и чудовищем, которое уже было так близко, что его громадная тень почти перекрывала тот слабый свет, что проникал сквозь ветви деревьев.

Тем временем сами деревья начали редеть, и свет становился все более ярким. Они были уже недалеко от края леса. Дуротан продолжал мчаться, он вбежал на открытые луга, но его ноги сами подкосились и упали на мягкую траву. Оргрим был впереди него, но не очень далеко. Дуротана охватило отчаяние, сопровождаемое приливом черной ярости.

Они еще не были взрослыми! Они не побывали на своей первой настоящей охоте, они не танцевали у огня с женщинами, они не умыли свои лица кровью своего первого противника, побежденного в честном поединке. Еще так многое не было сделано. Одно дело умереть славной смертью в битве, но они были побеждены отвратительным монстром, что делало их смерть скорее смешной, чем славной.

Осознание этого могло стоить ему драгоценных секунд, но неспособный сопротивляться этому порыву, Дуротан повернул свою голову, чтобы послать проклятия на огра прежде, чем тот превратит его в лепешку своей дубиной.

Но то, что он увидал, заставило его разинуть рот.

Их спасение пришло незаметно. Словно из воздуха тихо пронеслись синие, белые и серебряные линии. Дуротан услышал знакомый свист от стрел, несущихся по воздуху, а затем - огрские крики, но уже не гнева, а боли. Множество стрел, таких крошечных на этом гигантском бледном теле, торчали из монстра, что остановило его смертоносное приближение. Он вопил и пытался вытащить раздражающие его "дротики" из своего тела.

Прозвучал четкий голос. Даже не понимая язык, Дуротан признал властность слов, и по его спине пробежали мурашки. Внезапно небо озарила молния. Но она не была похожа на те молнии, которые призывали шаманы. Синяя, белая и серебряная энергия охватила огра, с треском циркулировала вокруг него и сжималась словно сеть. Монстр проревел снова и упал. Земля встряхнулась.

Это были дренеи. Их тела укрывала некая металлическая броня, отражающая прохладные оттенки магических энергий, ослеплявшие глаза Дуротана. Они слезли со своих элекков и подошли к упавшему огру. Поднялись клинки, было произнесено еще несколько приказов и команд, и Дуротан был вынужден закрыть глаза, иначе он бы сошел с ума от увиденного.

Наконец, наступила тишина. Дуротан снова раскрыл глаза, и увидел, что огр был мертв. Его глаза все еще были раскрыты, его язык был высунут из раскрытых губ, а его тело было покрыто красной кровью и черными обожженными отметинами.

Столь глубокая была тишина, что Дуротан мог услышать не только свое собственное неровное дыхание, но и Оргрима. Они посмотрели друг на друга, ошеломленные тем, что они только что увидели.

Они видели дренеи и раньше, конечно, но только на расстоянии. Они приходили, время от времени, в каждый клан, чтобы торговать своими искусно обработанными инструментами и оружием или декоративными камнями в обмен на толстые шкуры лесных животных, яркие шерстяные одеяла и сырую руду, добываемую из каменных жил. Это всегда было целым событием для кланов, но обмен всегда длился только несколько часов. Синекожие дренеи, неразговорчивые, устрашающие, не располагали к себе, и ни один лидер клана никогда не просил их остаться и разделить их гостеприимство. Отношения были радушными, но не близкими, и казалось, что никто не хотел менять этого.

К Дуротану подошел лидер группы, что прибыла на помощь столь неожиданно. Теперь Дуротан мог рассмотреть то, чего он никогда не замечал у дренеи издалика.

Их ноги росли не прямо из их туловищ. Они изгибались назад, как... как у талбуков, и заканчивались раздвоенными копытами. И... да, еще был толстый, голый хвост, которым дренеи размахивал туда-сюда. Теперь обладатель всего этого склонился над ним, протягивая сильную синюю руку. Дуротан еще секунду продолжал смотреть на непривычную для него форму ног дренеи и рептильный хвост, а затем поднялся без посторонней помощи.

Теперь Дуротан стал изучать лицо дренеи, его странную пластину на лбу, которая словно росла там, как броня. Темные волосы и борода спадали на красочную накидку, а его проникновенные глаза пылали цветом зимнего озера.

"Вы ранены?" спросил дренеи на общем оркском, его язык, очевидно, имел небольшие сложности с произношением гортанных слогов.

"Только моя гордость", услышал Дуротан бормотание Оргрима на диалекте его клана. Он также был немного уязвлен. Дренеи спасли их жизни, и он был, конечно, благодарен им за это. Но они видели, что два гордых оркских подростка бежали от опасности. Весьма допустимо, что та опасность была реальна - один удар гигантской дубины оставил бы от него и Оргрима два маленьких пятна - но все же.

Дренеи то ли сделал вид, что не услышал или не понял Оргрима, то ли это, в самом деле, было так; но Дуротану показалось, что тот слегка улыбнулся. Дренеи поглядел на горизонт, и Дуротан с тревогой отметил, что солнце уже садилось.

"Вы забрели слишком далеко от дома, а солнце отправилось в спячку", сказал их спаситель. "Из какого клана вы пришли?"

"Я - Дуротан, из Снежных Волков, а это - Оргрим из клана Чернокамня".

Дренеи был поражен. "Два разных клана? Вы бросили вызов друг другу, и для этого ушли так далеко от своего дома?"

Дуротан и Оргрим обменяли взгляды. "Да ... и нет", сказал Дуротан. "Мы - друзья".

Глаза дренеи расширились от еще большего удивления. "Друзья... из двух разных кланов?"

Оргрим кивнул. "Да". Он добавил, словно защищаясь, "Это не совсем по традиции, но это не запрещено"

 

.

Дренеи с пониманием кивнул, но он все еще выглядел удивленным. Он продолжал оценивать их еще мгновение, а затем обратился к двум своим компаньонам, пробормотав что-то на своем родном языке. Дуротан посчитал этот язык очень мелодичным, он звучал как журчание ручья или пение птиц. Два дренеи внимательно слушали, а потом кивнули головой. Один взял со своего пояса флягу для воды, выпил ее залпом, а затем побежал на юго-запад, где были земли Снежных Волков. Его бег был почти столь же плавным и быстрым, как у талбука. Второй помчался на восток, к клану Чернокамня.

Дренеи, который только что говорил с ними, вернулся обратно. "Они сообщат вашим семьям, что вы живы и здоровы. Вы вернетесь домой завтра. А пока я рад предложить вам гостеприимство дренеи. Меня зовут Ресталаан. Я - лидер охранников Телмора, города, с которым регулярно торгуют оба ваших клана. К сожалению, я не помню ни одного из вас, но, когда мы приезжаем на вашу территорию, юные орки немного избегают нас".

Оргрим ощетинился. "Я никого и ничего не боюсь"

Ресталаан немного улыбнулся. "Вы бежали от огра." Коричневое лицо Оргрима потемнело, а его глаза сердито вспыхнули. Дуротан немного опустил свою голову. Он боялся, что Ресталаан и другие стали свидетелями их позора, и теперь они будут их дразнить.

"Это", спокойно продолжил Ресталаан, как будто он не заметил эффекта, произведенного его словами на этих двух, "было мудро. Если бы вы не сбежали, мы отослали бы к вашим семьям завтра два трупа вместо двух здоровых, сильных подростков. Нет никакого позора в страхе, Оргрим и Дуротан. Только если ваш страх не будет мешать вам выбрать верное решение. А в вашем случае, побег был определенно верным решением ".

Дуротан потер свой подбородок. "Однажды мы вырастем и станем сильными. Тогда это огры будут бояться нас".

Ресталаан повернул свое спокойное лицо к нему, и, к удивлению Дуротана, он кивнул. "Я полностью согласен", сказал он. "Орки - могучие охотники".

Оргрим сузил глаза, ища колкость в сказанном, но так и не мог её найти.

"Ну", сказал Ресталаан. "Ночью в лесу Тероккар есть опасности, с которыми не хотят сталкиваться даже охранники Телмора. Давайте, пойдем с нами".

 

* * *

 

Хотя и будучи истощенным, Дуротан нашел в себе силы поддержать темп спокойного бега; он не мог позволить себе быть пристыженным дважды в один день. Пока они бежали, солнце уже опустилось за горизонт, показав поочередно свои великолепные темно-красные, золотые и, наконец, фиолетовые блики. Он время от времени смотрел на незнакомых ему дренеи, ему не хотелось казаться грубым, но любопытство все равно брало вверх. Он думал, что они увидят признаки приближения к городу - дороги, протоптанные бесчисленным количеством ног, факелы, освещающие дорожку, тени зданий напротив темнеющего неба. Но ничего этого не было. А поскольку они продолжали продвигаться, он почувствовал себя неуютно.

Что, если дренеи не хотели помогать ему и Оргриму? Что, если они собирались схватить их для последующего выкупа? Что, если они собирались сделать нечто еще худшее - пожертвовать ими какому-нибудь темному богу, или...

"Мы пришли", сказал Ресталаан. Он слез со своего элекка, сел на колени на землю и начал перебирать в сторонке листья и сосновые иглы. Оргрим и Дуротан обменялись перепутанными взглядами. Они все еще были в центре леса. Никакого города, никакой дороги, вообще ничего. Помощи ждать неоткуда. Они были превзойдены численностью, но они не собираются умирать без борьбы.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.