Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Глава первая: Свитки Элфенов




Сара Далтон «Черная корона» («Белый олень» - 3)

Перевод: Kuromiya Ren

 

 

 

Для смелых и отличающихся.

 

 

Биться за нас

Будет она.

Сердцем смела,

Сильна душа.

Пророчество древних Элфенов

 

Часть первая

Глава первая: Свитки Элфенов

Король и королева следили за мной стеклянными взглядами. Их глаза отражали свет в комнате Каза. Как дальше поступит король? Я знала его мотивы, я видела его страхи и читала мысли в дневнике. Он хотел вечной жизни и собирался пойти на все ради этого. Но когда он начнет действовать? Когда я начну свое путешествие, к которому меня подталкивала Эйвери? В комнате Каза я была окружена удобствами, предназначенными для него, - броней и оружием, мехами и книгами, письменными принадлежностями на прочном столе из красного дерева, - и была так близко к королю, но в тот же миг так далеко.

- Мей? – позвал меня Каз. – Я знаю, что ты любишь погружаться в раздумья, но сейчас не время.

Его голос вырвал меня из мыслей, и я подняла голову, чтобы посмотреть в его серебряные глаза. Они мерцали, искрясь весельем. И это тут же прогнало все мои тревоги, я улыбнулась в ответ.

- Ты победил меня, - напомнила я. – Всего два хода, и я могла бы победить.

Его глаза сияли, а уголки губ поползли вверх.

- Я же говорил, что выиграю.

Я покачала головой, подозревая, что он в тайне тренировался.

- Ты поразительно быстро учишься, - сказал Каз, убирая шахматные фигуры. – Всего пару недель назад ты только узнала правила.

Моя очередь улыбаться. Каз не знал, что у отца была книга о шахматах. Я давно знала правила, но у меня не было фигур и доски, чтобы играть в них.

Острая боль пронзила мою руку, я дернулась, хватаясь за обрубок, где раньше была моя правая рука.

- Что такое? – спросил Каз, тут же повернувшись ко мне.

- Немного боли. Все хорошо, - я прижала правую руку к себе, закрывая от взглядов. Я не привыкла, чтобы на меня смотрели как на птицу с перебитым крылом. Я привыкла быть сильной, а теперь оказалась слабой. И ненавидела это.

Придворный лекарь был поражен тем, как быстро я набиралась сил, вскоре я уже могла ходить, проводить время у себя в комнате, бродить по замку, делая вид, что смотрю, как они готовятся к свадьбе. Но нужно было сохранять осторожность, ведь лекарь каждый раз бормотал себе по нос, меняя бинты на моей руке, с подозрением поглядывая на меня.

Когда я почувствовала себя достаточно хорошо, я отправилась в конюшни к своему белому оленю Анте. Он гордо стоял среди лошадей, рога почти касались потолка. Словно лебедь среди куриц. Пока я шла к нему, я увидела Гвен и погладила ее по носу. Анта покачал головой и фыркнул.

- Да ладно тебе, - рассмеялась я. – Я же иду к тебе, не нужно ревновать.

Анта простил меня, стоило протянуть ему украденную с кухни мяту. Он прикусил мне пальцы, выразив так наказание за долгое отсутствие.

- И я рада тебя видеть, - сказала я. – Было так страшно видеть тебя раненым. Нет, такое больше не повторится. Этого никогда не случится. Я не позволю.

Белый олень принюхался к моим повязкам.

- Знаю, друг. Ты не поверишь, если я расскажу тебе, что случилось, пока меня не было рядом с тобой. Вряд ли хоть кто-нибудь поверит. По словам Эйвери, меня проверяют предшественники, как-то так. Видимо, они хотят меня видеть такой – однорукой девочкой с магией. А ты как думаешь? Ты ведь мой страж? Ты ведь защитишь меня в этих проверках?

Но Анта сопел и искал в моей руке еще мяты. Он был одной из величайших загадок в моей жизни. Верный друг. Он пришел ко мне, когда я родилась, и оставался по эти дни.

Конюх, Треов, подружился с Антой, и я была уверена, что о моем страже, друге, любимце Анте позаботятся

Видение из замка, где я видела его раненым, ранило меня, и Водяной так, видимо, пытался свести меня с ума. Хвала богам, он все же умер.

- Мне нужно идти, - сказала я Казу. - У тебя опять примерка платьев?

- Боже, Мей. Я ношу не платья. Это мантия для церемонии.

Я фыркнула.

- Как по мне, это одно и то же.

- Тогда у тебя я об этом спрашивать не буду, - весело отозвался он. – Но да, меня ждет еще час пыток булавками Эстер.

Я склонила голову.

- Бедняжка. Тяжелая у тебя жизнь.

- Тебе смешно, а я бы лучше побегал за Водяным в лесу Ваэрг, чем готовился к свадьбе.

Улыбка увяла. Каз вскоре женится на другой. Он не знал, что я убила Водяного, что это я – рожденная с мастерством, у меня оставалось мало времени, чтобы сказать ему.

- Тогда я оставлю тебя с Эстер. Вы ведь скрываете свои чувства друг к другу, - я заставила себя рассмеяться.

Каз скривился.

- Лучше иди, пока я еще не думаю о чем-то мерзком.

Я улыбнулась и выскользнула за дверь, чуть не сбив пожилую Эстер, что собиралась тыкать в Каза булавками. Ее строгий вид заставил меня подвить смешок. Я завернула за угол, удаляясь от Каза и Эстер. Внутри разрасталась странная пустота, она часто охватывала меня, когда я оставалась одна. Дворец кипел жизнью, и только я в нем была одинока. Из Цины прибыло больше стражей, ведь гости съедутся со всего Эгунлэнда.

Были даже гости с севера – высокие серьезные мужчины с длинными волосами и светлыми бородами. Они были в мехах, несмотря на теплую погоду.

Когда прибыла знать из Хэдалэнда, я следила за ними с острым интересом. Семья отца ведь была из Хэдалэнда, я хотела побывать там. И это точно случится, если Бердсли не ошибся насчет Сихранов. Я заметила, что их язык звучал сложно, хотя я знала пару слов от отца. Он почти не помнил язык, но несколько фраз мне передал. И все они звучали резко. Словно я злилась.

А вот их одежда мне понравилась: яркие цвета и шелка. Они элегантно обернули ими тела, плотно, но это не мешало движениям. На головах женщин мерцали драгоценные камни, намекающие на шахты в их краях. Их кожа была цвета кофе, а губы – полные и чувственные. Они были прекрасными и необычными, от них пахло апельсином, я хотела узнать о них больше. Я ведь была их частью, но даже не знала, получится ли у меня познать их.

Я решила прогуляться по лабиринту в саду, чтобы поискать место, где я убила Водяного. Я проскользнула сквозь толпу. Никто не замечал слуг, а я оделась в их форму. Я скрыла от них раненую руку, обрубок, утраченную часть, которую мне уже не вернуть. Оказавшись на том месте, я вспомнила все: огонь, рев умирающего монстра, острая боль в руке. Я отступила на шаг и поспешила во дворец, стараясь идти привычным шагом.

Вечером в мою комнату пробрался Каз с ужином.

- Ну как с Эстер? – спросила я.

Но Каз был серьезным, таким же задумчивым, как я весь день.

- Скучать по лесу – безумие? – спросил он. – Не по монстрам или Ибенам, а по кострам и сну на ветках…

- Не безумие, - отозвалась я. – И я тоже скучаю.

- Я боюсь, - сказал Каз.

- Леса Ваэрг? – спросила я.

- Нет, не его, - он не смотрел мне в глаза, впившись зубами в кусок сыра.

- Тогда чего?

- Брачной ночи. Я боюсь. Я подозреваю, что, хм, моя суженая не так и влюблена в меня. И, и… думаю, я поспешил с выводами. Она хорошая. Она очень красивая, но…

- Что? – мое сердце колотилось.

- Когда мы вместе, это неправильно. Я не могу быть с ней самим собой. Я не могу найти общие темы для разговоров.

Я долго думала перед ответом.

- Хочешь сказать, что не любишь ее?

- Да, - сказал он. – То есть, нет. Я просто не знаю ее. Любовь придет. Должна.

- А если бы тебе не нужно было на ней жениться? – спросила я.

- Даже не знаю, - отозвался он. – Думаю, я хотел бы узнать, что в ее сердце.

- Ты можешь. Но это было бы проще, не будь вы помолвлены. Тебе приходится говорить с ней. В этом-то вся проблема.

- Наверное, - сказал он с улыбкой. – Но она все равно красивая.

Я закатила глаза.

- Красота – это еще не все.

- Конечно, нет. У женщин множество прекрасных качеств. Ты… у тебя множество прекрасных качеств.

Я съежилась. Я не хотела, чтобы он снова завел разговор, что я стала бы хорошей парой сыну пекаря или кузнеца.

- Уже поздно и я устала. Тебе пора уходить.

- Конечно, ты права. Прости, Мей. Завтра придешь поиграть в шахматы?

- Конечно, - ответила я. – Всегда, когда ты не занят подготовкой к свадьбе.

- Для тебя я всегда свободен. И ты это знаешь, - сказал он. В его глазах вспыхнули эмоции на миг. Я замерла, не ожидая такой реакции.

- Каз? – позвала я, его рука коснулась дверной ручки.

- Да?

Я запуталась. Я позвала его, не подумав.

- Надеюсь, у вас с Эллен все наладится.

- И я, - отозвался он. – Должно наладиться. От этого зависит судьба королевства.

Он ушел, и я поняла, что он думает, что ответственность рожденной с мастерством близка к его. Я откинулась на подушки и уставилась на обрубок. Казу нравились красивые девушки. А если я скажу ему правду, ему придется жениться на калеке. Я ударила по простыни левой рукой. Почему я не послушалась Эйвери, Аллертона, Саши? Послушайся я Сашу, всего этого не случилось бы. Но оставалось лишь одно. Я должна была отыскать в себе силы сказать Казу правду. Я должна была отогнать страх. Слишком многое на кону. Если я хочу остановить короля, мне нужна помощь Каза. Я не смогу сделать все одна.

* * *

Утром я проснулась от стука в дверь и удивилась. Стук не умолкал, и я встала с кровати, протерев глаза.

- Иду я, иду. Да что во всем Эгунлэнде…? – ворчала я.

За дверью стоял Каз. Он был бледным, а глаза покраснели. Он смотрел на мою ночную рубашку, и я поняла, что одета неправильно. Я быстро спряталась за дверь.

- В чем дело? – спросила я.

- Бердсли, - ответил Каз. – Он очень плох. И вряд ли протянет долго.

Я застыла.

- Ч-что? Но ты же сказал, что он был счастлив, когда замок… ой… о, нет, - в последнем видении с Бердсли он рассказал мне об Угольном камне. Он рассказал о племени под песками Анади, о свитках в его кабинете. Я помнила нехорошее предчувствие. Вот к чему оно было.

- Одевайся и приходи в его комнату. Он хочет тебя видеть.

Я кивнула и закрыла дверь. Сердце грохотало в ушах. Я могу ему как-то помочь? Могла ли я этому помешать? Я путалась в одежде, одной рукой одеваться было сложно.

Коридоры были полны гостей, идущих завтракать, я проталкивалась сквозь них. На меня смотрели сверху вниз. Некоторые глазели на мой обрубок. Я спешила, не обращая на них внимания.

Печи и механизмы притихли, земля в чаше пульсировала, наполненная моей кровью. Я спешила к комнатам Бердсли. Голосок в моей голове повторял: свитки. Мне не нравилось думать о них, ведь Бердсли умирал, но я могла получить их. Я покачала головой. Сосредоточься на друге.

Дверь его комнаты была открыта. Я прошла мимо стопок бумаг и заваленного стола в комнатку за кабинетом. Король ужасен, так держать своего полезного слугу, да еще и на нижнем этаже. Воздух здесь был спертым. Конечно, Бердсли было плохо.

Когда я пришла, здесь были лишь лекарь, королева и Каз. Короля не было, хотя Бердсли столько для него сделал. Во мне вспыхнул гнев. Ужасный миг я хотела создать огненный шар, но я представила воду и успокоилась.

Старик лежал на простынях, отвернув от них бледное лицо. Его руки лежали по бокам, на них проступили вены. Он дышал с хрипами.

Я подбежала к нему.

- Бердсли.

- Здравствуй, милая. Рад тебя видеть, - он погладил мою руку.

- Простите…

- Ну-ну, - покачал он головой. – Ты не виновата в моей старости.

- Пить хотите?

- Это было бы кстати, - сказал он.

Я подняла чашку и прижала к его губам.

- Мне жаль твою руку, Мей, - сказал он. – Я должен был прийти к тебе.

- Все в порядке.

- Нет. Я старик, а старики умирают каждый день. А ты совсем молодая. Девушки не должны терять руку, - глаза Бердсли скользнули по другим в комнате. – Можно поговорить с Мей наедине?

Королева кивнула и увела за собой остальных. Каз не скрывал удивления, глядя на меня. Мои щеки стали теплыми, однажды я объясню ему. Скоро.

- Я хотел позвать Эллен. Но что-то подсказало мне, что я должен поговорить с тобой.

В горле пересохло.

- О чем вы говорите?

- Забавно, но я подозреваю, что это ты – рожденная с мастерством, а не девочка, что вот-вот выйдет замуж за принца, - его лицо ничего не выражало, он разглядывал мое лицо. Щеки горели, я не могла держать себя в руках. – Думаю, я прав. Странно, но мне словно кто-то нашептал это на ухо во сне.

Видимо, Эйвери.

- Прошу, не говорите никому, - попросила я.

- Бедняжка. Я и не успею. Я едва могу говорить с тобой.

- Это о свитках? – спросила я.

Взгляд Бердсли смягчился.

- Конечно. Ты уже знаешь. Я не спрошу, откуда. Уже не успею. Мир огромен, а я скоро его покину, я не буду думать сейчас о тайнах. Свитки скручены и спрятаны в моей трости. Скорее. Достань их.

Я подняла трость, стоявшую у стола. Бердсли кивал, а я откручивала рукоять. Левой рукой это было сложно. Я удерживала трость коленями.

- Вот так. Скорее, пока они не вернулись. Спрячь свитки в карман. Они маленькие. Храни их, Мей. Не дай никому их увидеть. Я перевел, сколько мог. Ты должна найти тех, кто знает язык Элфенов.

- Борганы, - сказала я. – Защитники мастерства.

- Тебе знать лучше. Ты ведь рожденная с мастерством, - сказал Бердсли. Он тяжко вздохнула. – Я так давно этого ждал. Но мой долг исполнен. Теперь все в твоих руках, Мей. Ты должна остановить короля. Ты знаешь, что он хочет сделать?

Я кивнула.

- Угольный камень. Он хочет бессмертия.

Лицо Бердсли стало спокойным.

- Теперь я могу уйти. Я могу найти свою семью в загробной жизни. Если бы я мог сделать это раньше. Если бы я могу помешать ему, когда был шанс. Все если, да но. Не стоит путаться в этих «если», Мей. Не позволяй сожалениям заполнить тебя.

Он закашлялся, я дала ему еще воды. Остальные вернулись в комнату, мы были рядом с ним до конца. Каз сидел рядом со мной, сжимая мою руку. Его лицо было серьезным, он скрывал слезы, хоть и знал Бердсли всю жизнь. Я знала, как сложно прощаться. Я повернула голову к Казу и увидела в дверях Эллен. Ее щеки покраснели, когда она заметила мой взгляд, она отвернулась. Я, конечно, заметила, что Эллен меня ни разу не посетила. Может, она понимала, что это из-за нее.

Бердсли уснул. Я надеялась, что так он умрет безболезненно. Я надеялась, что он обретет покой. Часть меня была рада, что он не страдает. Но гораздо большая часть меня печалилась, что уходит из жизни мой друг. Но он оставил мне кое-что, и это было важнее, чем все, что он знал.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.