Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Глава шестая: Предательство во дворце





Казимир

Сон бывает только в детстве. Придворные в Цине не спят. Мы крутимся на кровати, пытаясь избавиться от кошмаров. Я спал нормально в последний раз в лесу Ваэрг. А теперь мне снился отец, хотя и она тоже.

Я думал, что она была мне сестрой, которой мне не хватало. И ошибся. Может, было уже поздно. Было поздно всему случиться. Я раскаивался за то, что не пробился через ее защиту и не дал понять, что не враг ей. И теперь мы были разбиты. Она далеко.

После суеты в замке из-за свадьбы здесь теперь казалось слишком тихо. Конечно, гости уехали. А я и не осознавал, как она оживляла меня. В углу комнаты стояли шахматы. Им тоже было грустно без нее.

Я переоделся и проскользнул мимо стражи, пропустив завтрак, и направился в сад. Солнце утром было ярким, но еще не грело, повсюду виднелись цветы.

Служанка мамы, бледная девушка с косичками, поспешила ко мне и сунула мне в руку кусочек бумаги.

- Клара? – сказал я. – Что-то случилось?

Она не ответила и поспешила прочь, шаркая ногами.

Я развернул листок, сердце забилось быстрее.

Встретимся в колокольне днем.

Твоя мама.

Я нахмурился. Почему не в лабиринте? Что-то не так. Я отправился к замку, решив узнать, что ее тревожит. Я пошел к ее покоям, но ее там не было. Стражи толком ничего не сказала. Короля и королевы не было. Кто-то говорил, что королева уехала кататься, кто-то – что она с визитом в Цине. Отец якобы охотился. Но тогда в замке было бы больше суеты. Повара тогда готовили бы особый ужин. Стражи искали бы вино. А еще охраняли бы ворота. Я бы это заметил.

Я решил проследить за служанкой мамы. Она должна точно знать, что происходит. Клара всегда была рядом с ней. Она отсутствовала только в лабиринте. Мне всегда казалось, что мама могла найти себе служанку и получше. Эта же напоминала мышку, она даже не изменилась, хотя уже десять лет работала во дворце. Порой мне казалось, что мама замечает брошенных. Она берет их под своей крыло и вскармливает. Так она помогла бы и Мей.



Я проследовал за ней в библиотеку. Мысли путались, я боялся за маму. Двери библиотеки загудели. Здесь было пыльно. Комнату нужно проветрить. Я жил в развалинах, а не замке, и семья была такой же. Мы были слабыми и разбитыми. Отцу бы стоило бояться восстания, а не искать бриллиант.

Полки были пустыми. Я шел по этажам, методично проверяя каждое крыло. Я что-то вспоминал. Мама говорила о тайных ходах, один такой вел из ее комнаты прочь из замка. Может, она пряталась там. Я насторожился. Тогда она чувствует опасность. Я замер в просторном зале, оглядываясь. Вдалеке слышались шаги, а потом молчание. Я обернулся, но никого сзади не было.

Меня преследовали.

Я глубоко вдохнул и пошел дальше, пытаясь скрыть настороженность. Нужно убежать от преследователя и найти маму. Нервы были на пределе. Инстинкты кричали, что нужно бежать, но куда? Рука коснулась меча. Я был вооружен, готов к схватке с Линдоном.

Я тихо шел по коридору, касаясь занавесок на окнах. Я прислушивался к шагам. Они росли в этом замке? Они знали эти стены, как их знал я? Я резко повернул направо и поспешил на первый этаж к комнате Эллен. Между комнатами была дверь. Я мог пройти через нее, скрыться в комнате Эллен. Я ускорил шаги, пользуясь тем, что на ступеньках я был один. Преследователь отстал, чтобы не выдать себя.

Я прошел к комнате для гостей, проник в дверь между ними, сделал круг в коридоре. Я скрылся за углом, слушая, как преследователь идет не в ту сторону. Он прошел, и я вернулся в зал и тихо постучал в дверь Эллен три раза. Ее лицо было бледным.

Я прижал палец к губам.

- Что такое? – прошептала она, двигаясь ко мне. Она была в простом платье. Платье служанки.

- За мной следят, - ответил я. Только теперь я заметил, что на лбу проступил пот. – Что-то не так. Я не смог найти ни короля, ни королеву.

- Думаешь, он ее похитил?

Сердце сжалось.

- Нет. Нет, он не мог. Зачем? Служанка матери дала мне записку, что нам нужно встретиться в полдень в башне.

- И? – спросила Эллен.

- Мы никогда не встречались в колокольне. Мы ходили по саду, это было не так подозрительно. Что-то не так. Еще и меня преследовали. Думаю, нам нужно уходить.

- Почему? – в ее глазах плескался страх.

- Потому что если придется убегать из замка, я не успею вернуться за тобой. А отец убьет тебя, если найдет.

Я направился к двери, Эллен не отставала. Я оглянулся, проверяя, хватит ли у нее сил. Ее лицо было напряжено, но я видел за этой маской, что она была напугана, все еще страдала от ран. Нужно быть осторожными.

Мама учила меня. Она говорила, что однажды отец окончательно сойдет с ума из-за власти. Она показывала мне и Линдону, как сбежать. Но остался только я. Она уже не верила в Линдона. Он стал пешкой отца.

Я слышал шаги преследователя, но в зале было тихо. Я взял Эллен за руку и повел по коридорам, постоянно поворачивая, чтобы сбить преследователя с толку. Я заходил в комнаты и использовал смежные двери, пока не добрался до моей комнаты и покоев матери. На дверях был особый замок, сложный механизм, что Бердсли установил по просьбе матери. Она не зря тревожилась.

Я уже был здесь сегодня, потому уже не ждал, что найду там маму. Но я повернул кольца на внутренней стороне двери, это открыло потайную дверь в ванной.

- Что ты делаешь? – спросила Эллен.

Последнее кольцо встало на место.

- За мной, - ответил я.

Мы прошли в ванную, где на месте огромного зеркала открылся проход. Эллен вскрикнула и подбежала к проему, чувствуя ветерок. Я вспомнил о ее красоте, но она уже не увлекала меня. Я просто не двигался.

- Идем, нужно найти маму, - я прошел в туннель и закрыл за нами дверь. Схватив факел, я зажег его спичкой. Хорошо, что все было готово.

Мы шли в тени по тайному ходу в старом здании. Мое сердце замирало от страха и билось почти в горле.

- Это тайный ход королевы? – тихо спросила Эллен.

- Если она прячется, то только здесь, - я не оглядывался. Я шел только вперед.

- Зачем ей прятаться? – спросила Эллен.

- Отец. Он что-то планирует, какое-то нападение. Он хочет, чтобы трон был его, а на пути стою я. И мама.

- Но… зачем трогать наследника? Ему нужен наследник. Начнется война, если он умрет без наследника.

- Есть еще Линдон, - напомнил я.

- Никто не воспримет его всерьез, - сказала она. – Люди восстанут.

- Они боятся отца. И он не намерен умирать.

- Что ты…?

Она не договорила, послышался стон. Я содрогнулся и побежал, забыв об окружении и Эллен. Я должен был узнать, была ли это мама.

Я увидел Клару. Ее волосы промокли от пота, на коже виднелся воск. Ее глаза расширились от ужаса. Она преградила мне путь.

- Что случилось? – осведомился я. И попытался заглянуть ей через плечо. Она раскрывала рот, но ничего не сказала. – Говори!

- Казимир, - голос принадлежал не Кларе, но он был хриплым. Слабый шепот. Дыхание умирающего.

Нет.

Я обошел Клару и увидел маму, лежащую у стены. Ее кожа позеленела. Губы были сухими, потрескались и кровоточили. Ее голова склонилась, а глаза были едва открыты. Я опустился рядом с ней на колени, дыхание перехватило, тепло оставило меня. Я остыл. Я не мог говорить.

- Казимир. Я смогу пролить последнюю слезу радости. Я хотела бы увидеть тебя снова, - она задыхалась.

- Не говорите, Ваше Величество, - перебила ее Клара. – Вы истощаете себя.

- Я должна, - сказала она. – Должна говорить. Так много… нужно сказать, а времени… совсем нет. Каз, твой отец знает, что я шпионила. Он допросил моих… советников, - она моргнула и попыталась взять себя в руки. Я оставался замерзшей статуей. Протрясенный. Я хотел взять ее за руку, но не мог пошевелиться. – Яд. Я не видела… я должна была… где он?

Я пытался что-то сказать. Кровь шумела в ушах.

- Нет времени, Казимир…

- Он ушел, - прошептал я. Горло пересохло. Кровь шумела. – Стражи не знают.

- Он ждет тебя. В колокольне… ловушка. Два случая в один день. Нагло. И кто-то явно собирается сбросить мое тело с башни… когда ты придешь туда, пытаясь… меня спасти, - она судорожно выдохнула. – Ты должен уходить. Я умру здесь. Он не узнает.

Еще вдох. Мое сердце разрывалось из-за этого звука.

- Он не узнает, где мое тело. Эгунлэнд не узнает. Нет похорон – нет доказательств. Клара уйдет с…

- Я останусь с вами, - сказала Клара. Ее взгляд был уверенным. У мышки оказались силы.

- Кто-то должен убедиться, что Казимир сбежит невредимым, - возразила мама. – И ты права. Король тебя допросит.

Она покачала головой.

- Нет. Я не выйду отсюда.

Мама повернулась ко мне. Ее рука вцепилась в мои пальцы. Я не чувствовал прикосновение. Я застыл. Я падал в пустоту, осталась лишь оболочка.

- Клара была в конюшнях. Лошади… ждут. Иди, Каз. Найди Мей. Только она нас спасет. Только… мастерством, - ее глаза закрывались, я все же пришел в себя, и меня тут же сковала боль.

- Нет! Не бросай меня, - я крепко сжал ее руку. – Мама.

- Ты вырос хорошим, - пробормотала она. – Жаль, с Линдоном не вышло. Нужно было убрать его… от короля.

- Знаю, - я прижал ее ладонь к губам. – Не уходи.

- Я бы не ушла. Но выбор сделан. Мое время… истекает… Казимир, тебя любят.

Голова мамы опустилась, я едва чувствовал, что меня оттаскивают от нее. Клара и Эллен уводили меня. Я споткнулся. Мир расплывался. Факел был на полу, потом перед моими глазами, в руках Эллен. Она говорила. Но слова уносило море. Море. Я говорил Мей, что хочу отвести ее к морю. Мама бы обрадовалась, узнав, что я люблю Мей.

Шаги. Мы поднимались по ступенькам, открылась дверь. Эллен толкнула меня. Я должен был забыть о ее теле на земле, оставшемся гнить в туннеле. Никаких похорон, цветов. Никакого огня.

Огонь был на похоронах отца Мей. Я дал ей монету, и что она обо мне подумала? Богатый и высокомерный. Я потерял их обеих?

Мы добрались до двери, Эллен боролась с рычагом. Я потянулся, чтобы помочь ей, и почти упал. Отец думал, что это сойдет ему с рук? Я убью его. Я должен пойти в колокольню и убить его своими руками.

- Его там не будет, - сказала Эллен. – Там будут его стражи. Ты ничего не добьешься.

И тут я понял, что говорю вслух. Мир становился четче. Резкий запах канализации вернул меня в реальность. Я потянул рычаг. Дверь открылась, и в проем проник солнечный свет.

- Туннель выходит к конюшням, - сказал он. – Я помню. Мама показывала мне. Учила меня сбегать. Сюда.

Я опустил голову, пока мы шли к конюшням. Мир все еще был в тумане, голова болела, грозясь расколоться. Я заставлял себя двигаться. Из-за моей семьи больше никто не погибнет. Я должен защитить Эллен, это двигало меня вперед.

Меня было легко узнать, но и мое появление не было необычным. Я должен был избегать стражей, ведь их мог послать король. Мы прошли в конюшни сзади, я надеялся, что во дворе стражи не будет.

Теперь я знал, что чувствовала Мей, увидев тело своего отца. Я понимал ее боль. Я чувствовал ее. Я знал, что теперь мир навеки изменился. Мы повернули за угол, и мне пришлось опереться о стену, чтобы не упасть. Меня заметил конюх. Я знал его. И его имя.

- Ваше Высочество, я приготовил коней.

Моя верная Гвен опустила голову и уткнулась носом в мою грудь. Она знала. Она чувствовала, как болит мое сердце.

- Спасибо, - выдавил я.

- Стойте, нас должно быть двое, - мальчик, Треов, сказал мне.

- Ты подготовил двух лошадей, - ответил я.

- Да, одну для меня, одну – для вас, - сказал он.

- Ты идешь с нами?

- Я не могу остаться, - ответил он. – Возьмите эти плащи и укройтесь ими. Я постараюсь поскорее подготовить кобылицу.

Я передал плащ Эллен, а второй набросил на себя. И поднял взгляд к небу. Утреннее солнце было теплым. Скоро полдень, отец узнает, что меня не убили.

Пара мгновений, и я помог Эллен взобраться на лошадь, залез на спину Гвен, и Треов пришел с серой кобылицей. Мы кивнули друг другу и отправились к воротам.

- Наденьте капюшоны, - приказал Треов. – Нам не нужны проблемы, а они узнают кронпринца. Мне жаль, что все так случилось. Я был верен вашей матери.

- Она бы поблагодарила тебя, - сказал я, но слова вырвались сами по себе.

- Опустите головы. Вас могут выдать глаза.

Треов ехал первым, а мы – за ним. Сердце колотилось, Гвен чувствовала мое напряжение, покачивая головой. Врата открылись, и я выехал. Гвен покинула пределы Цины, и я не сдержал слез. Я бросил ее. Мама осталась в грязных туннелях, а я ничего не мог с этим сделать. Случилось худшее. Она умерла, мне придется действовать без нее. Я должен продолжать, понимая, что теперь я не сын, а простой человек.

 

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.