Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Глава седьмая: Зов леса Ваэрг





Казимир

Треов не сбавлял темп. Эллен ехала рядом со мной, ее накидка развевалась за спиной. Я напоминал, что нужно держаться за поводья Гвен, но сознание тонуло в горе.

Когда конюх спросил нас, куда мы поедем, я знал только одно место, где можно найти Мей, - в лесу Ваэрг. И мы отправились туда по мелким тропам, избегая главных дорог, держась подальше от реки Сверны. Мы приближались к колючим ветвям, а я уже хотел затеряться в ветвях леса Ваэрг. Видимо, виной была боль в сердце.

Ветер хлестал щеки. Копыта стучали по грязи. Мы остановились для привала. Еды и воды было мало. Треов запас их только для двух путников. Вскоре придется охотиться. И найти питьевую воду. Быстрым темпом мы доберемся до леса Ваэрг меньше, чем за день, но там еще нужно отыскать лагерь Борганов, куда должна была направиться Мей. Она покинула Цину с раненым оленем. Ей нужна помощь. Ей нужна Саша. Но Саша говорила, что лагерь перемещается, чтобы укрыться от незваных гостей. А если Мей не найдет его? А если мы так и будем скитаться по лесу Ваэрг?

Мы отправились в путь. Дождь остудил кожу и промочил тунику. Но он скоро кончился, и снова солнце озарило небо. Гвен быстро высохла, пот на ее шерсти оставался кристаллами соли.

Три безмолвных странника на лошадях. Слышался только топот копыт. Все мы скорбели. Мы потеряли нашу мать. Королеву. Что будет без нее? Начнется гражданская война? Если люди будут подозревать отца, то могут восстать. Но и у них были свои сложности. Хватит ли им силы духа на это? Хотят ли они, чтобы вместо отца на трон взошел я?

Что со всеми нами будет?

Очередная остановка. Треов развел костер и подстрелил зайца. Мы жевали жесткое мясо, а лошади щипали траву. Эллен грелась у костра, потирая руки от холода. Огонь отражался в ее глазах. Когда Треов ушел за хворостом, она повернулась ко мне.

- Это не твоя вина, - сказала она. – И я… мне не нравятся парни, - она покраснела, отведя взгляд. – Я подумала, что ты должен знать. Я тебя не любила. Мне… нравится… другой пол.



Я не сразу понял ее слова, пребывая в тумане.

- О, я не знал, - отец однажды сказал мне, что такие желания были грехом. Но я всегда знал, что моему стражу больше нравятся парни, а потому не обратил внимания на слова короля. – Надо было сказать это раньше. Я не стал бы заставлять тебя.

- Нам всем нужно было рассказать все, - сказала она. – Но секреты сейчас – меньшая из проблем.

Я кивнул.

- Так и есть.

Треов вернулся с охапкой хвороста.

- Этого хватит на несколько часов. Отдохнем и в путь. Если стражи ищут Мей, то они могут заметить нас и отвести вас обратно во дворец, - он взглянул на меня. – Нельзя, чтобы это случилось. Король уже должен понять, что вы сбежали.

Я поежился. Король. Убийца моей мамы. Он мне уже не отец. И никогда им не станет.

- А если он найдет королеву? – тихо сказала Эллен.

Я вцепился в накидку и ответил:

- Насколько я знаю, ему не известно, что у мамы был свой тайный ход. Но он может его обнаружить. Не хочу об этом думать. Надеюсь, мы успели оторваться. И разрушить его планы с ее смертью. Если у народа возникнут подозрения, он может и не удержать Эгунлэнд в своих руках.

- И вы будете состязаться с ним? – спросил Треов.

Я уставился на огонь, распахнув глаза, их обжигало жаром, они слезились. Боль отвлекала от страданий в душе.

- Еще не знаю.

- Никаких претензий, вы ведь только что потеряли мать, но получили целую страну, - продолжал он. – Вы ведь не позволите убийце остаться на троне?

Я крепче сжал края накидки.

- Оставь его в покое, - прошипела Эллен.

- Но он кронпринц. У него есть долг, - настаивал Треов.

- Я сделаю все, лишь бы свергнуть его, - процедил я сквозь сжатые зубы. Я такого еще не чувствовал. Ужасно. Отвратительно. Я впервые ощущал настоящую ненависть. О, раньше я уже говорил об этом чувстве. Я ненавидел брата и отца, но не знал, как это по-настоящему. Мама учила меня любить даже тех, кто плохо ко мне относился. – Я свергну их обоих. Линдон не выживет. Никто из них не выживет.

Треов и Эллен не проронили ни слова. Мы уснули ненадолго. После перерыва мы продолжили путь, засыпав костер землей. Огонь под ней еще дымился.

* * *

Мей

Анта вытягивал шею и мчался вперед. Он перепрыгнул низкий забор, я цеплялась за бока ногами. Я чуть не рухнула, когда он приземлился, я слышала, как кровь шумела в ушах. Позади был слышен топот копыт, но не быстрый. Они нас еще не увидели, но могли слышать. Они пытались понять, куда мы направляемся, судя по крикам. Я повернула Анту налево к поляне. Я не знала местности. Я пыталась вернуться в лес Ваэрг, но все поляны выглядели одинаковыми.

Удача была на моей стороне. В конце долины обнаружился ручеек. Анта побежал вдоль него, а потом спустился в воду. Было достаточно глубоко, мне доставало до колен. Это собьет со следа собак. Мы поспешно выбрались на другую сторону. Не было ни седла, ни поводьев, и я цеплялась за мех Анты рукой и ногами. Я замерзла, устала, тело окоченело. А с собой у меня были лишь свитки и блокнот. Босые ноги были оцарапаны о колючие ветви, мимо которых мы пробегали. Анта фыркнул, мы снова ускорились.

- Нужно отдохнуть. Я знаю.

Впереди был не лес Ваэрг, но небольшой подлесок. Мы сможем там укрыться. Нам нужна еда. Нужно разобраться с ранами Анты. Мы бежали целый день. Я не могла так издеваться над своим оленем. Уже не было слышно топота копыт. Пора нам отдохнуть. Но я сомневалась. Не потому, что хотела убежать подальше от Цины и стражи короля, но потому, что если остановлюсь, буду думать обо всем случившемся.

О том, как покинула Цину. Использовала силу на глазах у всех.

Перед Казом.

Теперь он знал все. Он знал, кто я такая, знал, что я соврала ему. Что я соврала всем.

И бросила огненный шар в его отца.

Анта уже не бежал, а шел, приближаясь к лесу. Я расслабила мышцы, наверное, впервые после плена. Я положила ладонь на его мех, чувствуя тепло. Он слишком долго бежал. Он едва дышал.

Я уткнулась головой в его шею.

- Прости, малыш. Они хотели убить нас, убить тебя, - я заметила стрелу в плече Анты. И содрогнулась от ярости.

Мы нашли укромное место для привала. Я соскользнула с Анты, стараясь не задеть его раны. Впервые получилось с него слезть. Я осторожно погладила его мех, шепча, когда он задрожал. Ран было несколько, самая опасная была в плече. Я должна вынуть стрелу, но боль будет для него пыткой. И одной рукой это будет сложно.

- Обещай не дергаться, Анта. Я знаю, ты меня понимаешь. Эйвери говорила, что ты волшебный и умный. Так докажи это.

Я быстро собрала травы и мох, что нашелся поблизости. Вариантов почти не было, приходилось работать с этим, но я надеялась хотя бы унять кровотечение.

Я схватилась за стрелу левой рукой. Анта застонал.

- Тише, малыш. Прости. Но нужно потерпеть, - он уткнулся в мою ногу. – Можешь укусить меня, если это поможет.

Я досчитала до трех и потянула стрелу изо всех сил. Анта напрягся. Он повернул морду, выдыхая пар. Но он терпел. Он молчал. Я скривилась, а стрела зацепила плоть и сделала рану хуже. Вытащив стрелу, я принялась за саму рану.

- Уже лучше, малыш, - я гладила его шею. Он дрожал. – Все кончится.

Он осторожно опустился на колени, я последовала за ним. Нам нужен был сон, мне – его тепло. Я легла рядом с ним, уткнувшись головой в его мех.

Я проснулась от влажности на шее. Резко заморгала, подозревая, что это дождь падает с веток, но ночь была теплой и сухой. Без дождя. Я коснулась меха Анты, рука промокла. Он потел, его кожа была горячей. Я ничего почти не видела в темноте. Не могла его проверить. Я опустила голову и отключилась.

Когда я проснулась, Анта стоял, опустив голову. Он тяжело дышал и вел себя так, словно ему было плохо. Он боялся и тревожился. Я коснулась его меха. Он все еще был мокрым и горячим.

- Что такое, малыш, - прошептала я, проверяя его белую шерсть, что светилась на солнце. Я увидела темные пятна там, где были раны от стрел. Тонкие темные вены.

Живот скрутило, я отшатнулась. Отравленные стрелы. Этот подонок стрелял в Анту отравленными стрелами. Нет. Быть того не может. Я схватилась рукой за голову, Анта нюхал мои волосы. В глазах появились слезы. Этого не могло случиться.

Только не Анта.

Я отмахнулась от этой мысли и взяла себя в руки, вспоминая все о ядах. Если я смогу довести Анту до леса Ваэрг, мы доберемся и до лагеря Борганов. Вспоминая о техниках выживания, которым меня учил отец, я принялась собирать разные полезные травы.

- Съешь это, малыш, - я сдерживала слезы, поднеся руку к его морде. Он съел смесь трав, что должны были сбить температуру. Я смазала раны мазью, чтобы раны не воспалялись. Я не могла на нем ехать. Придется идти в лес Ваэрг пешком. Я напряглась. Найти лес Ваэрг теперь будет сложно. А еще нужно найти Борганов. И Анта должен выжить.

Каждый шаг сдавливал мое сердце. Анта тяжело дышал, мы часто останавливались, он ел еще травы. Черного в ранах становилось все больше. Я очищала раны мхом. Он зажмуривался. Я говорила с ним обо всем – о странных деревьях, облаках на небе, зайце, бегущем мимо, полях.

Мы шли медленно, сердце бешено колотилось, ведь нас могли догнать стражи. Я говорила ему и себе, что пока мы идем дальше, мы выживем.

- Каз сказал бы, что не все потеряно, он в меня верил, знал, что мы выживем. Он бы сказал, что от этого мы только станем сильнее, что это новый опыт, что в будущем мы будем вспоминать об этом с улыбкой. Потому что уже изменимся к тому времени. Он всегда видел хорошее. Он говорил, что все равны и доказал это. Мы смотрим на одну луну, - я не смогла сдержать улыбку, вспомнив его слова в лагере Ибенов. – Меня сторонились жители моей деревни а принц из Цины научил тому, что все равны. Кто бы знал, Анта. И это напыщенный принц. Он лучше всех нас, а я обманула его.

Я гладила нос Анты, пока мы шли, он дышал в мою ладонь. Я постоянно смотрела на его раны, горло сжималось. Яд черными венами подбирался к его сердцу. Олень фыркнул и подтолкнул меня, словно намекая, что не стоит о таком думать. Я перевела взгляд на зеленые фермерские угодья. Мы обошли холм, солнце скрывалось за горизонтом. Я сделала еще один шаг, и сердце встрепенулось.

Никогда еще я не радовалась так темным кривым веткам. Я бы сразу узнала это место. Здесь я стала сильнее и умнее. Здесь я влюбилась, и чувства разбили мое сердце. Лес Ваэрг.

Даже Анта смог идти быстрее. Ноги путались, но мы шли дальше. У нас оставался шанс. Теперь он у нас точно был.

- Каз прав, - сказала я. – Надежда есть всегда.

Я шла впереди Анты, холодный воздух леса касался моей кожи. Лес звал меня по имени. Деревья шептали листьями: Мей. Я закрыла глаза и открылась этим ощущениям. Я должна была прийти в себя. И это случилось в тот миг, когда Анта рухнул на землю.

- Нет! – я подбежала к нему, его шею покрывали черные вены яда. Я видела, как он дрожит в такт биению его сердца. Его глаза медленно закрывались.

Нет.

Невозможно.

Я вскинула голову и прокричала только одно слово. Оно эхом разнеслось по лесу.

Саша.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.