Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Глава восьмая: Возвращение девушки с огненными волосами




Мей

Ее дух тут же появился рядом со мной. Я и забыла, как шокирует появление защитника. Я и забыла, какой настоящей она казалась.

- Мей, что случилось?

- Нет времени объяснять. Король подстрелил Анту отравленными стрелами, он умирает. Саша, ты поможешь? Можешь позвать сюда своих людей?

Она кивнула.

- Я сообщу Аллертону и сразу вернусь, - она огляделась. – А где ты? У входа в лес?

- Да, к востоку от Сверны, - ответила я. – Скорее.

- Держись, - сказала она. Вспышка, и огненные волосы исчезли.

Я села рядом с Антой, пытаясь накормить его смесью трав. Он отказался, и я погладила его по ушам, умоляя не сдаваться.

- Саша вернется. Надежда еще есть, - я прижала травы к его ране, боясь, что лишь зря трачу время, но больше я ничего не могла поделать.

Когда Саша вернулась, я вскочила на ноги.

- Ну как?

- Они в пути, - ответила она. – Еще полдня, и они будут здесь.

- Полдня? – повторила я. – А он выдержит?

Саша повернулась к Анте и помрачнела.

- Попробуй воду. Чуть дальше есть ручеек. Мей, почему ты в ночной сорочке? – она прижала ладонь ко рту. – Ради богов… твоя рука!

- Долго рассказывать. Сначала вода, - я побежала к деревьям, на которые указала Саша. Кусок коры послужил мне контейнером, я несла его одной водой, это требовало сноровки. Когда я вернулась, Анта тяжело дышал.

- Не бойся, Мей, - говорила Саша успокаивающим тоном. – У него сильный дух.

- Они везут твое тело с собой? – спросила я.

Она кивнула.

- И я чувствую их приближение. Они спешат.

Мне стало немного легче, когда Анта выпил немного воды.

- Теперь расскажешь? – спросила она.

- Что? А, про руку и одежду? – я оглядела себя. Выглядела я плачевно, но даже не помнила об этом.

Не сводя глаз с Анты, я начала рассказывать ей об убийстве Водяного и дальнейших событиях. Саше пришлось меня покинуть, но она верила, что Водяной был убит. Это было обманом. Водяной ждал меня в саду. Мы сразились, и я потеряла руку. Когда проклятие пало, я поняла, что вернулась в тот же миг, когда кровь капала на землю. Лекарь ампутировал мне руку.

Она безмолвно слушала, и я рассказала ей про Бердсли и про побег из Цины. Если она и смотрела на мой обрубок, я этого не заметила.

Когда я договорила, она сказала:

- Так теперь Казимир знает твой секрет, и он не женился на Эллен?

- Он мог все равно жениться. Я не знаю.

- О, этого точно не случилось, - сказала она. – Король не позволил бы самозванке остаться.

Я поежилась.

- Думаешь, он ее накажет?

- Возможно, - она пожала плечами.

- Надеюсь, нет. Может, Эллен мне и не нравилась, я не вижу в ней плохого человека, потому ее не стоит обижать.

- А ты лучше, чем я, Мей Вейландер.

- Вот уж нет, - проворчала я.

Рука Саши пролетела сквозь мою. Мы не могли коснуться друг друга, ведь она была лишь душой. Я могла призывать ее дух, ведь она была моим защитником, что обнаружилось случайно. Я уткнулась лбом в шею Анты и ждала.

Ждала.

Анта дрожал от холода, но его кожа была горячей. По ней бежал узор из черных вен, видимый даже через шерсть. Я снова промыла рану, борясь со страхом потерять его.

- Они близко, - сказала Саша. Она стала прозрачной. – Мы вот-вот будем, Мей.

Ее рыжие волосы и синие глаза исчезли, послышался топот копыт. Я встала, чувствуя боль в спине, и сжала кулаки, нервничая. Сомнения не покидали меня: а если они опоздают?

Появилась первая лошадь, и на ней ехал Аллертон. Лошадь была высокой и надменной, как и он сам. Глава Борганом соскочил на землю и подошел ко мне, двигаясь чуть неуклюже. Аллертон пытался защитить меня, пока его место не заняла Саша, ведь доверять ему я не могла после убийства моего отца в Хальц-Вальдене.

- Покажи рану, - сказал он.

Я подвела его к Анте. Он склонился над ним и нахмурился, его лоб сморщился там, где должны быть брови.

- Яд быстро распространяется. У меня есть лекарство и мазь для раны, но нужно немедленно доставить его в лагерь к нашим целителям. Мерсер, Хенрик, Джон… поднимайте его на телегу.

Трое крупных мужчин подняли Анту на телегу, а меня крепко обняла девушка.

- О, Мей, - сказала Саша, будучи уже в своем теле. – Мне так жаль.

- Не говори так, пока… есть надежда.

Она улыбнулась, но в улыбке был какой-то странный оттенок.

- Ты сильно изменилась, Мей. Ты стала… мудрее.

Я хотела спросить ее, почему она так решила, когда мы забрались в телегу к Анте. Аллертон приказал всем ехать, мы помчались по темному лесу.

* * *

Казимир

Прекрасная девушка в белом платье и на белом олене была на поляне. Она повернулась и поманила меня. Я хотел последовать за ней, но король попал стрелой в мое сердце, алая кровь растекалась по груди.

Я резко проснулся. Треов, что сидел в дозоре, взглянул на меня с нечитаемым лицом. Я был благодарен ему, что он не выказывает сочувствия. И он не стал комментировать мой кошмар.

- Вот уж не думал, что окажусь в лесу Ваэрг и с принцем, - сказал он вместо этого.

- Это уже не новинка, - парировал я. – В лесу я бываю чаще, чем вне него.

- Тогда вы должны многое знать об этом месте.

Я пожал плечами, переводя взгляд на темные ветки вверху. Стояла ночь, Эллен тихо посапывала на спальном мешке, и я понял, что и забыл, каким тихим может быть лес. Я ожидал щелканья Водяного, но стояла тишина.

- На нас нападали разные создания – птицы, лозы, нимфа. И мы оказывались при смерти каждый раз.

- И выжили.

- Стараниями Мей, - я покачал головой. – Мы были на грани смерти, но она спасала нас. Теперь я понимаю, что она использовала силы, а я этого не заметил.

- Теперь вы на нее обижены? – спросил он.

- Был. А теперь не знаю, что чувствую. Она сделала то, что должна была. Она думала, что так правильно. Она скрывала силу по своим причинам, - как и Эллен скрыла, кем была. Были ли они в этом схожи? Можно ли сравнить любовь к девушке и сверхъестественные силы? Я представлял, сколько смелости нужно, чтобы раскрыть другим, что ты – другой. Я видел в Цине изгоев. Тех, кто осмелился жить так, как им захотелось. И я не винил ее. Мой гнев угас. Все это было ничтожно, по сравнению со злостью к отцу.

- Нужно двигаться дальше, - сказал я, с болью вспоминая о том, где до этого слышал эту фразу.

- До рассвета не стоит, - сказал Треов. – Здесь безопасно.

Я знал, что он прав, но терпения не хватало.

- Тогда я буду в дозоре. Отдохни.

Он кивнул и двинулся к спальному мешку. Я устроился у костра, чувствуя кожей его жар. Я был рад свету в кромешной тьме. Пока остальные спали, я боролся с желанием уйти. Я догадывался о местоположении лагеря Борганов, но отец знал их предыдущую точку. Они должны были переместиться, это было бы умным поступком. Мы должны найти их прошлую стоянку и поискать следы. Я должен постараться, если хочу найти Мей.

Девушку в белом платье на белом олене.

С рассветом я принялся паковать вещи, пока остальные просыпались. Мы доели остатки запасов, добавив ягод из леса. Эллен смазала раны на спине лекарством Треова, мы в этот момент отвернулись, занявшись лошадьми. Мы пошли по лесу дальше, я с напряжением ожидал нападения.

- Ищите что-то подозрительное, - сказал я остальным. – Какие-то зацепки, куда пошла Мей. Держитесь подальше от всего двигающегося, - я вывел Гвен вперед.

Лес становился гуще, я снова вспомнил, как легко в нем затеряться. Я должен был замечать даже мелкие детали. Я должен понять, что делать, когда найду лагерь Борганов и Мей. На кону была не только моя жизнь, но и всех, что шли за мной, двух людей, которым хватило смелости пойти со мной после смерти королевы. Я глубоко вдохнул, думая, что происходит сейчас в Цине, узнали ли там правду, стал ли король подозреваемым. Или обвинят меня. Обзовут убийцей. О таком я раньше не думал.

Мы мчались по узким тропам, ускоряясь на открытых участках, скользя по грязи. Мы ненадолго остановились, чтобы набрать воды и поохотиться. Треов неплохо обращался с луком. Он успокаивал меня своим присутствием и вселял уверенность в безопасности Эллен. Вскоре у нас было три зайца, привязанных к седлу Треова. Неплохое начало, но я все еще ждал подвоха от леса Ваэрг.

И не зря. Вскоре деревья сменили цвет. Кора стала толстой, стволы – кривыми и темными. Ветви переплелись, и мы шли в темноте. Я узнал эту часть леса. Я выхватил меч, Треов вскинул лук. У Эллен был маленький кинжал для обороны.

Над нами шелестели листья. Я резко оборачивался, ожидая сотни птиц, как те, что напали на нас с Мей. Я скривился, вспомнив их атаку. Но над нами были лишь ветви.

Мы ехали дальше, ветер заглушал шаги. Он становился все сильнее, завывая в темноте. Гвен нервничала.

- Это лишь ветер, - прокричал я. – Нужно ехать дальше.

Обычно такие ветра приходили с моря. Этот был другим. Деревья должны были укрывать, но в лесу Ваэрг нужно быть готовым ко всему. Этот ветер явно был магическим.

Ветер превращался в бурю, сотрясающую деревья, ударявшую нам по лицам. Мы могли лишь идти дальше, закрывая лица руками и оставив оружие в ножнах.

Гвен опустила голову и прижала уши. Она с верностью шла дальше, а вот остальные лошади пытались свернуть. Путь был узким, потому они сопротивлялись. Жеребец Эллен попытался развернуться, но она ударила его пятками.

Деревья раскачивались. Нас хлестали ветки. Мы пытались бороться с ветром, стараясь не попадать под удары ветвями. Но стоило нам найти способ, как ветер менял направление, ударяя по глазам обломками. Я едва мог держать их открытыми.

Ветер сменил облик. Я чувствовал, как он цепляется за нас пальцами, намереваясь выдавить их нас жизнь. Он схватился за мое горло. Я цеплялся за этот ветер левой рукой. Обернувшись, я увидел, что Треов борется с невидимой силой, напавшей на его лук. Крики Эллен заглушал ветер, она хваталась за края платья.

Пальцы сменили тактику. Они перестали терзать мою накидку и сжались крепче на моей шее. Они давили, мое лицо пылало, я задыхался. Ногти царапали пустоту. Ветер чувствовался холодом на коже. Гвен запнулась. Она пригнула голову к земле. Сколько я еще продержусь без воздуха? Меня охватила паника. Последний раз я чувствовал такое в тумане, что замораживал нас, но тогда рядом была Мей.

Мей.

Моя причина идти дальше. Причина жить. Как и сам Эгунлэнд и желание остановить отца.

Я крепче сжал ногами бока Гвен. Она ожила и поспешила вперед, как только позволяли деревья. Пальцы ослабили свою хватку на моем горле.

Я смог обернуться.

- Не сдавайтесь, - прохрипел я. – Подгоняйте лошадей.

Но Эллен упала с лошади. Ее крики были исполнены боли. Я пытался развернуть Гвен, но для маневров не хватало места. Эллен в отчаянии цеплялась за ствол дерева, чтобы ее не унесло ветром. Мы с Треовом соскочили с лошадей, в нас ударил ветер. Я цеплялся за дерево, чтобы не упасть. Треов пополз по земле. Я повторял за ним, понимая, что так быстрее.

Крики Эллен смешивались с воем ветра, заглушая его. Ее волосы развевались, а ноги болтались в воздухе. И видел, что ветер сильнее.

Треов оглянулся на меня, словно спрашивая, готов ли я. Кивок. Мы взяли Эллен за руки и потянули на себя. Ветер отталкивал ее, сдвигая нас. Треов зацепился ногой за дерево. Я погрузился пятками в землю. Глаза Эллен были полны паники. Я схватился за ее локоть и потянул на себя, но ветер не ослабевал.

По лбу стекал пот. Я не мог допустить такую смерть Эллен. Я откинул голову назад и завопил:

- Ты не получишь ее, ясно? Я тебе не позволю!

Мы с Треовом тянули ее на себя. Невидимые пальцы слегка ослабли, мы смогли сдвинуть Эллен ближе. Совсем немного, но уже прогресс. Я закапывался пятками в землю, борясь с ветром.

- Ты ее не получишь!

Эллен смогла схватиться за мою талию, я склонился, ударяя по ветру, что держал ее ноги. И тут же все утихло. Вой прекратился. Мы рухнули на землю.

Такой тишины еще не было. Какое-то время мы даже не дышали. А потом тишина разбилась всхлипами, мы судорожно хватали ртами воздух. Эллен встала на дрожащих ногах, стряхивая с платья пыль. Ее пальцы дрожали. За последние недели она прошла через столько всего, сколького не видела за всю жизнь, как дочь мельника. Я все еще удивлялся, что она выжила.

- Ты в порядке? – спросил у нее Треов.

Она кивнула, ее подбородок подрагивал. Отвернувшись к лошади, она выдавила:

- Спасибо.

Мы вернулись к лошадям, не проронив ни слова. Мы не хотели признавать, как испугались ветра. Такими были проделки леса Ваэрг. Он сотрясал все внутри, все, во что человек верил. Заставлял задаваться вопросом, сколько ты вообще о себе знаешь, стоит ли вообще бороться за жизнь? И оказывалось, что в тот миг ты не помнишь о себе ничего.

 

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.