Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Глава тринадцатая: Город песка





Говорили, что в Джакани солнце за двадцать минут может сжечь кожу, что за час ходьбы в песках Анади начнутся галлюцинации, что женщины там так красивы, что прячут лиц, чтобы в них не влюблялись все прохожие. Я впервые увидела город вместе с Казом. Он одной рукой держал поводья Гвен, а другая расслабленно лежала у него на ноге. Моя металлическая рука упиралась в колено, а другой я держалась за очень нервную кобылицу, что дала мне Саша.

Мы были маленькой группой повстанцев, не оставлявших надежды. Мои верные солдаты. Аллертон был с нами, пока мы не найдем проводника в Джакани. Он сидел, обливаясь потом, на своем мерине, постоянно протирая лоб платком.

На юге солнце было жарким. Я знала, что так и будет. Но не ожидала, что от жары можно задыхаться. Я думала, будет лишь приятное покалывание, а не постоянное давление на кожу. Я пока не понимала, как буду идти в пустыне.

- Город песка, - прошептал Каз. Он не шевелился, зачарованный видом перед нами.

Мы ждали на голом холме проводника. Джакани могли нервничать из-за гостей с севера, потому мы ждали в стороне. Это казалось ненужной мерой, но это все же их город и их правила. Даже отсюда я видела стражей у врат города. Я с тревогой поглядывала на них.

День был в самом разгаре, до нас доносились запахи города: пыль, пот, а еще специи, как на кухне в Красном дворце перед банкетом. Люди сновали вокруг оранжевых домиков, словно насекомые. Большинство зданий было квадратным, все улицы огибали их. И только одно здание выделялось – дворец, высокое здание с куполом и тонкими башнями по бокам. Он был белым, сверкал на солнце. Остальной город был водоворотом цветов: от развешенных сушиться вещей до зеленых вспышек деревьев с игловидными листьями и разноцветных нарядов жителей.

- Кто это? – спросила я, указывая на странное существо, похожее на лошадь, но с длинной шеей и неровной спиной. Я видела, что на них катались и запрягали в телеги. Они двигались медленно.

- Верблюды, - сообщил Аллертон. – На таком ты поедешь по пескам Анади.



Я судорожно выдохнула, а Аллертон и Каз рассмеялись.

- Они не выглядят надежными, - сказала я.

- Это говоришь ты? Ты каталась годами на белом олене! – воскликнул Каз.

- Это не одно и то же, - пробормотала я. Отпустив поводья, я потянулась здоровой рукой, чтобы ударить его. Это движение испугало мою кобылицу, и она чуть не сбросила меня со спины. – Саша, скажи честно, ты пытаешься убить меня этим существом?

Сзади послышался ее голос.

- Последний раз тебе говорю, лучше я найти не смогла.

Я склонилась к уху кобылицы и зашептала:

- А теперь слушай: я тебе не нравлюсь, а я хотела бы, чтобы ты мне понравилась, но ты пытаешься меня убить. Если не хочешь остаться здесь, прекрати так делать.

Лошадь покачала головой и прижала уши. Я вздохнула и сдалась. Скоро мы будем в городе. Надеюсь, верблюдами управлять проще.

- Кто-то приближается, - сказал Каз. Я заметила, что он насторожился, его рука потянулась к мечу. Каз сильно изменился после смерти матери. И порой было больно смотреть, что он вырос, но это и влекло меня к нему сильнее.

- Спокойно, это наш проводник, - сказал Аллертон, протирая платком лицо.

- Опять это существо, - с отвращением добавила я. – Верблюд.

Странное создание с длинной шеей шло к нашему холму ленивым шагом. Наездник был высоким с обветренной кожей. Он был в свободных желтых одеждах, достающих до колен.

А из-под просторной накидки виднелись странные мешковатые штаны. Вокруг его головы был обернут красный шарф, закрывший и голову, и шею. Он улыбнулся нам, когда мы приблизились. Зубы его были почти такого же цвета, как здания впереди. Увидев Аллертона, он кивнул и сказал что-то на своем языке, на языке родственников моего отца. Кожу покалывало от восхищения, когда я слушала его речь. Аллерто повторил слова приветствия, и я решила, что это или просто «привет» или «доброе утро».

Проводник повернулся ко мне. Я заметила камни на его пальцах и золотое кольцо в носу. Он был с бородой, но она была лишь на подбородке. Глаза его были темно-карими, а кожа – обветренной, словно пустыня от песчаной бури.

- Хада-я, - сказал он мне. – Рожденная с мастерством. Большая честь встретить вас.

- Муштан – последователь мастерства, - сказал Аллертон. – Он всю жизнь ждал встречи с рожденной с мастерством.

- И для меня честь, - сказала я, щеки пылали. – Спасибо за добрые слова.

- И принц Казимир, - сказал он Казу. – Я много о вас слышал. Султан уехал на вашу свадьбу. А увидела там нашу Хада-я во всей красе.

- Да, очень приятно, что султан посетил мою… свадьбу.

Муштан рассмеялся.

- Вы должны увидеться с султаном. Ему хочется поговорить с вами о вашем отце.

Каз вскинул брови.

- Я тоже хотел с ним поговорить. Но вместе с Мей, конечно.

- Конечно, - согласился Муштан. – Хада-я должна участвовать в наших планах насчет будущего всего континента, - он повернулся ко мне. – В вас есть кровь Джакани?

Я кивнула, не понимая, почему смутилась.

- Конечно, я узнал бы женщину Джакани, как только увидел бы. Добро пожаловать домой! – он раскинул руки, словно обнимал меня издалека. Его верблюд кивнул.

Каз повернулся и широко улыбнулся.

Похоже, мне здесь понравится.

* * *

Муштан привел нас к себе домой, проведя по шумным улицам Джакани. Шум был громче, чем в Цине, я едва выдержала, ведь была из тихой деревни. Но во всех голосах и лицах было тепло и дружелюбие. Я постоянно поворачивала голову, чтобы увидеть новое – лотки торговцев, смеявшихся и бегавших детей, владельцев магазинов, что кивали прохожим с порога.

Когда мы попали в дом Муштана, я поняла, что он богатый. Его дом был в три раза больше домов богачей, что мы проходили. У него была огромная конюшня, слуги тут же пришли к лошадям с водой и зерном. Я радовалась, что не взяла с собой Анту. Ему бы эта жара не понравилась бы. Но мне было тревожно, как он там, в новой семье. Я хотела посмотреть на медальон, но сейчас не место. Я должна приготовиться к вопросам. Я должна быть настороже.

Муштан провел нас под аркой в дом, закрывшись от Джакани большими воротами. Внутри было тихо и мирно. Казалось, что город далеко отсюда, хотя он был сразу за воротами. Нас попросили разуться, я попыталась скрыть грязные ноги в штанах, но я была рада холодному прикосновению мрамора к горячим ступням.

- Вам приготовят чистую одежду. У вас был долгий путь. Вам, наверное, неудобно? – спросил Муштан.

Я согласно кивнула.

- Позвольте позаботиться о вас, Хада-я. Большая честь принимать таких гостей. Не каждый день к кому-то приходят принц и Хада-я.

Меня увели девушки примерно моего возраста в шелковых одеждах кремового цвета, я думала о том, что в Муштане есть что-то родное. Может, улыбка, может, его внешность, но я вспомнила об отце. В этот раз воспоминание уже не причиняло боль.

Они провели меня в комнату с высоким полотком и мраморными столбами, поддерживавшими арки, а в полу была огромнейшая ванна, такой я еще не видела. Я и не заметила, что Эллен и Саша идут следом. Саша выдохнула, войдя в комнату:

- Боже правый, Муштан добывает золото? – спросила она.

- Это все шахты, - сказала Эллен. – В Джакани много людей, что богаче короля.

Заметив, что я на нее смотрю, она скромно улыбнулась и отвела взгляд. Эллен не говорила со мной после случившегося в Красном дворце. Я знала, что она винила себя.

- Ваши вещи, - одна из девушек кивнула на мою грязную тунику и штаны.

Саша свою одежду уже сняла. Эллен, побледнев, медленно расшнуровывала платье. Значит, не только я боялась раздеваться перед остальными. Когда я мылась или переодевалась в Хальц-Вальдене, отец всегда выходил из хижины и кормил Анту. К этому мы привыкли. В лесу Ваэрг я уходила подальше по реке, хотя мылась я там редко. Я покачала головой и начала раздеваться, злясь на свою реакцию. Я ведь почти уже женщина. Я не должна этого стыдиться.

Одна из служанок вскрикнула, и мы с Сашей повернулись к Эллен. Я сразу пожалела. Теперь я вечно буду помнить о ее шрамах. Она густо покраснела и поспешила в воду. Мы с Сашей переглянулись, но ничего не сказали. А что сказать? Я знала о том, что ее избивал отец, ведь Водяной показал мне ее страхи, но я не говорила об этом с Эллен. Мы давно не общались. Нас столкнула судьба. Я знала Эллен дольше всех здесь, но она оставалась для меня непонятой. Раньше она была плохой. Теперь стала цельной личностью.

- Готова, Мей? – спросила Саша, шагнув к ванне. Ее длинные рыжие волосы волнами ниспадали на спину. Ее кожа была бледной, а тело изгибалось там, где это привлекало внимание мужчин. Я подавила зависть. Зачем завидовать тому, чего у меня не будет? Эту энергию лучше направить в полезное русло.

Я кивнула и сняла нижнее белье, поспешив к ванне. В спешке я скользила по полу, напоминая себе, что я уже не деревенская девочка. Я женщина, лидер, рожденная с мастерством. Я могу вынести это с достоинством, даже если буду обнаженной.

Когда я выпрямилась, Саша рассмеялась.

- Это что еще за надменный вид? Уже мечтаешь о Красном дворце?

Я брызнула на нее водой.

- Я пытаюсь вести себя как леди, понимаешь? Ведь однажды я могу стать… чем-то вроде…

- Королевы. Можешь говорить спокойно это слово, - сказала Саша.

Я взглянула на Эллен, почувствовав укол вины.

- Все в порядке, - заверила она меня. – Я никогда не хотела быть королевой. Это все отец.

- Знаю, - ответила я. – Но все так быстро меняется. Прости, что все так вышло.

- Не стоит. Ошибка исправлена. Ты была создана для этой роли, - заявила она.

Одна из служанок сидела на краю ванны и неодобрительно смотрела на мою металлическую руку.

- Ее придется снять.

Я с неохотой сняла изобретение Треова и отдала ей. Хорошо было бы промыть обрубок, но я поймала себя на том, что прячу руку под водой.

- Болит? – тихо спросила Эллен.

- Да, - ответила я. – Порой тело думает, что рука на месте, а когда понимает, что это не так, то ужасно болит. Но помогает мастерство. Я могу уменьшить боль исцелением.

- Прости, - сказала Эллен. – Если бы я не притворялась…

- А если бы я не скрывала это… - ответила я. – Не вини себя. Ты себя этим изведешь. Я все равно должна была уничтожить Водяного. Это моя вина, что я дала ему шанс лишить меня руки.

- Что это за шрамы у тебя на руках? – спросила Саша, сузив глаза.

Служанки терли наши спины, я скрывала от них руки.

- Я… эх… неважно, - честно говоря, после поцелуя Каза я больше не пробовала исцеляться. Я поняла, что все это неправильно, что мне не должна нравиться боль. И это было лишь напоминанием, что больше так делать не надо.

- Мне нравится в Джакани, - сказала Саша. – Красивые женщины. Шумные и цветные улицы. Я могла бы здесь жить, - служанка потрясенно показывала остальным волосы Саши. Я улыбнулась про себя. В городе рыжеволосых, похоже, не было.

Расслабляясь в ванне, мы начали разговор, я расслабилась. Горячая вода проникала под кожу, а сладкие ароматы масел пачули и магнолии наполняли воздух. Мы спрашивали служанок о жизни у Муштана, о парнях, что им нравятся, об их еде. Это был первый женский разговор в моей жизни. Я впервые словно была частью чего-то, к чему подходила. Девушка по имени Аллайя мыла мои волосы. Я повторяла ее имя мысленно снова и снова, задумываясь, могли ли меня так назвать, если бы семья отца осталась в Хэдалэнде.

Но все это прервал Каз, ворвавшийся в комнату.

- Мей, срочно нужно идти!

Слуги тут же вскочили на ноги, прогоняя его из ванной. Каз зажал рукой глаза, чтобы не видеть наши обнаженные тела. Я почти смеялась, но его сжавшиеся челюсти остановили меня.

- В чем дело? – спросила я. Девушки тем временем помогли мне выбраться из ванной и принялись вытирать полотенцами. Вокруг моего тела повязали лазурного цвета одежды, а обули меня в балетки. Я вернула на место железную руку. И подняла кинжал.

- Прибыл султан.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.