Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Внешняя политики России в первые годы царствования Ивана IV (1547-1557)





Внешняя политика России (1533-1557)

Внешняя политика России в период «боярского правления» (1533-1547)

В декабре 1533 года умер Василий III. Все противники России решили это использовать, зная, что у власти стоит малолетний Иван IV. Уже в мае 1534 года крымский хан Сахиб-Гирей совершил поход на Рязанскую землю, собираясь через неё вторгнуться в наиболее населённый центр страны. Набег крымчаков был отражён. Кроме того, в Крым были посланы щедрые дары для противника Сахиб-Гирея в борьбе за ханский престол – Ислам-Гирея.

В августе 1534 года войну против Росии начало ВкЛ. Целью было возвращение Смоленска. Осенью сосотоялась безуспешная осада крепости. Внешняя опасность сплотила русскую знать и она зимой 1534-1535 года нанесла ответный удар. Русские войска сильно разорили сельскую местность к западу от Минска. Но осады крепостей не велось. Тем самым русские бояре-воеводы как бы давали понять Литве, что воевать с Россией не стоит, что несмотря на малолетство великого князя, русская армия сильна. Однако масштабы разорения так сильно напугали литовских панов, что те обратились за помощью к Польше. В Польше было навербовано около 5 тысяч воинов, и ВкЛ собиралось продолжить войну.

1535 год принёс России новые трудности. Всё началось с крымчаков, которые летом этого года вновь появились под Рязанью. Заранее весной часть русских сил была стянута к Оке для отражения возможных попыток крымчаков вторгнуться в центр страны. Поэтому крымчаки решили не искушать судьбу и вторжения не состоялось. Но летом же в Россию вторглась литовско-польская армия. Были взяты штурмом русские крепости Гомель и Стародуб. Причём польские командиры поступили очень жестоко, приказав казнить около 1.000 пленённых защитников Стародуба. Однако осенью 1535 года польские наёмники покинули литовское войско, и литовские паны решили не оборонять захваченные города. Туда вернулись русские войска и заново их отстроили.

Зато в сентябре 1535 года в Казани был свергнут и убит промосковски настроенный хан Еналей. Часть казанской знати, ориентированная на дружественные отношения с Москвой, бежала в Москву. А из Крыма на престол был приглашён Сафа-Гирей. Возник антироссийский союз между Крымским и Казанским ханствами. В 1536 году состоялся сдвоенный поход. Казанское войско напало на нижегородские окраины Русского государства, а крымчаки на южные районы по р. Оке. Хорошо ещё, что литовцы решили не продолжать войну и весь 1536 год не вели крупных боевых действий. Это позволило России не распылять силы на трёх направлениях, а сосредоточить их против казанцев и крымчаков. Их набеги были отражены, хотя это далось с большим трудом.



В январе 1537 года в Москву прибыли литовские послы на мирные переговоры, и уже в фкврале было подписано перемирие сроком на 5 лет. Район Гомеля был всё-таки отдан ВкЛ. Взамен литовцы уступили России две крепости на северной литовско-русской границы – Себеж и Заволочье. В целом Россия больше уступила, чем получила, хотя и значение территориальных потерь было не велико для страны. Русские бояре согласились пойти на такие уступки с целью сосредоточения сил и внимания на казанском и южном направлениях внешней политики. После заключения перемирия с ВкЛ началась подготовка крупного похода на Казань. Но вести об этом дошли до Казани, а затем и до Крыма. Крымский хан Сахиб-Гирей в ответ пригрозил вторжением в Россию. Кроме того, он выдвинул требование, чтобы Россия возобновила уплату дани в Казань (!), а в Крым отсылала в большом размере так называемые «поминки» - платёж в воспоминание о былой зависимостиот Золотой Орды. В ответ на агрессивные действия России в том же 1537 году состоялся набег казанцев на муромские земли. Вместо казанского похода русским отрядам пришлось оборонять Муром.

В 1538 в Москве умерла Елена Глинская, и между боярскими кланами с новой силой вспыхнула борьба за власть. Между тем, набеги казанцев на восточные окраины Русского государства стали приобретать постоянный, хронический характер. Правда, в Казани в среде казанской знати одновременно усилилась оппозиция против Сафа-Гирея, так как важные посты всё больше занимали выходцы из Крыма, оттесняя с них казанских мурз и князей. Напряжённость в отношениях между казанским ханом из Крыма и казанской знатью зашла так далеко, что оппозиция в 1541 году установила связи с Россией с целью свержения с престола хана и утверждения своего претендента.

В Москве решили это использовать. Поэтому в начале 1542 года быстро продлили истекавшее в наступившем году пятилетнее перемирие с Великим княжеством Литовским ещё на 7 лет (до 1549 года). Литовская сторона также согласилась на продление перемирия, так как у литовских панов не было большого желания воевать с Россией из-за смоленских земель, у самого великого князя литовского уже не хватало в казне денег для найма большой армии, плюс ковсему набеги крымчаков в 1530-1540-е годы беспокоили не только Россию, но и южные окраины ВкЛ. В 1542 году была объявлена мобилизация войска под Владимиром. Русскую армию в походе на Казань должен был возглавить Иван Шуйский. Однако его отъезд из Москвы спровоцировал выступление против Шуйских в Москве. Князь со своими силами спешно вернулся в столицу ради сохранения властных позиций. Поход на Казань сорвался из-за боярских распрей.

Из-за этих же распрей только в 1545 году состоялся поход на Казань, но благоприятный момент был упущен, и этот поход оказалсябезрезультатным. Однако казанская знать сама в январе 1546 года свергла Сафа-Гирея, и пригласила из Москвы Шигалея. Он прибыл в Казань. Но и свергнутый Сафа-Гирей не собирался просто так уступать казанский престол. Уже через месяц он сверг Шигалея с помощью ногаев. Москва не помогла Шигалею удержаться на престоле, так как примерно в это же самое время произошла очередная смена окружения около Ивана IV. Воронцовых сменили Глинские, которые стремились по максимуму использовать своё возвышение и о каких-то крупных внешнеполитических акциях не пока не помышляли. Москве не удалось закрепиться в Казани. Очередной благоприятный момент был упущен.

На фоне проблем с Крымом и Казанью светлым пятном во внешней политике России выглядели отношения с Ливонским орденом и Швецией. В годы «боярского правления» действовало 60-летнее перемирие со Швецией. А с Ливонским орденом и городами в 1533 году перемирие было продлено до 1550 года.

Внешняя политики России в первые годы царствования Ивана IV (1547-1557)

По мнению ряда историков, венчание великого князя Ивана на царский трон в начале 1547 года имело и внешнеполитический смысл. «Царями» в России длительное время назывались сарайские ханы-Чингизиды, правившие обширными степями Евразии. Переход царского титула к Ивану означал своего рода претензию России на то, чтобы подчинить эти степи с независимыми ханствами, навсегда ликвидировав угрозу с их стороны. Русский «царь» должен был править и в Казани, и в Астрахани, и в Крыму сам или через своих ставленников. Эту идею подтверждает усиление активности политики России в конце 1540-х годов в отношении Казани.

Зная о нестабильной внутренней обстановки в Казани, напряжённых отношениях между Сафа-Гиреем и частью казанской знати уже зимой 1547-1548 года поход русской армии на Казань был повторен – безрезультатно. Не удалось организовать даже осады Казани. В 1548 году была сделана передышка. В 1549 году, определив в качестве приоритета решение казанской проблемы, русские бояре продлили истекавшее в этом году 7-летнее перемирие с Великим княжеством Литовским ещё на 5 лет, до марта 1554 года. Кроме того, бояре пошли на уступку литовской стороне, согласившись в перемирных грамотах не называть Ивана IV царём, хотя он им был вот уже как 2 года. Ивана боярам удалось уговорить «поступиться» титулом ради мира на западных границах для концентрации сил на восточных.

Тем временем из Казани пришла приятная для русской знати новость. В марте 1549 года Сафа-Гирей умер, оставив на ханском престоле двухлетнего сына Утямыш-Гирея под опекой матери Сююмбике. Это можно было использовать. В ноябре 1549 года состоялся новый поход на Казань. На этот раз началась осада крепости, но Казань взять не удалось и в феврале 1550 года она была снята. Русской армии явно не хватало мощной осадной артиллерии. Кроме того, сказывался фактор дальности походов на Казань. Передовым отправным пунктом русской армии были или Владимир-на-Клязьме, или Нижний Новгород. Приходилось везти большой обоз со всеми необходимыми припасами. Поэтому желательно было бы создать недалеко от Казани перевалочную крепость, около которой русская армия могла бы отдохнуть, пополнить свои запасы. В данном аспекте положительным последствием для России в целом неудачного похода на Казань зимой 1549-1550 года стал переход на сторону России зависимых от Казанского ханства черемисов Горной стороны (левобережья Волги). Их знать признала черемисов поддаными русского царя. Иван же на три года освободил черемисов от уплаты ясака в царскую казну. Это позволило в течение 1551 года построить крепость Свияжск на сравнительно небольшом расстоянии от Казани и лучше подготовиться к новому походу.

Кстати, именно ввиду подготовки нового похода на Казань в 1550 году Россия продлила ещё на 4 года (до 1554 года) перемирие с Ливонским орденом и ливонскими городами. Но похода на Казань не потребовалось. Крымская знать ввиду постоянного давления на Казань покинула ханство, и казанская знать во избежание сильного разорения русской армией Приказанья согласилась принять в ханы русского ставленника. В августе 1551 года из России прибыл Шигалей. Наконец-то,после долгих усилий удалось посадить на казанском престоле дружественную России кандидатуру.

Но тем временем к власти в Крыму пришёл хан Девлет-Гирей, крайне враждебно настроенный по отношению к России. Он решил широко опереться на помощь Османской империи для расширения своего влияния в степи. Его послы посетили Астраханское ханство и Ногайскую Орду с целью создания коалиции для вторжения в Россию. Договориться удалось не со всеми. Прорусски настроенная часть ногайской знати (из Ногайской орды в Россию приводились тысячи коней для продажи на русском рынке) сообщила об этих планах Девлет-Гирея в Москву. В Москве опасались, что Девлет-Гирей в первую очередь постарается вернуть себе влияние в Казани, и решили упрочить там своё влияние. Осенью 1551 года потребовал от вызванного Шигалея согласиться на размещение в Казани русского гарнизона, отказаться от верховной власти и согласиться на введение в Казань русского наместника. В результате долгих переговоров Шигалей пошёл на эти уступки. Весной 1552 года он покинул Казань, в которую въехали русские войска вместе с наместником князем Семёном Микулинским. Фактически состоялась русская оккупация Казани.

Это сплотило против России большую часть казанской знати. Весной 1552 года против присутствия русских войск поднялось восстание. Наместник был изгнан, русские отряды бежали из Казани. Только что с таким трудом установленный протекторат был потерян за считанные дни. Казанская знать пригласила на престол сына астраханского хана Ядигера. Тот прибыл в Казань.

В Москве решили вернуть власть над Казанью. Лето 1552 года прошло в подготовке похода. В августе русская армия подошла к Казани и после длительной осады Казань была взята 2 октября 1552 года. Ядигер бежал.

Но весной 153 года в Казанской земле вспыхнуло широкое народное восстание против русских оккупационных войск, что стало неожиданностью для Москвы, поскольку зима 1552-1553 года прошла более менее спокойно. Восставшие даже избрали нового хана – сына ногайского князя Юсуфа Али-Акрама. Центром востания стал городок Чалым. К лету 1553 года значительная часть территории Казанского края вышла из-под русского контроля. Ханство со всеми атрибутами государственности было почти восстановлено, разве что не в самой Казани.

Поэтому летом 1553 года с прибывшим в Россию с идеей продления истекающего в 1554 году перемирия литовским посольством оно было незамедлительно продлено до марта 1556 года всё с тем же отказом от царского титула. Для московской боярской знати важнее было восстановление власти в Казанском крае, чем препирательства с литовцами из-за титула правителя. Иван, скрепя сердце, вновь «поступился» титулом.

Осенью 1553 года в Казанский край была послана русская армия. До весны 1554 года проходили карательные экспедиции против восставших. Шла настоящая «Казанская война». Весной в крае наступило затишье. Москве показалось, что население уже окончательно смирилось с новой властью. Кроме того, весной 1554 года русское войско взяло Астрахань. Местный хан был изгнан, а вместо него поставили пророссийски настроенного хана Дербыша-Али. Взятие Казани и Астрахани, овладение всем Волжским торговым путём, приосединание плодородных земель в Казанском крае благоприятствовали экономическому развитию России. Но вместе с тем эти события укрепили в сознании Ивана и московского боярства мысль о всесилии России, о способности русской армии сломить сопротивление любой силы, о способности России навязать выгодные только ей самой условия кому бы то ни было.

Тем временем весной 1554 года в Москву прибыли ливонские послы с идеей продления истекающего в этом году перемирия ещё на 30 лет. Бояре выдвинули новые дополнительные условия продления перемирия. Посредничество ливонского купечества перестало устраивать русскую элиту, покупавшую дорогие предметы роскоши из стран Западной европы, и царскую власть, вынужденную переплачивать за стратегические товары. Поэтому к традиционным пунктам о свободе торговли для русских купцов в ливонских городах, об отказа от союза с Великим княжеством Литовским и Швецией бояре добавили новые – уплатить недоимку по так называемой юрьевской дани. Когда-то, давным-давно, ещё в 13 веке, дерптский епископ (древнерусская крепость Юрьев после её захвата крестоносцами была переименована в Дерпт) согласился платить Пскову какую-то сумму, или даже просто мёд. Точный размер этой своеобразной «дани» к середине 16 века вряд ли мог быть установлен. Но данный момент стал зацепкой для московских бояр и царя Ивана, чтобы выбить из Ливонии крупную денежную сумму. Ливонские послы, поставленные в тупик, согласились на уплату этой «дани» с 1557 года, надеясь в будущем переиграть это условие и в июне 1554 года русско-ливонское перемирие было продлено на 15 лет. Казалось, что внешняя политика России достигла успеха по всем направлениям.

Однако летом 1554 года в Казанском крае вновь вспыхнуло восстание. Казанская война стала затягиваться. Вся вторая половина 1554 года ушла на подавление сил восставших. Когда вновь наступило затишье, в Москве решили организовать в следующем году поход на Крымское ханство (!).

Весной 1555 года русская армия была отправлена на юг. Но в это же время крымский хан Девлет-Гирей тоже уже шёл со своим войском на Росси. Две армии встретились около с. Судьбищи. Русское войско потерпело поражение. Крымчаки после этого страшно разорили южные районы России. Поражение при Судьбищах аукнулось России на всех направлениях. Летом 1555 года вновь восстали казанцы. Кроме того, к их восстанию присоединились уже обложенные русским ясаком черемисы. Астраханский хан Дербыш-Али изменил России и объявил себя от неё независимым.

Наконец, в 1555 году войну против России начала Швеция. Карелия, принадлежавшая России, но располагавшаяся рядом со Швецией, была богата пушниной и сосновым лесом, который пользовался в Европе возрастающим спросом вследствие развития морских флотов ведущих европейских стран (Англии, Испании). Кроме этого, Швеция рассчитывала полностью перерезать торговые пути России с Европой на Карельском перешейке и стать монопольным поставщиком русских товаров (меха, лес, смола, пенька) в Европу.

Все эти проблема разом обрушились на Россию. Поэтому истекавшее в 1556 году перемирие с Великим княжеством Литовским снова было продлено на целых 6 лет со ставшим уже традиционным отказом от царского титула. Между тем ВкЛ тоже имело виды на Ливонию. Литовские паны и шляхта экспортировали в Европу по реке Западной Двине через Ригу свои товары (зерно, лес, пеньку), и тоже не желали переплачивать свои деньги ливонским купцам за посредничество в торговле с Европой. Таким образом, Россия и ВкЛ одновременно претендовали на получение преимуществ от Ливонии, и эти претензии могли вскоре пересечься.

К 1557 году России удалось разрешить неожиданно свалившиеся внешнеполитические проблемы. Швеция нарвалась на осаду русской армией своей крепости Выборг и уже в марте 1557 года подписала перемирие с Россией на 40 лет. Ещё весной 1556 года русская армия взяла штурмом Астрахань и больше из неё не ушла. Астраханское ханство было окончательно ликвидировано. В течение 1556 года сопротивление казанцев было подорвано. Казанский хан Али-Акрам погиб. Крымский хан не беспокоил Россию новыми походами, так как его войска по приказу турецкого султана воевали на Северном Кавказе, подчиняя местные народы.

Быстрое разрешение большей части возникших трудностей исключительно силовым путём (к началу 1557 года против русских пушек держались только казанские татары) укрепило в сознании московской элиты убеждённость действовать так и дальше. Поэтому приехавшие в Россию в начале 1557 года уменьшать юрьевскую дань ливонские послы не получили никаких уступок. Иван вообще отказался принять послов, что означало фактически ультиматум – если дань не начнёт платиться, то Россия силой заставит Ливонию её платить. Ливонские послы уехали ни с чем. В Ливонии же в мае 1557 года умер магистр Ливонского ордена. Новым магистром стал Вильгельм Фюрстенберг – сторонник независимости Ливонии от кого бы то ни было и сторонник объединения Ливонии под сильной властью, т.е. своей властью. Он начал наступление на владения неподчинявшегося ему рижского архиепископа. Но у того была поддержка литовского князя Сигизмунда Августа II. В Литве не желали подчинения Риги, через которую литовские паны торговали с Европой, властному ливонскому магистру. Сигизмунд мобилизовал армию на границе с Ливонией. Неожиданно Фюрстенберг пошёл на уступки. Этот шаг был обусловлен тем, что Ливонский орден оказался «между двух огней» - русским и литовским. И Россия, и ВкЛ оказывали неприкрытое давление на Ливонию. Но большинство феодалов и горожан Ливонии склонялось в пользу получения помощи от ВкЛ против сильнее давившей России (вспомним требование уплаты невесть откуда всплывшей в уме московских бояр юрьевской дани).

В сентябре 1557 года Фюрстенберг заключил с Сигизмундом Позвольский договор, по которому Ливонский орден стал союзником ВкЛ. Этот союз нарушал условие русско-ливонских перемирий, и стал формальным поводом для усиления вмешательства России в ливонские дела. Ведь население Ливонии теперь стало надеяться на получение военной помощи от Литвы в случае давления России. Поэтому ливонские послы так и не приехали в Москву с юрьевской данью в 1557 году. Иван был взбешён, узнав, что Ливония сала союзником литовского князя, которому приходилось столько лет уступать в царском титуле. Поэтому в течение 1557 года русская армия добивает остатки сопротивления в Казанском крае и направляется в Новгородскую землю – на границу с Ливонией.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.