Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Внешняя политика на балтийском направлении.





Внешняя политика России в правление Василия III

Соседями Российского государства на балтийском направлении после присоединения Иваном III Новгородской земли стали Шведское королевство и Ливонский орден. Новгородская земля в период своей независимости вела в основном оборонительную политику, отбиваясь от нападений шведов в Карелии и ливонских рыцарей. Иван III обладал гораздо более сильным войском, чем Новгород Великий, и поэтому мог перейти к наступательной политике в отношении Швеции и Ливонии.

Необходимость такого наступления в отношении Швеции была обусловлена рядом обстоятельств. Швеция давно уже не соблюдала условия Ореховецкого мира 1323 года, завладев в течение 15 века некоторыми новгородскими районами на восток от линии, установленной данным договором. Шведские отряды раз за разом разоряли карельские земли, ставшие теперь территорией Российского государства. Карелия же была крупным поставщиком пушнины в российскую торговлю. Кроме того, карельские земли к северу от Ладожского озера были насыщены болотами и озёрами с железной рудой. Шведская граница в районе Карельского перешейка (это земли между Ладожским озером и Финским заливом) проходила очень близко от крепости Корела на берегу Ладожского озера и от реки Невы. А участок речного пути по Неве и вдоль южного берега Ладожского озера был частью торгового пути из Новгорода в Балтийское море (по реке Волхов, Ладожскому озеру и реке Неве) и Западную Европу. Поскольку внешняя торговля России с Европой возрастала, постольку и данный путь приобретал важное значение. Владения же Швеции с центром в крепости Выборг «нависали» с севера над этим путём.

Иван III решил силой устранить эти трудности, отодвинув границу со Швецией на запад, подальше от важных районов и торговых путей. В 1495 году он начал войну против Швеции, опираясь на факт несоблюдения ею границы с Новгородской землёй по Ореховецкому миру 1323 года. Военные усилия сосредоточились на взятии крепости Выборг. Но овладеть ею ни в 1495, ни в 1496 годах не удалось. Осада укреплённой крепости с суши велась в зимний период, так как летом и весной данный район был труднопроходим для артиллерии из-за болотистости местности и многочисленных рек и озёр. Кроме того, зимой Выборг не мог получать помощь из Швеции, так как Финский и особенно Выборгский заливы надолго покрывались льдом. Но осада требовала больше артиллерии, чем то её количество, которое смогло подойти к Выборгу зимой по снежным сугробам Карельского перешейка. Выборг устоял. Швеция ответила гораздо больнее. Шведский флот высадил крупный десант около Ивангорода, основанного в 1492 году напротив ливонской крепости Нарва. Ивангород был взят и сожжён, а население городка уведено в плен или убито. Военные действия против Швеции требовали наличия военно-морского флота, способного блокировать бухту Выборга и защитить Ивангород с моря, а его-то у России и не было. Иван III, разозлённый неудачами, собирался продолжать войну со Швецией, но тут пришла пренеприятнейшая новость о взятии Казани тюменским ханом Мамуком (в 1496 году). Главные усилия пришлось сосредоточить на возвращении Казани. Поэтому в 1497 году со Швецией было подписано перемирие на 6 лет. Граница осталась прежней, хотя шведская сторона формально обещала вернуть её к Ореховецкому миру. После восстановления московского влияния в Казани Иван III не стал возобновлять войну со Швецией, так как его больше беспокоили династические проблемы в собственной семье. Кроме того, Иван III решил сосредоточиться на подготовке второй своей войны против Великого княжества Литовского. В ходе этой войны в 1503 году должен был истечь срок перемирия со Швецией, но Иван III в 1502 году снова продлил его, не желая воевать «на два фронта».



Василий III в первые годы своего правления в сфере внешней политики был больше занят другими проблемами, поэтому не желал воевать со Швецией. Швеция же также была больше занята сложными отношениями с Данией. Дело в том, что ещё в 1397 году Швеция по Кальмарской унии стала частью Датского королевства. Условия этой обременительной для шведских правящих кругов унии и были предметом постоянных споров между шведской аристократией и датскими королями, правившими в Швеции Таким образом, обе воевавшие в конце 15 века страны были в начале 16 столетия заняты другими внешнеполитическими проблемами. Поэтому действовавшее между Россией и Швецией перемирие в 1510 году было продлено аж на 60 (!) лет.

В 1523 году датские короли перестали править в Швеции. К власти при поддержке шведской знати и городов пришёл представитель одного из знатных шведских родов Густав I Ваза. Он разорвал Кальмарскую унию с Данией. Швеция стала полностью независимым государством с собственной королевской династией. Но его отношения с Россией остались прежними – мирными. Густав Ваза нуждался в укреплении своего положения на престоле от притязаний Датского королевства, поэтому отношения с Россией не стал портить.

А Василию III и России мирные отношения со Швецией приносили ощутимые выгоды. Дело в том, что Россия вела торговлю с Европой не напрямую, а через обременительных посредников – немецкое купечество ливонских крепостей и портовых городов (Нарвы, Ревеля, Риги) и города Дерпт. Эти города частично были связаны с крупнейшим союзом немецких городов на Балтийском море – Ганзейским союзом (Ганзой). Ганза ещё в 13-14 веке фактически монополизировала торговые операции на Балтийском море между прилегающими к нему странами, включая и Новгородскую землю. В Новгороде находился так называемый Немецкий двор – крупное торговое представительство Ганзы. Новгородские купцы и русские купцы из других княжеств продавали свои товары на Немецком дворе и там же покупали европейские товары, привезённые ганзейскими купцами в Россию. Но за европейские товары приходилось переплачивать, так как в цену этих товаров ганзейские купцы закладывали свои расходы на доставку этих товаров из Европы в Россию, а также свою чистую прибыль от посреднической торговли. Такая же ситуация складывалась, когда русские купцы вели торговлю с ливонскими купцами в Дерпте, Нарве или Ревеле. Разница была лишь в том, что на Немецком дворе в Новгороде сделки совершались с купцами из других городов Ганзы (например Любека – столицы Ганзы).

Посредничество Немецкого двора было обременительно потому, что России приходилось импортировать из Европы не только предметы, рассчитанные на знатные и зажиточные слои населения (например серебро, сукна, вина), но и товары широкого спроса (соль). А в связи с развитием в России артиллерийского дела во второй половине 15 века пришлось импортировать ещё и серу и селитру, необходимые для производства пороха, или сам порох, а также медь, входившую в состав артиллерийской бронзы (сплав железа и меди), из которой отливались стволы пушек. Ведь ничего из перечисленного на той равнинной территории, на которой образовалось Российское государство, не добывалось. Не было залежей серы, медной руды. Железо производилось из болотной или озёрной руды, бедной железом. К тому же это железо содержало много вредных для железных изделий примесей, которые нужно было очень долго удалять из железной заготовки в процессе ковки. Кроме того, в Россию ввозилось ручное огнестрельное оружие, получившее название пищалей. Таким образом, в Россию ввозились предметы военно-стратегического значения при обременительном посредничестве Немецкого двора и купечества ливонских городов. Эти предметы были особенно важны для развития государства, государственной мощи, поэтому Иван III в конце 15 века попытался решить данную проблему.

Иван III попросту закрыл Немецкий двор в Новгороде в 1495 году. Князь рассчитывал на то, что ганзейские купцы, лишившись русских товаров, пойдут на существенные уступки в торговых сделках. В ответ Ганза также объявила торговую блокаду России, запретив купцам городов, входивших в Ганзейский союз, привозить в Россию соль, серебро и другие товары. Однако европейские товары частично всё равно поступали в нашу страну через ливонские города, так как довольно большая часть ливонского купечества существовала исключительно за счёт посреднической торговли с Россией и не желала от неё отказываться. Поэтому какая-то часть купечества ливонских городов, входивших в Ганзейский союз (Рига, Ревель), продолжала торговать с нашей страной в обход введённого Ганзой запрета. А купечество города Нарвы, не входившего в Ганзу, тем более развивало торговые связи с Россией. В конечном счёте всё это играло на руку Ивану III.

Кроме того, европейские товары всё чаще привозили в Россию на своих судах датские и шведские купцы, уменьшая таким образом неблагоприятные последствия торговой блокады со стороны Ганзы. Местом стоянки датских и шведских судов стал порт-крепость Ивангород, основанный в 1492 году на реке Нарове прямо напротив ливонского порта Нарвы. Наконец, значительная часть европейских товаров прибывала в Россию транзитом через Великое княжество Литовское, несмотря на то, что Иван III в 1500-1503 годах вёл против него войну.

Эта более менее благоприятная для России ситуация резко изменилась в начале 1510-х годов. В 1512 году Василий III начал новую войну против Великого княжества Литовского за принадлежавший ему Смоленск – крупный торговый город. В ответ литовский князь Сигизмунд I ввёл торговую блокаду для России, запретив купцам своего княжества провоз в нашу страну стратегических товаров (пороха, селитры, серы, свинца) и соли. Без всего этого русской армии стало трудно вести войну. Датское и шведское купечество, а также купцы Нарвы не могли компенсировать снижение торгового оборота с Европой через Великое княжество Литовское. Зато это могла сделать Ганза. Поэтому Василий III пошёл ей на уступки и в 1514 году разрешил открыть Немецкий двор в Новгороде. С Ганзой был подписан торговый договор, носивший компромиссный характер, но всё же сохранявший преобладание Ганзы в торговле с русскими купцами.

Однако на восстановление Россией торговли с Ганзой обидчиво отреагировала Дания, чьё купечество активно завоёвывало себе «место под солнцем» на Балтийском море в начале XVI века. Дания в это время становилась прямым конкурентом Ганзы, тем более что именно Дания контролировала так называемый Зунд – проливы из Балтийского моря в Северное море к берегам ведущих европейских стран (Англии, Франции, Голландии). На третье место в торговле на Балтике претендовала Швеция. Василий III в 1510-е годы оказался перед выбором – на какого посредника ориентироваться в торговле с Западной Европой? Выбор пал на Ганзу, обладавшую большими возможностями для поставки в Россию необходимых ей товаров по сравнению с далёкой Данией. Но для того, чтобы не зависеть целиком и полностью от торговой монополии Ганзы, Василий III в 1524 году открыл в Новгороде так называемый Готский двор для купцов из Швеции. Примерно тогда же стала восстанавливаться торговля с Европой через Великое княжество Литовское, война с которым закончилась в 1522 году.

Таким образом, Василий III в сфере торговой политики на балтийском направлении действовал более осмотрительно и дипломатично, чем Иван III. В условиях отсутствия у России собственного торгового флота, а также военного флота, способного защитить морские торговые пути, пришлось по-прежнему ориентироваться на более развитого торгового партёра. Им пока ещё оставалась Ганза. Поэтому отношения с ней были восстановлены.

Однако в 1530-1540-е годы ганзейское купечество стало быстро сдавать свои позиции датским, шведским и голландским купцам, конкурировавшим друг с другом. Поэтому проблема выбора главного торгового партнёра России на Балтике снова обозначилась в 1550-е годы. Она обострилась в связи с событиями в Ливонии.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.