Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Глава II. Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения





Одним из основных вещно-правовых способов защиты права собственности является истребование собственником своего имущества из чужого незаконного владения. Этот способ известен в юридической литературе под названием виндикационного иска (от лат. - rei vindicatio).

Под виндикационным иском понимается внедоговорное требование невладеющего собственника о возврате индивидуально-определенного имущества (вещи) из незаконного владения к фактически владеющему этим имуществом лицу. Основанием виндикационного иска является то, что выбытие имущества из владения собственника без незаконных оснований не прекращает, по общему правилу, права собственности, и собственник вправе требовать возврата в свое владение этого имущества. Исключением из правила о сохранении права собственности являются случаи приобретения этого имущества добросовестными приобретателями, у которых имущество истребуется только при определенных обстоятельствах.

Таким образом, право на истребование имущества имеет собственник имущества, который при предъявлении виндикационного иска обязан доказать, что имущество принадлежит ему на праве собственности, и, помимо этого, собственник обязан доказать незаконность владения обладателя оспариваемого имущества.

Ответчиком по виндикационному иску является лицо, незаконно и фактически владеющее чужим имуществом. Незаконное владение означает фактическое обладание имуществом без каких-либо правовых оснований. Например, если какое-либо лицо самовольно завладело имуществом – похитило, присвоило находку и т.п. Незаконным владением является и случай приобретения имущества у лица, которое не было управомочено им распоряжаться, вне зависимости от того, знал или не знал об это приобретатель. То есть, незаконное владение не связано с виновностью действий незаконного владельца, достаточно объективного характера незаконности владения. Тот факт, что отношения сторон при виндикации не вытекают из их договорных отношений, имеет крайне важное значение для характеристики виндикационного иска. Такие иски, вызванные абсолютным характером права собственности, противопоставляются обязательственно-правовым способам защиты имущественных прав, рассчитанным на случаи, когда собственник связан с правонарушителем обязательственными, чаще всего договорными отношениями. Судебная практика показывает, что виндикационные иски встречаются реже обязательственно-правовых, и суды зачастую не делают между ними различия.



Так, З. просила суд истребовать у ответчицы М. гараж, которым временно разрешила пользоваться ответчице. Однако ответчица по окончанию срока соглашения отказалась возвращать ключи, мотивировав условием, что освободит гараж, лишь получив соответствующую компенсацию. В суде свидетель Н., брат истицы, показал, что по просьбе М. истица разрешила последней пользоваться гаражом, однако по истечении установленного договоренностью срока ответчица отказалась освобождать его. Также Н. уточнил, что истица не обещала передавать гараж в собственность М., разрешив лишь временно им пользоваться. Суд, ссылаясь на статью 260ГК, удовлетворил требование З.

Таким образом, суд допустил смешение обязательственно-правового способа защиты права собственности с вещно-правовым способом. Данный спор возник в результате ненадлежащего исполнения М. договора ссуды, по которому З. передала ответчице гараж во временное безвозмездное пользование. Поэтому у суда не было оснований для применения норм о виндикации имущества. Спор должен был быть разрешен по нормам обязательственного права.

Существуют условия, соблюдение всей совокупности которых необходимо при предъявлении виндикационного иска. Это следующие условия:

а) собственник лишен фактического господства над своим имуществом, которое выбыло из его владения;

б) имущество, которого лишился собственник, сохранилось в натуре и находится в фактическом владении другого лица;

в) виндицировать свое имущество собственник вправе только в случае, если иное лицо владеет им незаконно.

Предметом виндикационного иска может быть индивидуальная вещь, сохранившаяся в натуре, поскольку такой иск направлен на восстановление владения вещью, а не замену ее другой вещью. Примером тому может служить следующее дело.

К. предъявил виндикационный иск к бывшей супруге. Предметом иска являлось истребование имущества, которое досталось ему по наследству после смерти бабушки, подарено матерью и куплено им после расторжения брака с ответчицей (перечень имущества прилагался). Как утверждал истец, ответчица вывезла истребуемое имущество в неизвестное место и добровольно возвратить отказалась.

Ответчица, не отрицая принадлежности названного имущества истцу, пояснила, что унты и два полушубка она выбросила, поскольку они были сильно попорчены молью и ценности не представляли. Концертные колонки ею были проданы с разрешения истца во время болезни дочери.

Оценив доводы сторон, изучив материалы дела, суд пришел к следующему выводу. Факт принадлежности истцу спорных вещей, заявленных в исковом заявлении, ответчицей не оспаривался, и сомнений у суда не вызвал. Вывезя указанные вещи с места жительства истца в неизвестное место, ответчица лишила его возможности владеть ими, пользоваться и распоряжаться, фактически незаконно ими завладела. Поэтому суд решил, что исковые требования подлежат удовлетворению в откорректированном истцом объеме (за исключением унтов, полушубков и концертных колонок, не сохранившихся в натуре).

С известными оговорками возможна виндикация вещей, определенных родовыми признаками. В литературе отмечается, что виндикационный иск применяется и к тем вещам, которые, по общему правилу, определяются родовыми признаками (строительный материал, стандартные детали, зерно, овощи т.д.), но к моменту предъявления иска уже индивидуализированы в силу факта нахождения их у ответчика на определенном складе, участке, в подвале жилого дома, в определенной таре и т.д., отдельно от других однородных вещей, то есть так или иначе отграничены от других вещей того же рода и обособлены (например, мешок муки, картофеля, пшеницы и т.д.) с тем, чтобы принадлежность собственнику именно этих вещей не вызывала сомнения.

Виндикационный иск собственника, предъявленный непосредственно к лицу, совершившему хищение или иным образом незаконно завладевшему имуществом собственника, подлежит безусловному удовлетворению с применением ст. 260 ГК. Сложнее разрешить ситуацию, когда такое имущество обнаруживается не у посредственного нарушителя его права, а у третьего лица, которое приобрело это имущество у правонарушителя либо у иного лица.

Возможность виндикации у третьего лица (приобретателя), прежде всего зависит от самого приобретателя, точнее от того, добросовестен он или нет. Пункт 1 ст.261 ГК добросовестным признает такого приобретателя, который не знал и не должен был знать о том, что лицо, у которого была приобретена вещь, не имело право ее отчуждать. Если же владелец недобросовестен (то есть не знал или должен был знать о том, что отчуждатель не управомочен на отчуждение), вещь подлежит безусловной виндикации.

Следует отметить, что разграничение категорий «знал - не знал» имеет исключительно важное значение. Ведь лицо могло не знать, но должно было знать об указанном обстоятельстве, и этого факта может быть достаточно для признания такого приобретателя недобросовестным. При решении этого вопроса следует опираться на фактические обстоятельства каждого конкретного случая, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя: его жизненный опыт, юридическую грамотность и т.п. При этом следует учитывать, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, т.е. приобретатель признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана.

При решении вопроса об истребовании вещи у добросовестного приобретателя большое значение имеет то обстоятельство, как приобретена вещь, или, иными словами, характер приобретения: по возмездной или же по безвозмездной сделке. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях (п.2 ст.261 ГК). Если же имущество приобретено возмездно, возможность его истребования зависит от характера выбытия этого имущества из владения собственника или иного титульного владельца. Закон говорит о двух возможных способах выбытия имущества – по воле собственника (например, при сдаче имущества в аренду, передаче на хранение) и помимо его воли (вследствие потери, кражи).

В литературе отмечается, что приобретателя ввиду его добросовестности нельзя считать виновным в том, что он приобрел имущество от несобственника. Собственник же, напротив, допустил известную неосмотрительность, вручив свою вещь во временное владение тому, кто, как в этом убеждают его последующие действия, не заслуживает никакого доверия. Невыгодные последствия допущенной им неосмотрительности и должен нести собственник. Поэтому виндикационный иск, предъявленный к добросовестному приобретателю при таких обстоятельствах, не должен подлежать удовлетворению. Предлагается и иное обоснование невозможности виндикации в этом случае: через конструкцию «наименьшего зла». Коллизия интересов собственника и добросовестного возмездного приобретателя решается в зависимости от того, кто из них имеет больше возможностей защитить свои имущественные интересы, если вопрос об отобрании самой вещи будет решен в его пользу. Так, отказывая собственнику в виндикации имущества, выбывшего из его обладания по его собственной воле, законодатель учитывает, что собственник, как правило, знает то лицо, которому он вручил свое имущество, и потому имеет возможность взыскать с него понесенные убытки, если ему будет отказано в возврате вещи. По сравнению с ним добросовестный возмездный приобретатель в случае отобрания у него вещи находился бы в худшем положении, ибо он, как правило, меньше знает то лицо, у которого он приобрел вещь, и, соответственно, имеет меньше шансов возместить за счет последнего понесенные убытки. Напротив, в случае выбытия вещи из владения собственника помимо его воли в лучшем положении, в смысле возможности возмещения убытков, оказывается уже добросовестный возмездный приобретатель. В отличие от собственника, у которого в этой ситуации вообще нет контрагента, приобретатель имущества имеет хоть какое-то представление о лице, у которого он купил вещь. При возврате вещей из чужого незаконного владения между сторонами могут возникать споры о судьбе доходов, принесенных вещью, расходов, осуществленных владельцем, а также улучшений, произведенных им за время владения. Решению этих вопросов посвящена ст. 263 ГК. Добросовестный владелец обязан вернуть собственнику помимо вещи те доходы (плоды), которые он получил или должен был получить с момента, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности своего владения или получил повестку по иску собственника о возврате вещи. С другой стороны, добросовестный владелец вправе получить от собственника возмещение произведенных им необходимых затрат на имущество с того момента, с какого собственнику причитаются доходы имущества.

 

От недобросовестного владельца собственник вправе требовать возвращения или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь за все время владения. Как отмечается в литературе, доходы, плоды возвращаются в натуре, если они имеются на момент рассмотрения дела в суде (например, приплод животного), или собственнику возмещается их стоимость, если в натуре доходов не имеется.

К. обратилась в суд с иском к О. о возврате имущества из незаконного владения. В исковом заявлении она указала, что после того, как умерла ее сестра, с тем, чтобы как-то отвлечь малолетнюю дочь умершей, она приобрела и подарила девочке щенка породы ягд-терьер, на которого в суде были представлены все соответствующие документы. Племянница полюбила щенка, растила его, однако однажды он убежал через открытую дверь. Через полгода девочка обнаружила свою собаку в соседнем дворе, однако ответчик отказался добровольно передать собаку.

В судебном заседании стороны заключили мировое соглашение, утвержденное судом, по которому ответчик передал собаку К., а истица обязалась возместить О. расходы по содержанию собаки в сумме 4 000 тенге.

Недобросовестный владелец вправе получить возмещение полностью или частично лишь в тех случаях, когда требование владельца признано судом основательным. Наряду с судьбой доходов и расходов, ст.263 ГК определяет и судьбу улучшений, то есть расходов, которые собственно, не диктуются какой-либо необходимостью их производства, но, вместе с тем, носят полезный характер, так как повышают качество вещи, ее цену и т.д.

Незаконный владелец (как добросовестный, так и недобросовестный) вправе оставить за собой произведенные им отделимые улучшения. Под отделимыми понимаются такие улучшения, которые могут быть изъяты без повреждения вещи. Добросовестный владелец, в отличие от недобросовестного, имеет также право на возмещение стоимости неотделимых улучшений, но не свыше размера увеличения стоимости вещи.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.