Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Раннегреческий полис (гомеровский период)





Рецензия на книгу

 

Выполнил: студент 2 курса

 

направления «Политология»

 

Лопатин Сергей

 

 

Иркутск 2015

Из представленных на выбор литературных источников, мною выбрана книга Ю.В. Андреева «Раннегреческий полис». Мой интерес к этой работе заключается в симпатии к античной истории, в частности, к Древней Греции.

За основу моего рецензирования был взят гомеровский полис раннегреческого периода, как характерный атрибут греко-римской цивилизации. Проблема, поставленная автором работы формулирует основные тезисы развития полиса (превосходство над персидской диспотией, становление полиса как самостоятельного государственного образования, эволюция непосредственной царской власти и народного собрания, видение ситуации с взгляда самого Гомера).

Текст же по своему содержанию понятен обычному читателю, не сложен в понимании и составлен очень структурированно. Несмотря на мой первый практический опыт в рецензировании, текст особой сложности не представлял. Оперируя достоверными источниками и материалами, данная работа автора позволяет достаточно подробно вникнуть в суть содержания, что в совокупности представляет эту книгу с положительной оценки.

Автор в ходе исследования выдвигает обоснованные и местами противоречивые другим экспертам выводы. Например, полис не был местом формирования политической элиты, оттуда не исходило распространение микенского наследия, тем самым опровергнув теорию Кирстена о непосредственном развитии полиса из микенской цитадели. Полис формировался как локальность, имеющая характер укрепленного убежища. Это следствие упадка микенской цивилизации. Так как перед созданием полиса следовала череда политического, культурного упадка. В подобных условиях и возникает как раз таки форма политической организации – демос.

А сам полис являлся своего рода укрепленной деревней. Интересным фактом является то, что сам Гомер в своих трудах не упоминал слово «деревня» или что-то подобное, что иллюстрирует не разъединенное сочетание поселения и города. Отсюда вытекает вывод, что Ю. В. Андреев выставляя свою схему первичной эволюции полиса не стремился подчеркнуть её как особенную.



Следующим моментом можно считать иллюстрацию греческого полиса самим современником – Гомером, в котором передаётся такое поселение как нечто монструозное и величественное. Следует отметить, что Гомер восхваляет именно сам полис как центр власти и статуса, а не его окрестности. Автор объясняет, что это обусловлено ни сколько фактами, а сколько личными представлениями древнего поэта. Этому видению полиса со стороны Гомера посвящена целая глава в работе Андреева. Мной этот подход был отмечен во время ознакомления, и моё отношение позитивно. Положительная сторона заключается в нестандартном подходе, рассмотрение вопроса с разных полюсов, одним из которых и оказался как раз гомеровский полис. Подробно описывая греческий полис, Гомер демонстрирует полис как симбиоз быта, обычаев, уклада, и культуры. Достичь подобных данных удалось за счёт найденных артефактов, самих археологических раскопок, и поэм Гомера. К примеру, можно соотнести свидетельства гомеровского эпоса, что существенно дополняет и расширяет археология. Основную массу археологического материала для этого периода дают раскопки некрополей. Самые крупные из них были открыты в Афинах (районы Керамика и позднейшей Агоры), на острове Саламин, на Эвбее (вблизи Лефканди), в окрестностях Аргоса. Число известных сейчас поселений XI–IX вв. до н. э. крайне невелико (сам по себе этот факт свидетельствует о резком сокращении общей численности населения). Почти все они находятся в труднодоступных, укрепленных самой природой местах. Примером могут служить горные селения, открытые в различных местах на территории восточного Крита, в том числе Карфи, Кавуси, Врокастро и др. Судя по всему, в них укрывались остатки местного минойско-ахейского населения, вытесненного из равнинной части острова завоевателями-дорийцами. Приморские поселения гомеровского времени обычно располагаются на небольших полуостровах, связанных с сушей лишь узким перешейком, и нередко обносятся стеной, что свидетельствует о широком распространении пиратства. Помимо всего прочего, наблюдается автором языковая составляющая в постмикенской эпохе. Применение некоторых слов имело для времени Гомера далеко не всёобъемлемое значение. Было забыто и линейное слоговое письмо. Весь гомеровский период был периодом в полном смысле этого слова бесписьменным. После длительного перерыва первые известные науке греческие надписи появляются лишь во второй половине VIII в. Но в этих надписях используются уже не знаки линейного письма Б, которыми были испещрены микенские таблички, а буквы совершенно нового алфавитного письма, которое, очевидно, только зарождалось в это время. В соответствии с этим мы не находим в поэмах Гомера никаких упоминаний о письменности. Герои поэм все неграмотны, не умеют ни читать, ни писать. Не знают письма и певцы того времени: "божественный" Демодок и Фемий, с которыми мы встречаемся на страницах "Одиссеи". Сам факт исчезновения письма в послемикенскую эпоху, конечно, не случаен. Распространение линейного слогового письма на Крите и в Микенах диктовалось в первую очередь потребностью централизованного монархического государства в строгом учете и контроле над всеми находившимися в его распоряжении материальными и людскими ресурсами. Писцы, работавшие в микенских дворцовых архивах, исправно фиксировали поступление в дворцовую казну податей от подвластного населения, выполнение трудовых повинностей рабами и свободными, а также разного рода выдачи и отчисления из казны. Гибель дворцов и цитаделей в конце XIII – начале XII в. сопровождалась распадом группировавшихся вокруг них больших ахейских государств. Отдельные общины освобождались от своей прежней фискальной зависимости от дворца и переходили на путь совершенно самостоятельного экономического и политического развития. Вместе с крахом всей системы бюрократического управления отпала и надобность в письме, обслуживавшем нужды этой системы. И оно было надолго забыто. Разумеется, понятия и термины в современном мире более точны и объёмны, но вызывало интерес собственное представление Гомера самого слова «полис».

Это что-то вроде универсального, крупного, государственного образования на территории Древней Греции, имеющей отчасти стратифицированное общество. Андреев приводит несколько доказательств того, что к труду Гомера стоит прислушиваться. Понятие «города-деревни» не нуждается в более широком анализе. Всё подробно и чётко сформулировано. Читая эту главу (Гомеровский полис), становится понятен путь становления полиса как городского образования, путём так называемого урбанизма, когда началось формирования полиса из прото-городов и городов-деревень.

И все же приверженность традиционным эпическим нормам не исключает даже и у поэта такого плана, как Гомер, прямых выходов в современность. При общем архаическом колорите, лежащем на гомеровских описаниях городов и городской жизни, в отдельных эпизодах поэм уже угадываются очертания полиса новой формации (наиболее яркий пример — город феаков).

Касаемо полиса и царской власти, автор заведомо нас предупреждает о неясной нам трактовке политических отношений в полисе, так как необходимо очень внимательно подойти к изучению этого феномена.

Необходимо сказать, что знакомясь послемикенской эпохой,стало заметно наличие противопоставлений «центр-периферия», «варвар-не варвар», народ уже начал понимать и стратифицировать себя. Предприняты попытки соотнести себя к какому-либо этносу, чего проследить в литературе Ю. В. Андреева не сумел. Не следует забывать, что материальные ресурсы даже самых богатых и могущественных басилеев того времени были весьма ограниченными, а их власть не выходила за рамки одного, чаще всего очень небольшого города-государства. Этим объясняется, по-видимому, тот факт, что в Греции не привился институт военных дружин, сыгравший столь важную роль в становлении средневековой феодальной монархии. Политические отношения этой эпохи можно определить в лучшем случае как преддверие монархии, иначе говоря, как ту фазу общественного развития, на которой ростки личной власти только еще начинают пробиваться сквозь толщу древних родоплеменных обычаев.

Характеризуя социальную и политическую организацию гомеровского общества, автор исходит из того, что это было «позднеродовое варварское общество», хотя и в его специфическом городском варианте. Тем не менее оно сохраняло все признаки, типичные для варварских обществ: сословное деление, систему гентильных союзов как образующий элемент социальной организации, В 4 и 5 главах книги все эти черты и особенности раскрываются на конкретном материале гомеровского эпоса. Здесь показано, что социальное поведение и статус гомеровских героев определяются сложным переплетением родственных и товарищеских связей, благодаря которым каждый герой, будучи членом того или иного коллектива, в то же время входит в союз товарищей-ровесников типа позднейшей гетерии. Гомер, как думает автор, сознательно упрощает структуру общины, сводя ее к немногочисленным простейшим элементам, среди которых центральное место занимает патриархальная семья (аристократия) и мужской союз и соответствующая ему в военное время дружина. Поэт почти совершенно обходит вниманием такие важные и, по-видимому, хорошо ему известные элементы общинной организации, как филы и фратрии, в чем можно видеть сознательный прием поэтического умолчания. Род также встречается в поэмах только как чисто генеалогическое понятие, лишь в тех случаях, когда поэту нужно определить происхождение кого-нибудь из героев. Тем не менее, по мнению автора, в гомеровском обществе «родственные узы все еще продолжают сохранять свое первостепенное значение как важнейший организационный принцип, действующий в социальной и политической жизни общины». Ведущую роль в политической жизни гомеровского общества играла родовая знать, хотя сама форма прений на глазах у всего народа, в которую облекались конфликты аристократии, неизбежно ставила знать в определенную зависимость от массы рядовых общинников. Автор подчеркивает, что аристократия в гомеровском обществе все же продолжала оставаться лишь «верхушечной частью демоса» и, вопреки утверждениям некоторых историков, еще не успела превратиться в замкнутую касту профессиональных воинов, силой оружия осуществляющих свое господство над простонародьем.

Своеобразие политического развития раннегреческого полиса состояло в том, что в отличие от государств Азии становление авторитарных режимов типа восточной деспотии не пошло в нем, по выражению Ю. А. Андреева, далее «экспериментальной стадии». Свое объяснение этому он находит в том, что в Греции отсутствовала необходимая для развития такой формы государства материальная база в виде централизованного хозяйства. Такое объяснение представляется нам возможным, но не полным. Не менее важной кажется еще одна черта, в мере присущая древним государствам Передней Азии и многим другим ранним обществам

Основная проблема, находящаяся в центре внимания автора книги, — это проблема эволюции греческого общества в послемикенскую эпоху. Исследование ее идет одновременно по нескольким направлениям: 1) основные типы и формы поселений в Греции переходного периода и становление полиса как города-государства; 2) эволюция важнейших политических институтов раннего полиса: царской власти и народного собрания; 3) развитие основных элементов социальной организации полиса: гентильных объединений и, по выражению автора, «мужских союзов».

 

В книге неоднократно подчеркивается наличие глубокого исторического водораздела, отделяющего гомеровский период в собственном смысле слова от микенской эпохи. Катастрофические потрясения, пережитые греческим обществом в связи с охватившим Балканский полуостров на рубеже XIII-XII веков, имели своим прямым результатом, крушение всей политической и социально-экономической системы, составлявшей основу микенской цивилизации в период ее расцвета. За гибелью последних микенских государств, следует длительная полоса культурного упадка, политического безвременья и почти абсолютной изоляции Греции от внешнего мира, которую, на наш взгляд, автор все же несколько переоценивает.

 

В этих условиях преобладающей формой социальной и политической организации становится небольшая изолированная община (демос), имеющая своим основным центром укрепленный поселок (полис). Как показано в книге, следы этой исходной ситуации, с которой должно было начаться развитие греческой государственности, еще отчетливо прослеживаются в гомеровских поэмах. Изображая повседневную жизнь своих героев, Гомер ориентируется, как думает автор, на ставшую уже традиционной в его время первичную форму полиса или протополис с характерным для него нерасчлененным единством города и деревни. Этим объясняется тот любопытный факт, что в эпосе деревня вообще игнорируется как таковая. Используя доступный ему археологический материал, автор прослеживает генезис этой формы поселения вплоть до начала II тыс. до н. э. и высказывает предположение, что отдаленным прототипом гомеровского полиса мог быть общинный поселок среднеэлладской эпохи типа мессенского Мальти-Дорион.

Древнегреческая цивилизация является одной из самых ярчайших цивилизаций в мировой истории. Древнегреческая цивилизация включает в себя общественные и государственные структуры, которые образовались на территории Балканского полуострова и в Эгейском регионе.

За двухтысячелетний период истории древние греки создали рациональную экономическую систему, основанную на экономном использовании трудовых и природных ресурсов, гражданскую общественную структуру, полисную организацию с республиканским устройством, высокую культуру, оказавшую огромное воздействие на развитие римской и мировой культуры. Эти достижения древнегреческой цивилизации обогатили мировой исторический процесс, послужили фундаментом для последующего развития народов средиземноморья. Книга написана ярким языком, отдельные ее разделы, например, анализ поведения женихов Пенелопы читаются просто увлекательно. В целом же монография Ю. В. Андреева, посвященная очень трудной и мало разработанной проблеме и предлагающая новаторское решение многих дискуссионных вопросов, полезна не только специалистам по истории Греции, но и значительно более широким кругам историков, безусловно, заслуживает самой положительной оценки.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2018 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.