Главная | Обратная связь
МегаЛекции

КАТИЛИ АПЕЛЬСИНУ ПО ГОРОДУ БЕРЛИНУ





правдоподобная небыль в двух действиях

 

Действующие лица:

- ФИЛИН ]

- УЖИН ]

- ПЛАСТИЛИН ] пионеры конца 60-х

- ВАГИНА ]

- ОКАЛИНА ]

- АЖ ДВА О (Ольга Ольгердовна) - их бывшая пионервожатая.

 

Действие первое

 

Неприглядна, скучна и уныла поздняя осень в небольшом городке. Да и что может быть пригожего в стылых лужах, которые целыми днями морщат лоб под порывами холодного ветра, в сонном шелесте высохших стеблей полыни, давным-давно позабывших, каким оно может быть - ласковое прикосновение встающего над горизонтом июньского солнышка?..

Такими вот побуревшими до черноты неживыми стеблями полон городской парк. Когда-то в этом парке по субботам и воскресеньям из репродукторов бубнил "Маяк", скрипели незамысловатые аттракционы, а скучающие у своих тележек краснолицые тётеньки подавали вам тёплые пирожки с повидлом, прихваченные с двух сторон жёстким серым бумажным листком размером с промокашку. А теперь...

Теперь здесь трава в половину человеческого роста, разросшиеся карагачи и тополя да вставшие стеной кусты одичавшей акации. Кое-где ещё видны остовы скамеек с выдранными рейками, контуры когда-то асфальтовых дорожек - но их разглядят разве что беспробудные энтузиасты, рискнувшие забрести в старый заброшенный парк. Что могут ещё увидеть здесь эти отважные исследователи? Да, да, они, конечно, не пройдут мимо облупившейся стелы, десятки лет назад игравшей роль главной достопримечательности этого города. Однако мало, очень мало найдётся таких смельчаков - особенно поздним ноябрьским вечером.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Темнота, окутавшая сцену, постепенно отступает, и мы начинаем различать в центральной части невысокую каменную стелу. От побелки, от надписей на фронтальной её части мало что осталось, штукатурка на боках памятника во многих местах отпала, обнажив выщербленные рёбра то ли кирпичей, то ли шлакоблоков. С обеих сторон к стеле тянутся ветви давным-давно не стриженых кустов, добрая половина листьев на них уже облетела.



Слышите? Это зашелестели ветки справа. Кто бы это мог быть? Ага - из кустов не спеша вылезает пожилой мужчина с ломом в руках. Это Филин. Осторожно озираясь, Филин в полумраке крадётся к стеле.

Секунду спустя из тех кустов, что слева, выбирается другой человек, он примерно такого же возраста. Фамилия его Ужин, под мышкой у него зажата кирка. С не меньшими предосторожностями Ужин приближается к стеле, но с другой стороны. Темнота и завывания ветра пока не позволяют мужчинам догадываться о присутствии друг друга.

Вот они уже рядом с памятным знаком. И тот, и другой внимательно разглядывают боковину стелы (каждый свою), тщательно ощупывают её - словно оценивают. Вот один берёт в руки лом, другой кирку, вот они замахиваются и одновременно наносят удар.

Шум с противоположной стороны памятника заставляет мужчин выронить инструмент и в испуге отскочить в сторону.

 

ФИЛИН. Едрит-мадрид-архимандрит! Кто это?.. Кто там?

УЖИН. Дед Пихто! А ты-то сам... Ты чего здесь?

ФИЛИН. Я, вроде, первый спросил... Тебе чего тут надо, а? Здесь вообще-то парк городской, сквер как бы... Общественное место... Здесь по ночам не шастают.

УЖИН. Вот именно - общественное! Кто хочет, тот и ходит... И когда хочет.

ФИЛИН. Ага, и с чем хочет...

(кивает на лежащую кирку)

Особенно, с киркой наперевес... Ты на кого это такой дурындой запасся?

УЖИН (угрюмо). На медведя...

(смотрит на валяющийся лом)

А ты, небось, на лося, а? Или на зубра?..

ФИЛИН (сплёвывает). На мамонта!

(подозрительно оглядывает незнакомца)

Вообще-то ночь уже почти... Двенадцать доходит... Тебе чего не спится? Чего тебе в парке понадобилось?

УЖИН. Вот и я тоже... Тоже хотел поинтересоваться... Чего ты здесь, на ночь глядя, потерял?

ФИЛИН (закуривает). А гуляю! Не спится - вот и гуляю. Бессонница, понимаешь... Ты ЗОЖ выписываешь? Нет? Выпиши обязательно! Там статья была: прогулки на свежем воздухе - лучшее лекарство от бессонницы.

УЖИН. Ну-ну... Тем более, с ломом...

ФИЛИН. А хотя бы... Когда с физической нагрузкой - оно ещё полезнее!

УЖИН. О! Значит, и я тоже - для нагрузки, от бессонницы...

(поднимает свою кирку)

Ладно, хватит Ваньку валять. Колись, Филин, чего здесь потерял?

ФИЛИН (аж сигарета изо рта выпала от удивления). Ничёсе, едрит-мадрид... Ты это как вообще?.. Мы с тобой что... Мы знакомы разве?

(приблизился вплотную, вглядывается в лицо собеседника)

Точно, точно, где-то мы... Никак Ужин? Вправду, что ли, ты?.. Вот это номер! А я всё соображаю, допетрить не могу - голос-то знакомый...

УЖИН. Ещё бы не знакомый, столько лет за одной партой!.. И в лагерь вместе сколько раз... И на соревнования...

ФИЛИН. Точно! Смотрю, а не пойму...

УЖИН (усмехнулся). Да ты и в школе такой же был непонятливый - тугодум. Тормоз.

(добродушно смеётся)

ФИЛИН. Но-но-но! Сейчас как дам - за тормоза-то... Забыл, как в школе огребал?

(озадаченно чешет поросль на кадыке)

Это ж сколько лет, а?.. Сколько - не виделись?

УЖИН. А сам посчитай. С выпускного и не виделись. Сорок лет, с гаком...

ФИЛИН. Ещё с каким гаком-то!.. Аж подумать страшно.

УЖИН. А про годы лучше не думать совсем... Ну их - считать ещё... Как ты? Где?

ФИЛИН. Да на пенсии, три месяца уже на пенсии. Как 60 долбануло - так и выставили с завода. Почётную грамотку в зубы - и на заслуженный, как говорится... Ходил первое время, будто с похмелья, всё привыкнуть не мог... Всю жизнь оно как было? В 6.30 подъём, завтрак, потом на работу. В 17.00 - станок выключил и домой. На выходных - сад, рыбалка, с друзьями там иной раз в гаражах побарагозишь... Всё своим чередом, всё размеренно... А тут херакс тебе - и пенсия, как обухом! Первые недели вообще волком выл, хотел назад бежать, в цех проситься... Теперь попривык уж... А ты? У тебя как?

УЖИН. А что у меня... Нормально у меня... Тоже на пенсии - правда, давно. Я ведь это... Я по линии МВД, а у нас на пенсию рано... Выслуга, то да сё...

ФИЛИН. Погодь, погодь... Какое МВД? Я пару лет назад Клофелина в гастрономе встретил, помнишь Клофелина? Ну, дылда такой, он ещё правофланговым в нашем отряде стоял... Так он сказал - ты в оркестре был... На дудке, мол, играл.

УЖИН (наставительно). Не на дудке, а на гобое... Ну, правильно - в оркестре! В сводном оркестре областного управления внутренних дел - 20 лет почти... Благодарность от министерства, две медали, звание залуженного деятеля...

ФИЛИН (хмыкнул). Деятеля! Вот уж точно... Деятель, блин - с киркой по парку тёмной ночкой!.. Слушай, а ты ведь и в школе тоже того... Ну, на трубе, на горне... Ну, в нашем пионерском отряде... Я хорошо помню! Тебя ещё Композитором дразнили.

УЖИН. Было дело... Отрядный горнист, должность не из последних... Ух, какой горн у меня был, какой горн!.. А звук у него!.. Я свой горн никому в руки не давал, сам его чистил, сам мундштук к нему подбирал и обтачивал... Но зато он и играл у меня!.. Представляешь, он мне до сих пор иногда снится - мой горн. Точнее, не горн, а звук его... Ох, что за звук!.. Как янтарная бусинка по хрустальной рюмке катается – во какой... Всё бы отдал, чтоб хоть разок ещё на нём сыграть.

 

Ужин закрывает глаза и изображает, как он играет на горне.

 

УЖИН. Из всех горнистов нашей дружины только мне одному разрешали горн домой брать. Он у меня на тумбочке перед кроватью всегда лежал.

ФИЛИН. Да-а... Времена были... Вот такие шкеты были мелкие, от горшка два вершка, а у каждого уже что-то за душой - своё, персональное... Характер, отличие какое-то... Ты вот с горном своим носился, Никотин, ботаник-то наш, лобзиком всё выпиливал, про него даже в районке заметка была. А Курятина - та стихи сочиняла, могла целую стенгазету из стихотворений составить... Мда-а...

УЖИН. А у тебя - марки. Помню: ты марки собирал... И как? До сих пор коллекционируешь?

ФИЛИН. Да как тебе сказать... Что-то раздарил, что-то потерял, что-то дети с внуками порастаскали... Но ту коллекцию, что с космонавтами - помнишь, у меня была с первыми космонавтами? - храню. Там, правда, одной не хватает, гэдээровской, специального гашения, с Германом Титовым. Нигде не мог достать... Но с космонавтами храню. Её - никому и никогда... Дома альбом лежит, иногда достаю, смотрю, вспоминаю...

(снова закуривает - видимо, расчувствовался)

УЖИН А что... И правильно... Есть, что вспомнить... А разве нечего?

ФИЛИН. Как это нечего? У нас такой отряд был - самый боевой во всей дружине! Да что там в дружине - во всём районе!.. На смотре пионерской песни, на конкурсе речёвок, на "Весёлых стартах" - всё мы... Всегда первые места!

УЖИН. А почему? Всё благодаря вожатке нашей... Как её? Э-э-э...

ФИЛИН. Аж Два О.

УЖИН. Точно - Аж Два О, Ольга Ольгердовна! Ей эту кликуху из-за химии ведь дали?

ФИЛИН. Угу, она химию у старшаков вела... Так, часы какие-то... А в основном, всё с нами, с мальками красногалстучными.

УЖИН. Сейчас вспоминаешь - и диву даёшься. Откуда у вожатых только время на нас находилось? У той же Ольгердовны... Весь же день с нами: то маршируем, то "Взвейтесь кострами" ко Дню пионерии разучиваем, то под её руководством плакаты против сионизма, империализма и всякого там ревизионизма рисуем...

ФИЛИН. Да, вообще... Мировая была тётка...

УЖИН. Это нам тогда казалось, что тётка, а на самом деле... Какой она тёткой была? Лет на 15 всего нас старше... Нам тогда по десять было, а ей, значит...

ФИЛИН. Лет 25-26... Интересно, жива ли?..

 

Молчат, думают, вспоминают.

 

ФИЛИН (бросает окурок под ноги). Слушай, а ведь и в караул... В караул почётный, к юбилею революции, нас тоже из-за неё взяли. У кого быстрее всех построение? У нас быстрее. У кого салют чёткий и синхронный? У нас опять же...

УЖИН. А галстуки! Галстуки у нас всегда свеженькие, отглаженные - Ольга Ольгердовна жёстко за этим следила. Если не понравится ей - ни слова не говоря, снимет с тебя галстук, отутюжит и опять повяжет. Узел у неё ещё такой был... Такой, особый... Красиво умела завязывать.

ФИЛИН (кивает на стелу). Здесь вот тогда и стояли... В карауле - здесь, на этом самом месте, когда капсулу времени закладывали. Помнишь?

УЖИН. А то... Конечно, как будто вчера...

ФИЛИН. А ведь воды утекло... Когда это было? Какой год? 67-й ведь?

УЖИН. Ноябрь 67-го... 7 ноября, ровно 50 лет назад... Тогда тоже зябко было.

ФИЛИН. Даже ещё зябчее... Зябкее... Холодней, короче. Снег уже летел... То дождь, то снег...

УЖИН. Помню, помню... Снег падает - и тает сразу, на лице прямо тает... Вода стекает по щекам, а ты всё равно стой ровненько, не шевелись - почётный караул как-никак... Словно у кремлёвской стены!

ФИЛИН. Куртки расстёгнуты, чтобы белые рубашки и галстуки видны были, на головах пилоточки, ноги мокрые, девки вообще в туфлях и гольфах... А ты знай, тянись в струнку и не шелохнись.

УЖИН. Ага... У Аж Два О не очень-то шелохнёшься! Если плохо стоял - маршировкой потом замучает, в стенгазете пропесочит, а то ещё и галстука на месяц лишит!

ФИЛИН. Это самое страшное считалось - когда галстук отбирали...

УЖИН. У-у-у, не дай Бог! Слёз было...

 

И снова мужчины на какое-то время умолкли.

 

УЖИН (отходит чуть-чуть в сторону). Да, да, вот тут я - с горном своим тогда... Деревьев этих не было, потом их посадили, кусты маленькие ещё... Зато, кажется, клумба была?

ФИЛИН. Да, точно, клумба вот на этом месте!

(показывает)

Здоровенная такая, красным кирпичом со всех сторон обложенная. И на ней слова прямо из цветов: "50 лет Октябрю". Я ещё помню - мешала мне эта клумба здорово. Я ведь разводящим был - одних с поста снимал, других ставил... Ты маршируешь такой, носок тянешь - а тут, блин, лютики-цветочки на пути...

 

В это время с противоположной стороны шумно раздвигаются кусты, из которых выбираются Окалина и Вагина. Они не замечают мужчин, потому что заняты непростым делом - женщины вызволяют запутавшиеся в густых ветках лопаты. Ужин и Филин едва успевают укрыться в тени стелы.

 

ОКАЛИНА. Фу-у, наконец... Это джунгли какие-то, а не парк. Битый час плутали!

ВАГИНА (стряхивая с куртки приставшие листья). А чего ты хочешь, если все фонари гопота раскокала... Темнота - как у афроамериканца в этой самой... В смысле, как в лесу.

ОКАЛИНА. Лес настоящий и есть. Тайга!

ВАГИНА. Сейчас ещё ничего, сейчас трава завяла. А летом приди - чертополох с меня ростом, лопухи, крапива... Пропадёшь на раз-два, заблудишься и ни до кого в жись не доаукаешься.

ОКАЛИНА (с подозрением). А что, часто здесь бываешь?

ВАГИНА (уклончиво). Часто, не часто... Заезжала как-то в августе.

ОКАЛИНА (в голосе её недоверие). Примерялась уже? Приценивалась? Может, ты её без меня хотела - капсулу-то?..

ВАГИНА. Окстись, подруга! Чеканулась на склоне лет? Вообще уже... Ты что, забыла, о чём мы договорились? А я вот помню: вдвоём, вместе только - и ровнёхонько 7 ноября!

(пытается взглянуть на часы)

Да и бесполезно в другой какой день - всё равно не сбудется. Только в столетие, тютелька в тютельку, сама знаешь.

ОКАЛИНА. Знаю... И что не сбудется в другой день - тоже знаю... А всё равно боязно, вдруг обманешь? Ты ведь такая, ты ещё в школе такой была... Пронырой... Помнишь, мы дежурили, а ты сказала, что у тебя понос, живот, мол, прихватило? Сама домой ускакала, а я весь кабинет одна мыла. А девчонки потом сказали, что ты с Говядиной в кино пошла на "Внимание, черепаха!"

ВАГИНА. Ну, ты меня до смертной доски будешь этой черепахой попрекать, дежурством этим... Маленькие были, глупые... Ты лучше время посмотри, а то я на своих не вижу ни черта: может, наступило уже?

ОКАЛИНА. Как я посмотрю? Где? Не взяла ни часов, ни телефона...

ВАГИНА. Картина Репина "Приплыли"! А голову дома не забыла?

ОКАЛИНА. Ну, чего ты всё ругаешься? Чего?.. И так понятно, что скоро уже... Вышли в 11, пока по парку шарохались - вот уже и полночь... Так где-то...

(подходит к стеле)

Скорей бы уж! Смерть как хочется узнать - сбудется, не сбудется...

ВАГИНА. Конечно, сбудется! Ольга Ольгердовна говорила же, что обязательно сбудется. Зачем ей было врать?

ОКАЛИНА. Да понятно, понятно... Она нас никогда не обманывала... А всё равно неспокойно. Вот тут - неспокойно как-то... Жмёт...

(показывает на грудь)

ВАГИНА. Лифчик на размер больше купи - и жать не будет. Жмёт ей... Вечно ты... Одной мне надо было идти, одной!

(с досадой машет рукой)

ОКАЛИНА. Ты что! И ты смогла бы - без меня? Договаривались же вместе.

ВАГИНА. Да шучу я...

(после паузы)

Хотя... Желание-то всего одно... В смысле, сбудется - одно только.

ОКАЛИНА. Вот именно! Поэтому и уговорились с тобой заранее, что жребий бросим. Монетку - орёл или решка.

ВАГИНА (вздыхает). Ну, ладно. Монетку так монетку. Доставай.

 

Окалина начинает лихорадочно рыться в карманах.

 

ОКАЛИНА (испуганно). Нету! Потеряла, наверно... Был пятак, вот здесь вот лежал, а сейчас нету... Может, выронила?

ВАГИНА (от злости аж лопатой о землю стукнула). Да ты издеваешься? Во тютюндра!

ОКАЛИНА. А мы тогда это... Мы без монетки жребий...

ВАГИНА. Ну, и как?

ОКАЛИНА. Спички будем тянуть - короткую и длинную...

(спохватилась)

Спичек тоже нет... А мы тогда - веточки! Точно - две веточки возьмём - длинную и покороче. Кто короткую вытянет, тот и загадывает желание.

ВАГИНА. Нет, лучше - кто длинную.

ОКАЛИНА. Ладно, только тянуть я буду.

ВАГИНА. Почему это ты?

ОКАЛИНА. Потому что ты опять сжульничаешь. Помнишь, как мы в седьмом классе дежурили, и ты сказала, что у тебя понос?..

ВАГИНА (поспешно). Хорошо, хорошо, ты будешь тянуть. Не зуди только...

(присматривается к лопате подруги)

А это что? Ты вообще, да?.. Ты что такое сюда притащила?

ОКАЛИНА (обхватывает черенок своей лопаты). Лопату... Ты сказала, что надо лопату - я и взяла. У дворничихи нашей, у Ссадиной выпросила.

ВАГИНА (забирает у неё лопату). И это, по-твоему, лопата?

ОКАЛИНА. А что ж ещё? Конечно, лопата!

ВАГИНА. Это ГМО на палочке, а не лопата! Это же совковая!

ОКАЛИНА. Ну, и что? Какая разница?

ВАГИНА. Большая! Совковой же - грузить только... А нам долбить сейчас придётся, долбить! А ты - совковую... Ты как этой лопатой каменную кладку собираешься ломать? Ты бы ещё для снега лопату прихватила... Штыковую надо было!

(потрясает своей штыковой лопатой)

ОКАЛИНА (обиженно). Ты сказала лопату - я и взяла лопату... Откуда же я знала, что штыковую надо?

ВАГИНА. А сама дотумкать не могла?

(вертит в руках лопату подруги)

Вот что теперь делать? С одной лопатой - мы так до утра провозимся... А если вдруг моя сломается?..

 

В этот момент из своего укрытия выступает Филин.

 

ФИЛИН. Не беда, если сломается. На этот случай другой инструмент найдётся, понадёжнее!

 

Женщины в ужасе отшатываются. Окалина прячется за спину Вагиной.

 

ВАГИНА. Это ещё что за явление? Ты кто? Ты зачем здесь?..

(оправилась от первого испуга)

А-а-а, понятно. Праздник ещё не начался, а он уж того... Отмечает... Налил шары!

ОКАЛИНА (выглядывает). Ага... Алкаш, натуральный алкаш!

ВАГИНА (грозно). Для того вам парк, чтобы квасить тут? А?.. Чтобы людей по ночам пугать?

ОКАЛИНА. А мы сейчас это... Мы полицию позовём.

 

Филин смеётся и за рукав вытаскивает из-за стелы Ужина.

 

ФИЛИН. Не-е, девчонки, не надо полицию. У нас здесь свой полисмен имеется. Вот. Совсем настоящий - из самых что ни на есть внутренних органов...

ВАГИНА. Ну, что ты несёшь, что несёшь? Он же без формы.

ОКАЛИНА. Знаем мы таких полицейских! Повидали… Небось, собутыльник твой? Такой же синяк?

(выходит из-за спины подруги)

Дома пить нужно! Или на скамейке у подъезда, в крайнем случае.

УЖИН. Дома, точно! И на скамейке... А вам, девоньки, что дома не сидится? Смотрели бы сейчас по телевизору какую-нибудь чувствительную мелодрамку, чай с вареньем попивали бы... Нет, в парк их понесло!

ФИЛИН. Да ещё ночью, да ещё в таком возрасте...

ВАГИНА (всплеснула руками). Совсем алкотронщики распоясались! Какие мы вам девоньки?.. Ещё и на возраст намекают, собаки сутулые...

УЖИН. Конечно, девоньки! А кто же ещё? Девоньки-санитарочки...

(смотрит на Вагину)

Ты вот в первом звене санитаркой была...

(переводит взгляд на Окалину)

А ты - в третьем... Так?

 

Женщины некоторое время растерянно молчат. Вагина полезла в карман за очками.

 

ВАГИНА (надевает очки) Погоди-ка...

(приглядывается)

Филин? Ты ли, что ли?.. Ой, мать моя женщина!

ФИЛИН. Ну, наконец... Так, теперь проверка на вшивость: его узнаёте?

(хлопает Ужина по спине)

ВАГИНА и ОКАЛИНА (в один голос). Ужин!

УЖИН (манерный поклон). Собственной персоной...

ОКАЛИНА (трясёт Ужина за плечи, вертит его). Он, он это!.. И уши те же - лопухами, и нос всё такой же...

ВАГИНА (хихикает). Ага - грушей.

ФИЛИН. Узнали? Вот так-то... Ох, сколько вы нам в младших классах кровушки попили...

ВАГИНА. В смысле? Это как? Чего это мы вам попили?

ФИЛИН. Забыли уже? Вы ж тогда санитарками обе числились, на чистоту нас проверяли. Ну, и жучили пацанов за грязные ногти, за уши немытые!.. Стоят, главное, такие у двери в класс - и досмотр нам устраивают.

(подмигивает)

Когда непорядок какой замечали - хрена с два в класс пропускали. Да ещё Аж Два О потом ябедничали.

ОКАЛИНА. Ольге Ольгердовне, что ли? Ага...

ВАГИНА (строго). И не ябедничали, не ябедничали мы... Просто докладывали - как полагается, в журнал записывали... А чего с грязнулями цацкаться? Занесли бы в школу заразу какую-нибудь...

ОКАЛИНА. А я, к тому же, ещё и причёску всегда проверяла. Смотрела, чтобы мальчишки аккуратно пострижены были.

УЖИН. Во-во... Мне постоянно за лохмы мои доставалось, у меня же во все стороны торчали... Зато сейчас...

(снимает кепку - под ней лысина)

Зато сейчас - не придерёшься.

 

Все смеются.

 

ФИЛИН. А у меня, когда ногти или шея того, не очень были- я конфетами откупался. "Гусиными лапками"… Помнишь, Окалина? Твои любимые.

ОКАЛИНА. И не "Лапки" вовсе, а "Белочка"! На крайний случай - "Красный мак".

ВАГИНА. Что, правда? Так ты взятки брала? Конфетами?.. Вот уж никогда не подумала бы!

 

Снова общий смех.

 

ВАГИНА. Ладно, нам тоже от вас прилетало - будь здоров! Забыли, как вы нас за косички?.. А?

ОКАЛИНА. А как юбки нам поднимали?!. Один задерёт - и отбежит, а остальные стоят, ржут, как ненормальные. Будто трусов никогда не видели…

УЖИН. Ой-ой-ой, какие мы были нежные, беззащитные!.. Вы когда кучей собирались, с любым пацаном могли справиться.

ФИЛИН. Я и говорю... Помните, как на картошку в шестом классе ездили? Ну, в колхоз какой-то - "Ни свет, ни заря коммунизма"... Сахалин тогда лягушку на поле поймал и кому-то из вас - в карман...

ОКАЛИНА. Мне, мне он её сунул. Только не в карман, а за шиворот. Дебил вообще...

ФИЛИН. И что вы с ним сделали? Не забыли? Вечером возле тубзика подловили, скрутили - и прямо в очко башкой... Ох и орал тогда Сахалин... Как потерпевший орал, на всю деревню!

ВАГИНА. Так вопил, что Ольга Ольгердовна прибежала. Она ведь с нами тогда на уборочную ездила.

УЖИН. Она... У классной-то нашей всю дорогу откосы: то она на больничном, то ребёнок у неё, то курсы переподготовки... А Аж Два О всегда на подхвате, всегда рядом с нами. Настоящая вожатая!

ОКАЛИНА. Да она, бывало, и классные часы с нами проводила. Я уж о всяких там концертах, субботниках и днях рождения не говорю... Да, здоровская вожатка была! Но и строгая тоже...

ВАГИНА (назидательно). Строгая, но справедливая. Помните, как Жадина нас без обеда оставила? Ну, когда её по столовке дежурной назначили... Короче, её поставили котлеты по порциям раскладывать, а она все котлеты взяла и сожрала. Мы приходим, а там...

ФИЛИН. А-а, точно... Было, было что-то, припоминаю...

ВАГИНА. Другая на месте Ольгердовны раздула бы из этого такую эпопею... А она - нет. Знала, из какой Жадина семьи. Их у матери шестеро было, Жадина - старшая. Я разок к ним домой заходила, там такой караул... Вообще...

УЖИН. Да все это знали. Все! Она и одевалась-то всегда... Ремок ремком.

ОКАЛИНА. Ага! Платье мешком, колготки штопанные-перештопанные, сумка хозяйственная вместо портфеля... Про галстук уж и не говорю - Аж Два О ей всегда свой отдавала.

ФИЛИН. А спросят её на уроке - встанет и стоит столбом. Молчит, словно партизанка на допросе... Заторможенная какая-то...

УЖИН (усмехнулся). Заторможенная, а 20 котлет - того... Как корова языком... А?

ВАГИНА. Да нет, не совсем так... Что-то, может, и слопала, но... Домой она их унесла. Жили-то бедно, на макаронах да на крупе... А там братишки... Ольга Ольгердовна знала об этом, конечно.

ФИЛИН. Мда-а... Дела...

 

Некоторое время наши герои задумчиво молчат.

 

ВАГИНА. А всё равно хорошее было время... Тёплое такое, душевное...

УЖИН. Главное - насыщенное! Интересовались вечно чем-то, стремились к чему-то...

ОКАЛИНА. Благодаря ей и стремились. Благодаря вожатой нашей!

ВАГИНА. Как сейчас её вижу: блузка отбеленная, накрахмаленная - аж хрустит. Волосы вот так здесь невидимками...

(демонстрирует на собственной причёске)

Не идёт по коридору - летит!.. Галстук у неё всегда узлом особенным завязан, развевается... И значок вот тут...

(показала, где был значок)

Ух, и нравился мне этот значок! Он же не простой был, не обычный, редкий - артековской серии: нашего побольше, эмаль на нём поярче и "Всегда готов!" - другим шрифтом... Как мне такой же тогда хотелось, ребцы, если б вы знали! И вообще... Так хотелось на неё похожей быть... Я, может, только из-за Ольги Ольгердовны в педагогический и пошла.

ФИЛИН. Серьёзно? Во, едрит-мадрид-архимандрит!.. Ты что, в самом деле училка?

ВАГИНА. Была. Пять лет уж как пенсионерка. Ветеран труда, между прочим.

ФИЛИН. И что, тоже химия?

ВАГИНА. Какая там химия... С химией у меня не того... Матфак я закончила. Алгебра и геометрия.

УЖИН. Тоже неплохо... Алгебра - она же вообще... А геометрия-то тем более!

(повернулся к Окалиной)

Ну, а ты? Ты, наверно, по гуманитарной части? Я же помню: ты вечно с книжками... Все на переменке во двор выскакивают - мяч попинать, подурковать, за углом подымить, а ты - прямиком в школьную библиотеку...

ОКАЛИНА. Да нет, как-то не срослось у меня с гуманитарными...

(вздыхает)

Но насчёт книжек верно, читала тогда просто запоем... А самая любимая книга знаете какая была? Про пионеров-героев, из-за неё и бегала в библиотеку. Я их всех наизусть знала, этих пионеров: кто где родился, где воевал, кто какой подвиг совершил...

УЖИН. Ну, вот и поступала бы после 10-го на филфак. Или там в библиотечный...

ОКАЛИНА. Я в железнодорожный документы отнесла, родители настояли... Инженер дистанции пути... Закончила, а работать толком не работала. Замуж вышла, дети потом один за другим... Так вот и осталась в домохозяйках.

ВАГИНА (не без доли сарказма). Ага... Скажи уж как есть - в домработницах! Стирка, глажка, по полдня у плиты...

ФИЛИН. Ну, и что? И что с того?.. Если семейный бюджет позволяет... Если муж прилично зарабатывает... Почему бы и нет?

(взгляд его падает на лопаты, принесённые женщинами)

Только вот что... Я это... Не пойму я вас, девочки... Как вас мужья-то отпустили? Поздним вечером, в такую непогодь, в парк заброшенный...

ВАГИНА. У меня встречный вопрос: а что ваши супружницы? Как это они вас - одних да без присмотра?..

УЖИН. Да так... Мы особо и не отпрашивались.

ФИЛИН. А что, мужик уже и отпраздновать не может по своему усмотрению? Праздник как-никак! Юбилей!

ВАГИНА. Точно, юбилей... Он самый... Столетие... Скоро крейсер "Аврора" залп даст... Матросы, наверно, заряжают уже.

 

Вагина поднимает с земли кирку. Взвешивает её на ладони.

 

ВАГИНА. Миленько, миленько вы отпраздновать решили. Славненько...

(кидает кирку обратно на землю)

Со вкусом, с размахом...

УЖИН (кивает на лопаты). Да и вы тоже, гляжу, не растерялись... В стороне от юбилея решили не оставаться. Да?

ОКАЛИНА. А хотя бы... И что?

ФИЛИН. Вот и я говорю... То есть, мы говорим: и что? Что дальше-то?

(тянет на себя лопату Вагиной)

Это вам зачем? Что задумали?

ВАГИНА (тоже тянет лопату на себя). Что задумали - то задумали, вам-то какая разница?.. Наше это дело, личное... Мы вас сюда не звали!

УЖИН. А мы вас и подавно...

(смущённо покашливает)

Ладно, девчонки, давайте начистоту... Капсула времени? Да? Тоже за ней пришли?

 

Договорить Ужин не успевает. Темноту парка разрезает рёв мощного двигателя. По сцене начинает метаться сноп света. Становится понятно: к стеле стремительно и неудержимо приближается какая-то техника с включенными фарами.

 

ФИЛИН. Атас! Это облава...

ОКАЛИНА. Ребята, ребята, что делать? Они же накроют нас сейчас, а тут инструменты...

ВАГИНА. Полиция, это точно полиция... Настучал кто-то...

УЖИН. Как пить дать - парк прочёсывают, токсикоманов с бомжами ищут...

 

Наши герои в панике мечутся по сцене, они явно не знают, что им делать. В последний момент знакомая нам четвёрка всё-таки успевает укрыться за стелой.

Рёв мотора усиливается, очевидно, машина уже где-то совсем рядом. И вот, подмяв под себя пару кустов, на сцену задним ходом выезжает огромный джип. Выезжает и останавливается - мы можем наблюдать только кормовую его часть. Звук двигателя смолкает. Хлопает дверца - и спустя мгновение показывается одетый в камуфляж Пластилин. У него на ремне через плечо висит большая круглая фляжка. Он подходит к багажнику, открывает его и начинает сгружать на землю привезённое снаряжение: кувалду, фомку, лопату, отбойный молоток, болгарку, перфоратор, домкрат, набор тросов, рюкзак... За машиной быстро вырастает внушительная горка инструментов.

Пока Пластилин работает, сзади к нему тихонько приближаются Филин, Вагина, Окалина и Ужин.

 

ФИЛИН. Всё выгрузил или помочь надо?

 

Пластилин резко оборачивается.

 

УЖИН (кивает на снаряжение). Экспедиция целая... Сафари!

ВАГИНА. А мы-то тут... Врассыпную все, как тараканы ошпаренные...

ОКАЛИНА. Думали, что полиция. Думали, загребут сейчас... А тут...

ПЛАСТИЛИН (отступает в сторону). А что - тут? Что?.. Ну, я тут... А вы что за персоны?

 

Пластилин достаёт из кармана фонарик, направляет пучок света на тех, кто ближе.

 

ФИЛИН (отгораживается ладонью). Ты это... Ты брось свой светильник... Ни к чему это... Что, без фонарика старых друзей признать уже не можешь?

ПЛАСТИЛИН. В смысле - признать? Мы знакомы разве?..

(приглядывается к Филину)

Стоп, стоп, стоп... Минуточку... А мы с тобой не промышленной выставке пересекались? Потом фуршет... Нет? Тогда, может, в Карловых Варах?..

ФИЛИН. Нет, не в Варах и не на выставке... Я вообще ни в каких Варах не был... Зато в 19-й школе учился. С тобой, балбесом, в одном классе вообще-то!

ПЛАСТИЛИН (после короткой паузы). Филин, ты? Неужто и вправду ты?.. Вот так номер, не ожидал... Во дела!..

(смотрит на Ужина)

А это... Это Ужин, гадом буду - Ужин! Только лысый и зубов того... Куда зубы-то дел?.. А волосы?.. Сто лет, парни, сто зим!

 

Мужчины радостно обнимаются.

 

ФИЛИН. А мы тебя сразу раскусили. Только из машины выпрыгнул - сразу поняли: Пластилин... Вон ты какой стал - на крутом джипаре, по полной выкладке...

УЖИН. Не удивительно. Он и в школе такой же был, самый деловой. У всех дермантиновые портфели, у него кожаный ранец. У всех на физре линялые хэбэшные майки, у него футболка с "Битлами"- мадэ ин не наша. У всех "Школьники", у него "Орлёнок"...

ПЛАСТИЛИН. Ишь, запомнил... А велик - да... Знатный велик был, жаль только без катафотов. Помните, мода у нас такая была - на спицы катафоты разноцветные прикручивать? Колёса вертятся, катафоты на солнце сверкают... Красота!

(приглядывается к женщинам)

А это, простите, кто? Может, представите милым дамам?

ВАГИНА (фыркает). Милым дамам!.. А ты не забыл, как одной из этих милых дам майского жука в дневник засунул? А потом бац кулаком по обложке... Пятно на весь вторник, и на пятницу ещё... А там - пятёрка по рисованию!

ОКАЛИНА. А другой даме ты кнопку на стул подложил. Думаешь приятно, когда со всего маху - задницей на кнопку?

ПЛАСТИЛИН. Окалина, гад буду - Окалина! Ну и ну.. А это... Это же Вагина!

(смеётся)

Ё-моё! У вас здесь что, вечер встречи выпускников? А? Или уж ночер, скорее... А вы всё такие же, девчонки, не изменились почти...

ВАГИНА. Ага, говори, говори... Свистеть - не мешки ворочать... То-то и узнать не мог - так мы не изменились.

ПЛАСТИЛИН. Узнаешь тут... Я-то думал, что один здесь... А вы из-за спины, всей оравой... Я чуть револьвер не выхватил.

(похлопал по кобуре на боку)

Травматика, не бойтесь.

УЖИН. А мы и не боимся... Чего нам бояться?.. Скажешь тоже...

 

Возникает неловкая пауза. Никто не знает, как поступать, что говорить.

 

ФИЛИН (полез в карман). Ты это самое... Дымишь?.. Как насчёт перекурить?

ПЛАСТИЛИН (с усмешкой). Как в школе, в пятом?.. За кочегаркой?

 

Филин и Пластилин закуривают. Снова напряжённое молчание.

 

ПЛАСТИЛИН (щурит глаза). А вы, ребята, не за ней, случаем? Не за капсулой времени?

ВАГИНА. А ты? Судя по снаряжению - так и есть...

(кивает на выгруженные из машины инструменты)

Даже отбойный молоток не поленился... Предусмотрительный!

ОКАЛИНА. Чего только нет... С таким снаряжением гробницу фараона в два счёта вскрыть можно, не то что стелу.

ПЛАСТИЛИН. А я и не собираюсь тут зависать. Не знаю, как вы, а мне вошкаться некогда.

(поправляет ногой бухту с тросом)

Думаете, я с кондачка сюда? Да я здесь уже раз десять был. Всё промерил, продумал, просчитал - чего и сколько с собой взять. Посмотрел, с какой стороны на памятнике кладка потоньше, откуда можно трос завести, если придётся лебёдкой стелу валить... Короче, целый бизнес-проект... Так что, минут за 15, думаю, управлюсь.

УЖИН. Управимся... Мы управимся, хочешь сказать?

ОКАЛИНА. Вот именно! Ты о нас-то хоть подумал? Мы тоже здесь, вроде, не сбоку припёка...

ПЛАСТИЛИН. А это ваше дело, с какого вы бока. Мне, если честно, глубоко насрать. Я тут всё подготовил, всё просчитал... Я, понимаете? Я один... Столько раз сюда приезжал, и что-то ни одного из вас не видел. А сейчас, пожалуйста - на готовенькое... Так что попрошу освободить площадку!

ФИЛИН (возмущённо швыряет окурок на землю). Ничёсе заявленьице… Как это освободить, едрит-мадрит? С какой такой радости?

ПЛАСТИЛИН. А так, очень просто... Как говорится, вас здесь не стояло!

ВАГИНА. А харизма у тебя не треснет, а, паря? Вообще-то мы здесь первые... Мы сюда сегодня первыми пришли.

ПЛАСТИЛИН. И что? Подумаешь, сегодня явились на полчаса пораньше... И вообще...

ВАГИНА. Что вообще? Что?

ПЛАСТИЛИН. А то... Желание... Заветное желание - у одного только исполниться может. Не забыли? Из нас пятерых - у одного... Так ведь Аж Два О говорила?

ВАГИНА (мрачно). Для кого Аж Два О, а для кого Ольга Ольгердовна... Тебе, Пластилин, она, между прочим, ничего не говорила.

УЖИН. Конечно, не говорила! Тебя же с нами в тот день не было - когда мы в почётном карауле тут стояли. Слинял куда-то в очередной раз...

ПЛАСТИЛИН. Ну, не было и не было... Разве в этом дело?.. Да, не было - заболел я тогда. С простудой дома сидел... У меня справка была...

(похлопал по карману, словно та справка до сих пор при нём)

Мне про капсулу и про заветное желание пацаны потом рассказали.

ФИЛИН. Ну, и что они тебе рассказали?

ПЛАСТИЛИН. Да всё рассказали, всё, как было... Ведь с чего началось? Райком комсомола решил послание потомкам отправить. Ну, в 21-й век: из 67-го года - в 2017-й. Написали письмо: приветствия там, пожелания, напутствия, ля-ля, три рубля... Положили его в специальную капсулу, капсулу в стелу замуровали.

(кивок в сторону стелы)

А условие такое: вскрыть капсулу 7 ноября 2017-го, ровно в столетнюю годовщину революции. Так?

УЖИН. Ну, примерно...

ПЛАСТИЛИН. А на церемонию закладки нас пригласили... То есть, вас... Короче, наш отряд, но без меня, потому что болел я...

ОКАЛИНА. Что-то часто ты тогда болел, Пластилин. Особенно, когда внеклассное мероприятие какое-нибудь... Воспаление хитрости - вот как это называется!

ФИЛИН. Ага. Шланговал ты, земеля, а не болел!

ПЛАСТИЛИН. Ой, да бросьте вы, бросьте... Моральный кодекс они мне тут втирать собрались... Говорю же - простудился!

(ловким щелчком отбросил в сторону бычок)

Ну, так вот. Торжественное построение, речи, оркестр... Письмо зачитали, потом в капсулу его. Капсулу положили в особый железный ящик, а уж ящик - в нишу в стеле. Ну, а после всё это дело кирпичами замуровали, табличку сверху пришпандорили... Так?

ФИЛИН. Всё верно. Так оно и было. Правильно тебе пацаны рассказали.

ПЛАСТИЛИН. А после линейки вы с Ольгердовной по парку гулять пошли. Было? Было... Ну, тут кто-то её и спросил: а зачем всё это – ну, с капсулой, с письмом?..

ВАГИНА. Я, я её спросила...

ПЛАСТИЛИН. ...Зачем, мол, вся эта канитель? Зачем написали, зачем замуровали?.. Она и сказала...

ОКАЛИНА (поспешно). Да, сказала... Как вчера было - помню... Это, говорит, ребятки, для того, чтобы самое заветное желание исполнилось!

УЖИН. Точно. Через 50 лет, говорит, кто-то из вас придёт сюда, вскроет нишу, достанет капсулу времени, и тогда...

ФИЛИН. Тогда, говорит, у этого человека исполнится его самая заветная мечта. Понимаете? Самая-пресамая! Но одна... И только у одного человека...

ПЛАСТИЛИН. То-то и оно... Одно желание... Одно-единственное...

УЖИН. Зато - заветное.

ОКАЛИНА. Сокровенное, можно сказать...

 

Некоторое время наши герои молчат.

 

ПЛАСТИЛИН. Нет, дорогие мои однокласснички... Вы, как хотите, а это будет моё желание, моя мечта... Как хотите...

ФИЛИН. Уверен?.. А чем это твоя мечта наших лучше? А?





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.