Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Французская революция и директория




Оглавление

1. Введение

2. Рококо (1730-1789)

3. Французская революция и директория

4. Ампир (1804-1815)

5. Реставрация (1815-1820)

6. Бидермейер и романтизм (1820-1840)

7. Второе рококо (1840-1870)

8. Мода в период (1880-1890)

9. Модерн

10. Мода между двумя мировыми войнами

11. Мода в период 1945-1985

12. Заключение

13. Список используемой литературы

14. Приложение

Введение

История костюма с древнейших времен до современности является выровнять ВЕСЬ текст по ширине тем зеркалом, в котором отражается вся история человечества, история стран и народов, которые в различные периоды становления общества проявляли специфические черты и особенности своего бытия в одежде. Костюм непосредственно связан не только с рукоделием и художественным творчеством, но и с этнографией и физиологией человека. Изучение истории костюма и моды дает людям ключ к познанию обычаев, обрядов и нравов, как существующих народов, так и цивилизаций давно минувших эпох. По форме и окраскам одежд представителей разных эпох и народов, по тканям и орнаментам можно узнать степень их художественного и промышленного развития; изменения в покрое, в сочетаниях цветов, влияние костюма одного народа на одежду другого — все это дает возможность распознать путь развития или упадка цивилизаций; религия, философские учения, искусство влияют на внешний облик людей, а по костюму всегда, в достаточно определенной степени, можно создать представление о культуре общества и его социальном устройстве в различные эпохи и исторические периоды. Одним словом, в костюме невольно отражается практически всё многообразие духовной и умственной жизни каждого народа в определенный период его развития. убрать нижеследующий пробел, а также все по ВСЕМУ тексту, абзацы дополнительно не разделяются

Костюмы королей и выдающихся исторических лиц характеризуют, нередко целую историческую эпоху. Одежда всякого человека своим общим «модным» видом характеризует известный период времени, а своими деталями, индивидуальными меткими частностями, манерой носить ее — определяет характер, вкусы, умственную и духовную жизнь носящего ее человека.

 

 

Рококо (1730-1789)

Великолепный костюм эпохи барокко сменился «интимным» костюмом эпохи рококо; первенство здесь опять принадлежит французскому двору. Появление нового костюма относится к первым годам XVIII века, а его расцвет заканчивается с правлением Людовика XV. Так же, как зеркальная галерея в Версале теперь заменяется интимными дворянскими салонами, а оркестры периода барокко - утонченной камерной музыкой, так и объемные формы одежды барокко сменяются уменьшившимся декоративным и богато орнаментированным платьем, которое как -будто снова приобрело человеческие размеры. Помпезность и торжественность сменились капризом и прихотью, ассимметрия победила правильность линий. Ренессансные традиции умеренности кончились. Импровизированные и свободно развевающиеся платья барокко как бы опали и приобрели более определенные формы, детали костюма уменьшились и стали более изысканными. Однако в покрое одежды рококо не наблюдается никаких заметных перемен. Все модные тенденции, которые наметились в предыдущую эпоху, приняты рококо, которое обогатило их новым содержанием. Этот период «пострадал» с точки зрения внешнего блеска и роскоши, но зато его отличает грациозность и легкость платья. Во Франции снова появляются платья барокко на обручах. Они имеют куполообразную форму, такую же, как архитектура костелов; юбки стали шире, чем в период регентства. Основу юбки составляли железные прутья, которые обтягивались полотном. Во второй половине столетия юбка сильно расширяется в стороны и её круглая форма превращается в овальную. Лиф открывается до глубокого выреза и опять вытягивается вниз ниже талии в виде треугольника. Узкие к локтям рукава, подобно вырезу, украшены каскадами падающих кружев, лент и позументов. В новом костюме учитывается контраст маленького лифа и огромной юбки. Это причудливое явление венчает уменьшившаяся голова с прилегающей прической. Считается, что в одежде того времени царила анархия. Но современники, например, Ретиф де ла Бретонн, восхищаются платьем рококо, считая его примером искусства «де се дэветир» (de se devetir - одеваться). В связи с новой одеждой часто говорят о сладострастии либо о невинном кокетстве; женский лиф, нам кажется, является наилучшим тому свидетельством, фигура, во второй раз деформированная райфроком и пластинчатым корсажем до прочных геометрических форм, теперь причудливо разнообразна. [Вольфганг Брун,1995: 47-54].

Во второй половине XVIII века это разнообразие форм достигает своей вершины: уменьшившаяся в начале рококо прическа опять начинает подниматься, а вместе с ней еще больше расширяется юбка. Знаменитые парикмахеры вместе с модистками в это время видоизменяют прически и гримировку лица. На головах появляются натюрморты из цветов, лент, декоративных шпилек и перьев, тюрбановидные чепцы, украшенные полумесяцем, и даже лодки с высокими парусами, ветряные мельницы, мосты и садовая архитектура. Белые напудренные парики милосердны к возрасту, скрывают его и придают своим носителям изысканный и вычурный вид. Эта вычурность подчеркивается еще гримировкой лица, его стилизацией. Грим использовался в таких масштабах, что, говорят, мужья часто даже не узнавали своих жен, несмотря на то, что те не собирались маскироваться. Использовалось такое огромное количество пудры, вырабатываемой из муки, потребность в которой тогда так возросла, что временно это вызвало недостаток в снабжении мукой. [Будур, 2002: 252-280].

Большое значение придается также мелким дополнениям к одежде. К ним относится веер, который был необходимой частью умения кокетничать, сумочка помпадур (pompadour)} для бесчисленных косметических мелочей, перчатки и муфта. В то время очень увлекались лентами, которые украшали одежду сверху донизу, а также цветами, искусственными и живыми. До этого времени искусственные цветы изготовлялись, в основном, в монастырях для украшения храмов, теперь же во Франции возникает обширное производство искусственных цветов как модного дополнения к одежде. [http://maskball.ru/dress/index.html].

Туфли маленькие и изящные, как и вообще весь костюм; они с глубоким вырезом, у них увеличен каблук, хотя в обществе носят, главным образом, мягкие и низкие туфли, вроде домашних тапок. Туфли, по большей части, изготовлялись из простого материала либо из шелка, но некоторые были богато вышиты, украшены лентами, пряжками и даже драгоценными камнями. [Сидоренко В.И. , 2004: 63-65].

В одежде рококо, сильно обнажающей тело, уделяется большое внимание нижнему белью - женщины теперь носят белые чулки, как мужчины, но иногда также и пестрые. Нижнее белье теперь является настоящим произведением искусства, шелковое, украшенное золотом и серебром, богатыми вышивками и кружевной отделкой. Декольте позволяло видеть рубашку с кружевной оторочкой. Нижняя юбка стала не только дополнением и укреплением верхней юбки, теперь она играет важную роль и при ходьбе, т. к. может быть видна. Поэтому её богато украшают лентами, кружевами и воланами. С богатством нижнего одеяния связаны и обычные утренние церемониалы, т. н. левэ (lever), которые имели место не только у коронованных особ, но и в мещанских домах, где принимали участие кавалеры. Очень заметной частью гримировки становятся мушки, шелковые черные пластыри разнообразной формы, размещение которых диктовалось языком любви. Они помещались не только на лице, но и на скрытых частях тела. [Вольфганг Брун,1995: 88-102].

Мода рококо является типичной модой аристократии, модой, которая напоследок объединила всю аристократическую и королевскую Европу. Эта мода с необыкновенной силой охватила все европейские страны, которые слепо имитируют её и следуют ей. Моду, запечатленную на полотнах Ватто, Буше Шардена и Фрагонара, переняли все слои населения. Мещане и простые женщины приспособили её к своим возможностям. Её быстрому распространению содействовали и первые модные журналы, которые стали выходить в европейских столицах. В Чехии новым модным течениям, особенно их распространению среди народа, чинились различные препятствия. Ещё в начале XVIII века в Чехии выходит императорский рескрипт, который запрещал ношение привозных тканей. Император Карл VI этим рескриптом от 1716 года тормозит ввоз всякого вида роскошных заграничных материй, в Чехии к ним относили даже сукно.

Парижская мода постепенно заняла господствующее положение, но она не ограничилась пределами только Франции даже в период, когда капризы рококо достигли своей вершины. Как видно из рисунков немецкой модной одежды того времени, и в Германии дамы пытались догнать великий и недосягаемый модный образец, как в силуэте, так и в модных дополнениях к ней. Мужчины, наоборот, одеваются сдержанно, их костюм —предвестник «умеренной» мужской одежды XIX и XX веков. [Плаксина Э. Б., 2004: 124-134].

КАЖДЫЙ новый параграф начинается с новой страницы

Французская революция и директория

Франция опять начала носить грубые башмаки а ля Франклин (àа 1а Franklin) и высокие закругленные каблуки а ля Пан (àа lа Раnnппе). И в женской моде появились детали одежды, напоминающие своими названиями, например, а ля Бостоньен, а ля Андапенданс, а ля Филядельфиа, а ля нувель Англетер (àa la Bostonien, àa la Independence, àa la Philadelphia, àa la nouvelle Angleterre), о политических симпатиях французов, связанных с провозглашением американской независимости. [Киреева Е. В.,1970: 120-126].

Отсюда - один шаг к революционному французскому покрою. И элегантная Франция начинает носить деревянные башмаки сабо (sabots) и подтяжки. В 1792 году красный колпак каторжника стал символом якобинцев, им же стала якобинская куртка а ля Карманьоль (àa la Carmagnole), позаимствованная у крестьянской одежды. В качестве протеста против коротких придворных панталон, к этой куртке начали носить длинные и широкие холщовые штаны матло (matelots), заимствованные из одежды моряков, как бы разновидность наших джинсов. Этот революционный национальный костюм протеста существовал не очень долго, но на его основе возник целый ряд вариантов национальной одежды. На этот последний не повлияла, конечно, ни одежда моряка, ни каторжника, ни крестьянина, ни, тем более, античность. Понятие «мода» на национальные костюмы, естественно, не распространилось. Национальный костюм стал как бы признаком разделения общества на сословия.

К совсем другой категории относится «антиреволюционный костюм», который носила золотая молодежь и сторонники монархии, называемые анкруа-ябль (Incroyable) и мервеёз (Merveilleuse). Анкруаябль начинают создавать моду нового класса. Из идей анкруаябль начинают извлекать пользу творцы новой моды - портные и модистки, которые обрабатывают все эти экстравагантные идеи, приспосабливая их к действительности.

В стиле их одежды - как часто бывает в истории моды - проявляется увлечение молодого, энергичного поколения новыми идеями.

Анкруаябль страстно желали задать модный тон в одежде оригинальным способом. Прежде всего они одеваются в намеренно плохо сшитые фраки; такое до сих пор изящное украшение мужской одежды как галстук они представляют в карикатурном виде, а именно - повязывают его таким образом, что он даже частично закрывает лицо; жилет с «небрежной» элегантностью застегивают через пуговицу; на волосы, сильно завитые в локоны около ушей, надевают двурогую шляпу огромных размеров. У их партнеров мервеёз также увеличивается объем головы за счет сильно завитых волос и огромных чепцов, украшенных множеством лент, а иногда и клювообразным козырьком. Их платье в принципе представляет собой обычный расширенный шмиз — собственно это муслиновая или тонкая длинная полотняная рубашка с большим декольте, короткими рукавами и поясом, перемещенным под самую грудь. Это платье украшено многочисленными воланами на рукавах и по нижнему краю юбки. Богато присборенная юбка спереди придерживается рукой, так что ножка, обутая в плоскую туфельку, обнажается высоко над щиколоткой. По форме и покрою шмиз того времени шился в подражание хитону и пеплосу античных героинь и богинь, которыми одинаково были очарованы как художники, так и портные. Шмиз долго будет господствовать в моде: преодолев кратковременные неудачные эксперименты, он переживет и Французскую революцию, и Конвент, и Директорию и исчезнет только в эпоху Наполеона, но еще долго останется в пользовании как неглиже. [Киреева Е. В.,1970: 120-126].

За это долгое время шмиз подвергнется многим переменам и изменится, если так можно сказать, его «содержание». В период Революции дамы с помощью шмиза выражали свою героико-патетическую настроенность. Так, в это время скептически настроенные современники в сомнении качали головами, когда при свете горящих ламп они видели танцующих дам в античных туалетах, с прическами а ля Диана и а ля Психея, с обнаженными руками большими декольте и в античных сандалиях, которые тем самым как бы признавали греческую республиканскую систему. Дальнейшее развитие шмиза в какой-то мере соответствовало настроению скептиков. Сразу же вслед за этим новая мода сменилась более фривольной, т. н. «нагой» модой, называемой так же а ля соваж (àa la sauvage). В Париже представительницей этой моды была всеми признанная мадам Тальен, которая была «красивее капитолийской Венеры», как написала в своих мемуарах графиня д'Абрант. У мадам Тальен были бархатистые черные волосы, коротко остриженные, завитые на концах, такая прическа тогда называлась а ля Тит (àa la Titus). Говорят, она носила простое платье из индийского муслина, собранное в складки по античному образцу и застегнутое на плече камеей. Камеями был украшен и пояс, рукав над локтем заканчивался золотым браслетом. «Нагая» мода, хотя и экономила на материале, но зато увлекалась драгоценностями. Эта мода была предметом постоянного разговора в обществе, она возбуждала насмешки и была постоянной мишенью для нареканий. Парижане смеялись над тем, что их дамам достаточно только одной рубашки, чтоб быть одетыми по моде. Но, несмотря на все насмешки и предостережения врачей, мода шмиз продолжалась. [http://fashion.artyx.ru/books/item/f00/s00/z0000000/st030.shtml].

 

Ампир (1804-1815)

Увлечение античностью в предшествующий период отразилось не только на женской моде, но и на всем образе жизни общества, повлияло на архитектуру, живопись, скульптуру. Казалось, это увлечение будет очень длительным и будет определять весь стиль жизни XIX века. [Плаксина Э. Б., 2004: 144-148].

Действительно, в начале этого столетия шмиз еще сохраняет свое «господство». Его постоянно носят с глубоким вырезом и высоко поднятым поясом, юбка по-прежнему ниспадает длинными мягкими складками, переходящими в шлейф. Около 1801 года в украшении платья еще преобладает греческий орнамент, а к 1804 году - этрусский и египетский. Однако в этом же году шлейф исчезает, а в последующие годы на украшение шмиза начал основательно влиять готический орнамент. Декольте уменьшилось, особенно у дневных платьев; наконец, и пояс несколько снизился. В последующие годы длина шмиза сокращается настолько, что сначала стал виден туфель, а после 1810 года - и щиколотка. В эти годы в Париже появились первые привозные меховые пальто. Но наиболее желаемым дополнением к женскому платью были кашемировые шали из Египта. [Киреева Е. В.,1970: 134-138].

Производство шалей во Франции появилось около 1805 года (производство Терно), что ставится в заслугу первой жене Наполеона Жозефине Богарнэ, которая, правда, сначала колебалась, но потом оказала этому делу свое покровительство. Жозефина возвеличила также творца моды ампир- портного Леруа, который одевал по последней моде весь императорский двор. Он считался лучшим парижским портным. Из приходно-расходных книг Леруа видно, что для своих заказчиц он создавал не только индивидуальные модели, но и предлагал к ним специальные шляпы и, кроме того, особую парфюмерию, что позже стало обычным делом больших французских салонов. Несколько позже, около 1815 года, при известном салоне Жака Дусе основывается первое небольшое производство шляп. Портные тогда присвоили себе возвышенный титул - «академики». Они имели собственные мастерские, которые были чем-то средним между ателье и мануфактурой, где работало несколько сот работниц. Там были и «собственные» модельеры (для Леруа работал Огюст Жарнери). О них пишут в журналах, модные карикатуристы не обходят их своим вниманием. На одной из карикатур Леруа изображен как жрец, которому в его «священнодействии» помогают портнихи в простых шмизах, подпоясанных фартуками, - они изображены где-то далеко в стороне. Внимание прессы, в том числе и карикатуры, так же, как и хвалебные некрологи (в 1829 году на смерть Леруа пишет поэт Ипполит Оже в журнале «Ла Мод»), являются признаком знаменитости, а Леруа, действительно, был очень знаменит в свое время и принадлежал к крупнейшим представителям парижской моды XIX века. [Плаксина Э. Б., 2004: 144-148].

Однако, само собой разумеется, что на первых порах французская мода шла тогда еще за бывшими величинами — «ветеранами» в области моды. Так, по приказу Наполеона, в Париж привозили модели даже из Вены, куда на время переехал придворный портной, а главное — Роз Бертэн, бывшая модистка Марии Антуанетты.

Женская прическа довольно долго находилась под влиянием античной моды, но в конце концов победила не мода времен империи, а классическая, республиканская, форму головы подчеркивают гладко причесанные волосы, разделенные посередине пробором, которые укладывались в сеточку или заплетались в косы. Единственным оживляющим прическу украшением были локоны, свободно падающие на лоб. Драгоценности, которые опять начинают вызывать большой интерес, до сих пор находятся под влиянием античности; носят оригинальные античные камеи, а также их имитации и искусственный жемчуг. Большой популярностью пользуются браслеты на руках и на ногах, а также перстни, ожерелья и колье, несколько раз обернутые вокруг шеи, серьги с богатыми подвесками и диадемы.

Обувь также продолжает нести отпечаток античности: она низкая, плоская, без каблука, не исключены и сандалии с переплетением из ремешков. И только головные уборы, единственный элемент одежды, находятся в стороне от античной моды. В это время носят чепцы и шляпы самых различных форм. Причем шляпа постепенно вытесняет чепец. Женщины эмансипируются и шляпы становятся для них, как бы эмблемой, признаком общественного положения. Поэтому женщины начинают носить шляпы и в виде цилиндра, и в виде берета, напоминающие мужские головные уборы, а также вечерние тюрбаны, шлемо-видные шляпы и т. д. [http://www.ms77.ru/articles/14953/].

 

Реставрация (1815-1820)

С 1815 года изменяется и шмиз — теперь он «обрастает» разными воротничками, рюшками, воланами и ленточками эн дан де лю (en dent de loup). Меняется и прическа: волосы теперь разделены пробором и гладко положены по бокам. Итак, с падением Наполеона в 1815 году в моде кончается целая эпоха. В это время она прощается и с белым цветом - до этого времени самым излюбленным в великосветском обществе: как бальные платья, так и дорожные туалеты были белого цвета. Теперь для торжественных случаев он становится совершенно неподходящим.

Простые белые платья стали редкостью. Теперь они - либо признак излишней скромности, либо чрезмерного целомудрия; они стали признаком бедности и «подходили» только для барышень из обедневших дворянских родов, которым не хватало доходов для того, чтобы идти в ногу с современной модой. Это период Реставрации. В это время снова в моде все естественное, натуральное. Поэтому персонажи, напоминающие «богинь разума» ЭО-х? годов XVIII века, производили несколько смешное впечатление, когда «в интерес ных местах своего повествования они наклоняли голову... если речь шла о ценности и «происхождении» тканей, из которых были сшиты их платья» (опять Стендаль). Общий стиль моды, как революционного периода, так и империи, главным образом, был почти строгим. Мода Реставрации от античности уже отошла и стала ориентироваться на моду рококо, которая теперь казалась и галантной, и прелестной. Период Реставрации является первой попыткой введения в моду сентиментального направления. [Киреева Е. В.,1970: 134-138].

Элегантный мужчина должен был ежедневно несколько раз переодеваться, его рубашка всегда должна была быть белоснежной. В одном частном письме, относящемся к тому времени, князь Германн Пюклер-Мускау пишет о том, что элегантному мужчине еженедельно требуется двадцать рубашек, двадцать четыре носовых платка, десять видов брюк, тридцать шейных платков, дюжина жилетов и носков.

В женской одежде продолжается отход от античности, которая была решающим направлением в эпоху ампира. Опять становится модной верхняя одежда - пальто, только теперь уже в виде пальтообразного платья или все еще любимого редингота. Носят и каррик ?и ещё как новинку — меховое пальто. [http://www.ms77.ru/articles/14953/].

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов.