Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Антропология и современность





Подведем некоторые итоги. Под давлением современных западных институтов традиционные нормы и ценности, экономические способы производства и формы социальной организации, обычаи и модели семейной жизни, религиозные верования и т. д. если и не исчезают, то сильно трансформируются. По этой причине может показаться, что по мере вытеснения первобытного и традиционного образа жизни исчезает и предмет исследования антропологии. Однако это не так. Во многих постколониальных и развивающихся обществах, а также в обширных пространствах постсоциалистического мира традиционные социальные (например, патрон-клиентные) отношения продолжают играть большую роль; осмысление экономических, социальных и политических процессов в данных обществах обязательно должно учитывать наличие данных отношений. Вместе с тем антропологические подходы имеют большие перспективы и при изучении современности. Их применение по (14)отношению к современным обществам показало свою эффективность. Отсюда появились такие специализированные дисциплины, как антропология детства, феминистическая антропология, антропология национальных меньшинств и т. д. С этой точки зрения предмет политической антропологии может быть гораздо шире. Политантрополог, пользуясь антропологическими (этнологическими, этнографическими) методами, может продуктивно изучать механизмы власти и контроля не только в доиндустриальных, но и в современных обществах. Особую ценность его исследованиям придает широкое использование сравнительно-исторического метода и возможность понять незападные политические системы изнутри, без навязывания им политологической и социологической терминологии, разработанной на примере цивилизации Запада. Опыт показывает, что вторжение антропологов в сферу интересов политологов и социологов может привести к пересмотру сложившихся стереотипных представлений, выявить новые стороны рассматриваемых явлений. В качестве примера можно привести исследования французского антрополога Марка Абеле, посвященные анализу политических ритуалов и церемониальных символов в современной политической культуре Франции и Европы. Таким образом, исходя из всего вышеизложенного, можно определить политическую антропологию как дисциплину, которая занимается изучением политического поведения, власти и институтов контроля в их исторической динамике антропологическими (этнографическими) методами. Политическая антропология - это антропологическая дисциплина, изучающая политическое поведение, политические и властные институты этнографическими методами.



(15) 3. Методы и методологические подходы. Методы

Основными методами политантрополога (как и любого антрополога, этнолога, этнографа) являются: 1) наблюдение, 2) опрос, 3) извлечение информации из других категорий источников (опубликованных материалов, архивных документов, отчетов других исследователей и т. д.). Наблюдение основано на прямой зрительной фиксации того или иного явления, интересующего исследователя. Такое наблюдение принято называть простым. Точность отражения зависит от длительности полевого исследования. В идеале длительность полевого исследования должна быть несколько более одного календарного года (два-три месяца необходимо на адаптацию в среде), чтобы антрополог мог зафиксировать особенности жизнедеятельности изучаемого этноса во все временные периоды года. (15)Кроме простого существует включенное наблюдение, когда ученый поселяется среди изучаемой группы и, пытаясь методом глубокого погружения включиться в жизнь изучаемой культуры, в течение длительного времени фиксирует важнейшие стороны ее жизнедеятельности. Данный метод считается наиболее действенным методом этнографического исследования. Один из классиков классического эволюционизма Люис Генри Морган (1818-1881) длительное время жил и общался среди ирокезов и даже был принят ими в полноправные члены племени сенека. Несколько лет прожил среди папуасов Новой Гвинеи старейший российской этнолог Н.Н. Миклухо-Маклай (1846-1888). Еще один из видных зарубежных исследователей - британский антрополог Бронислав Малиновский (1844-1942) в годы Первой мировой войны, будучи тогда подданным неприятельской державы (Австро-Венгрии), получил возможность длительное время жить и работать на Новой Гвинее. Полученный за эти годы полевой материал лег в основу многих книг Малиновского, ставших классическими в самых различных областях антропологической науки. Блестящим образцом политантропологического исследования следует назвать книгу М. Восленского "Номенклатура", в которой блестяще, со знанием дела изнутри показана структура институтов управления и власти советского общества. Вселенский знает "систему" не понаслышке - он сам некоторое время проработал в органах власти, а затем, работая в АН СССР, имел постоянные деловые контакты с представителями номенклатуры. По аналогии с известным произведением А.И. Солженицына "Один день Ивана Денисовича" Восленский пишет параграф "Один день Дениса Ивановича", в котором описывает типичный день советского партноменклатурщика. В этом выразительном образе советский партбюрократ предстает не "рыцарем без страха и упрека", а живым человеком, не лишенным пристрастий и слабостей, присущих остальным смертным. "По природе он отнюдь не аскет. Он охотно и много пьет, главным образом дорогой армянский коньяк; с удовольствием и хорошо ест: икру, севрюгу, белужий бок - то, что получено в столовой или буфете ЦК. Если нет угрозы скандала, он быстренько заведет весьма неплатонический роман". Но Восленский не перегружает свой портрет нюансами, в которых так хорошо разбирается. Он показывает, что, по сути, партноменклатурщик - фанатик власти. "Его радость, его единственная страсть - в том, чтобы сидеть у стола с правительственной "вертушкой", визировать проекты решений, которые через несколько дней станут законами; неторопливо решать чужие судьбы или приехать на заседание своих подопечных: маститых ученых или видных общественных деятелей с громкими именами, сесть скромно в сторонке - и спокойно, с глубоким скрытым удовольствием наблюдать, как побегут к нему из президиума маститые и видные просить указаний" (Восленский 1991: 115). Подобные столь же меткие наблюдения нравов, царящих в американском Конгрессе, были сделаны антропологом Дж. Везердорфом, (16) который проработал некоторое время в аппарате высшего законодательного органа США (Weather-ford 1981). Другим важным этнографическим методом является опрос. Опрос обычно совершается в форме индивидуальной беседы с информатором. Существуют разнообразные вариации опроса: по заранее разработанному плану (формализованный опрос) или без него (в виде свободной беседы); в процессе интервью или опосредованно, через анкетирование; выборочное подробное интервьюирование отдельных респондентов или сплошной опрос по составленному опроснику для последующей статистической обработки на компьютере[2]. Антропологи также могут использовать методики массовых опросов, анкетирования, интервьюирования и способы их статистической обработки, применяемые в социологии и политических науках. Для более углубленного знакомства с данными методами имеет смысл обратиться к учебной и учебно-методической литературе по социологии и политологии. Извлечение информации из других категорий источников предполагает знание дополнительных методов. Для исследования мифов, поговорок или анекдотов необходимо быть знакомым с фольклористикой. При работе с письменными документами поможет источниковедение - специальная дисциплина исторической науки. Общая методология антропологических исследований основана на функциональном, структурном, сравнительно-историческом и типологическом методах.

Функционализм

Название этого метода происходит от латинского слова functio - исполнение и обозначает одновременно конкретный метод и научное направление, в фокусе которого находилось изучение функций, выполняемых тем или иным социальным институтом с целью стабильности всей культурной системы. Функциональный метод исходит из того, что культура является средством, позволяющим человеку существовать в природной среде. Культура представляет собой целостную систему, все элементы которой находятся во взаимозависимости друг с другом. Каждый из этих элементов выполняет специфическую функцию. Существуют так называемые физиологические законы, общие для всех культур. Задача функционального метода состоит в том, чтобы определить эти законы и с их помощью интерпретировать конкретные явления изучаемой культуры. Данный метод можно проиллюстрировать на примере объяснения Б. Малиновским культурной функции магии. Малиновский показывает, (17)что истоки появления магического мышления проистекают от невозможности доисторического человека объяснить многие природные явления или результаты собственной практической деятельности. Человеческий организм реагирует на это спонтанным взрывом эмоций, в котором рождаются зачатки магического поведения и зачаточная вера в его эффективность. Магия закрепляет эту веру и этот рудиментарный обряд, отливает их в стандартные, освященные традицией формы. Таким образом, магия обеспечивает примитивного человека готовыми ритуальными способами действий и верований, определенными духовными и материальными техниками, которые в критический момент могут послужить как бы мостами, перебрасываемыми через опасные пропасти. Магия позволяет человеку с уверенностью заниматься своими важными делами, сохранять устойчивость и целостность психики при вспышках гнева, в приступах ненависти, при безответной любви, в минуты отчаяния и тревоги. Функция магии заключается в ритуализации человеческого оптимизма, в укреплении его веры в победу надежды над страхом (Малиновский 1998: 89). Более подробное представление о функциональном методе можно получить из специальных публикаций, переведенных на русский язык (Мертон 1994; Парсонс 1994; Малиновский 1997; Литтл 1998 и др.).

Структурный метод

Латинское слово structura означает строение, расположение. Данный метод основан на выявлении устойчивых связей внутри системы, обеспечивающих сохранение ее основных свойств. Истоки структурализма восходят к работам Эмиля Дюркгейма (1858-1917). Важный вклад в его развитие внес Альфред Рэдклиф-Браун (1881-1955). Однако наиболее обстоятельно структурализм в антропологии был разработан французским профессором Клодом Леви-Строссом (р. 1908). Его важная книга "Структурная антропология" опубликована на русском языке (1985). Согласно Леви-Строссу, за каждым явлением или процессом скрываются неосознаваемые обыденным опытом структурные связи. Задача антрополога выявить структуру этих связей. Леви-Стросс разрабатывал данный метод на примере мифов, тотемизма, ритуалов. Впоследствии метод был применен к бессознательным структурам в психологии. Особенное развитие структурализм получил в лингвистике, где специалистами было показано, что существует набор правил грамматических трансформаций, которым подчиняются все языки. Однако структурные связи можно обнаружить и в обществе. Продемонстрируем богатые возможности использования структурного метода в политической антропологии. В 25-й главе книги "Раннее государство" Хенри Классен провел сопоставление 21 раннегосударственного (18)общества почти по 100 различным показателям (Claessen, Skalnik 1978: 533-596). Изучая, в частности, структуру аппарата управления, он отметил следующие устойчивые корреляции. Почти на уровне 99% совпадения для ранних государств характерна трехъярусная административная система (центральное правительство, региональная и местная власть). Так называемые общие функционеры (выполняющие несколько различных функций одновременно) столь же часто обнаруживаются главным образом на региональном уровне и несколько реже на национальном и местном уровнях. Согласно собранным данным, наиболее часто они занимались сбором налогов или дани, несколько реже выполняли судейские или военные обязанности. Как наследование, так и назначение на должность "общих" функционеров встречались редко. В большинстве случаев (68%) существовал смешанный способ комплектования. По поводу связи между доходом и должностью, степени независимости администраторов от высшей власти и стремления последней контролировать функционеров не было полноты эмпирических сведений, хотя имеющиеся данные преимущественно свидетельствовали об устойчивой положительной связи. Классен полагает, что вполне оправданно сделать вывод о существовании тенденции максимизации власти функционеров на региональном уровне. При этом он фиксирует наиболее сильный контроль центра именно для этого уровня управления. Не менее интересные выводы были получены Классеном в отношении так называемых специальных функционеров (в терминологии М. Вебера более подходящих под определение профессиональных бюрократов). Как и у любого научного метода, у структурного подхода есть свои недостатки. Уязвимым местом структурализма принято считать его статичность, неприменимость к исследованию диахронных исторических изменений. В неомарксистской антропологии указывается также, что структурализм сводит роль исторического субъекта к детерминированным элементам и функциям структуры. Тем не менее данный метод имеет важное значение для изучения политических систем и структур власти.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.