Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Царь всея Руси Иоанн V Алексеевич





Летию со дня кончины посвящается

 

Последний Царь-боголюбец Святой Руси

Царь всея Руси Иоанн V Алексеевич

 

Кончина блаженного Государя Иоанна V Алексеевича произошла 29 января (11 февраля) 1696 года в Москве при следующих обстоятельствах.

Ежегодное рождение дочерей у Августейшего старшего брата Царя Петра I вовсе не доказывало, что здоровье его с годами оправилось. Напротив, в 1696 году Царь Иоанн, достигая тридцатилетия, хотя и не обнаруживал признаков смертельной болезни, но уже таил ее в своей груди. 6 (19) января он ходил в торжественном облачении за крестами из Успенского собора Кремля на Иордань, устроенную на Москве-реке. День был очень теплым, совершенно весенний, был дождь и молния. Государь находился с непокрытой головой, промочил ноги и сильно простудился.

7 (20) января 1696 года Царь Иоанн V был в Вознесенском девичьем монастыре на панихиде по венценосной матери Петра I Царице Наталии Кирилловне. 26 января (8 февраля), в день именин сестры своей Царевны Марии Алексеевны Государь слушал обедню в Дворцовой церкви Святого Иоанна Предтечи и Крестителя Господня. По окончании службы он принимал в передней палате обычные поздравления, жаловал ближних людей, и далее, как пишет русский историк Михаил Иванович Семевский (1837-1892): “через три дня его уж не стало: он умер скоропостижно 29 января (11 февраля) 1696 года, в третьем часу пополудни”. Так не стало кроткого и мудрого Государя, чье милосердие и боголюбие всем современникам были хорошо известны.

С его уходом в Царствие Небесное душа России отошла от мира старины и предания и на века утратила свое обожение и величие веры, оказавшись в путах столь изменчивого и непредсказуемого безумия и чужебесия, именуемого прогрессом. Русско-византийская цивилизация уходила в предания глубокой старины, а наяву Царство Маномахово все более превращалось в отражение западного рационального богоборчества.

После обычной торжественной церемонии отпевания Государя Иоанна, на другой день его тело было отнесено в Собор Архангела Михаила, где в течении шести недель каждый день по десяти царедворцев охраняли гробницу. Иоанна Алексеевича похоронили подле Царя Феодора Алексеевича (1676-1682), “позади первого столба на левой стороне; гробницу покрыли богатым покровом”.



Все эти великие утраты не смягчили сердца Царя Петра, он уклонился от скорби и воспоминаний об усопших иностранной поездкой. И после продолжил оставаться непримиримым противником старого обрядового строя.

Погребение Царя Иоанна V в Архангельском соборе Московского Кремля стало последним в истории России. Все последующие Государи, по воле Императора Петра I Алексеевича, упокоились с миром в новой усыпальнице Царствующего Дома Романовых – соборе Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла в граде Святого Петра.

О том, каким же был Царь Иоанн V Алексеевич, лучше всего нам поведают фрагменты истории из жизни его единственной венценосной супруги - Царицы Прасковьи, с которой Государь Иоанн V Алексеевич прожил в мире и согласии, как и подобает христианским супругам, чуть более 12 лет.

Все остальные сродники Государя по мужской линии – Августейший дед Царь Михаил I Феодорович, отец Алексей I Михайлович, родной брат Феодор и сводный Петр I Алексеевич женаты были дважды. И только смиренному Царю Иоанну Господь сподобил единожды быть венчанным.

 

Вдовствующая Царица

 

Среди почитателей древней старины и веры отцов неизменно была Августейшая супруга Царя Иоанна V Прасковья Феодоровна Салтыкова (1664-1723).

Как пишет М. И. Семевский: “Идя по стопам своих предков и многочисленной родни, Царица старательно выполняла обрядовую сторону религии: некоторые из ея родных постригались в монахи, умирали схимниками...Прасковья очень чтила духовенство, дружилась с монахами, вела переписку с митрополитами, ездила к ним и разсылала подарки. С выходом замуж жизнь ея пошла обычной колеей: вместе с державным супругом (Иоанном V) она выполняла церковные требы, не пропускала ни одной службы, посещала монастыри, делала вклады, участвовала в крестных ходах, раздавала милостыню нищей братии и колодникам...Нередко и сама Царица вышивала золотом и шелками в церкви и монастыри...Но главною и неизменною задачею жизни Царицы была молитва и милостыня во всех видах и формах, по правилу того времени: “церковников и нищих и маломощных, бедных и скорбных и странных пришельцев призывай в дом свой и по силе накорми, напой и согрей”. Царица подавала щедрую милостыню на монастыри и церкви, во время своих богомольных выходов. Церковное поминовение усопших царственных сродников сопровождалось кормлением духовного чина и нищих; последние собирались к Царским хоромам во все поминальные дни. Кроме нищих, множество бедных женщин обращались к Царице с челобитными о своих нуждах, подавая их в праздники или именины которого из членов Царской семьи. Во дворце жило много двочек-сирот, которые принимались по просьбе верховных боярынь или по желанию самой Царицы. К концу XVII века и на женской половине Дворца появились свои верховные богомолицы: вдовы, старухи и девицы. Они жили в подклетях у Царицы Просковьи Феодоровны и у Царевен, подле их хором, и, по-видимому исполняли должности сказочниц. Между ними были юродивые, помешанные и калеки всякого рода: немые, слепые, безрукия, безногия. Расположение ко всяким уродам, обычное в то время, особенно резко проявляется в Прасковье Феодоровне; склонность эту она сохранила во всю свою жизнь”.

Была известна у бережливой Царицы только одна ревность - к Церкви, ее служителям, особенно монашествующим. Это побуждало Прасковью на подарки духовенству и церковные вклады. Спальник Царицы, Юшков, как пишет М.И.Семевский, лицо близкое, “выбранное Царевной Софьей, по учению госпожи, развозил дары Святителям: Димитрию, Ростовскому Митрополиту, Иллариону Суздальскому, Епископу Ростовскому Досифею и другим...Между прочим Царица зачастую посещала уважаемого ею Митрополита Иллариона Суздальского; ездила к нему, в сопровождении своих дочерей, с дарами и поклоном...В один из таких приездов Царица долго беседовала с уважаемым старцем, обнаруживала беспокойство о будущей участи своих Царевен и просила за них молиться. В ответ на это преосвященный, в прозорливость и дар пророчества котораго верила паства, верила и Прасковья, предсказал Царевне Анне высокую участь: Престол и корону”.

Царица жила с супругом Царем Иоанном Алексеевичем (1682-1696), по обычаю, в разных покоях порознь: “И на праздники господские, и в воскресные дни, и в посты, - повествует Котошихин, - Царь и Царица опочивают в покоях порознь; а когда случится быти опочивать им вместе, и в то время царь посылает по царицу, велит быть к себе спать или сам к ней похочет быть. А которую ночь опочивают вместе, и на утро ходят в мыльню порознь и ко кресту не приходят, понеже поставлено то в нечистоту и в грех...” Овдовевшая в 1696 году Царица Прасковья, пять дней кормила 300 нищих, угощала духовенство, делала вклады в церкви. Как непохоже это на все последующие нравы петровского периода!

Царь и Царица и после падения правительницы Софьи (1682-1689) не играли никакой роли в управлении России - Иоанн по скорби своего недуга, Прасковья, по ежегодной беременности. Они ни мало не вмешивались в дела, которыми управляли, от имени еще юного Петра, его родственники и советники, как русские, так и иноземцы. За Государем Иоанном оставался только один титул, имя его упоминалось во всех актах государственных. Он имел свой Двор, своих царедворцев, являлся народу в торжественных случаях в полном царском облачении и, наконец, участвовал в торжественных приемах послов и церковных празднествах.

Жизнь глубоко верующей Царицы Прасковьи и ее окружение давали повод Государю Петру I часто насмехаться над ней и говорить: “Двор моей невестки, госпиталь уродов, ханжей и пустосвятов”. Но Царица умела ему угодить в другом, была предупредительна, во многом делала уступки, так что и Петр снисходил к ее предрассудкам, коими считал милосердие и веру в чудеса. В глазах Петра невестка его имела одну заслугу - держалась вдали от крамольных сестер и опостылой жены, и была на его стороне. К тому же она была близка к его родной и всегда любимой сестре, добродушной и веселонравной Царевне Наталье Алексеевне. Как пишет М. И. Семевский: “нелицеприятно веровала она (Прасковья) в авторитет свояка-государя; его слово - закон, его мнение - свято. С какою доверенностью предоставила она ему распоряжаться судьбой ея дочерей, и он распорядился ими так, как этого требовали его планы и разсчеты...Такую преданность, такое уважение к своей особе, такое послушание, Петр находил в весьма немногих из своих теток, сестер и других женских лиц царской семьи... в признательность он был внимателен, любил и уважал Прасковью. Петр зачастую посещал невестку, отдыхал у ней со своей свитою, пировал в ее теремах, шутил и балагурил”.

Господь хранил невестку Царя Петра I от гнева Государева. Грозные события 1718 года (розыск по делу Царевича Алексея), встряхнувшие по воле Петра, все высшее общество в обеих столицах, а также и Царское Семейство, встревожили Прасковью, но прошли для нее благополучно. Из массы лиц, имевших отношение к делу несчастного Алексея Петровича и его матери, Царица Прасковья осталась совершенно в стороне и видимо без малейшего допроса. Между тем она была много лет знакома и переписывалась с казненным по делу Царицы Евдокии Лопухиной с Епископом Ростовским и Ярославским (1711—1718) Досифеем (Глебовым), в миру Диомидом (Демидом) Глебовым (ум. 1718). Сам Царевич-мученик Алексей на допросе, перечисляя своих сторонников, назвал и Царицу Прасковью: “Я ведал, что она ко мне добра гораздо, хотя и без большой конфиденции, чаял же к сему склону”. Видно, что после таких слов, никому другому при том страшном розыске не удалось бы уцелеть.

По милости Божией Царевна Прасковья Феодоровна мирно скончалась в день празднования Иверской иконы Божией Матери, на рассвете (13) 26 октября 1723 года, пережив супруга на долгих 27 лет и малолетних дочерей Марию и Феодосию (умерли в 1692 и 1691 гг.). По воле Императора Всероссийского она была торжественно погребена в праздник Казанской иконы Божией Матери (22 октября) 4 ноября перед Алтарем в Благовещенской церкви Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры. Позднее в общем склепе с ней почивали ее венценосная дочь Екатерина (ум. 24 июня 1733 г.), внучка Аннушка (погребена 1 марта 1746) и родная сестра, Княгиня Настасья Ромодановская (ум. 2 сентября 1736).

Брат покойной Царицы Князь Василий Феодорович Салтыков, хлопотал о раздаче монастырям и нищей братии, на помин о душе Прасковьи, милостыни. Государь Петр Алексеевич приказал все дела Царицы привести в надлежащий порядок, положить штаты ее дочерям-царевнам и позаботиться об оставшихся больных, увечных и престарелых ее служителях.

Царь Петр не любил и не уважал супруга Царицы Прасковьи - своего старшего брата благочестивого Царя Иоанна Алексеевича. О том свидетельствует и факт Крещения обоих сыновей Петра I - Цесаревича Алексея Петровича (23 февраля 1690), и Александра Петровича (1 ноября 1692). Царь Иоанн Алексеевич даже не был приглашен на Святое Таинство. В первый раз восприемником наследника Престола был избран Царем Петром I Патриарх Иоаким (что канонами не одобряется) с Царевной Татьяной Михайловной, а во второй - келарь Свято-Троицкой Сергиевой Лавры с Царевной Натальей. Впрочем, вопреки порядку, установленному Апостольскими правилами, Государь повелел своему Августейшему старшему сыну - Цесаревичу Алексею быть Крестным отцом мачехи - второй Августейшей супруги Царя Петра I будущей Императрицы Екатерины Алексеевны. Ничего подобного не могло произойти в семье богобоязненных старших братьев Императора. Жизнь последнего из них – Иоанна V Алексеевича и его венценосной супруги лучшее тому доказательство.

 

Александр Рожинцев

11 февраля 2006 года

град Москва





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.