Главная | Обратная связь
МегаЛекции

канон Пято-Шестого Вселенского Собора





«…(повтор текста 7 канона) А о бывших Павлианами, потом к Кафолической Церкви прибегших, постановлено: перекрещивать их непременно. Евномиан же… (повтор текста 7 канона) Такожде и Манихеев, Валентиниан, Маркионитов и им подобных еретиков. Несториане же должны творить рукописания и предавать анафеме ересь свою, и Нестория, и Евтиха, и Диоскора, и Севира, и прочих начальников таковых ересей, и их единомышленников, и все вышепоказанные ереси: и потом да приемлют святое причащение».

Из указанных правил Святых Вселенских Соборов мы ясно видим, что святые отцы, не смущаясь, называют всех неправославно исповедующих веру в Бога «еретиками», в необходимых случаях перекрещивают или требуют письменного отречения от своих заблуждений, чтобы «предавать анафеме ересь свою».

В отличие от принявших и подписавших проект документа, Святые Соборы нигде не называют сборища еретические «церквами». А здесь же мы видим совершенно обратное святоотеческому Преданию Православной Церкви. Во многих пунктах проекта документа еретические сборища монофелитов, монофизитов, англикан, методистов, квакеров, пятидесятников и других протестантских деноминаций именуются не просто «церквами», а «христианскими церквами». В отношении же римо-католиков, которые, кстати, не являются членами ВСЦ, а лишь присутствуют там, в качестве наблюдателей, иерархией Русской Православной Церкви Московского Патриархата вообще объявлен «мораторий» на слово «ересь». Так 23 декабря 2013 года митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) выступил перед сотрудниками научного центра Института всеобщей истории РАН, и заявил следующее: «Само вступление православных в диалог (причем в него вступили все Поместные Православные Церкви) означал мораторий на использование термина «ересь», «еретик» в отношении Католической Церкви, − отметил митрополит Волоколамский Иларион. – Мы взаимно отказались от классификации друг друга в качестве еретиков. Мы ведем диалог с целью выяснения отношений, прояснения позиций и, может быть, их сближения там, где такое сближение возможно».[9] Главным достижением, по мнению главы ОВЦС, является Баламандский документ 1993 года, в котором обеими сторонами было признано, что уния не является методом достижения единства Церкви. Действительно, как мы увидели 12 февраля сего года в совместной декларации, подписанной римским понтификом Франциском и патриархом Московским Кириллом, не уния, а прямое признание папистов, как Церкви Христовой является на сегодня «методом достижения единства Церкви». Теперь стало понятно, что подразумевал глава ОВЦС, заявляя в отношении латинян, что «В XIX веке и особенно в XX веке мы фиксируем фактическое признание действительности Таинств при отсутствии общения в Таинствах».[10] С принятием Гаванской декларации, общение в Таинствах дело фактически решенное. Напомним, что в отношении модной нынче «терпимости» к пропаганде религиозных заблуждений святитель Филарет Московский заявлял: «Терпимость значит не признание ереси, а только отсутствие гонения, допущение иноверцам пребывать в своей природной религии, коснеть в заблуждениях, доколе не озарит их свет благодати. Квакер ли это или еврей, гернгутер или мусульманин, папежник или язычник».[11]



Даже такая противоречивая персона, как Патриарх Сергий (Страгородский), признававший некоторых еретиков христианами, отмечал: «Хотя и действительно некоторые таинства у инославных, хотя они и имеют право на имя христиан с вытекающими последствиями, хотя и остаются в ограде церковной и даже на паперти, все же в церковной Евхаристии они не участвуют. Двух не сообщающихся между собой Евхаристий, одинаково Христовых и одинаково истинных быть не может, как не может быть двух Христов и двух Церквей»[12].

 

22. Православная Церковь считает, что любые попытки разделить единство Церкви, предпринимаемые отдельными лицами и группами под предлогом якобы охранения или защиты истинного Православия, подлежат осуждению. Как свидетельствует вся жизнь Православной Церкви, сохранение истинной православной веры возможно только благодаря соборному строю, который издревле представлял компетентный и высший критерий Церкви в вопросах веры.

 

Удивительно, но данный пункт проекта документа осуждает самих ее приверженцев и «одобрителей», одновременно уличая их во лжи и подлоге. Именно они «разделяют единство Церкви», вводя в обиход иезуитскую методологию абсурда, когда в одном и том же пункте заявлено и о единстве Церкви и о стремлении к единству: «Православная Церковь, будучи Единой… занимает главное место в процессе движения к единству христиан в современном мире» (п.1). Именно они разрушают единство Церкви, одобряя все положения проекта документа не соборно в полноте всей Церкви (полномочия Поместного Собора по Уставу РПЦ 2000 г., как «высшей власти в области вероучения и канонического устроения»[13]были ликвидированы при патриархе Кирилле и переданы Архиерейскому Собору[14]), а лишь избранной группой, составляющей Архиерейский Собор (см. Решение Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Московского Патриархата от 2-3 февраля 2016 г. п.1). Именно они все на том же Архиерейском Соборе «свидетельствуют, что в своем нынешнем виде проекты документов Святого и Великого Собора не нарушают чистоту православной веры и не отступают от канонического предания Церкви» (п.3), тогда как в действительности эти одобренные ими «проекты документов» ясно показывают, какие изменения в понимании Православного Символа Веры произошли уже на уровне принятого в Шамбези проекта документа. И это новое понимание экклесиологии Никео-Цареградского Символа Веры с очевидностью нарушает чистоту Православной Веры и полностью отступает от канонического предания Церкви.

 

23. Общим для Православной Церкви является осознание необходимости ведения межхристианского богословского диалога, и потому она считает, что он всегда должен сопровождаться свидетельством миру делами взаимопонимания и любви, которые отражают «радость неизреченную» Благой Вести (1 Петр. 1:8), исключая всякую практику прозелитизма или иных вызывающих проявлений межконфессионального антагонизма. В том же понимании Православная Церковь считает важным, чтобы все мы, христиане, вдохновляемые общими важнейшими принципами нашей веры, приложили усилия, дабы с готовностью дать единодушный ответ на те сложные проблемы, которые ставит перед нами современный мир. Этот ответ должен основываться на идеальном примере нового во Христе человека.

 

Красивое начало данного пункта прикрывает некрасивое содержание, основанное все на том же методе абсурда. Православная Церковь «считает, что он (диалог) всегда должен сопровождаться свидетельством миру делами взаимопонимания и любви… исключая всякую практику прозелитизма или иных вызывающих проявлений межконфессионального антагонизма». Представим себе воочию искушение Господа нашего Иисуса Христа в пустыне. Был тогда диалог между дьяволом и Богочеловеком? Был. Верит ли дьявол в Единого в Троице славимого Бога? Наверняка, как никто другой! И апостол Иаков свидетельствует об этом: «Ты вeруеши, яко Бог един есть: добрe твориши: и бeси вeруют, и трепещут» (Иак.2, 19). Про веру Господа и говорить не стоит, она очевидна. Итак, оба веруют, но ведут диалог в рамках «вызывающих проявлений межконфессионального антагонизма»: «Рече (же) ему Иисус: паки писано есть: не искусиши Господа Бога твоего» (Мф. 4, 7), и практического прозелитизма: «Тогда глагола ему Иисус: иди за мною, сатано: писано бо есть: Господу Богу твоему поклонишися и тому единому послужиши» (Мф. 4, 10). И уж нигде в Евангелии мы не найдем, где бы Христос свидетельствовал о любви «делами взаимопонимания» с лукавым. В данной же проекте документа осуждается всякое свидетельство веры перед инославными конфессиями: и словом и делом, а значит – признается их равноправие в делах веры. Таким образом, то единство, к которому стремятся равноправные члены ВСЦ – не есть единство в Православной Вере. И ответ этого подозрительного единства современному миру основан на таком же подозрительном постулате: «Этот ответ должен основываться на идеальном примере нового во Христе человека», из которого проглядывает то ли «христианский» гуманизм, то ли гуманистический идеализм.

 

24. Православная Церковь сознает тот факт, что в ответ на новые условия и новые вызовы современного мира движение за восстановление единства христиан принимает новые формы. Необходимо, чтобы Православная Церковь продолжала нести свое свидетельство разделенному христианскому миру на основании апостольского Предания и своей веры. Мы молимся, чтобы христиане совместно трудились, дабы приблизить день, в который Господь исполнит надежду Православных Церквей, и будет «одно стадо и один Пастырь» (Ин. 10, 16).

 

Итак, «движение за восстановление единства христиан принимает новые формы» – это те формы, которые задает экуменический орган ВСЦ, призванный «устанавливать живые контакты между церквами и способствовать изучению и обсуждению вопросов единства Церкви» (Торонтская декларация, §2). Это те самые формы синкретизма и конформизма, которые определяются отцами Православной Церкви, как всеересь экуменизма и глобализма (преподобный Иустин (Попович)). Поэтому, как бы не «махали руками» «православные» экуменисты в притворном заверении, что «ВСЦ не является и ни в коем случае не должен стать сверх-Церковью», при этом они «совершенно игнорируют то, что для протестантских участников ВСЦ – это именно сверхцерковь». «И сами же “православные” экуменисты своим участием в бесполезных обсуждениях утверждают протестантов в том, что ВСЦ достигла церковного единства независимо от различий в вере».[15] Вот такие «новые формы».

Итак, исходя из приведенного выше анализа принятого Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Московского Патриархата проекта Шамбезийского документа с достаточной ясностью следует, что:

- если данный проект документа будет принят так называемым Всеправославным Собором, то экуменическая ересь, содержащая в себе ересь глобализма, религиозного и политического конформизма будет введена в разряд православного вероучения;

- в данном проекте документа понимание Православного Никео-Цареградского Символа Веры искажено в части экклесиологии: вера в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, по сути, размыта в таких понятиях, как Единство и Церковь; а сами эти понятия в их «новобогословском» понимании подменены;

- согласно данного проекта документа, глобалистические и экуменические тенденции продолжат свое развитие с целью всеобщего «движения к единству». При этом так называемое «единство» мыслится не в Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, каковой является лишь Церковь Православная, а в новой, ранее еще не известной всеобщей системе – в глобальной церкви Нового Мирового Порядка, глава которой воссядет на престоле вместо Христа.

Очевидно, что в современных условиях стремительно нарастающего духовного безчинства Православную Церковь сознательно толкают к расколу. Любые попытки противодействия искажению чистоты Православной Веры дадут повод объявить всех несогласных с линией официальной верхушки Русской Православной Церкви Московского Патриархата или иных Соборных комиссий духовными экстремистами. А далее ничего не стоит объявить их и экстремистами политическими, что «развяжет руки» известным органам власти для проведения идеологических репрессий. Посему дальнейшее бездействие православного народа в стоянии в Истинной Вере Православной окончится трагически, о чем не раз свидетельствовала история. Нельзя подавать какой-либо повод к расколу в Православной Церкви, поддаваться на провокации экуменистов, конформистов и маргиналов, но при этом необходимо активно всей соборной полнотой сопротивляться ереси экуменизма, глобализма и латинства, навязываемой Православной Церкви.

Необходимо требовать от представителей епископата и духовенства стояния в Истине! Писать соответствующие письма правящим архиереям и в Московскую Патриархию. Добиваться созыва чрезвычайного Поместного Собора Русской Православной Церкви с широким участием православной общественности, который бы соборным решением аннулировал подписанную патриархом Кириллом Гаванскую декларацию, осудил ересь экуменизма и отменил решения февральского Архиерейского Собора в части одобрения им экуменического, искажающего понимание Единства и Церкви, проекта Шамбезийского документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», выдаваемого за «православное вероучение».

 

[1] Постановления Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2-3 февраля 2016г. П.3.

[2] http://apologet.in.ua/apologetika/ehkumenizm-i-sinkretizm/ehkumenizm/rabota-ob-ehkumenizme/1748-pravoslavnoe-ponimanie-ehkumenizma----aleksejj-ilich-osipov.html

 

[3] См. п.16 Проекта документа.

[4] http://www.taday.ru/text/949193.html

[5] http://blagogon.ru/digest/679/ (по изданию: Журнал Московской Патриархии. Специальный номер. Москва, 1948, с. 26-27)

[6] Устав РПЦ МП 2000 г., п.II, 1.

[7] Устав РПЦ МП 2013 г., гл.III, п.3.

[8] Устав РПЦ МП 2013 г., гл.V, п.10.

[9] https://mospat.ru/ru/2013/12/23/news96201/

[10] http://apologet.spb.ru/ru/1573.html

[11] Свт. Филарет (Дроздов). Собрание мнений и отзывов. Т. 4. Стр. 557.

[12] http://rodnayaladoga.ru/index.php/lestvitsa/284-lyubovyu-sluzhite-drug-drugu

[13] Устав РПЦ 2000 г., II,1. http://www.patriarchia.ru/db/text/419782

[14] Устав РПЦ 2013 г., гл.III, п.1. http://www.patriarchia.ru/db/text/133124.html

 

[15] http://antimodern.ru/world-council-of-churches/


 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.