Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Не тяжело в семнадцать лет?




Газета «Речь» от 11 февраля 2002 года.

«Меня бесит несправедливое отношение к ребенку»

Автор Николай Викторов.

Еще в далекие советские годы мы частенько встречались с Афанасием Потаповым на разных пионерских мероприятиях. «Взвейтесь кострами…», горны, барабаны, клятвы, красные галстуки и прочая чепуха. И он – всегда окруженный стайкой ребят.

Прошли годы. Старший пионервожатый стал заместителем директора по воспитательной работе в школе № 3. Одно неизменно - любовь к детям. Те отвечают ему взаимностью. Как-то встретились с ним в бане. Основательно поработав веничком по его могучей спине и выпив затем с ним по стаканчику холодного «Афанасия», я напросился к Потапову в гости - в школу...

 

Часть 1. Афанасий Андреевич в школе

В его кабинете сидела заплаканная женщина, очевидно, мать какого-то отбившегося от рук пацана. Афанасий Андреевич вел с ней неторопливый разговор. Через полчаса я сидел напротив своего героя.

- Первый вопрос. Как стали пионервожатым?

- Случайно. Даже неожиданно для себя. Я был воспитанником воинской части. Играл на тубе в оркестре...

-

- Мощный инструмент.

- Да. Легкие были развиты. Потом все мелодии на горне мог запросто играть, что и делал... Мне тогда исполнилось семнадцать. Надо как-то определяться в жизни. Пришел в калужский горком комсомола. Предложили поработать вожатым в интернате.

-

Не тяжело в семнадцать лет?

- - Очень легко. Никто не мешал. Делал, что хотел. Да и чем меньше знаешь - тем проще жить (смеется). Это позже возникли многочисленные вопросы по воспитательной работе. Поступил в институт и окончил три курса исторического факультета. Бывало, приезжаешь в лагерь и спрашиваешь у вожатых: «У кого какие вопросы ко мне?» Нет вопросов. Через две недели их море. Меня всегда удивляло: как работают вожатые в школах? У них и детей-то нет. А они: «Это мы не понимаем, как
ты умудряешься». Но ведь у нас дети круглые сутки при мне. Надо в кино - идем. В поход - тоже запросто.

-

- Неужели все вот так гладко и протекало? Ничего не вспомните забавного?

- Почти ничего. Меня удивляет, когда какая-нибудь бабуля, уже в древнем возрасте, все помнит. Единственный случай всплывает в памяти: когда мне было лет 20, а работал я в то время в 3-й школе. Тогда было модно приглашать на вечера кого-то из ветеранов. К нам приходил старый большевик города Федин. И все время он любил рассказывать о своей дружбе с Лениным. «Я захожу к вождю в квартиру. А Ленин кричит: «Наденька! Ставь самовар. Федин пришел...» Ужас какой-то. Больше его не приглашали. В общем, забывать - это нормальное свойство памяти. Правда, я, например, помню наш первый выпуск 1969 года. Всех ребят в лицо.

 

- А из детства что-нибудь запомнилось?

- Я не был хорошим ребенком. Рос просто хулиганом. Даже из школы исключали. Школа для меня - не главное. Хотя в детдоме, где я воспитывался, были суровые правила. Издевались как хотели. Несмотря на это я стал чемпионом по легкой атлетике в Калуге среди школьников. Серьезно занимался танцами. Девять лет выступал на разных сценических площадках. Был награжден путевкой в Артек.

 

- А в Череповце как оказались?

- У меня здесь брат жил. Вот он и пригласил. Устроился я старшим
вожатым школы в 1967 году. Тогда и началась педагогическая
жизнь. Меня бесит несправедливое отношение к ребенку. Я оцениваю не то, как учитель ведет урок, а как ладит со школьниками. Не обманывает ли.

-

- В Японии родители формируют взгляды ребенка по прин­
ципу: что есть правильно, и что неправильно, а у нас - что та­
кое хорошо, и что такое плохо...

Да. Я могу привести много примеров неправильного воспитания. Два года назад я учился на курсах, где преподаватели были из московского института усовершенствования учителей. Они рассказали такую историю: «Идем мы по Нью-Йорку. В сквере гуляли малыши с отцом. Один из них полез на какую-то конструкцию и свалился. Вопли, крики. Двое наших учителей, чуть ли не доктора наук, подбегают к малышу и начинают его успокаивать. У-тю-тю... И 'тут вмешался отец пацана. «Вы почему мешаете воспитывать ребенка? Я ему сказал, если упадешь - не кричи».

У нас вообще все перевернуто в образовании. Открываю Конституцию (она у меня настольная книга.) Там есть право ребенка учиться. У педагога - обязанность учить. А воспитывать должна семья. У нас же требуют, чего только не лень. Вот как было десять лет назад, так и сейчас все осталось. Отчеты, занятия бумажной ерундой!.. Работать некогда.

 

- Афанасий Андреевич, поколения детей отличаются чем-нибудь?

- Меня часто об этом спрашивают... Знаете чем? Бесшабашностью. Современным детям ничего не надо. Казалось бы, есть право свободы - выбирай! Так нет – в десятом классе не знают, куда пойдут после школы. Никаких интересов. Хотя, я считаю, это вина государства. Сегодня все кружки платные. Куда податься? У меня иногда спрашивают: «Афанасий Андреевич, почему у вас в кружках мало детей занимается?» А я что, отец что ли их? Должен деньги за них платить? Меня бесит реакция управления народного образования с их требованием человечного подхода к учащимся. Давайте! Только что мы для этого имеем? У нас нет ничего бесплатного, кроме девиза. У меня есть только я и мел в руках. Никаких технических средств. А комиссии ходят и проверяют. Чего? За последние двенадцать лет я не получил ни копейки ни на одно из своих мероприятий!

 

- А что за мероприятия?

- Встреча с курсантами военного института, конкурс компьютерной графики, интеллектуальное кафе, «Ай да мы!», День театра, вахта памяти, конкурс осенних букетов, неделя музеев, праздник последнего звонка и много, много других. Есть, правда, у меня трое отличных парней. После окончания школы они организовали свое предприятие и иногда оказывают помощь. Но постоянно к ним обращаться стыдно. Кстати, в этом году нашей школе № 3 исполняется 105 лет.

-

- Как это?

- Первая третья была построена в 1898 году. Современное же здание существует с 1965-го.

 

- Кстати, я учился в той старой школе на улице Социалистической.

- О! Вы, значит, наша история. И мне бы хотелось обратиться ко всем выпускникам с просьбой помочь организовать праздник. Много денег не потребуется.

 

- Как рухнула пионерская организация?

- А буквально в один день. Как динозавры. А как было, и не помню. Закрыли горком комсомола - и все исчезло автоматически. Дети сняли галстуки. Мы попытались что-то возродить в 1993 году. Ребят ничто не прельщало в той организации, которая существовала. Захотелось побольше ходить в походы и меньше заниматься пустой болтовней. Но опять все уперлось в деньги. Ведь раньше мы собирали металлолом, макулатуру. У нас были средства. Теперь бумагу совсем не принимают, а
металл усиленно сдают другие. А что коллектива среди школьников нет - это ясно. Есть отдельные группировки, которые собираются у кого-то дома... Вот попросишь, к примеру, ребят погрузить на машину мусор. Работают, пока идет урок. После звонка – до свидания: «дураков нет».

 

- Ну а как же на собственном примере?..

Как-то влияю, но сам не знаю как. По крайней мере, эти большие мальчики, которым сейчас по 16 - 30 лет, признаются: «Знаете, Афанасий Андреевич, вы до сих пор являетесь для нас отцом». Я был настолько удивлен... Говорю: «Быть не может». Ведь я не так много сделал. Самое главное, чтобы у нас были нормальные человеческие отношения. Я просто работаю. Это моя жизнь. В школе - продолжение ее.

- Неужели за многие годы в школе ученики вас не доставали?

- Самое смешное, когда ко мне в кабинет, как к заместителю директора, приводят всяких хулиганов. Я их ведь не ругаю. Когда ребенок что-то натворил, он знает, что сделал не так. И боится нашей встречи. Понимает, что будет наказан. Не надо их пугать. Я говорю: «Да, ты сделал плохо, но надеюсь, что не повторишь». Ведь никакой он не хулиган. Он просто не так сделал, как принято в каком-то обществе. А потом, кто говорит, что он хулиган? Бывает, ребенок врет. Я спрашиваю
у него: «Ведь ты говоришь неправду?» А он отвечает: «А кто поверит, что я скажу правду?» А кто разговаривает о нравственности? Как-то проводил с учащимися курсы «Мой мир и я». Успел выпустить два класса и мне запретили их преподавать. У нас ведь кругом одно «нельзя». Решил как-то перебороть это. У меня ученик может войти в класс в любое время урока. И не стучась. Имеет право выйти, не поднимая руки. Я не ставлю двоек в журнал. Только в дневник - вроде напоминания, мол, ты должен подучить материал. Вот так уже восемь лет.

 

- И часто ребята опаздывали?

- Ни разу.

-

- У кого-то из классиков я прочитал: «Учитель - это не кто учит, а у кого можно научиться»...

- Я всю жизнь считал, что учитель преподает не предмет, а себя в этом предмете. Через год ребенок забывает 60 - 80 процентов, через два - 90 процентов всего, что он учил. Понятно, что не надо ему историю дословно
зубрить. Спрашиваю у старшеклассников: «А что было бы, если б Россия пошла не по православному пути, а по католическому?» И они пытаются как-то по-своему ответить на этот убийственный вопрос. А с ними никто так больше не говорит. Мало материала для развития ума. Профессиональный учитель не тот, кто читает мораль - это все мы умеем, взрослые. Был как-то на курсах в одной из московских школ. Иду по коридору, а навстречу шагает маленький ученик. Тогда у меня были
длинные волосы. Он останавливается и произносит: «О - папа Карло». Я так удивился, присел – с ребенком нужно разговаривать на уровне глаз. «А что, похож разве?» - спрашиваю. «Да», - довольно смело ответил пацан и пошел дальше. Ведь дети все принимают на веру, как, скажем, Деда Мороза. А мы все это убиваем. Вот и школа своим подходом уничтожает в них все живое. Может, она и не хочет, но так получается. Накричать на человека легко, а поговорить с ним нормальным языком, в спокойной обстановке - сложно.

 

- Вы верующий человек?

- Не знаю. Я еще не определился. Не могу сказать, что атеист. Лет двадцать ищу отношение к Богу. Иногда хожу в церковь, но как бы... не знаю... Самое трудное для человека - раскрыть себя, свои внутренние способности. И что самое удивительное - современные дети хотят себя понять. Раньше этого не было. Ребята не гворили о себе. Иногда предлагают: «Афанасий Андреевич, можно с вами поговорить?» «Хорошо, отвечаю. - А какая у тебя тема?» Они знают, что со мной можно
разговаривать на любую... «Да вот, робко говорит, - я знаю, что у меня трудный характер...» И несколько часов мы весьма серьезно ведем диалог. Помню, со студентами поехал в «Лесную сказку». В два часа ночи ко мне пришел паренек и предложил поговорить с ним. Мы беседовали до половины пятого. Раньше пионеры и комсомольцы о себе никогда не говорили. Устраивались диспуты «Что значит быть нравственным человеком»..Да общие фразы на общий коллективный разум…Когда я достигаю одного, мне становится скучно. Хочется попробовать себя в другом деле. . У Джуны учился.

-

- Для чего?

- Для того, чтобы детишек лечить. Приходит, к примеру парень и говорит: «Афанасий Андреевич, евич, голова болит». Через три минуты - здоров. Или стою в лагере и размахиваю руками. «А что он там делает?» - спрашивают. «Тучи разгоняю, чтобы дождя не было». «А они разгоняются?» -недоумевают..

 

- Ну и как?

- На самом деле это легко. Вот собрать их, чтобы пошел дождь, тяжело... Потом освоил компьютер. Дома есть персональнальный. А как иначе? Я должен был erо обязательно купить, чтобы выпендриваться перед пацанами (смеется). Я как бы юзер, «чайник». Есть цветной принтер, кстати, последнего поколения. А как же? Ребятам все это интересно. Cлежу за выпуском всех видеофильмов европейских и американских. Говорю с ребятами о кино. Каждую пятницу ко мне приезжают бывшие выпускники, теперь студенты из Питера. Помогаю решить им все проблемы. Обмениваемся новостями, говорим о новинках кино, играем в шахматы. Им даже в институте не верят, что так бывает. А еще пишу песни. Приходите домой - попою.





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов. Обратная связь с нами...