Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Глава 5. МОНТАЖ ДИКТОРСКОГО ТЕКСТА,





АВТОРСКОГО КОММЕНТАРИЯ,

ВНУТРЕННЕГО МОНОЛОГА

Монтаж дикторского текста

Долгие годы с момента появления звукового кино техника синх­ронных съемок оставалась очень громоздкой, тяжелой и неуклю­жей. Для документалистов она была почти непреодолимым пре­пятствием в условиях репортажа, далеких экспедиций и даже, каза­лось бы, несложных хроникальных съемок. Лишь игровой кинема­тограф с его многочисленными съемочными группами мог позво­лить себе «роскошь» работать с синхронными камерами, которые весили по 60 килограммов.

Но длительный исторический период развития экранного твор­чества при отсутствии легкой и простой техники примечателен ста­новлением филигранного мастерства написания и укладки диктор­ского текста на изображение. Сформировалось даже словосочета­ние, которое определяло данный этап творческой работы: укладка дикторского теста. Новое поколение работников экрана, творя­щих свои произведения на видеотехнике, в массе своей не видело даже лучшие образцы фильмов того периода. Но зато унаследовало ложную легенду о якобы существующей «горе отрицательных ка­честв» дикторских текстов в экранных произведениях.

Так называемый дикторский текст используется во всех видах нашего творчества: и в игровом кино, и в телепередачах, и в доку­ментальных фильмах, и в научно-популярных, и в учебных, и в рек­ламе, и в мультипликации. И во всех жанрах — в комедии, в драме, в трагедии, в мелодраме, триллере и т. д.

Вошедший в обиход кинематографистов термин «дикторский текст» не только не отражает сути функций комментария, но глав­ное — дезориентирует творцов в выборе выразительных средств. Ярлык «кондовости», «занудства» и даже одной из форм «марксис

 

 

тской пропаганды» налеплен на этот термин совершенно незалу-жено. Английский режиссер кино и телевидения, автор учебника по документалистике Майкл Рабигер стремится реабилитировать его в глазах нового поколения.



Текст, называемый «дикторским», лишь произносится артистом, которого в определенных случаях выбирали из числа дикторов ра­дио. Естественно, что человек, владеющий искусством четкого про­изношения фраз и слов, употребляющий верные ударения, был пред­почтительнее, чем артист, впервые оказавшийся наедине с микро­фоном.

«Диктор» читает чужой текст с листа. Он — скрипач, исполни­тель чужого произведения. А создатель этого произведения — ав­тор, драматург, журналист. В лучшем случае диктору удается при­нять на себя личину автора, актерски перевоплотиться в него, но никак не стать им. Это представляет собой одну из форм условнос­ти экранного произведения, а не буквальную подмену одного дру­гим.

Закадровый текст, написанный от третьего лица, лучше назвать по справедливости «авторским текстом» или «авторским словес­ным комментарием». Кстати, в игровом кино его так и величают.

Авторский текст всегда индивидуален. По крайней мере, должен быть таким. Он несет на себе черты личности его создателя, выра­жает отношение творцов произведения к экранным событиям, пе­редает эмоции драматурга, режиссера, журналиста, возникшие у них в связи с действием в последовательности кадров. Словесный текст не может быть произнесен только от лица одного из авторов произ­ведения. Он является выражением комплексной позиции авторов — драматурга-сценариста, драматурга-режиссера, драматурга-операто­ра. Каждый из них вложил в процессе съемок в изображение свои­ми средствами и свое отношение, и свои чувства, и свой темпера­мент. Поэтому про голос, звучащий за кадром, иногда очень точно говорят — «голос самого фильма». В таком понимании закадрово­го авторского текста присутствует что-то более весомое, объектив­ное, доверительное и убедительное.

От теории перейдем к делу.

Предлагается последовательность кадров и два варианта текста к ней.

Какой вариант по вашему мнению наиболее удачный? >:~


 

Второй вариант

 

Первый вариант ИЗО
  1. Общ. Мужчина идет по ули­це.
  2. Оглядывается по сторонам.

.

2. Ср. Мужчина подходит к ос­
тановке. Что-то увидел. \

3. Общ. - ср. Приближается ав­
тобус. Можно разглядеть его
номер:5-й.

4. Ср. Герой поднимается в са­
лон машины, быстро компости­
рует билет. Это видно через
окно.

5. Общ.-ср. Он проходит впе­
ред на камеру, садится, раскры­
вает газету, начинает читать.

 

6. Общ. Пассажиры в автобусе
не обращают на вошедшего ни­
какого внимания. Все заняты
своими мыслями.

7. Ср. - общ. Неожиданно герой
сминает газету и на очередной
остановке выскакивает из
автобуса.

ИЗО

1. Общ. Мужчина идет по ули-Це. Оглядывается по сторонам.


ТЕКСТ

Это наш герой. Сегодня он, как обычно, идет на работу.

На остановке ему не пришлось долго ждать свой автобус.

н 5-й подрулил как раз к его при­ходу.

Не мешкая, он поднялся в салон и проколол билет.

В автобусе оказались свободные места. Свежий номер газеты был еще не прочитан. Ничто не предвещало опасности.

Никто из пассажиров не про­явил интереса к новому попут­чику. Сонные люди поглядывали в окна.

В газете он увидел свою фото­графию и подпись: «Разыскива­ется преступник». Нужно было срочно скрыться от воз­можного преследования.

ТЕКСТ

Наш герой шел в направлении...


 

Какую оценку вы бы поставили автору того и другого текстов? С точки зрения литературы, правильности построения фраз, мож­но сказать, никаких замечаний нет. А с позиций экранного творче­ства: пять, четыре, три или два? Думайте! Можете перечитать еще раз. Ваше мнение решающее. В обоих вариантах нарушена главная заповедь звукозрительного монтажа — не говорить то, что видно и понятно без слов. Больше чем на двойку такое творчество «не тянет»! Если про­явить слабинку, то за второй вариант можно поставить три с мину-144

2. Ср. Мужчина подходит к остановке. Что-то увидел.

3. Общ. - ср. Приближается ав­
тобус. Можно рассмотреть его
номер: 5-й.

4. Ср. Герой поднимается в са­
лон машины, быстро компости­
рует билет. Это видно через
окно.

5. Общ. - ср. Он проходит впе­
ред на камеру, садится, раскры­
вает газету, начинает просмат­
ривать.

6. Общ. Пассажиры в автобусе
не обращают на вошедшего ни­
какого внимания. Все заняты
своими мыслями.

7. Ср. - общ. Неожиданно герой
впопыхах, кое-как складывает
газету и на очередной останов­
ке выскакивает из автобуса.


...автобусной остановки. Ка­жется, ему повезло. Запорошенная снегом машина...

... подкатила к остановке.
Привычный для героя пятым
номер выделялся на лобовом
стекле.

Желающих сесть в автобус ие-много.

Процедура оплаты проезда тоже прошла без задержки.

Ему до работы ехать далеко. Поэтому лучше присесть на свободное место.

Утренний пассажир всегда до­сыпает в транспорте. Новень­кий его не интересует лишь бы не толкался.

Спокойствие мгновенно смени­лось паникой, как только он уви­дел, что с газетной полосы на него смотрит собственная фо­тография. А под ней подпись: «Разыскивается преступник!».


сом. В нем есть попытка не комментировать каждый кадр отдель­но, а протянуть фразы с одного кадра на другой, что помогает слит­ности звукозрительного восприятия сцены. А в остальном оба ва­рианта комментария страдают общими недостатками.

Разберем по порядку весь текст.

«Это — наш герой» — ненужная фраза. Зритель всегда сам без подсказки понимает, что действующее лицо, находящееся в центре композиции кадра есть предмет интереса авторов рассказа.

«Сегодня он, как обычно, идет на работу». Подчеркивать для зри­теля факт настоящего времени — «сегодня» — нет никакой необхо­димости, потому что все действия живого героя на экране зрители трактуют как действие, происходящее сейчас, даже если им извест­но, что съемка сделана 10 лет назад. Хотя сам текст может быть написан и в прошедшем времени. Но в момент съемки для героя это было настоящее время.

«...как обычно, идет на работу». С этой частью фразы можно со­гласиться, ибо куда направляется герой и как часто это происходит по изображению понять нельзя. Это — дополнительная информа­ция, которой нет в кадре.

«На остановке ему не пришлось долго ждать свой автобус». То, что герой приходит на остановку, понятно без слов. А то, что он уедет на автобусе станет ясно из следующего кадра. Данная фраза вообще не нужна.

3-й кадр. «5-й подрулил как раз к его приходу». Без дополнитель­ных объяснений вы и сами поняли, что этот комментарий тоже дуб­лирует содержание изображения.

4-й кадр: «Не мешкая, он поднялся в салон и взял билет». Опять все понятно без слов.

5-й кадр: «В автобусе оказались свободные места». Та же ошиб­ка. Куда бы он сел, если бы не было свободных мест!

«Свежий номер газет был еще не прочитан». Зачем герою рас­крывать газету, если бы он ее прочитал! Об этом зритель догадает­ся сам без подсказки.

«Ничто не предвещало опасности». Последняя фраза, звучащая на пятом кадре, не повторяет информацию изображения, но вызы­вает сомнение: нужно ли предвкушать предстоящие события? За­чем заранее раскрывать зрителям то, что вот-вот произойдет? Мо­жет быть лучше неожиданность сделать полной неожиданностью? Ответить на такой вопрос, рассматривая столь короткий фрагмент,


довольно сложно. Это — вопрос общего драматургического реше­ния произведения.

6-й кадр: «Никто из пассажиров не проявил интереса к новому попутчику. Сонные люди поглядывали в окна, чтобы не проехать остановку». Опять грубое нарушение заповеди звукозрительного монтажа.

7-й кадр: «В газете он увидел свою фотографию и подпись: «Ра­зыскивается преступник».

Нужно было срочно скрыться от возможного преследования».

Первая фраза раскрывает нам смысл того, что нельзя «прочи­тать» глазами с экрана. Ее правомерность присутствия в тексте не вызывает сомнений. Зато вторая объясняет то, что разумеется само собой. Действие героя в кадре раскрывает нам тот же смысл. А, следовательно, она лишняя.

Надеемся, что разбор второго варианта по аналогии вы сделаете сами.

А как же нужно писать текст, спросите вы? Какие существуют правила?

Первое и самое главное вы уже знаете: не повторять текстом содержание кадров.

Второе: нельзя делать так, чтобы словесный комментарий зву­чал беспрерывно. Зрителю требуются паузы для осмысления про­исходящего на экране. Лишь в коротких сюжетах новостей, в от­дельных случаях, можно допустить присутствие сплошного текста.

В документальном и просветительском кино считается, что чрез­мерное обилие текста свидетельствует о низком профессиональном уровне его автора и режиссера.

Третье: оптимальное наибольшее количество текста допускает­ся из расчета слово — секунда. Сколько в монтажной подборке се­кунд изображения, столько и слов. Меньше лучше. При таком коли­честве слов в тексте возникают необходимые зрителю паузы. Боль­ше — нельзя!

На телевидении, особенно в новостях, журналисты стремятся ска­зать как можно больше. По этой причине им приходится говорить с большой скоростью, что по-русски называется—тараторить. Мало того, что такая форма речи считается плохим тоном, психологи эк­спериментально установили ее отрицательные параметры. С воз­растанием плотности текста в единицу времени притупляется вни­мание зрителя, снижается эмоциональное переживание, а самое 146


главное — информация не успевает усваиваться, и падает доверие к сообщению.

Четвертое: высоким искусством написания комментария счита­ется умение отдельными словами сплетать изображение и текст, от­дельные связки совершенно конкретного действия и его словесной трактовки.

Пятое: от точности попадания слова на кадр и конкретное дей­ствие в нем зависит общий смысл сообщения, трактовка действий героя зрителем. Чуть опоздаешь или опередишь, и смысл может оказаться противоположным задуманному.

Шестое: в подавляющем большинстве случаев изображение пер­вично, а текст вторичен. Не изображение подбирается подтекст, а текст пишется по канве изображения. Монтаж изображения намного труднее поддается трансформации под текст, чем подгонка, пере­становка фраз и слов текста для попадания на нужное место в кад­ре. Вспомните, длительность кадра зависти от его крупности, со­держания, действий в нем и ритма рассказа образами. Нельзя меха­нически увеличить длину кадра только потому, что вы не успели все сказать, что хотелось. И нельзя кадр укорачивать, зарезать, только потому, что вам нечего на этом кадре сказать.

Грустно смотреть по телевидению, когда логически связанный и внятный текст сюжета бывает уложен на случайный и бессвязный навал старых кадров.

Попробуем все эти требования реализовать на нашем примере. Будем считать, что мы сработали по всем технологическим прави­лам творчества. Сначала, просматривая изображение с остановка­ми, составили монтажный лист с указанием длительности каждого кадра в секундах (метрах). Просмотрели смонтированный матери­ал еще раз с монтажным листом в руках и запомнили содержание и действия в каждом кадре. Начинаем сочинять текст, представляя себе картинки на внутреннем экране.

ТЕКСТ

ИЗО

Иван Иваныч...

1. Общ. Мужчина идет по ули­
це. Оглядывается по сторонам.

2. Ср. Мужчина подходит к ос­
тановке. Что-то увидел.


ражение, глядя на экран. Такой вариант текста чаще всего и называют авторским комментарием. Классическим примером может служить текст, которым сопро­водил свой фильм «Обыкновенный фашизм» М. Ромм. Но для того, чтобы встать на этот путь, нужно быть уверенным, что у автора хорошая дикция, соответствующий жанру голос, что он наделен умением устно четко выражать свои мысли и попадать словами на нужное действие в кадре, как это сделал М. Ромм. Та­ким мастерством, к сожалению, обладают уникумы, таких очень мало. Заикам, людям, у которых «каша во рту» или «мыкающим» через каждые три слова это категорически противопоказано. И все же у такого текста есть как свои недостатки, так и свои преимуще­ства. Он всегда более живой, несет на себе оттенок прямого обра­щения в зал, в нем проступает намерение напрямую контактиро­вать со зрителями. Мы приведем лишь короткий пример из монтажных листов филь­ма «Обыкновенный фашизм». Голос М. Ромма: 240. Общ. Нацистская хроника. На Шли веселые ребята по камеру идет взвод улыбающихся солдат. нашей земле.

Хорошо ли — плохо ли, но, благодаря такому тексту, нам уда­лось создать законченную сценку, в которой на конкретном приме­ре события проступает характер, особые черты личности. Герой ста­новится вполне реальным чудаковатым человеком, прячущимся на наших улицах. Идеальный может быть назван такой звукозрительный монтаж изображения и текста, когда текст не понятен без изображения, а изображение — без текста.

Монтаж авторского комментария Иногда в документалистике не пишут отточенный авторский текст, а прибегают к эмоционально окрашенной импровизации дра­матурга, режиссера или журналиста, который комментирует изоб-148

3. Общ. - ср. Приближается ав­тобус. Можно рассмотреть его номер: 5-й.

4. Ср. Герой поднимается в са­
лон машины, быстро компости­
рует билет. Это видно через
окно.

5. Общ. - ср. Он проходит впе­
ред на камеру, садится, раскры­
вает газету, начинает просмат­
ривать.

6. Общ. Пассажиры в автобусе
не обращают на вошедшего ни­
какого внимания. Все заняты
своими мыслями.

7. Ср. - общ. Неожиданно герой
впопыхах, кое-как складывает
газету и на очередной останов­
ке выскакивает из автобуса.


...был от рождения мнитель­ным и трусливым человеком. Ему всегда казалось, что кто-то хочет его обязательно оби­деть.

Дома он боялся мышей и двор­ников, в автобусе контроле­ров, а на улицемилиционеров.

Он всегда старался быть неза­меченным и потому в автобусе закрывался газетой.

Представляете, что он поду­мал, когда на первой полосе уви­дел свой портрет и прочитал: \

... «Разыскивается преступ­ник!».

А преступник был вовсе не он, а лишь похожий на него человек.


 

241.Кр. По пыльной дороге идут и
едут улыбающиеся немецкие солдаты.

242. Кр. Фото. Улыбающийся немец­
кий солдат, на плече пулемет.

243.Кр. Фото. Гроздь винограда в
Руке. ПНР вверх — улыбающийся эссе-
совец.

244.Кр. Фото. Офицер вермахта.

245. Общ. Фото. Солдаты порют кре­
стьян.

246. Ср. Фото. Полуголый солдат слу­
шает патефон.


Такие симпатичные,.

... красивые,..

... воспитанные.

Работали...

и отдыхали.


247. Общ. Офицер вешает девушку. Снова работали.

248. Общ. Девушка повешена. Вок­
руг стоят солдаты.

249. Офицер прилаживает веревку на
шее мужчины.

Обратите внимание: как скупо комментирует М. Ромм кадры сво­его фильма, как мало слов и как велика емкость смысла в этих сло­вах. А последние кадры этого монтажного куска он вообще остав­ляет без комментария — все и так понятно — без текста. Высший пилотаж!

В игровом кино авторским комментарием обычно называют за­кадровый текст от автора (от третьего лица) или текст одного из героев, от имени которого идет рассказ.

Очаровательным примером такого приема может служить фильм французского режиссера Ле Шануа «Папа, мама, служанка и я». В картине главный герой по имени Робер не только участвует в сюже­те, но еще и комментирует происходящее в кадрах. Он иронизирует по поводу самого себя, делится своими мыслями, подсмеивается над знакомыми и близкими.

Войдем в сюжет. Настали Рождественские праздники. В доме у героя—служанка Мария-Луиза. Ей под сорок. Красотой не блиста­ла никогда. Она открывает дверь на звонки.

Сначала приходят и поздравляют мусорщики. Потом монахиня и девочка просят пожертвовать на елку для сирот. Затем почтальон предлагает календари и обещает счастье в новом году. Следом при­ходят мальчишки и просят бросить деньги в копилку для бедных школьников.

58. Ср. Сдвижения.
Мария-Луиза открыва­
ет дверь. На пороге Посыльный:Нам
посыльный. Вручает, заказывали шоколад\

59. Ср. Сдвижения.
Мария-Луиза открыва-
150


ет дверь. На пороге посыльная.

Посыльная: Это Вам для мсье Ланглуа!

Служанка берет из ее рук небольшой ящик и передает его хозяйке.

Мама открывает ящик и замирает.

Голос Робераза кад­ром: Это был семнад­цатый по счету кури­тельный прибор, ко­торый ученицы дари­ли папе к Рождеству. Для человека, кото­рый никогда не курил, это было многовато...

Мама: Ну,

куда лее мы его денем?

60. Общ- ср. Мария-Луиза стоит в дверях с цветком в руке, сму­щенно и несколько же­манно улыбается. (На­езд).

Мария-Луи­за:Мадам...

.-»■.

Голос Робера:В этом году сочель­ник был необычным. Мария-Луиза покида­ла нас. Она тоже по­лучила рождествен­ский подарок. К ней пришла любовь! Мо­жет быть, не совсем такая, о какой она мечтала... Но все же...

...это была любовь!

61. Ср. Жених Ма­рии-Луизы в формен­ной фуражке и с тупо­ватым лицом глупо улыбался на пороге.

И еще один фрагмент из того же фильма. Герой направляется в

Дом своего ученика.


Благодаря закадровому тексту авторам этой лирической комедии удалось наполнить все действие фильма добрым юмором, в целом ряде эпизодов достичь комического эффекта именно путем введе­ния остроумного комментария от лица главного героя. Что делают авторы передачи «Сам себе режиссер», чтобы мож­ но было смотреть на подчас беспомощные любительские съемки? Они вводят закадровый текст от автора или от лица одного из ге- 152j

144. Общ. Робер
спускается по лестни­
це своего дома. В руках
у него тонкая папочка.

145. Ср.-общ. Робер
идет от своего дома к
лавке мясника.

Его встречает жена мясника, которая по­жирает его глазами. Они входят в лавку.

146. Ср. Лавка. Сто­ит здоровенный мяс­ник. В его руке огром­ный нож. Он косо смотрит на жену. А жена при этом лебезит перед репетитором ее сына.


Жена мясни­ка:Добрый день, мсье Робер! Пройдите через лавку. Я остави­ла баранью нож­ку для вас!

Робер:Вы очень любезны, мадам!

Жена мясни­ка:Что вы! Та­кие пустяки...


Голос Робера:Как мои дела? Я вступаю в свои новые обязанно­сти репетитора.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.