Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Если это профилактика, то лучше я рискну здоровьем 14 глава




Наша Новая Медицина предлагает отличный антидот главной болезни, от которой страдает современное американское общество, – депрессии. Депрессия – это начало смерти, а наша приверженность жизни и радости отвергает эту частицу отчаяния. Путь к депрессии – это изоляция, брошенность, разочарование и отчужденность. Наши таинства просто не позволяют развиться таким ситуациям. Очень трудно почувствовать себя испуганным, одиноким, нелюбимым, когда вы постоянно что-нибудь празднуете – день рождения, роды, свадьбу, поступление на новую работу и так далее. Мы вполне серьезно утверждаем: мы – сообщество празднующих.

Другое воздаяние, которое мы можем вам обещать, заключается в том, что, испробовав однажды альтернативные методы Новой Медицины, вы научитесь уважать «противную сторону». Исчезнут страх и ненависть, присутствующие там, где у вас нет выбора, и приходится подчиняться Современной Медицине. Вместо прежних разочарования и депрессии появится чувство радостного изумления. Многие новые книги и фильмы очень искусно разоблачили некоторые из самых очевидных проступков Современной Медицины. Когда вы не знаете об альтернативах Современной Медицине, такие откровения могут нанести довольно болезненный удар. Меня с моими студентами едва не выгоняют из кинотеатров, когда наш смех начинает звучать громче, чем охи и ахи зрителей по поводу изображаемых на экране лучших или худших фрагментов дешевого фарса Современной Медицины.

Как только вы перейдете на сторону Новой Медицины, как только осознаете, что здоровье – ваше и вашей семьи – счастливая и обнадеживающая привилегия, а не мрачная обуза, забота о которой поручена чужим людям, вы обязательно почувствуете себя свободнее и счастливее. Многие люди говорили мне, что им было очень трудно принять эту «революцию», пока они сами не убедились, что это необходимо. Они рассказывали мне, что пока Современная Медицина не нанесла серьезные увечья им или их близким, они не видели в медицинских процедурах тех опасностей, которые мы все должны уже считать доказанными. Они говорили также, что бесстрашие обрели те, кому довелось быть сильно напуганными.

Все это, скорее всего, так и есть. Эта книга явилась в своем роде моим ответом друзьям, которые рассказывали мне все это. Я написал эту книгу именно затем, чтобы напугать и переубедить людей до того, как им нанесут увечья. Пусть эта книга послужит основой для переосмысления вашего отношения к Современной Медицине. Помните, о чем я вам рассказал, когда пойдете к врачу.

Еще одна вещь, о которой меня спрашивают, – с чего начать. Хотят поучаствовать в революции, но не знают, где в нее принимают.

Вам не нужно вступать в какую-либо организацию. Начинайте революцию у себя дома сегодня же вечером. Для начала подумайте о семье как об источнике, а не обузе. Если вы одиноки, серьезно задумайтесь о браке. Если вы уже семейный человек, то самый революционный акт, который вы можете совершить сегодня же, – зачать ребенка. После чего запланируйте рожать дома и вскармливать ребенка грудью.

Если живы ваши родители, позвоните им и договоритесь навестить их в ближайшие выходные. Или договоритесь об этом с другим родственником.

Обдумайте ваши жизненные приоритеты. Действительно ли вы считаете более важным стоять у сборочной линии и проверять, как одна деталь подходит к другой, или вам важнее, чтобы все аспекты жизни вашего ребенка находились в гармонии? Действительно ли приз за победу в гонке на выживание стоит того, чтобы продавать так много своего времени, физических и душевных сил, что ничего не остается вашей семье и вам! Действительно ли ваша работа приведет вас куда-нибудь, кроме отделения болезней коронарных сосудов?

Ищите единомышленников. Спросите у соседок, кормят или кормили ли они своих детей грудью. Если кто-нибудь непочтительно выразится о стариках или детях – отвечайте. Обсуждайте проблемы здоровья во время обеденного перерыва – не для того, чтобы спорить, а для того, чтобы выявить единомышленников. Как только вы их найдете, знакомьтесь с ними поближе. И организуйте сообщество.

Люди также спрашивают меня, когда закончится революция, когда они смогут перестать видеть в себе медицинских еретиков. Я должен признать, что не знаю ответа.

Но я знаю, когда вы можете считать, что победили: тогда, когда переубедите своих близких. Когда ваши родные и друзья почувствуют и начнут выражать радость по поводу своего понимания, что здоровье – это осознанный выбор, а не загадка судьбы. Это может произойти, когда вы или ваши родственники начнут кормить грудью ребенка, которого они родят дома, когда вы или кто-то их ваших родных перепроверит необходимость назначенной врачом операции, и не только избежит хирургического вмешательства, но найдет врача, который решит проблему, вмешавшись не более чем подкожной иглой.

Несколько месяцев назад я стал дедушкой. Наша дочь родила девочку весом 3660. Чанна родилась, как мы и хотели, у нас дома. При этом присутствовали мой зять, моя жена, еще одна моя дочь, д-р Мейер Эйзенштейн и я. Роды прошли почти классическим образом и заняли пять часов от начала до конца. Как только Чанна родилась, к нам стали приходить друзья и родные. Они просто забывали поздороваться со мной, спеша поприветствовать Чанну. В течение пяти недель, пока молодая семья жила в нашем доме, до того как переехать в свой новый дом в Канаде, я имел возможность видеть внучку, которую убаюкивала молодая бабушка, пока молодая мать спала. И этому молодому дедушке не приходилось теми летними вечерами заходить в больницу, чтобы взглянуть на внучку через стекло. Я мог любоваться ею у себя дома в течение всего ужина.

Поэтому я считаю, что мы победили.

Я могу считать, что мы победили потому, что вижу – люди, практикующие Новую Медицину, оказываются самыми здоровыми в нашем обществе. Члены таких организаций, как La Leche League, Национальная ассоциация родителей и профессионалов за безопасные альтернативные роды, Общество защиты здоровья будущих детей при помощи правильного питания и им подобных не только переубеждают тысячи и тысячи людей на своих консультациях, но, путешествуя по разным городам, ссылаются на успехи друг друга. Они сообщество.

Я могу считать, что мы победили потому, что вижу в глазах членов этих семей и своей собственной семьи удовлетворение, оптимизм и радость – естественные чувства людей, которые стали хозяевами своего здоровья.

Вместо эпилога

В поисках Нового Врача

Здоровье не начинается с врача и не заканчивается на нем. Роль врача находится где-то посередине. И эта роль все еще важна. Если бы это не было так, Церковь Современной Медицины не располагала бы столь мощной властью.

Процесс одновременного разрушения и создания Медицины по своей природе политический. На всех уровнях медицинская революция втягивает своих участников в политику. Если вы не отдаете детей в государственную школу, чтобы избежать вакцинации, – это политический акт. Рожаете дома, а это не поощряется законом или страховая компания отказывается оплачивать расходы на домашние роды, – и это политический акт. Решаете родить еще ребенка, – это также политический акт. Когда мы поворачиваемся к инквизиции спиной, то обращаемся лицом к Новой Медицине и принимаем ее, потому что она нужна нам, чтобы выживать и процветать. Это тоже потребует действий, которые имеют явную политическую окраску.

Джон Мак-Найт писал в эссе «Медикализация политики»: «Политика – это действия людей, объединивших свои знания, чтобы достигнуть максимального социального добра. Медикализованная политика дезавуирует это общественное сознание. Политика – это искусство возможного, процесс, который уважает ограничения и держится за проблемы справедливости, вызываемые этими ограничениями. Медикализованная политика – это искусство невозможного, процесс, в котором справедливость заменяется обещаниями без ограничений. Политика – это искусство перераспределения власти. Медикализованная политика окружает контроль завесой тайны настолько, что вопрос о власти уже не стоит. Центральной политической проблемой становится право на еще больший контроль. Политика – это действия граждан. Медикализованная политика – это контроль над клиентурой. Медицину можно вылечить только руками граждан. Сама себя вылечить она не может, так как все ее рецепты исходят из ее собственной системы ценностей».

Если ваше окружение подумывает о фторировании воды или если у вас уже есть фторированная вода, вам придется с этим бороться. Вы можете предпринять политические действия против принятия закона о государственном страховании здоровья или поработать над редакцией «революционных» статей этого закона, которые предотвратят смертельную хватку инквизиции. Вы можете политически выступить за законы, которые эффективно удалят отравляющие вещества из воздуха, пищи и воды. Или за изменения в системе государственного пенсионного обеспечения и в налоговом законодательстве, в поддержку которых выскажутся крепкие семьи.

Недавно группа латиноамериканок из Чикаго попросила меня помочь пропагандировать грудное вскармливание в их организации, чтобы дети росли здоровыми. В больницах, где обычно рожали эти женщины, одобрялось искусственное вскармливание. Активистки организации решили принять меры против этого. Они пошли к главврачам этих больниц и попытались убедить их остановить продвижение искусственного вскармливания. То есть прекратить раздачу бесплатных упаковок со смесью и специальных «наборов для докорма» матерям, которые уже начали грудное вскармливание. Женщины заявили, что если главврачи не отреагируют на их просьбу, то они будут пикетировать больницы.

Я думаю, что врач Новой Медицины должен быть в первых рядах этой борьбы. Участвовать в политических акциях в поддержку требований своих пациентов. Выступать в средствах массовой информации, когда становится известно о подобных акциях. А если о них не становится широко известно, – прилагать свои усилия, чтобы предать такие инциденты огласке.

Это одно из важнейших отличий Новой Медицины от Современной. Современная Медицина велит врачам оставаться вне политики. Конечно, это делается для того, чтобы скрыть, что врачи уже чрезвычайно сильно вовлечены в политику. Церкви нравится сохранять status quo, потому что так все находится под контролем. Она хочет сохранять за собой возможность запугивать потенциальных нарушителей ее покоя и очернять тех, кого не удастся запугать, называя их «политиканами».

Врач Новой Медицины не затворник, запертый в келье, а полноправный член своего сообщества. Врачи будут лидерами сообществ, активно участвующими в политике, потому что этого требуют интересы здоровья сообщества. Когда водопроводная компания соберется фторировать воду, Новый Врач первым примет меры к тому, чтобы общественность узнала о биологических последствиях этого. Когда поставщик электроэнергии решит построить атомную электростанцию рядом с городом, Новый Врач не будет стоять и смотреть, как создается угроза здоровью и самой жизни миллионов людей. Вместо того чтобы медикализировать политические проблемы, Новый Врач признает необходимость политической власти, чтобы применять ее для решения вопросов здравоохранения. Он не побоится признать плохую политику одним из факторов болезни.

Такого рода вовлеченность в жизнь общества подразумевает определенный тип врача – это чуткий человек, обладающий умением и желанием помогать строить Новую Медицину. Только так! Ибо любое благое дело может быть загублено плохим исполнителем.

Новый Врач поддерживает хорошие отношения с людьми, занимающими разное положение в обществе, и это не только отношения врача и пациента, но и другие, более широкие общественные отношения. Новый Врач рассматривает свои услуги как способ улучшения общества, поэтому он должен понимать и знать социальные и этические основы медицины.

Новый Врач хорошо знаком не только с языком медицины, но и с человеческим языком. Он постоянно информирует пациентов: объясняет им риск и преимущества предстоящего лечения, рассказывает о способах поддержания здоровья, разъясняет, как определенные условия и деятельность могут влиять на состояние здоровья. Отношения между врачом и пациентом демократичны – обе стороны делятся информацией на равных. Но эта «демократия» должна прекратить свое действие там, где врачу неизбежно приходится воспользоваться своим авторитетом. Например, когда пациент без сознания. Очевидно, при таких обстоятельствах врач должен взять на себя ответственность и сделать выбор в высших интересах пациента без его согласия. Тем не менее, когда пациент в сознании, врач все-таки должен сознавать, что существует граница, до которой доходят знания пациента, а знания врача могут простираться и дальше. В конце концов, потому пациент и обращается к врачу, чтобы попасть в зависимость – как бы это ни звучало – от знаний и образования врача. И неважно – одет ли врач в джинсы или в костюм-тройку, короткая у него стрижка или длинные волосы, принимает ли он в крупной клинике или в подержанном фургоне – пациент приходит к нему за его знаниями. Врач должен информировать пациента, как на нем отразится его выбор, но врач не должен уклоняться от вынесения своего суждения, основанного на знаниях и талантах. За это и платит пациент.

Когда Новый Врач приходит к молодой матери, он должен рассказать, какой у нее есть выбор относительно вскармливания ребенка и ухода за ним. Новый Врач расскажет ей, что искусственное вскармливание не является таким же безопасным и здоровым, как грудное, и что разница между риском и преимуществами настолько велика, что если она выберет искусственное вскармливание, ей придется найти другого врача.

Новый Врач не боится действовать на основе доказательств, имеющихся на сегодняшний день. Он достаточно уверен в своих знаниях, образовании и интуиции, чтобы не прибегать в отговорке: «Нам недостаточно известно об этом. У нас недостаточно доказательств. Нам надо провести дополнительные исследования».

Так как Новый Врач признает в таких ситуациях необходимость открытого выбора, свои отношения с пациентом он должен строить на высоких этических принципах. До какой степени люди контролируют свою жизнь, смерть и здоровье? Насколько медицина способна расширить свой контроль над жизнью и смертью? Какие факторы влияют на выбор, использовать ли искусственные и донорские органы, аппаратуру для поддержания жизни? Новому Врачу недостаточно знать, как делать свою работу. Он задается вопросом: зачем это нужно. Если что-то возможно сделать, означает ли это, что нужно это сделать? Этика, пронизывающая всю практику и обучение Нового Врача, – это уважение прав и достоинства человеческого существа.

Как творец здоровья Новый Врач осознает, что пациент и природа – это составляющие рецепта здоровья, а не материал для демонстрации технологий. Свои решения Новый Врач принимает, основываясь на точном знании. Владея всей полнотой информации о границах человеческих возможностей, Новый Врач знает, когда нужно вмешиваться в естественные процессы, помогать им, а когда делать этого не следует. Это знание заключает в себе понимание того, какой вред может быть причинен врачом.

«Искусство врачевания, – как сказал мой хороший друг и коллега, д-р Лео И. Якобс, главврач больницы Форест в Де-Плейне, штат Иллинойс, – проистекает из способности врача быть проницательным и воспринимать пациента как живого человека с определенными чувствами, мыслями, мнениями, взаимоотношениями, стремлениями и ожиданиями, а не просто как носителя симптомов. Такой врач склонен считать пациента, а не себя, главным ответственным за свое здоровье, достижимое путем осознанной жизни, в которой здоровое питание, физкультура и правильное распределение нагрузки сочетается с разумным балансом любви, игры и работы в рамках гармоничной семьи. Такой врач прибегнет к лекарствам или хирургии, только если поймет, что из-за тяжелой болезни пациента все неинвазивные методы – образовательные, психологические, социальные – уже исчерпаны».

Новый Врач признает, что природа – лучший целитель, и поэтому рассматривает естественные источники здоровья, например, семью, как имеющие решающее значение в процессе излечения. Семья – единица здоровья, поэтому Новый Врач лечит всего человека в контексте семьи, а также религии и общественной системы. Новый Врач принимает вызовы на дом и консультирует семью на ее территории. Он не пользуется профессиональным жаргоном и не признает рекомендаций, которые разделяют семьи на воюющие стороны. Разумно избегать госпитализации – основная цель, и поэтому Новый Врач принимает детей дома и презирает мысль о том, что люди должны приходить в этот мир и покидать его в реанимационном отделении.

Новый Врач – это спасатель. Он всегда готов вмешаться в случае угрозы жизни. В начале жизни он дает матери возможность родить самой и ждет, готовый помочь в том ничтожном проценте случаев, когда может понадобиться его вмешательство.

Как только мы назначаем врача на роль спасателя, мы должны определить, что он должен и чего не должен делать во время своей работы. Он не должен играть главную роль. Главную роль исполняют люди, семьи и общества.

Охраняя здоровье своих пациентов, Новый Врач расставляет приоритеты согласно их безопасности и эффективности. Лечение по Гиппократу ставит правильный образ жизни выше лекарств и хирургии. Так лечит Новый Врач. То, что пациент ежедневно делает со своим телом и душой, оказывает более значительное воздействие на здоровье, чем то, что может сделать врач в течение небольшого времени, когда идет прием. Новый Врач должен научить пациента, что ему делать в течение всей своей жизни, чтобы самостоятельно, без помощи врача, поддерживать и укреплять свое здоровье.

Одно из правил, которому я учу своих студентов, гласит: если пациент, выходя из твоего кабинета, чувствует себя лучше, чем когда он туда входил, – неважно, как ты этого добился. Само присутствие Нового Врача исцеляет. Если врач проявляет энтузиазм и питает надежду и может передать эти чувства пациенту, то пациент почувствует себя лучше. Целитель и есть целитель, неважно – какую технику он использует. Сознавая это, Новый Врач прописывает «самого себя» в больших дозах, то есть использует все возможные ресурсы своей личности и социальной помощи.

Новый Врач все еще является священником в том смысле, что он совершает обряд или служит посредником в деле освобождения или очищения пациента от его «грехов». Вам все еще необходимо исповедоваться Новому Врачу, в том смысле, что вы должны рассказать врачу о себе, а он определит, что в вашем образе жизни служит на благо здоровью, а что во вред. Новый Врач понимает: невозможно рассчитывать на то, что вы никогда не сделаете ничего вредного для здоровья, но он обязательно проверит, осознанно ли вы поступаете в том или ином случае. Мы знаем, что организм обладает собственными силами для очищения, которые выражаются в невероятной способности адаптироваться и компенсировать «ошибки». Вы все еще должны подвергаться епитимье, но в другом смысле. Новый Врач не будет окроплять вас святой водой и объявлять спасенным за то, что вы согласитесь принять лекарство или дадите себя расчленить. Новый Врач не принесет вас в жертву никаким мстительным богам. Ваша епитимья – биологическая, то есть цена, которую вы должны заплатить, чтобы вернуть гармонию. Если ваш случай сильно запущен, в первое время вам придется отдать чрезвычайно много сил компенсации.

Естественно, Новый Врач старается убедить людей избегать заболеваний. Я уверен, что чувство вины – один из сильнейших доводов, чтобы изменить свое поведение. Новый Врач, которого заботят причины болезни, а не поверхностные симптомы, будет объяснять, в чем «вина» пациента в более разумной и этичной манере, чем это делает Современная Медицина. Виновность будет личной, но не исключительно личной, и отпущение «грехов» будет достигаться действиями, а не символическими ритуалами. В случае отравления свинцом вина будет возложена на того, кто отвечает за то, чтобы холодильник был полон, кто отвечает за наличие свинца в воздухе, искусственной смеси и продуктах. Если женщина просит применить анальгетики и анестетики во время родов, то она заслуживает некоторого чувства вины, потому что эти вещи не безвредны для ребенка. Если женщина скажет Новому Врачу, что собирается кормить своего ребенка искусственной смесью, то Новый Врач объяснит ей, что она угрожает здоровью малыша. Новые Врачи постараются заставить людей испытывать чувство вины за употребление рафинированных сахара и муки, а также сильно переработанных продуктов, за курение и за то, что они не занимаются физкультурой.

Чувство вины в руках Нового Врача будет побуждать людей к приобретению здоровых привычек, а не чувства разочарования и страха, потому что их больше не будут вовлекать в двойные стандарты. Есть вещи вредные и полезные для вас, и Новый Врач должен убедиться, что вы понимаете разницу. Эта разница будет опреде ляться биологией, а не политикой или религией. Если мы считаем, что искусственное вскармливание вредно, то только потому, что оно подвергает мать и ребенка ряду нездоровых явлений, таких, как гастроэнтерит, аллергии, инфекции и неправильное формирование взаимоотношений между матерью и ребенком. Новый Врач может считать, что женщина сама вольна распоряжаться своим телом, но он знает, что с биологической точки зрения аборт чаще является причиной бесплодия и других осложнений, которым никогда не пожелает подвергнуть себя правильно информированная женщина. Врач должен сообщать женщине, что аборт наполовину увеличивает ее шансы родить в будущем недоношенного ребенка. Он должен рассказать ей об исследовании, проведенном в Израиле, в ходе которого велось наблюдение за одиннадцатью тысячами беременностей, и было обнаружено, что у женщин, подвергавшихся ранее абортам, нормальные роды были существенно реже. После таких родов у женщин, прибегавших ранее к абортам, относительный риск ранней смерти новорожденных удваивался, а риск поздней смерти возрастал в три-четыре раза. Было замечено значительное количество новорожденных с недостаточным весом по сравнению с младенцами, у матерей которых не было абортов. Дети, рожденные от таких беременностей, имели большее число серьезных и небольших врожденных пороков («Американский журнал эпидемиологии», сентябрь 1975 года).

Честность Нового Врача простирается до отрицания мифических заявлений Современной Медицины о том, что можно вылечить все; что как бы вы над собой ни издевались, мастерство врача может вернуть вас в нормальное состояние. Новый Врач объясняет своим пациентам, что полного излечения трудно достигнуть и что даже чудесное исцеление быстро теряет свою силу. Поэтому он предупреждает пациентов, чтобы они не слишком сильно отклонялись от здорового образа жизни, что гарантирует им долгую и здоровую жизнь.

Новый Врач скептически относится к обещанным преимуществам использования лекарств и хирургии. Одна из важнейших областей его ответственности – защита людей от неумеренности хирургов и фармкомпаний в их стремлении всучить свой товар.

Тем не менее, Новый Врач не избегает использования прогрессивных технологий, но отличает действительно полезное оборудование от установленного исключительно в знак уважения к техническому прогрессу. Он умеет обращаться с научной аппаратурой, но он также хорошо осведомлен о ее опасностях и недостатках. Что самое главное, Новый Врач не опирается на данные аппаратуры, кроме тех случаев, когда это просто необходимо. Он понимает, как опасно позволять машинам взять верх над здравым смыслом и интуицией.

Так как Новый Врач отвергает многое из оборудования Современной Медицины, он хорошо разбирается в необщепринятых методах лечения, включающих диетологию, акупунктуру, кинезиологию, мануальную терапию, гомеопатию и другие.

Одна из важнейших обязанностей Нового Врача – защита пациентов от избытка специалистов. Новый Врач – противоположность специалиста: он заставит своих пациентов чувствовать себя виноватыми в том, что они собрались пойти к специалисту и подвергнуть себя опасности без нужды. Вместо того, чтобы рассматривать пациента, как набор симптомов, локализованных в одном месте, Новый Врач рассматривает личность целиком как контекст и возможную причину болезни.

В конечном счете, в свете этики, ятрогенных взглядов и проявлений и универсального образования врачей, «узкие» специальности в значительной степени исчезнут. Если зависимость от больниц можно побороть в самом начале жизни – в момент рождения – значит, эта зависимость не появится и в будущем. Домашние роды приведут к исчезновению девяноста пяти процентов акушерства и гинекологии. Поскольку уже разоблачен провал психиатрической химиотерапии, психохирургии, лечения электрошоком, психоанализа и большинства консультаций, то – на пользу сильным семейным, дружественным и другим уважительным связям – исчезнет большая часть психиатрии. Интернатура пойдет ко дну из-за своей высокоприбыльной практики набора «клиентов»: ежегодных осмотров, массовых измерений давления, применения лекарств там, где можно вылечить натуропатически. Хирургия в основном исчезнет, потому что люди научатся распознавать, насколько веской является причина к собственному расчленению. И еще потому, что будут встречать все больше и больше Новых Врачей, которые вылечат их, не прибегая к хирургии. Сфера ортодоксальной онкологии будет «закрыта», поскольку химиотерапия, хирургия и лучевая терапия рака в корне иррациональны и научно не обоснованы. Педиатрия тоже отомрет, так как большинство матерей убедится в необходимости грудного вскармливания.

Новый Врач занят не только тем, чтобы вытеснить специалистов, но и тем, чтобы самому не оказаться вытесненным. Врачи когда-то говорили, что они приходят в этот бизнес, чтобы разориться, но это был только лозунг. Теперь они даже не говорят этого. Но Новый Врач подкрепляет свое намерение действием. Он научит людей оставаться здоровыми и восстанавливать здоровье и гармонию без помощи профессионалов. Хотя Новый Врач понимает, что необходимость во врачах будет существовать всегда, их роль, тем не менее, будет уменьшаться. Так что врачам, возможно, придется подумать о том, чтобы зарабатывать на жизнь каким-либо другим способом. Очевидно одно: если бы каждый врач был Новым Врачом, нам было бы нужно гораздо меньше врачей, и медицинское обслуживание не было бы раздуто до таких чудовищных размеров, как сейчас.

Новый Врач должен быть готов вести себя мужественно, а это значит делать то, что длжно, даже если для этого придется пожертвовать благополучием, властью и статусом, которые обычно имеет конвенциональный врач. Я не думаю, что нам будет трудно привить мужество Новым Врачам. Те из них, кого я знаю, – как действующие, так и будущие врачи – кажется, вооружены мужеством и умением постоять за себя. Недавно я встретил молодого врача, который бросил свое формальное медицинское образование, как только достиг уровня получения лицензии, то есть сразу после интернатуры. Я спросил, где ему разрешено работать, и он ответил, что лицензирован пятью штатами. Он предвидел возможные неприятности с медицинским истэблишментом, поэтому подготовился к тому, что у него могут отнять лицензию. Это самый проворный парень, которого я встретил в последнее время. Новый Врач знает, как выжить достаточно долго, чтобы преуспеть в своем деле.

Очевидно, Новый Врач существует больше вопреки своему медицинскому образованию, чем благодаря ему. Имея это в виду, я с несколькими коллегами создал проект Новой Медицинской Школы, который сейчас ожидает государственного лицензирования, а Школа надеется принять первый курс своих Новых Будущих Врачей.

Образование Нового Врача будет включать не только медицинские и клинические дисциплины, но и этику и литературу. Все студенты Новой Медицинской Школы увидят, как поведение человека отражается на здоровье и болезни. Новые Врачи будут учиться общению, как устному, так и письменному. Они также овладеют основными технологиями и методами общественного воздействия СМИ, например, телевидения. Новые Врачи должны не только эффективно общаться с людьми, но и знать процессы, под влиянием которых находятся они сами и их пациенты. Так как правовые процедуры важны не только для врача, чтобы он мог защищать свою деятельность, но и отстаивать интересы пациентов, Новых Врачей научат иметь дело с законом и его представителями.

В Новой Медицинской Школе будет факультет этики и права. Правовая концепция общества определяет здоровье его членов в исчислении продолжительности жизни, детской смертности, показателей заболеваемости и качества медицинского обслуживания. Теоретические экономические схемы к делу не относятся. Система свободного предпринимательства, основанная на законности, может обеспечить хорошую медицинскую помощь, в то время как социализированная медицинская система, лишенная закона, может оказать смертельные медицинские услуги. Аморальное общество, которое устанавливает произвольные границы в зависимости от достижений технологии, может быть опасно, в то время как моральное общество, которое стремится к лучшему, что могут предложить технологии, способно делать людей здоровыми. На нашем факультете этики традиционные медицинские дисциплины будут рассматриваться в свете различных этических систем: христианской, иудейской, индусской, исламской, прагматической, ситуативной и других.

В Новой Медицинской Школе будет очень сильный факультет ятрогенных заболеваний. На этом факультете всем медицинским дисциплинам и специальностям придется показать, как их методы могут привести к болезни и инвалидности. Доктора и профессора будут получать зарплату за исследования того, как медицинская помощь может причинить больше вреда, чем пользы, и как предлагаемые новые методы лечения могут оказаться опасными.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.