Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Что такое пассивное слушание?





Если вы имеете дело с человеком, находящимся в состоянии аф­фекта, сильного эмоционального возбуждения, вам необходимо его просто успокоить. Обычно человек в таком состоянии не очень хоро­шо контролирует свои эмоции и не очень хорошо понимает, что имен­но он говорит.

Поэтому отражать его информацию или его чувства — дело совершенно бессмысленное и даже вредное. Это скорее всего вызовет у него дополнительный взрыв раздражения. Не помогают и общепри­нятые в таких случаях слова-штампы: «Успокойся». «Не плачь», «Не на­до нервничать».

Поэтому важно просто СЛУШАТЬ человека, просто давать ему по­нять, что он не один, что вы его слышите, понимаете и готовы поддер­жать. Лучше всего при этом действуют так называемые «угу-реакции»:

«Да-да, угу-угу, ну, конечно» и т.п. Дело в том, что. эмоциональное состо­яние человека подобно маятнику: дойдя до высшей точки накала, чело­век начинает успокаиваться и приходить в себя. Если не пытаться оста­новить маятник, то, выговорившись, человек успокоится и, почувствовав это, вы сможете уже общаться с ним нормально. Не молчите, потому что глухое молчание вызывает раздражение у любого человека, а у возбу­жденного его усиливает.

Техника эта, таким образом, требует от вас одного: чтобы раз­говор не прерывался, пока собеседник не «остынет». Поэтому в те моменты, когда он замолкает, самым естественным тоном зада­вайте уточняющие вопросы: «И что он тебе сказал?» или «А вы что ответили?» или «А где была Маша в это время?». Главная ваша за­дача — не заразиться от собеседника его эмоциями, что не так-то легко, особенно если эти эмоции направлены на вас, и не впасть в то же эмоциональное состояние, которое уж точно приведет к бурному конфликту, «выяснению отношений» и в конечном счете — к очень неприятным чувствам.

Пассивное слушание, таким образом, только по названию пассив­ное. На самом деле оно требует определенной душевной работы. Спо­собны ли вы безо всяких фильтров «услышать» ту эмоцию, которая сей­час доминирует в другом человеке, услышать объективно, не относя ее к себе, не заражаясь ею, не реагируя на нее личностно? Если да, то ва­ше слушание будет успешным, если нет, то вы всего лишь поддадитесь тому эмоциональному напору который исходит от собеседника и фактически явитесь для негообъектом манипулирования.



 


Для пациента очень важно, чтобы сестра поняла его и разделила его чувства. Именно это дает ему ощущение облегчения. Поэтому, когда медсестра проводит беседы с пациентом, характер которых в идеале должен быть те­рапевтическим (например, при подготовке к операции, к какой-либо процедуре, принятию важного решения), для нее в первую очередь должна быть важна не столько информация, которую пациент сообщает, сколько чувст­ва, которые он переживает по данному поводу. Вот поче­му медсестре так необходим навык эмпатического слу­шания, т.е. такого, при котором она способна в какой-то степени испытывать те же чувства, что и пациент, и, подоб­но зеркалу, отражать их, чтобы он начал лучше понимать себя. В качестве примеров эмпатического слушания можно привести следующие ситуации:

Пациент: «Завтра операция, а я никак не соберу себя в кулак».

Сестра: «Вас это огорчает?»

Пациент: «Вообще-то да. Я считал себя сильным человеком.»

Сестра: «И теперь вас расстраивает то, что вы оказа­лись не таким...»

Пациент: «Да нет. Просто странно, что я никогда не заду­мывался над подобными вещами...»

Сестра: «А теперь Вы не знаете, как ко всему этом отно­ситься...»

Пациент: «Вот именно. Тем более, что я всегда учил сво­их сыновей быть сильными, а тут сам оказался...»

Пациентка: «После того, как мне ампутировали молоч­ную железу, я чувствую себя никому не нужной...»

Сестра: «Вы чувствуете, что окружающие теперь станут меньше общаться с вами?»

Пациентка: «Да нет, меня не волнует мнение окружаю­щих... (пауза). Вообще-то, конечно, волнует, но не всех...»

Сестра: «Вас волнует, как к этому отнесутся ваши близкие?»

Пациентка: «Да знаю я, как они отнесутся... (пауза) , Они даже не навестили меня ни разу..»

Сестра: «И вы на них обиделись...»

Пациентка: «А вы как думали, конечно! ... (пауза).,. Хотя я сама их никогда не навещаю...»

Представить себе эмоциональную жизнь пациента может медсестра, обладающая развитой способностью к переживанию и сопереживанию, т.е. имеющая доста­точно высокий уровень эмпатии — понимания эмоционального состояния другого человека, сопереживания, проникновения в его субъективный мир. Следует разли­чать жалость («мне жаль вас»), симпатию («я сочувствую вам») и эмпатию («я — с вами»),

«Оценка эмпатии оказалась тесно связанной с таки­ми характеристиками хорошего врача, как профессио­нальное искусство, теплота, доброжелательность, на­дежность, опытность, сила, искренность и др.» Таким образом, терапевтический эффект зависит от того, в какой мере пациент чувствует себя объектом заботы, чуткости и понимания, т.е. от эмпатической связи с меди­цинским работником.

Многие авторы считают эмпатию генетически детер­минированным свойством, усиленным или ослабленным жизненным опытом индивида. Существуют различные тренинговые методы, повышающие способность к эмпа­тии и умение более эффективно применять ее в общении с пациентом. В условиях дефицита времени необходимо развивать «профессиональную эмпатию», позволяющую сестре на основе «чтения» экспрессивных элементов поведения пациента проникать в его эмоциональное состояние, а за­тем всем своим видом и высказываниями показывать ему, что его чувства поняты.

 

Функции общения

 

Традиционное общение предусматривает взаимосвязь трех его сторон: коммуникативной, интерактивной и перцептивной, которые в реальной действи­тельности, конечно, не реализуются изолированно. Комму­никативная функция общения состоит в обмене информа­цией, в данном случае между медсестрой и пациентом, интерактивная заключается в организации взаимодействия между коммуникаторами, перцептивная (лат, perceptio — восприятие) — в общении как процессе восприятия парт­нерами друг друга и установлении определенного уровня взаимопонимания.

Коммуникативная сторона профессионального обще­ния медсестры с пациентом. Цель медсестры — вырабо­тать определенную точку зрения на сиюминутные и потен­циальные проблемы пациента. Коммуникативной стороне общения свойственны наличие:

" обратной связи;

* коммуникативных барьеров;

" коммуникативного влияния;

* вербального и невербального уровней передачи ин­формации.

В контексте общения медсестры и пациента обратная связь — это реакция пациента на поведение медсестры. Обратная связь призвана помочь медсестре понять, как она сама, ее поведение и предоставляемая ею информа­ция воспринимаются и оцениваются пациентом.

Во время диалога медсестра и пациент постоянно ме­няются коммуникативными ролями «говорящего» и «слуша­ющего». Поэтому медсестра также выражает свою реак­цию — прямо или косвенно. В первом случае информация, поступающая от медсестры («говорящего»), в открытой форме содержит реакцию на поведение пациента («слу­шающего»): «Я не смогу ответить на ваш вопрос», «Я не при­ветствую нарушение вами режима», «Я с трудом понимаю, о чем сейчас идет речь» и т.д.; реакция может также про­являться жестами и другими элементами невербальной коммуникации. Такая обратная связь обеспечивает адек­ватное понимание ее пациентом и создает условия для эф­фективного общения.

Косвенная обратная связь — это завуалированная форма передачи партнеру информации. Для этого исполь­зуются риторические вопросы типа «Вы действительно так считаете?», «И это поможет?» иронические замечания ти­па: «Да... У нас теперь все знают, как надо лечить», вер­бальные и невербальные реакции и т.д. В данном случае «слушающий» должен сам догадываться, что именно хотел сказать ему «говорящий» и каковы на самом деле его ре­акция и его отношение. Естественно, догадки не всегда оказываются верными, что значительно затрудняет про­цесс общения.

Выступая в роли «слушающего», медсестра должна по возможности недвусмысленно реагировать на слова и по­ведение пациента. В затруднительных случаях лучше ска­зать: «Это не входит в мою компетенцию, надо посовето­ваться с врачом, старшей медсестрой».

Если пациент предоставляет медсестре информацию, не поддающуюся однозначному толкованию, она обязана задать уточняющие вопросы.

Известно, что спонтанный прием сигналов обратной связи неполон и интерпретируется через собственную сис­тему координат. Мы считаем, что система координат мед­сестры детерминируется ее профессиональной ролью и основывается в большинстве случаев на безоценочном положительном отношении к пациенту. Говоря о большинст­ве случаев, мы имеем в виду что иногда медсестра может поведенчески оценивать некорректное, с ее точки зрения, поведение пациента, например, несколько фамильярное.

С другой стороны, касаясь феномена обратной связи, нельзя не заметить, что подобное поведение пациента, воз­можно, является ответом на поведение медсестры, которое позволило ему вести себя подобным образом.

В процессе общения встает проблема не столько об­мена информацией, сколько ее адекватного понимания. От чего оно зависит?

Во-первых, форма и содержание сообщения сущест­венно связаны с личными особенностями «говорящего», его представлениями о «слушающем» и отношением к не­му и к ситуации, в которой происходит общение. Во-вто­рых, всякое сообщение трансформируется под влиянием особенностей личности «слушающего», его отношения к автору сообщения, тексту, ситуации. Так, одни и те же слова, услышанные пациентом из уст врача, медсестры, соседа по палате, родственника, могут вызвать у него раз­ные реакции. Замечание врача, скорее всего, будет вы­слушано с должным вниманием, а замечание соседа — с раздражением. Одну и ту же информацию разные люди могут воспринимать совершенно по-разному в зависимо­сти от воспитания, особенностей личности и даже полити­ческих пристрастий. Одно и то же высказывание медсест­ры один пациент воспримет как справедливое замечание, а другой — как «вечную придирку».

Адекватное восприятие информации зависит также от наличия или отсутствия в процессе общения коммуника­тивных барьеров. В данном случае можно говорить как о существовании у пациентов психологической защиты от информации о состоянии здоровья и о прогнозах в этом отношении, так и о возможных препятствиях на пути адекват­ного восприятия информации у медсестры. М.Р.Битянова (1994) выделяет барьеры фонетический, семантический, стилистический, логический, социально-культурный и барь­еры отношений.

Фонетический барьер может возникать, когда медсест­ра и пациент говорят быстро и невыразительно или на раз­ных языках и диалектах, имеют дефекты речи и дикции.

Семантический (смысловой) барьер связан с пробле­мой жаргонов, свойственных людям определенных возрас­тных групп, профессий или социального положения (на­пример, язык подростков, наркоманов, моряков, хакеров, жителей удаленных местностей и т.д.). Снятие такого барь­ера — актуальная проблема для представителей медицин­ской профессии, поскольку от его преодоления зависит успешность терапевтического контакта. Поэтому у медсе­стры должны быть навыки усвоения чужих семантических систем. Особенно это важно, на наш взгляд, для организа­ции эффективного общения с подростками. С другой сто­роны, бывает, что медработник сам провоцирует возникно­вение смыслового барьера у пациента, без надобности используя профессиональные термины. В дальнейшем это может привести к развитию патологических реакций вслед­ствие неблагоприятного сестринского воздействия на пси­хику пациента.

Возникновение стилистического барьера возможно при несоответствии речи медсестры ситуации общения, например при ее фамильярном поведении, когда она всех пациентов старше определенного возраста называет «бабуля» и «дедуля», не учитывает психологических особенно­стей людей и их психологического состояния (изменение сознания вследствие заболевания или приема лекарствен­ных препаратов).

Когда медсестра проводит психопрофилактические беседы с пациентами перед всевозможными вмешательст­вами. обучает их навыкам приема лекарственных препаратов, использованию аппаратуры, знакомит с различными методиками здорового образа жизни, может возникнуть барьер логического непонимания, т.е. логика рассужде­ний медсестры может быть либо слишком сложна для па­циента, либо казаться ему неверной или неубедительной. Логика доказательств пациента также может быть ошибочной с точки зрения сестры. Пути выхода из этих неравно­значных ситуаций, естественно, различны, о чем пойдет речь ниже.

Причиной возникновения социально-культурных барье­ров может выступать восприятие пациента как лица опре­деленной профессии, определенной национальности, по­ла, возраста, социального статуса. Медсестра должна быть готова к возникновению этого барьера, к тому что для определенной части больных ее авторитет недостаточен;

особенно это актуально для молодых медсестер.

В процессе общения медсестры и пациента могут воз­никать и барьеры отношений. Речь идет об отрицательных эмоциях, которые вызывает человек, причем причину этого часто трудно осознать, о формировании к нему отрица­тельного отношения, которое распространяется и на пе­редаваемую им информацию («Зачем вы слушаете эту Ма­рию Ивановну? Разве она может что-нибудь путное ска­зать?»).

Рассматривая сущность психологического барьера, нельзя не заметить, что любой из них — это прежде всего защита, которую выстраивает пациент на пути предлагае­мой ему информации. Например, представим себе заяд­лого курильщика, почувствовавшего себя плохо и обратив­шегося за советом к своему другу, профессиональному медику Друг, оценив состояние его здоровья, заявляет о необходимости бросить курить, приводя следующий ар­гумент: «У тебя становится жестким дыхание, и сердце по­шаливает».

Если человек не хочет затрачивать усилия и расставать­ся с устойчивой привычкой, как он может защититься от столь неприятной и травмирующей информации? Есть не­сколько психологических барьеров, которые используются с этой целью. Первый путь — искажение такой информа­ции, повышенное внимание ко всем противоречащим ей фактам: «Сегодня я чувствую себя значительно лучше, сердце спокойно — это было временное явление» или: «В этой заметке говорится о том, что курение помогает спра­виться со стрессом». Второй путь — снижение авторитетно­сти источника информации: «Конечно, он врач, но уже мно­го лет как занимается гастроэнтерологией. Много он пони­мает в сердечных болезнях!» Наконец, третья возмож­ность — защита через непонимание; «Знал бы он, что такое действительно плохое дыхание! Вот у моего соседа, на­пример! И ничего, курит».

Любая поступающая к «слушающему» информация не­сет в себе тот или иной элемент воздействия на его поведе­ние, мнения, установки с целью их частичного или полного изменения. Принято выделять два типа коммуникативного воздействия — авторитарный и диалогический, различаю­щиеся характером психологической установки, возникаю­щей у «говорящего» по отношению к «слушающему». В боль­шинстве случаев установка не осознается автором сооб­щения, однако определяет стиль его коммуникативного воз­действия. В случае авторитарного воздействия это — пози­ция «сверху», в случае диалогического — «рядом». Как мед­сестра, так и пациент могут занимать в диалоге позиции «сверху», «рядом», «снизу» — это зависит от типа лечебного учреждения, взаимоотношений медицинского персонала между собой, индивидуальных особенностей общающихся.

В случае равноправной установки оба партнера вос­принимаются как активные участники коммуникативного процесса, имеющие право отстаивать или формировать в процессе общения собственное мнение.

При авторитарном воздействии «говорящий» предпола­гает подчиненное положение «слушающего», воспринима­ет его как пассивный объект воздействия, без учета его особенностей. Например, медсестра в данном случае по­лагает, что пациент должен внимать и некритически впитывать информацию, что у пациента нет устойчивого мнения по определенному вопросу, а если и есть, он может изме­нить его в нужном медсестре направлении.

Манипулирование пациентом в процессе передачи ин­формации, с одной стороны, противоречит принципам и этическим нормам. Этическому кодексу медицинской сестры России, «Основам законодательства РФ о здоровье граждан», но, с другой стороны, является основной формой воздействия на пациента в наших лечебно-профи­лактических учреждениях.

Это связано с традиционной моделью взаимоотношений медицинских работников с пациентами в нашей стране, незнанием законодательных актов и неже­ланием основной массы работающих медсестер внедрять их в практику Проведенный в 1998—2000 гг. опрос 146 мед сестер, обучавшихся на курсах повышения квалификации, показал, что ни одна из них не слышала о существовании Этического кодекса медицинской сестры России.

Так каким же образом медсестра может стремиться к достижению взаимопонимания в беседе с пациентом? В частности, исследования Susan E.Brennan показывают, что лексический консенсус, или lexical entrainment (понятие предложено S. Brennan) достигается, если говорящий ис­пользует в беседе те паттерны, применение которых во время предыдущих встреч помогало найти общий язык, да­же если в данном случае можно было выразить свою мысль гораздо проще и яснее.

В данном контексте особое значение приобретает первая встреча медсестры с пациентом, результат которой зависит от ее установки на достижение взаимопонимания. Именно принятый медсестрой при первой встрече стиль общения в дальнейшем определит конструктивность обще­ния в целом.

 

 

Инвазивные методы в практике медсестры

 

Инвазивные методы все шире внедряются в меди­цинскую практику. Их эффективность и безопас­ность зависят от профессионализма и соблюдения медицинской сестрой деонтологических норм. Под инвазией (от лат. invasio — вторжение, нападение) принято понимать проникновение пара­зитов животного происхождения (простейших, гельминтов, членистоногих) в организм человека с последующим развитием разнообразных форм их взаимодействия. Однако далее речь пойдет не о паразитарной инвазии и ее последствиях.

В последнее время в медицинской практике получили широкое распространение так называе­мые инвазивные методы диагностики и лечения. Речь идет о диагностических и лечебных методах, применение которых требует проникновения в орга­низм человека с помощью медицинских инструментов и других технических средств. К этим мето­дам относятся все виды эндоскопических манипуляций (гастродуоденоскопия, ректороманоколоноскопия, бронхоскопия, цистоскопия, лапароскопия и др.), инъекций (внутрикожных, подкожных, внутримышечных, внутривенных, внутриартериальных и др.), а также контрастные методы ис­следования (ангиография, ангиокардиография, пиелография и др.). Этот перечень далеко не исчер­пывающий и будет пополняться по мере внедрения в практику новых технических средств врачевания.

Инвазивные методы дают большую диагности­ческую информацию о состоянии полостных и дру­гих органов, позволяют глазом фиксировать началь­ные стадии заболевания, в том числе онкологи­ческих, брать биопсийный материал для микроско­пического исследования, фотографировать обнару­женные образования и т.д. Они имеют и большую лечебную ценность, ибо позволяют по определен­ным показаниям удалять мелкие образования (по­липы), прижигать их, подводить лекарства к пораженному участку полостного органа и др. А парентеральное введение лекарств, как и конт­растные методы исследований, давно оправдали се­бя и имеют самое широкое применение.

Необходимость фиксации внимания медицинских сестер на инвазивных методах диагностики и лече­ния диктуется тем, что каждый из них несет в себе долю риска: можно повредить слизистую оболочку исследуемого органа, совершить его перфорацию, а также причинить пациенту боль или нанести психическую травму. И тем не менее важность получаемой диагностической информации и лечеб­ная ценность инвазивных методов оправдывают их широкое использование, естественно, при нали­чии определенных условий для работы и высокого профессионализма врача и его помощников — ме­дицинских сестер, лаборантов, техников. Это как раз тот случай в медицине, когда цель оправдывает средства. Выполняя любую инвазивную процедуру, следует помнить заповедь Гиппократа «Не навреди» и сделать все, чтобы ее выполнить.

В условиях технического прогресса в медицине и все большего оснащения больниц и поликлиник новыми изделиями медицинской техники роль инвазивных методов диагностики и лечения будет возрастать. Это обязывает медицинских сестер скрупулезно изучать имеющиеся и вновь поступающие технические средства, осваивать методики их применения, а также совершенствовать деонтологические принципы работы с больными на разных этапах лечебно-диагностического процесса.    

Подавляющую часть инвазивных процедур ввиду их сложности выполняет врач. Медицинская сестра  активно соучаствует в их проведении и обеспечивает грамотную помощь. Менее сложные, но не менее с ответственные инвазивные процедуры (инъекции, с внутривенные вливания, взятие крови из вены т и др.) сестра выполняет самостоятельно. В обоих  вариантах работы деонтологическая роль медицинской сестры исключительно велика.

Медицинская деонтология — наука о нравственном долге медицинского работника перед больным и здоровым человеком. Точкой приложения ее требований являются психическая сфера больного, его внутренний душевный мир. А хорошо известно, и что психика больного, чем бы он ни болел, не остается безучастной. Изменяются ощущения, н обостряется восприятие своих болезненных симптомов, возникает тревога за возможные последствия, страдают настроение, сон и др. Деонтологическая задача медицинской сестры — установить психологический контакт с больным, успокоить его, выровнять настроение, вселить уверенность в благоприятный исход не только диагностической процедуры, но и заболевания в целом.

Работу медицинской сестры при совместном с врачом выполнении сложных диагностических инвазивных манипуляций (эндоскопии, контрастных исследований и др.) можно разделить на три этапа: подготовка больного к манипуляции; проведение манипуляции; послеманипуляционный.

После назначения врачом той или другой инвазивной манипуляции в задачу сестры входит профессионально грамотная психологическая подготовка к ней больного. В первую очередь нужно помочь больному принять правильное решение, убедить его, что назначенная врачом манипуляция поможет поставить окончательный диагноз забо­левания и определить лечебную тактику. Следует убедить пациента в полной безвредности, безопас­ности манипуляции для его здоровья, в ее необ­ходимости, в том, что он должен во время мани­пуляции точно выполнять все распоряжения и просьбы врача. Больному нужно объяснить, как вести себя во время манипуляции, чтобы она прошла быстрее и легче, желательно предупредить его о возможных (хотя и необязательных) не­приятных ощущениях и подсказать, как вести себя при этом.

Хорошо проведенная психологическая подготов­ка к инвазивной манипуляции обеспечивает созна­тельное, активное участие в ней больного, облегчает работу врача и предотвращает возможную стрес­совую ситуацию, явно нежелательную как для врача, так и для больного. Важно хотя бы пару минут уделить больному перед манипуляцией,— добрыми словами напутствовать его, ободрить, напомнить о необходимости спокойного поведения во время манипуляции. Больной должен знать, что успех исследования, его безболезненность и безопасность в значительной степени зависят от него самого, от его поведения, дисциплинированности, четкости выполнения требований врача.

Соучастие медицинской сестры в выполнении любой инвазивной манипуляции обязательно. Это может быть сестра, работающая в отделении эндоскопии, или палатная сестра. Для врача медицин­ская сестра является первым помощником. Деонтологически важными являются четкость и слаженность работы бригады эндоскопистов, их высокий профессионализм, умение понимать друг друга с полуслова. Во время манипуляции больной внимательно прислушивается к разговору врача с медицинской сестрой, фиксирует свое внимание на произносимых словах, особенно непонятных ему. Он следит за мимикой, жестами, настроением и другими формами поведения персонала. Это требует от всех участников процедуры согласованности действий, высокой организованности и дисциплинированности, предельного самоконтроля, особого такта в профессиональном общении.

Естественно, что четкость и слаженность в работе персонала приобретаются в процессе работы. Они должны отражать профессиональную культуру и обеспечивать максимальную диагностическую и ле­чебную эффективность манипуляции. Медицинская сестра во время манипуляции имеет возможность не только наблюдать за поведением больного, но и предвидеть его поступки и вовремя корректи­ровать его поведение, держать под контролем всю психологическую ситуацию. Для больного меди­цинская сестра является заботливым, самым близ­ким человеком, готовым не только сопереживать его страданиям, но и оказать конкретную психо­логическую и медицинскую помощь.

По завершении диагностической или лечебной манипуляции, независимо от ее результатов, сле­дует похвалить больного за адекватное поведение, которое в значительной мере облегчило врачу работу, позволило получить нужную информацию. У подавляющего большинства больных, независи­мо от их самочувствия, возникают вопросы о кон­кретных результатах исследования. Вот тут и врачу, и медицинской сестре следует проявить профес­сиональную мудрость. Естественно, что право фор­мулирования ответа принадлежит только врачу. Деонтологическая задача медицинской сестры сво­дится к тому, чтобы в беседах с больным под­держивать версию, высказанную врачом. Недо­пустима свободная интерпретация медицинской сестрой результатов исследования с целью ложно­го самоутверждения. Она может оказаться невер­ной и стать причиной тяжелой ятрогении. Незави­симо от характера полученной диагностической информации больного следует успокоить, обна­дежить в благоприятном исходе основного заболевания, нацелить на совместную борьбу с бо­лезнью.

После исследования у больного могут возник­нуть негативные явления — резь и кровь при мочеиспускании после цистоскопии, ощущение присутствия постороннего предмета в ротоглотке после гастро- или бронхоскопии, распирание кишечника после колоноскопии и др. Во всех таких случаях больного следует успокоить, сказать о временном характере и безопасности этих ощу­щений. Ни в коем случае нельзя оставаться безучастной к жалобам больного, надо постараться помочь, принять меры, назначенные врачом.

Следует подчеркнуть, что инвазивные методы диагностики и лечения, особенно выполняемые с использованием предметов медицинской техники, относятся не только к весьма сложным, но и к ответственным манипуляциям. Поэтому медицинская сестра, помогая врачу, должна проявлять высокий профессионализм и деонтологическую грамотность. Всегда надо помнить, что перед тобой живой человек со всей гаммой болезненных ощу­щений, переживаний, страхов и беспокойств о своем здоровье, и направлять свою психопрофи­лактическую и психотерапевтическую деятельность на смягчение его страданий, мобилизацию физи­ческих и психических усилий в борьбе с болезнью.

При самостоятельном выполнении инвазивных манипуляций — а их на рабочий день приходится очень много (инъекции, внутривенные введения лекарств, взятие крови из вены и др.) — медицин­ская сестра несет всю полноту ответственности за их качество, своевременность и за реакцию больного. Как и при более сложных манипуляциях, больной и в этих случаях испытывает если не чувство страха, то внутреннюю тревогу в ожидании болезненности, специфических ощущений от вводи­мого лекарства (хлорид кальция, сернокислая магнезия, никотиновая кислота, новокаин и др.), а иногда и неуверенность в профессионализме медицинской сестры. А длительные и многократно повторяющиеся инвазивные манипуляции (инъек­ции, взятие крови и т. д.) в известной мере невротизируют пациента, обостряют чувствительность к ним, формируют негативное отношение. Требования деонтологии не допускают механического, а тем более грубого выполнения инвазивных мани­пуляций. Медицинская сестра должна сочувственно относиться к психологическим слабостям больного, быть с ним в партнерском профессиональном контакте, уметь успокоить его, снять чувство стра­ха, вселить уверенность в необходимости и без­опасности назначенной процедуры. Профессиональное мастерство медицинской сестры, которая найдет добрые слова, сумеет успокоить больного, отвлечь его внимание, положительно сказываются на ее деловом авторитете. А это важный деонтологический фактор.

Большое место в работе медицинской сестры занимает выполнение так называемых интимных манипуляций на «закрытых зонах» человеческого организма. Это очистительные и лечебные клизмы, обработка наружных половых органов, спринце­вание у женщин, манипуляции на молочных железах, подача подкладочного судна, мочеприемника и др. Выполнение этих «рядовых» для меди­цинской сестры манипуляций, у больных вызы­вает естественное чувство стыдливости, неловкости, как перед медицинским работником, так и особен­но перед соседями по палате. Об этом надо помнить, учитывать легкую ранимость психики боль­ного, щадить его самолюбие, стыдливость, которая формируется у человека с раннего детства. Особен­но чувствительна и ранима психика женщин, стра­дающих заболеваниями тазовых и половых органов, мочевыводящих путей, молочных желез и др.

Выполняя интимные манипуляции, медицинская сестра не имеет права демонстрировать их окру­жающим, особенно соседям по палате, подчерки­вать немощность больного, неопрятность, неспособ­ность обслужить себя и т. д. Деонтологическим долгом медицинской сестры является щажение ранимой психики больного, соблюдение профес­сионального такта. Каждый больной ожидает от медицинской сестры не только облегчения своих страданий, но и сохранения тайны о своем здоровье перед окружающими. И об этом всегда надо пом­нить. При выполнении интимной манипуляции медицинская сестра должна следить за своей речью, мимикой, жестами, силой голоса, не проявлять брезгливости к больному и неприязненного отно­шения к своей работе. Нужно умело использовать слово как важный психотерапевтический фактор. Во время манипуляции следует поддерживать кон­такт с больным, осведомляться о его самочувствии, неприятных ощущениях.

Желательно любую интимную манипуляцию вы­полнять не в палате, на глазах у соседей, а в спе­циально приспособленном помещении (клизмен­ная, процедурная и др.). Ведь и для окружающих больных вид обнаженного соседа, да еще в непривычной позе, дополнительные запахи, техника са­мой манипуляции служат источником отрицатель­ных эмоций. Выполняя манипуляцию, не следует  без особой необходимости обнажать тело больного, особенно его «закрытые зоны». Для прикрытия рекомендуется пользоваться специальными просты­нями с разрезом, пеленками и др. Если манипуля­ция все же выполняется в палате (подача судна, мочеприемника, клизма), больного лучше отгородить ширмой. Следует учитывать особенности paботы с женщинами и мужчинами, подростками и больными пожилого возраста, проявляя индивидуальный подход.   

Таким образом, инвазивные методы диагностики и лечения, обладая высокой информативностью и лечебной эффективностью, занимают важное место в практическом врачевании, причем диапазон их применения будет постоянно расширяться. Медицинская сестра является обязательным участником или непосредственным исполнителем этих манипуляций. Наряду с высоким профессионализ­мом она должна обладать глубокими деонтологическими знаниями. Поддерживая психологический контакт с больным на всех этапах лечебно-диагностического процесса, медицинская сестра сможет снять чувство беспокойства и страха перед мани­пуляцией, обеспечит спокойное поведение боль­ного в процедурной, облегчит неприятные ощуще­ния после манипуляции. В этом и заключается ее нравственный долг перед больным.

 

Список использованной литературы

1. Деонтология в медицине. Под ред. Б. В. Петровского. — М., 1988. - Т. 2. - С. 390.

2. Международный кодекс медицинской этики. // Врач. — 1994. - № 4. - С. 47.

3. Фаулер М. Этика и сестринское дело. — М., 1994.

4. Харди И. Врач, сестра, больной. Под ред. М.В. Коркиной. – М., 1981.

5. Матвеев В.Ф. Основы медицинской психологии, этики и деонтологии. – М., 1984.

6. Корвасарский Б.Д. Психотерапевтическая энциклопедия. – СПб., 1998.

7. Бойко Ю.П. и др.. Элементы психотерапии в общесоматической поликлинике.//Медицинская сестра. – 2000. - №2.

8. Куприянова Г.Г. Этика медсестры психиатрического учреждения. // Медицинская сестра. – 2000. - №3.

9. Яровинский М.Я. Медицинский работник и пациент.// Медицинская помощь. – 1996. - №3.

10. Островская И.В. Медсестра и пациент: общение для обмена полезной информацией. // Медицинская сестра. – 2000. - №4.

11. Островская И.В. Вербальный способ общения. // Медицинская сестра. – 2001. - №7.

12. Остапенко А.Л. Деонтология медицинской сестры при проведении некоторых диагностических манипуляций. // Медицинская сестра. – 1994. - №1.

13. Клименко Е.А. Моральный облик и культура медсестры. // Медицинская сестра. – 1965. - №12.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.