Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Жалостливые люди жалеют себя и требуют сочувствия от окружающих.




Нежалостливые сочувствуют другим, но не сочувствуют себе.

Запомните, что в минуту жалости мы все жалельщики, а в минуту безжалостности мы все безжалостны. Эти энергии имеются в каждом из нас. Последствие определяется величиной конкретного стресса. Поэтому всегда спрашивайте у себя: «Что означает для меня этот стресс?» Делайте вывод и отпускайте стресс на волю. Жалость к себе чрезвычайно велика у плаксивых женщин. А также у ожиревших людей.

Плаксивая женщина желает активно, т. е. обвиняя других, демонстрировать окружающим свое несчастье.

Ожиревший человек желает высказать свое несчастье, пассивно ощущая себя виноватым.

Фактически они оба всего лишь обороняются, поскольку из-за стрессов сделались беспомощными. Они стараются выторговать у жизни наказание полегче.

Короче говоря, у жалеющих себя людей меньше застоявшейся энергии жалости к себе, нежели у тех, кто себя не жалеет.Подавление печали может быть столь чрезмерным, что человек страдает из-за неспособности плакать. Иной раз бывает жизненно необходимо выплакаться, выкричаться, поголосить, но нет слез. У такого человека печаль обернулась жестокостью. Если Вы из числа подобных людей, то, возможно, желаете возразить мне, дескать, никогда не испытывали жестокости к кому бы то ни было. Даже букашки не обидели. Да, других Вы не обижаете. Зато обижаете себя. Толстый человек способен абсолютно по-садистски подавлять себя и свои потребности – главное, чтобы было хорошо окружающим.

Постоянно принося себя в жертву, Вы проявляете жестокость по отношению к себе.Боитесь слез и не выносите их, потому и стараетесь предугадать, кто именно пожелает поплакать у Вас на груди и использовать Вас в своих интересах. Вы из кожи лезете, чтобы с видимым спокойствием и легкостью удовлетворить в зачатке его желание. А в итоге? В итоге он не просит Вас об услуге – ее Вы уже оказали. Он требует от Вас новую услугу. Причем непременно тогда, когда Вы думаете, что уж теперь-то у него все должно быть в порядке. Если он немедленно не получает желаемого, то считает себя вправе плюнуть Вам в душу. А душа у Вас хрупкая.

Человек, опустошающийся беготней и суетой, чувствует себя больным. Он нуждается в отдыхе и тишине, чтобы заняться собой, но если он трудоголик, то такая мысль и в голову ему не приходит. А если даже и придет, он не осмелится позволить себе отдохнуть. Этого не допускает чувство вины. Испытываемый им смертельный страх, который он подавляет в зародыше, чтобы казаться всем, и самому себе, смелым, вынуждает его действовать. Если он еще не полностью отрицает свой смертельный страх, то не исключает полностью вероятность заболевания и отправляется к врачу. Врач осматривает его и назначает обследование. В лучшем случае обследование будет всесторонним. В наше время это не проблема.

Обследование показывает, что человек здоров. Об этом больному сообщают бесстрастно и без эмоций, либо радостно и ободряюще, либо сурово и требовательно – в зависимости от отношения врача к жалобам больного. Отношение врача определяет сам больной. Поскольку проблема связана с трудоспособностью, то врач успокаивает: «Не волнуйтесь. Со здоровьем у Вас все в порядке. Продолжайте спокойно работать». О том же, что человек истощен духовно, умолчал и сам пациент, и врач. На другой день или немного позже пациент умирает. Почему? Ведь он был здоров.

Потому что человек ждал сочувствия и понимания.

Ждал, что люди заметят его доброе расположение.

Ждал, что другие проявят о нем такую же заботу, какую он проявлял о них.

Ждал, что врач скажет ему решительно: «Милый человек! Ты устал, ты превратился в автомат. Сбавь обороты. Жизнь никуда от тебя не убежит, если ты сам от нее не убежишь. Тебе нужен отдых».

Даже самый сильный и волевой человек, сам раздающий ближним подобные советы, является при всем при том маленьким, беспомощным ребенком, который нуждается в решительном конкретном и бескорыстном приказе, исходящем от другого человека. Острый приступ жалости к себе, вызванный тем, что такого приказа не последовало, способен, точно порывом ветра, задуть свечу его жизни. Иными словами, когда в минуту кризиса надежда на то, что ты небезразличен, что тебя любят, что тебя во что-то ставят, терпит полный крах, тогда уже не имеют значения ни слава, ни позор. Тогда приходит конец.

Тоскующее, страдальческое ожидание являет собой желание.

Для иллюстрации подобной жалости к себе я обычно привожу в качестве примера молодых активных бизнесменов, которые валятся с ног, словно чахлые деревца, и отправляются в загробный мир. Не стыдись они собственных слез, смерть обошла бы их на сей раз стороной. Не будь виной дерева его трухлявость, от порыва ветра ничего бы с ним не случилось. Страх опозориться сделал его трухлявым и стал причиной его гибели. Во все более убыстряющемся потоке времени все мы вскоре превратимся в таких бизнесменов, в трухлявые, ломкие деревья. Поэтому не ждите, чтобы Вашу жизнь за Вас наладили другие. Если станете ждать, так и прождете. Особенно же подумайте о своих детях и найдите способ втолковать им принципы выживания таким образом, чтобы Ваши наставления были ими приняты. Но никогда не просите детей, чтобы они Вас не огорчали. Вынуждая их слушаться из жалости к Вам, Вы добьетесь обратного результата.

ЖАЛОСТЬ К СЕБЕ ВЫЗЫВАЕТ БЕССИЛИЕ.

ЧУВСТВО ВИНЫ ВЫЗЫВАЕТ УСТАЛОСТЬ.

Жалость к себе воздействует через сердце. Если сердце ослабло от усталости, жизнь уже не мила.Сердце – средоточие нашей жизни и источник любви. Мы могли бы быть счастливы от того лишь, что сердце работает, а значит, в нас есть любовь, есть движение. Могли бы, однако счастья не испытываем, потому что нам подавай все больше и больше счастья и любви. Желаем, чтобы ближние доказали нам свою любовь, и отчаянно стараемся доказать свою любовь окружающим, не сознавая того, что это невозможно. Почему? Потому что любовь – это духовная ценность, тогда как доказывание – это земная деятельность, она же работа. От созданного самими же парадокса мы и становимся беспомощными. Мы не знаем, что выбрать.Хотелось бы и того, и другого, но не получается. Мы неспособны понять, что если выбираем любовь, то ничего доказывать и не нужно. Работа от этого не пострадает.

О болезни из-за ближнего

Людей учат защищаться от духовных нападок, от плохих и больных людей. Возможно, я Вас разочарую, если скажу, что все это напрасный труд и ненужная трата душевных сил.

Какая польза Вам от самозащиты, если Вы притягиваете к себе соответствующее плохое? Чем больше боитесь, тем сильнее притягиваете. Хуже всего в этом деле то, что притягиваете оттуда, откуда, казалось, нечего и бояться. Защищаетесь от одного, а притягиваете к себе точно такую же энергию от другого. То, чего Вы боитесь, есть повсюду. Нет такого абсолютно непогрешимого ясновидящего, который бы предсказал Вам, откуда Вы притянете к себе ту или иную энергию.

Фактом является то, что она, эта энергия, существует в Вас, что Вы страдаете и что «виновен» тот, кого Вы подозреваете. На самом деле он ни в чем не виноват. Если ясновидящий подтверждает, что он видит того же человека, о ком Вы думаете, то не исключено, что он видит созданный Вами мысленный образ, фантом. Так Вы притянули к себе и будете притягивать и впредь те энергии, которые остаются неусвоенными, но усвоить которые необходимо.

В ходе практики, связанной с лечением мыслями, мне не раз приходилось иметь дело со случаями, когда у добрых друзей, коллег или просто хороших людей наблюдалась энергетически точно такая же картина болезни, как и у их знакомого. Все они безумно желали помочь этому страдальцу. Иные осознанно желали взять на себя частично чужую болезнь. Человек получает все, что желает, если ему это нужно.Дело как будто было ясное, но что-то не сходилось. Когда я чувствую, что чего-то недопонимаю, то говорю себе, мол, значит, еще не время, понимание придет, когда я буду к нему готова.

Живя в ожидании нового знания, я занимаюсь высвобождением имеющихся стрессов, т. е. познаю самое себя. Оно приходит, когда я оказываюсь в достаточной мере созревшей для его восприятия. Приходит так, что возникает ясное узнавание, и система знаний о человеческой природе обогащается неким новым звеном.

Я уже давно поняла, что жалеющие себя люди сами навлекают на себя беду, но как именно это происходит – это мне предстояло испытать на собственной шкуре. Передача энергии от человека, которого жалеют, человеку, который жалеет, происходит просто. Для этого нужно лишь быть хорошим человеком, который жалеет страждущего от всего сердца.

Пример из жизни

Когда мы переехали на новое место жительства, нашим соседом оказался молодой мужчина, с которым мы сроднились с первых же минут. Подобное родство душ указывало на близость отношений в предыдущей жизни. Почувствовав, что его судьба мне не безразлична, я углубилась в изучение наших прошлых взаимоотношений. Оказалось, что лет 600 тому назад он был моим сыном, убитым в годовалом возрасте вследствие распрей за право унаследовать огромное состояние и из страха изобличения в чудовищном подлоге. Это значит, что я носила в себе подсознательное чувство вины перед ним, чувство 600-летней давности, а также много других стрессов, связанных с ним. Сама я не люблю предаваться жалости и не хочу, чтобы кто-нибудь жалел меня. Поэтому я считала, что никого не жалею. Напомню, что отрицание всегда ошибочно. Кто говорит, что данного стресса у него нет, у того данный стресс подавлен до состояния нечувствительности.

Мне казалось, что к соседу я отношусь без жалости, ибо ни разу не испытывала ее за все то время, что помогала ему разобраться в проблемах со здоровьем, связанных исключительно с материальными вопросами. Как-то вечером приходит домой мой муж и сообщает, что сосед лишился работы. Я разом обмякла, поскольку, зная его стрессы, этого следовало ожидать. Хоть я его и вразумляла, он не удосужился поработать над собой в достаточной мере и стал жертвой собственной излишней прямолинейности. В тот миг я не почувствовала к нему никакой жалости, а лишь раздражение. «Почему ты мне не поверил? Почему не занимался своими стрессами?» – промелькнуло у меня в голове.

Утром я вышла на улицу, и первым, с кем столкнулась, был сосед. Человек, которому всегда море было по колено и с лица которого не сходила улыбка, был подавлен. В лице ни кровинки, нос распух от насморка. Он был в таком отчаянии, что и не старался скрыть обиды. Я сказала: «Тебя сильно обидели».– «Точно»,– ответил он с тяжким вздохом столетнего старца и безнадежно махнул рукой. «Как знать, может, нет худа без добра», – произнесла я, надеясь его приободрить, но это мне не удалось. Смертельно серьезный человек не понимал шуток, а смертельно серьезными временами бываем все мы.

Внезапно я явственно ощутила такую всепоглощающую жалость, что можно было сказать, что я – сама жалость. В тот же миг я ощутила всеми чувствами – зрением, слухом, обонянием и едва ли не осязанием, – как в мое сердце, точно скорый поезд, влетающий в туннель, ворвалось все то, что терзает его душу. Бац – и готово. Я ощутила это как физический толчок. Услышала звуки, которыми сопровождается подобное несчастье. Почуяла запах металла и железной дороги. В ту же минуту я поняла, что вобрала в себя болезнь соседа. Поняла, но не поверила.

Спустя три часа мне стало совсем худо, и я ушла с работы домой, чтобы отлежаться и поразмыслить над случившимся. Меня знобило, болела голова, из носа текло в три ручья. Общее плохое самочувствие говорило о том, что в сегодняшнем происшествии я чувствую себя неуверенно. Иными словами, во мне есть некая часть, которая мною не познана и которую нужно познать. Перед входом в дом я вновь встретилась с соседом. Глаза его искрились, и хвори как не бывало. Я не стала ничего ему рассказывать. Не хотелось, чтобы он почувствовал себя виноватым. То, что я заболела, – не его проблема, это моя проблема. И переварить эту проблему нужно было мне самой. Было над чем подумать.

Если утром я была довольна собой, поскольку, как мне казалось, я помогла хорошему человеку, то вечером та же ситуация открылась мне другой своей гранью. Я была довольна тем, что познала одну из незримых граней жалости к себе. И одновременно была недовольна – не сумела подумать наперед.

К вечеру у меня сложилось ясное представление о процессе передачи энергий. Теперь моя хворь могла меня покинуть – и она меня покинула. Через пару дней перестал хлюпать нос. Как, по-вашему, обстояли дела у соседа? На следующий день у него снова возник насморк, на сей раз еще сильнее, чем накануне. Это значит, что жалость только вредит. Жалостью ближнему не поможешь. Зато себе можно сильно навредить, жалеючи ближнего.

Положительной стороной соседской незадачи явилось то, что через некоторое время он нашел работу, где его оценили по достоинству как человека. У мужчины чувство собственного достоинства повышается, если его честный труд оплачивается по достоинству. Если же честный труд оплачивается необъективно, чувство мужского достоинства унижается. Если мужчине недоплачивают, он будет злиться, но останется при этом человеком. Если переплачивают, то его покупают со всеми потрохами.

Кто желает большого вознаграждения за малый труд, тот желает продать себя как человека.

Он может радоваться деньгам, но эти деньги он не ценит и выбрасывает их на ветер.

По мере возрастания радости и гордости уменьшается чувство собственного достоинства.

Человек, который постоянно требует зарплату побольше, не задумываясь о том, соответствует ли она труду, не обращает внимания на чувство опасности, которое подсказывает, что фактически он требует, чтобы его унизили как человека. Он воспринимает это ощущение опасности как знак угрозы, нависшей над его материальной жизнью. Человек, одолеваемый страхами, постоянно смешивает духовное с земным.

Одной из составляющих жалости к себе является жалость к людям, что в принципе означает, что, жалея других, человек жалеет себя. В ком нет жалости к себе, у того нет повода жалеть других.

Приведенный пример говорит о том, к чему приводит жалость к другим. Аналогичным образом происходит перенос энергии болезни с одного участка тела на другой, если человек жалеет себя. Причин для жалости к себе бесконечное множество. Если Вы относитесь критически к слезам либо их отвергаете, то наверняка временами ощущаете совершенно невероятные приступы жалости к себе. «Невероятные» – это если выражаться деликатно, иной раз этот приступ совершенно идиотский. Кто постоянно себя жалеет, тот не обращает внимания на себя и так не думает. Он считает свое достойное жалости положение смертельно серьезным и плачет от смертельного страха.





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.