Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

У мужчины, который жалеет себя из-за того, что он никудышный мужчина, развивается импотенция.




Если женщина жалеет женщин из-за того, что им приходится беременеть, у нее нет сил забеременеть. Если она жалеет женщин из-за того, что им приходится вынашивать плод, у нее нет сил для вынашивания плода, и беременность прерывается. Если женщина жалеет себя из-за того, что приходится рожать, у нее нет сил для родов.У нее происходит ослабление родовой деятельности. За нее эту работу приходится делать медицине. Прибегнет ли медицина к лекарствам, стимулирующим родовую деятельность, либо к скальпелю для кесарева сечения, результат один – упадок жизненных сил. Каким образом это повлияет на жизнь ребенка, выяснится позже.

Пример из жизни

Наблюдала я молодую пару, занимающуюся рождением первенца. Я бы не сказала, что рожала одна женщина, скорее рожали они оба. Молодые подготовились к семейным родам, во время беременности спокойно занимались каждый собой, друг другом и плодом. Духовное единение не мешало им заниматься каждому своими земными делами. Будучи на последнем месяце беременности, женщина принимала в гомеопатических дозах витамины, так как рожать ей предстояло на исходе зимы. Гомеопатическая доза в химическом отношении – это ничто. Беременность протекала нормально.

Я была восхищена тем, как неопытный молодой муж предугадывал и оказывал необходимую помощь жене. Они обменивались лишь отдельными словами, поскольку не успевала женщина раскрыть рот, как муж уже сам делал то, что облегчало ее состояние. Они были сосредоточены на том, чтобы плод их любви появился по возможности проще и безболезненнее для матери. Роды продолжались всего семь часов.

За час до рождения ребенка женщина зевнула. Я насторожилась. Что это значит? Вряд ли это от усталости. Через восемь минут, после очередной схватки, женщина снова зевнула. У меня возникло чувство, что способность матки к сокращению несколько понизилась. Третья схватка произошла с минутным опозданием, после чего женщина опять зевнула.

Зевота происходит, когда энергетические каналы перекрыты.Зевота открывает каналы. Я стала глядеть, какой из стрессов заблокировал энергию. Таким стрессом оказалась ее жалость к себе. Я спросила: «В последний раз боль была чуть слабее?» Женщина кивнула. Я сказала: «Это от жалости к себе. Отпусти ее. Она вызывает ослабление схваток. Да и ребенку вредно». Больше я за все роды не произнесла ни слова.

Женщина открыла полуприкрытые глаза. Сонливость как рукой сняло. Я наблюдала, как она высвобождает стресс, как говорит с ребенком, прося прощения за минутную слабость. Некоторая напряженность, возникшая в родильной, спала. Все вновь занялись своими делами, и роды пошли по восходящей. Ослабление схваток было преодолено, и на свет появился младенец, который держал головку и фиксировал взгляд. Когда его с еще не обрезанной пуповиной положили матери, на живот, он первым делом посмотрел ей прямо в глаза. Казалось, это длится вечность, хотя продолжалось всего пару минут.

Когда он обратил взор на меня, я была несколько удивлена. Мы глядели друг другу прямо в глаза – два человека – глядели совершенно спокойно, и у меня не было чувства, что он младенец, а я взрослая. Способность с рождения видеть истину будет для этого ребенка и счастьем, и несчастьем. Счастье, если родители искренни друг с другом. Несчастье, если родители неискренни. Счастье, если они признаются себе в своих ошибках. Несчастье, если не признаются. В любом случае он будет для них учителем честности. Если родители будут сознавать это каждый миг их жизни, и сознавать без промедления, – это станет их счастьем.

Сейчас, почти три года спустя, я знаю, что так оно и есть. Они научились при всяком протесте со стороны ребенка спрашивать себя: «Какую оплошность я сейчас допустил?» Они научились спрашивать у ребенка: «Что мы, твои мамочка и папочка, сделали не так?» Придет время, и они скажут ребенку: «А теперь спроси у себя, в чем ты ошибся. Если не поймешь, спроси у нас. Вместе мы разберемся». Надеюсь, что моя мечта сбудется.

Человек – прежде всего человек, а уж потом женщина или мужчина. Как люди мы все равны. Как люди мы представляем собой духовное единство, состоящее из женской и мужской энергий. Если мы не умеем быть людьми, то как женщина или мужчина мы лишь половинки, и наше подсознание, или душа, стремится обрести цельность путем воссоединения с противоположным полом. Преувеличение или преуменьшение половой роли сопряжено со страданиями. Женщины любят посудачить о своих проблемах и могут говорить о них бесконечно. Мужчины, напротив, не любят, поскольку от этого мужчина делается слабым. Мужская гордость не позволяет похваляться своей слабостью. Также и женщина, которой приходится рассчитывать только на себя, не может позволить себе такой роскоши. Это не означает, что у такой женщины нет жалости к себе. На жалость лишь наложен запрет.

Если мужчина принимается жалеть себяиз-за того, что у него нет головы на плечах, его голова перестает соображать. Перестает воспринимать информацию, преподносимую жизнью, либо не применяет ее на практике. Если мужчина жалеет себя, поскольку неспособен хозяйствовать, то у него нет сил исправить свое материальное положение. Если мужчина не в состоянии ни мыслить, ни хозяйствовать, он начинает жалеть себя из-за того, что мужчина он никудышный. С этого начинается развитие импотенции.

Против этого недуга нет иного лекарства, как избавление от жалости к себе.

Импотенция наступает быстро и быстро проходит. В своих лекциях я в шутливой форме советую женщинам, дескать, если желаете по каким угодно корыстным соображениям превратить мужа в импотента, начните его жалеть. Чем серьезнее за это возьметесь, тем быстрее добьетесь желаемого. Вначале похнычьте да побрюзжите и, когда увидите, что муж раскис, начните его жалеть и костерить всех, кто затрудняет ему жизнь. Когда мужчина видит, что его любимая жена не понимает своих ошибок, у него возрастает ощущение беспомощности и жалость к себе.

Ко мне обращается немало женщин, последовавших моему совету, с жалобой на то, что они так и сделали. Я могу их утешить, так как импотенция сравнительно легко поддается излечению. Кто готов исправлять свои ошибки, тот их исправляет.

Пример из жизни

Энергичная, деловая женщина 40 лет, до сих пор справлявшаяся со своими проблемами, вынуждена прийти на прием, поскольку дошла до ручки. Опустив очи долу, она вынуждена со стыдом признать, что ее одолели семейные проблемы. Муж пьет уже в течение пяти лет. Домочадцы страдают, но терпят, так как отец добр. В последнее время у него случаются приступы злобы, и жене с детьми приходится быть начеку. У детей снизилась успеваемость. За короткий срок отличники сделались посредственными учениками. Женщина стала маяться головными болями.

Поскольку женщина без конца пересказывает одно и то же, я спрашиваю: «Это все?» После многократно повторенного вопроса и всевозможных экивоков выясняется, что это еще не все. Эти пять лет муж ко всему прочему был импотентом. Женщина поспешила меня заверить, что ее это не тревожит. «Милочка, можете говорить это кому угодно, только не мне»,– говорю я.

Я спрашиваю у женщины: «Ваш муж строит дом?» Выясняется, что да, строит, уже на протяжении семи лет. Семья живет в самом доме, хотя работы еще предстоит много. Женщине надоело жить в условиях недостроенности. Тоска охватила ее вскоре после начала строительных работ. Хотелось приобрести дом и хотелось, чтобы вечерами муж был дома. Хотелось, чтобы муж получал больше денег на государственной службе, и хотелось, чтобы вечерами он по возможности быстро строил дом. Желание иметь быстрее, больше и с меньшими затратами – это противоречащие друг другу стрессы. Желания и нежелания обоих супругов сделали свое дело, и первым надломился муж. Свою печаль из-за беспомощности он начал топить в вине.

Спьяну он еще храбрился, а с похмелья ощущал себя кругом виноватым, и если пытался вымолить прощение, то его стыдили и гнали прочь. На женщин он не заглядывался, а если человека стыдят прямо в глаза, то открыть глаза он смеет только в темноте и под одеялом. Ни для кого не секрет, что чаще всего примирение супругов происходит в постели. Если мужчину, надеющегося всем сердцем на прощение, хоть раз оттолкнуть, он может сделать для себя вывод на всю оставшуюся жизнь. Разумеется, это его проблема. Однако и проблема жены. Все же секс – дело обоюдное. Наказание в виде отказа участвовать в сексе хорошо известный женский способ побольнее ранить.

Когда мужчина хочет женщину, а та его не хочет, у мужчины возникает импотенция. Если Вы полагаете, что в обратном случае у женщины возникает фригидность, то Вы ошибаетесь. Когда женщина хочет мужчину, а тот ее не хочет, у женщины повышается сексуальность. Она делает все, чтобы заполучить мужчину. Если мужчина овладевает женщиной физически, то женщина овладевает мужчиной, вторгаясь в его чувства. Кружит ему голову, и вот он уже на крючке. Что за этим последует, пока не будем обсуждать.

Чем агрессивнее мужчина, то есть чем меньше он считается с желаниями женщины, тем он сексуальнее и тем фригиднее женщина. Чтобы отпугнуть от себя мужчину, женщина закрывается в себе. В итоге она отпугивает от себя лишь мужские чувства, но не тело. Мужчина же, чтобы защитить свои чувства, начинает использовать только тело женщины. Ее чувства ему безразличны. Чем больше слез проливается женщиной, то есть чем больше она подрывает собственные силы, тем сильнее озлобляется муж. Глотающая слезы жена и взгромоздившийся на нее и сердито делающий свое дело муж – явление весьма обычное. Такой мужчина занимается сексом со свирепой злостью. Если у него возникает импотенция, то в почтенном возрасте, внезапно и бесповоротно. Поскольку такие мужчины оценивают себя по своей сексуальности, то при возникновении импотенции ему только и остается, что расхаживать со злым видом.

Знание, что я хочу его или он хочет меня, разжигает страсть. Знание, что я не хочу его или он не хочет меня, заглушает страсть.

Чем мужчина положительнее, иными словами, чем больше он считается с желаниями женщины, тем она холоднее. Женщина желает, чтобы мужчина в меру ее любил, в меру с ней забавлялся и в меру ею овладевал. Причем «в меру» означает «соответственно настроениям женщины». Поскольку доброго мужчины, способного угадывать женское настроение, не существует в природе и поскольку доброта и жалость к себе ходят рука об руку, то у такого мужчины потенция начинает потихоньку снижаться еще в молодости и, возможно, пропадает в весьма раннем возрасте. Чем мужчина добрее, тем раньше у него развивается импотенция.

Каждый нормальный мужчина может определить, отчего женщина отказывает ему в сексе – то ли оттого, что ей нездоровится, то ли оттого, чтобы наказать мужчину. Это наказание воспринимается особенно унизительным, если муж еще не успел удовлетворить все материальные желания жены. Жена оправдывает себя тем, что не желает заниматься сексом с пьяным мужем, отчего у нее укрепляется самоуверенность, и она вообще не задумывается о том, отчего муж-трезвенник превратился в алкоголика. Ребенком он ведь не пил.

Если муж, приложившись к рюмке для храбрости, все же решается подлезть к жене в постели, то ироничные, нарочито жалостливые комментарии жены действуют на него, словно ушат холодной воды, и вскоре настает день, когда мужчина перестает подлезать к жене. Возникла импотенция. Когда женщине становится про это известно, она уже не испытывает радости из-за того, что муж не домогается близости, а испытывает досаду. Свое поражение она сносит, молча стиснув зубы. Подозрение мужчины, будто его не хотят таким, какой он есть, сменяется уверенностью. Он ждет лишь, когда ему укажут на дверь. Надежда, что в нем нуждаются как в работнике, заставляет его трудиться днем и ночью. Отчаяниеиз-за того, что как в человеке в нем не нуждаются, вынуждает хвататься за бутылку.

Женщине я сказала, что ей нужно попросить в душе прощения у мужа за собственное неумение любить. Также нужно простить себя за то, что взрастила корыстолюбие сверх всякой меры. Испросить прощения у тела за то, что обрекла его тем самым на страдания, которые к тому же принялась отрицать. Я сказала, что нет смысла рассказывать обо всем этом мужу, потому что он не читал моих книг и многого не понимает. Читать их он все равно не будет, поскольку у него и так нет времени. Человек в состоянии кризиса опускает руки, так как сам себе безразличен.

Мужчина, желающий быть суперменом, отказывается признавать, что жена играет какую-либо роль в его половой функции.Рассудительная жена не будет доказывать свое положительное влияние. Она попросту исправит свою ошибку и будет радоваться, если это удастся.

Спустя два месяца женщина явилась снова и рассказала о случившемся. Работать над собой она принялась со всей душой. Просила прощения и прощала сама как умела и со всей искренностью, на какую была способна. Это было нелегко. Прошло пять дней. Ночью она проснулась от какого-то странного чувства. Муж тоже пробудился, и вот они на пару стали таращиться на мужнин член, очнувшийся от летаргии. Поспешили проверить его работоспособность, и сделали это не один раз. Данная сторона семейной жизни была нормализована. Вначале радость была велика, теперь же женщина явилась посетовать на новую напасть. Она не знала, что ей делать, так как муж повадился посещать незамужних женщин. Дело было не в том, что жена не смогла бы удовлетворить внезапную гиперсексуальность мужа. Дело было в чем-то, что оказывалось сильнее мужа. Для меня самой ситуация оказалась неожиданной, и я спросила импульсивно: «Скажите, сами-то Вы чего хотите? Чтобы было так, как два месяца назад, или так, как сейчас?»

Женщина отчаянно замахала руками и стала объяснять, дескать, конечно, так, как сейчас. «Прекрасно, – сказала я. – Запаситесь тогда терпением на то время, пока муж наверстывает упущенное им за пять лет. Пусть проверит себя со всех сторон и угомонится. Если бы он Вас не любил, то давно бы ушел. Надеюсь, вы оба осознаете свои заблуждения и заживете счастливо».

Так и произошло.

Человек нуждается не в жалости, а в сочувствии. К сожалению, между этими понятиями не проводят различия. И уж тем более не задумываются над тем, что хорошее это плохо, а плохое хорошо, и не понимают, что это значит. Еще в первой книге я говорила о том, что все, что человек называет особенно хорошим,на деле является особенно плохим.Инаоборот, все, что очень плохо, на самом деле очень хорошо. Мы осознаем это, когда у нас хватает терпения это плохое пережить. Обычно же этого терпения не хватает.

При разрастании стресса меняется его качество, и тогда стресс называют иным именем. Чрезмерная жалость также имеет другое название. Она именуется чрезмерной любезностью,являющейся по своему воздействию наиболее коварным видом жалости. К ней прибегают, если желают лишить человека некоей способности, и осечек не бывает. Даже если на лице человека ничего не отражается. Например, иронизирование в ключе повышенной любезности над половыми способностями ближнего превращает его сексуальную функцию в круглый ноль.

Кому повышенная любезность по душе, тот сам не замечает, как его деморализуют и затем используют в своих интересах. Ни для кого не секрет, что юные девушки, тоскующие о любви, становятся жертвами многоопытных донжуанов. Хотя мать запугиванием да угрозами как будто просветила дочь в данном вопросе, однако тем охотнее дочь попадается на крючок. Мать старается разными посулами удержать дочь возле себя, но стоит той вырваться из дома, как она тут же попадает на крючок донжуану. Кто виноват?

С точки зрения дочери, вина лежит на матери, поскольку та не научила ее жизни. Матери не способны научить чему-либо детей, так как более всего жаждут повышенных любезностей. Они считают это любовью. Если муж хороший, они применяют ту же тактику по отношению к мужчинам и не понимают, отчего при всей близости их намерений получается хуже некуда. Так женщины смешивают сексуальное притеснение с обольщением, а потом сами же и расхлебывают. Сексуальное притеснение принимается за обольщение, а обольщение – за сексуальное притеснение. В итоге далекая от реальной жизни женщина остается ни с чем.

Пример из жизни

Молодая супружеская пара из тех, кто считает себя счастливыми в браке, пришла посоветоваться, почему у них нет детей. Когда я растолковывала стрессы жены, муж слушал так тихо и внимательно, что, казалось, у него даже уши шевелятся. В словах, предназначенных жене, он черпал информацию, чтобы лучше понять себя. Ему ни разу не пришло в голову заметить жене критически: «Ах, вот ты какая!» Он старался во всем разобраться.

Как только очередь дошла до стрессов мужа, жена от избытка эмоций стала вертеться и чирикать, точно воробей. То поглаживала мужа в знак утешения, то обнимала, то похлопывала по плечу, словно говоря: «Держись/» Точь-в-точь сцена из зарубежного сериала, только место и время выбрано было явно неудачно. Вскоре она бросилась мужу на шею, заливаясь слезами и причитая, дескать, как мне тебя жаль. Она абсолютно не понимала, что речь идет о жизненном уроке мужа и что своим поведением она только всем мешает.

Тогда я сказала: «Послушайте, Вы вообще соображаете, что Вы сейчас делаете? Вы считаете это добротой, и это так и есть, но это не та доброта, в какой вы оба сейчас нуждаетесь. У Вашего мужа и без того с детства на плечах лежит столь тяжкий груз ответственности, что подгибаются колени. А тут еще Вы бросаетесь ему на шею, словно мельничный жернов, со своими сюсюкающими причитаниями. Он не желает спасаться бегством от своей милой женушки, потому что считает ее чересчур хорошей. Вы оба считаете хорошим то, что в действительности плохо, в этом Ваша проблема и состоит. Вы ведете себя, словно дети в песочнице. Вам нужно уяснить, что такое помощь-облегчение ноши и что такое отягощение ноши в трудную минуту».

На них обоих моя речь подействовала, словно ушат холодной воды. Кто с детства живет в атмосфере лживой доброты, тот и представить себе не может, что такое нормальная жизнь. Поскольку нормальность – понятие относительное, никто не может в точности научить, мол, делай так или эдак. Все, что есть на свете, в том числе и нормальность, каждый должен познать сам.

Влияние женщины на сексуальность мужчины – вещь очевидная. Если женщина желает, чтобы мужчина был мужчиной, личностью, чье слово имеет вес и в ком можно найти поддержку, то она будет протестовать против мужчины, если тот желает ей нравиться. Хороший муж, который во всем желает угодить жене, вскоре начинает ощущать, что жена его не хочет. На деле же жена не хочет, чтобы муж отвергал собственные потребности, подавляя их. Тем самым жена старается сделать из мужа такого мужчину, которого не задевали бы ничьи желания.

Мужчина, который подавляет свои сексуальные желания, становится агрессивным. Он умертвил в себе человека.

Мужчина, который подавляет свои сексуальные потребности, становится импотентом. Он умертвил в себе мужчину.

Одновременное подавление и того, и другого, что происходит чаще всего, превращает мужчину в агрессивного импотента.

Человек может без труда подавлять свои потребности, но против желаний не попрешь. Они властвуют над ним, и, если он пытается властвовать над ними, они начинают самоуправствовать. Желание женщины сделать из мужчины личность обречено на неудачу, ибо это то же самое, что хорошего мужчину сделать плохим. Желание мужчины быть хорошим оказывается сильнее и одерживает верх. Если жена боится агрессивного мужа и одновременно боится половой жизни, то она может радоваться несчастью мужа. Такая жена добивается своего и не способна понять, почему муж подавлен и издерган.

Мужчина, разочаровавшийся в женщинах, может обходиться без половой жизни и быть вполне доволен. Если тот же мужчина вынужден обходиться без половой жизни в силу импотенции, он может быть сплошным клубком нервов, недовольный всеми и вся. Знание, что я никакой не мужчина, лишает душевного покоя. Поэтому нужно позаботиться о том, чтобы высвободить жалость к себе прежде, чем проблема о себе заявит.

В зависимости от особенностей жалости к себе происходит падение жизнедеятельности какой угодно ткани или органа, однако из них труднее всего лечить импотенцию, так как люди стесняются говорить на эту тему. Им мешает чувство стыда. Причем стыда величайшего.

По мере возрастания жалость к себе становится похожей на все более затрудняющееся и замедляющееся движение по замкнутому кругу.Человек может жалеть себя до смерти, его силы могут иссякнуть, словно у умирающего, но это не смерть. Жалость к себе неспособна поразить какой-либо орган столь серьезно, чтобы это послужило причиной смерти.

Движение застопоривается полностью только из-за чувства стыда. Мужчина может годами, занимаясь сексом, пребывать в напряжении, но всякий раз, когда случается сплоховать перед женщиной, проблема всплывает наружу, и ему снова становится стыдно. Каждый раз некая часть сексуальной энергии застаивается, увеличивая объем уже имеющейся застоявшейся энергии. В следующий раз половой акт, возможно, и удастся, но это еще не повод забыть про предыдущую осечку. Страх опозориться перед женой может преследовать мужчину годами, отчего он пребывает в напряжении, точно натянутая струна.

Страх опозориться – это еще не стыд. Это – страх.Покуда о нем никто не знает, он остается страхом. Как только про него узнает некто, кто кажется лучше тебя, сразу становится стыдно. Потому люди и скрывают отчаянно свои уязвимые места. Для того, кто скрывает чувство стыда, вызванное неполадками в половой сфере, характерно похваление своей сексуальностью либо познаниями в области секса. Это является сигналом опасности, говорящим о том, что с сексуальностью что-то не в порядке. Желая скрыть неуверенность в своих половых качествах и утвердить себя как мужчину, человек принимается тренировать свое тело так, что оно становится эталоном сексапильности, однако время покажет, есть от этого толк или нет. Подолгу можно обманывать других, но не себя.

В этом деле родителей должен настораживать нездоровый интерес сына к женщинам и сексу. Интерес этот проявляется в приобретении литературы, связанной с эротикой, порнографией и сексуальными извращениями, благодаря чему легко прослыть среди сверстников тертым калачом. Протест против подобного секса со стороны людей благонравных – не что иное, как подсознательное ощущение проблемы и попытка остановить деградацию. Как известно, запретами ничего не добьешься, поскольку ребенок, лишенный примера любви в родительском доме, не примет его от посторонних людей. Ему подавай острые ощущения, чтобы распалять свою сексуальность.

Отцы, которые должны бы подготовить сыновей к мужской жизни, находят дела поважнее, либо отец в семье вообще отсутствует. Мать же, не сумевшая удержать мужа в семье своей любовью, хуже смерти боится заговаривать с сыном о женщинах. Разговор матери о себе и женских чувствах привил бы сыну позитивный интерес к противоположному полу, необходимый для того, чтобы узнать о жизни нечто такое, что пригодится самому. Сын узнал бы про духовную любовь и стал бы проявлять к ней интерес, ибо каждому мужчине подсознательно известно, что женщина нуждается в первую очередь в духовной любви. Как и сам мужчина. Такой сын тихонько кумекал бы про себя, что к чему, и применял бы свои знания ко времени и к месту.

Если женщина относится сочувственно к проявлениям импотенции мужа, то она осознает причину, и чувство стыда у нее не усугубляется. К сожалению, большинство женщин принимается жалеть мужей. Если женщина жалеет словами и поступками, муж может обозлиться и прикрикнуть, дескать, лучше бы ты меня выругала. Ссора с выплескиванием отрицательных эмоций повысила бы мужскую потенцию. Однако супружеская пара, живущая во имя единодушия, помалкивает и делает вид, что ничего не происходит, надеясь при этом, что проблема разрешится сама собой. Проблемы же для того и существуют, чтобы их решать. Если проблема касается одного человека, решить ее можно в одиночку, а если проблема касается двоих, решать ее нужно вдвоем. Обычно это делают прямо обратно потребности.

Хорошая, интеллигентная женщина не упускает случая пожалеть. Если она делает это молча, не догадываясь о том, что тем самым взращивает собственную жалость к себе, то, достигнув критической отметки, жалость выплескивается наружу. Утопающая в слезах женщина рыдает на груди у мужа, у которого своих бед с избытком, выкачивая из него остатки жизненной силы. «Я плохая, некрасивая, никудышная, я тебе не нравлюсь, я тебя недостойна!– причитает она и достает главные козыри. – Я никогда тебе не нравилась. Ты меня никогда не любил. Такая жена тебе не нужна!» – а там, глядишь, они уже оба плачут, поскольку ни один из них не умеет отпустить жалость к себе.

От этого усиливаются женская фригидность и мужская импотенция. Поскольку обычно мужчина с потенциальной импотенцией находит себе фригидную жену, которая не признается в своей проблеме даже себе, подобные драмы случаются на каждом шагу. Муж может лезть из кожи вон, однако он не в силах помочь жене, терзающейся собственной неполноценностью. Надежда обрести полноценное счастье с данным супругом тает с годами, сменяясь ожесточенными упреками. В случае сексуальных проблем это порождает не только чувство стыда, но и безысходность.

Безысходность связана с поспешностью. Человек, который придерживается принципа «тише едешь – дальше будешь», занимается своими делами и верит своему чувству, которое говорит, что результат не сразу проявится, только по прошествии лет. Кто верит в реинкарнацию, тот чувствует, знает, надеется, что результат скажется если не в нынешней, то в следующей жизни. Чем сильнее человек спешит, тем сильнее его безысходность, если результат не получается сразу. Возможно, он и знает, что с такой скоростью ничего не делается, однако продолжает стремиться.

Особенно молниеносно, по мнению больных, должно происходить восстановление здоровья, а потому они ожидают чудес. Ну а того, что чудеса сбываются благодаря искренней вере страждущего, люди не знают и знать не желают. Всякое разочарование, которое добавляет каплю в чашу безысходности, подталкивает человека на шажок ближе к убеждению, что подобная жизнь не имеет смысла. Возникает ощущение безысходности. Безысходность это неспособность найти в уме выход из бедственной ситуации.

Жалость к себе истребляет жизненную силу. Стыд закрепляет понесенную потерю.

Безысходность – камень на шее утопающего.

О любви и стыде

Характер человека – совокупность энергий, состоящая из стрессов. Чем больше стрессов накапливается, тем большее их количество должно разместиться в одном и том же замкнутом пространстве. Один стресс притягивает к себе одну энергию, второй – другую. Третий стресс усиливает четвертый стресс. Пятый не согласуется с шестом. Седьмой разрушает восьмой. Девятый завидует десятому. Отношения между энергиями становятся все более сложными, запутанными, напряженными, взрывоопасными. Человек перестает понимать самого себя. В некий момент в нем вызревает столь глубокий внутренний конфликт, что он сразу взрывается, как только что-то ему не нравится. Это ЧТО-ТО – нечто такое, чего он не понимает.

Кому надоедает выходить из себя, тот желает себя изменить. Он может от всей души стараться, но ничего не получается. Он может знать наперечет все недостатки своего характера, обращаться за помощью к психологу или даже психиатру, однако переделать себя ему не удается. Почему? Потому что человека изменить невозможно.Для того, чтобы человек переменился, следовало бы изменить его образ мыслей, представления, принципы, но именно все это и не поддается изменению. Это не под силу ни окружающим, ни самому человеку, ибо его жизнь как в духовном, так и в физическом плане определяется энергией его стрессов. Их совокупная сила, выросшая на желаниях, оказывается мощнее любого нового самого благого желания.

Когда человек принимается отпускать свои стрессы, их число сокращается, и совокупная сила уменьшается. Складское помещение, где поменьше товара, лучше поддается обозрению. Наличные материалы систематизируются легче. Собственноручно отлаженная система подчиняется сиюминутным потребностям создателя системы. Неважно, мало ли материала на складе или много, находится склад на первом, втором или третьем этаже. Важно, чтобы материал был размещен настолько целесообразно, что кладовщик мог бы хорошо ориентироваться на складе, а принимаемый и выдаваемый материал беспрепятственно поступал куда надо.

Человеческая жизнь, она же психика, является складом стрессов, а поддержание в нем порядка – повседневной, наиважнейшей деятельностью человека.

Кто верит в то, что душевный покой зависит от него самого, тот наводит на своем складе порядок. Прежде всего освобождается от тех материалов, что скопились в огромную бессистемную кучу. Возникшее свободное пространство дает возможность понять, почему был в свое время принят тот или иной материал и для чего он нужен сейчас. Неспешный, целеустремленный поиск смысла ведет к тому, что все вещи оказываются на своих местах. Огромное нагромождение всякой всячины превращается в хранилище ценностей. Эти ценности можно отдавать без сожаления, поскольку информация об их движении не теряется. При этом не застаивается в ожидании лучших времен и вновь прибывший материал, ибо его направляют туда, где он нужен.

Заботящийся таким образом о своей душевной чистоте человек постоянно растет, а значит, меняется. Меняется без насилия над собой. Он как бы поднимается с первого этажа склада своих стрессов, где хранилось все допотопное и тяжелое, чего уже не осталось, на следующий этаж, чтобы и там навести порядок. Наводя все более сложный и тонкий порядок, человек и сам развивается. Он научается предвидеть ситуации и обстоятельства, которые его уже не удивляют. Его работа проста, так как проста его система. Причем все более сложный материал идеально вписывается в его простую систему. Сложное без труда находит свое место, если есть система. Так человек становится творцом. Созидание являет собой духовную реализацию имеющегося старого путем придания ему новой физической формы выражения, соответствующей духу времени.

Если бы кто-то поставил этого человека заведовать складом, он стал бы завскладом, который в спешке ищет, где лежит нужная вещь. Пролистывал бы накладные либо засел за компьютер и все чаще приходил бы к выводу, дескать, чувство подсказывает, что товар есть, а бумага утверждает, что его нет. Следовательно, его и нет. Искомый материал залеживается на складе и потихоньку превращается в рухлядь. Покуда знание говорит, что этого материала нет, он превращается во все более растущую кучу хлама за счет другого материала, который также не существует на бумаге. В один прекрасный день завскладом, который гордился своим титулом, становится стыдно за нагромождение хлама, из-за которого не оказалось места для товара поновее. Человек, который не принимает ничего нового, утрачивает даже видимость созидателя – человека, который растет и развивается. Если он, тем не менее, продолжает гордиться собой, в нем просыпаются душевные терзания, и ему все чаще приходится испытывать минуты неловкости перед окружающими. Если он испытывает стыд, то зарабатывает хроническую болезнь, которая не отступит, прежде чем он не научится относиться к своему стыду иначе.

Человек, который сам себя не понимает, полагает, что люди таковы, какими он их воспринимает. Так проявляется женская энергия, имеющаяся в каждом человеке, независимо от пола. О половой роли я рассказывала во всех предыдущих книгах, но до сих пор приходится сталкиваться с женщинами и мужчинами, которые борются за женское равноправие, не сознавая того, что женщина и мужчина не могут быть равноправными.

Право – это ценность материальная. На материальном уровне женщина – это только женщина, а мужчина – только мужчина. Если бы мы задумались, то осознали бы, что наше желание быть хорошими людьми являет собой стремление сделать женщин и мужчин равноправными. То есть людьми усредненного пола.

Мужчина и женщина равноправны как люди.С точки зрения прав и обязанностей они отличаются друг от друга. Природа создала их противоположностями, которые соединяются в целое, соответственно своей потребности развиваться в человеческом отношении. У обоих человеческие потребности одинаковы.

Женщина определяет, мужчина делает. Женщина созидает духовный мир, тогда как мужчина созидает физический. Женщина подает идею, мужчина ее реализует. Если женщина рассказывает мужу о своих идеях, то мужчина способен говорить об осуществлении идеи. Отсюда-то и происходят конфликты, ибо цепляющаяся за свои права женщина и убежденный в своих правах мужчина друг друга не понимают. Женщина не понимает того, что земные вещи нельзя построить таким же способом, каким возводятся воздушные замки. Мужчина не понимает, почему женщина не понимает того, что понятно мужчине. Чем умнее человек себя считает, тем чаще обзывает противную сторону дураком. Чем человек кажется себе сильнее, тем чаще обзывает ближнего слабаком. Чем более работящим человек себя считает, тем чаще ближний обвиняется в лени. Ни та, ни другая сторона не осознает того, что в ближнем она видит свою скрытую грань и, обличая ближнего, обличает себя.

Женщина, умеющая быть просто человеком и женщиной, умеет себя любить. Это значит любить человека и людей. Ее душа открыта нараспашку, чтобы отдавать самой и принимать даруемое, чтобы любить и быть любимой. Рядом с такой женщиной мужчина имеет возможность быть настоящим мужчиной, любящим и любимым. Таков союз мужчины и женщины – простой, естественный, без выдвижения условий – основывающийся на чистой любви.





©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.