Главная | Обратная связь
МегаЛекции

О смерти физической и духовной.





Мы своей выдумкой греха делаем жизнь такой тяжелой, что счастья у каждого следующего поколения все меньше и меньше. Не зря люди боятся конца света. Мы не боимся физического конца. Мы боимся конца духовности. Слава богу, дух, несмотря на это, не позволяет себя уничтожить. Дух – это любовь. Дух просто дает нам время – он не торопится. Но мы опаздываем: теряем время, умираем слишком рано, уходим недовольными, находимся в депрессии и мучаемся от этого.

Когда все эти возможности, что я назвала, не помогают выйти из депрессии, тогда есть еще одна. В жизни всегда есть выбор. И это последнее – смерть,она на сто процентов помогает против депрессии.

Одна возможность – физическая смерть через самоубийство.Есть люди, которые беспрерывно умирают, у них такая специализация, такая работа – выжимать из других жизненные соки, умирая без перерыва. Смерти таких людей бояться не надо, хотя мы ее ужасно боимся. А когда человек, который никогда не говорил про смерть и который страдает от того, что умирают другие, начинает намекать, что нет смысла жить, как бы в шутку говорит: «хорошо бы умереть» – или скажет мимоходом: «я себя убью», тогда нужно относиться к этому очень внимательно. Особенно если это мужчина. Потому что этот человек из депрессии не находит другого выхода. Самый простой выход для него – убить себя.

Другая возможность – духовная смерть. Это наркомания.Если человек не хочет умирать, хочет жить, но депрессия слишком тяжела для того, чтобы жить, тогда наркотики находят этого человека.

Когда у нас внутри есть определенная концентрация какого-то стресса, то она притягивает соответствующую энергию. Если я в результате попаду в депрессию, я смогу это скрыть и говорить с вами как ни в чем не бывало, потому что я умный, вежливый, воспитанный человек, который подавляет свою депрессию. А теперь представьте, что в этот зал входит человек – наркодилер. Интуиция ведет его сюда, как нос собаку. Он подождет, пока я закончу этот разговор, и предложит мне наркотик. Он придет, потому что мне это жизненно важно, чтобы не умереть. Мне наркотик нужен, чтобы у меня было хоть какое-то желание жить.



К чему приводит борьба с наркоманией по всему миру? Ни к чему. Борьба всегда увеличивает отрицательность. Сколько я видела подобного в Эстонии! Как только опять волна борьбы – хорошие люди сообщают о себе, замечательные мамы рекламируют себя в газетах, журналисты делают свою прекрасную работу, а о том, кто является поводом всех этих выступлений, уже нет смысла говорить, – он уже мертвый человек.

Есть ли у вас в семье наркоман? Между прочим, хронические больные, которые с утра до вечера употребляют лекарства, – они тоже наркоманы. Любая зависимость – наркомания. Все равно от чего: кто-то зависит от работы или убегает в работу, чтобы не судили. Другие убегают в заболевание, чтобы было оправдание, чтобы не судили.

Чем же хуже наркоман, который убегает от людского суда, ему просто нечем оправдывать себя, он не заболел – что теперь делать? Но в душе мучается – жить невозможно. И жизнь предлагает ему наркотики. Что делать, если так случилось?

Главное – это ваша семейная проблема. Если хотите помочь наркоманам, первое правило: забудьте всякие оценки.

Всякая оценка – это обвинение, это унижение, это порицание, пренебрежение. Принцип здесь один. Если вы вблизи наркомана произносите оценочное высказывание о ком бы то ни было, он примет это лично на свой счет.

Значит, освобождение чувства вины – это ваша помощь наркоману, поскольку, как только вы начинаете обвинять себя (скажем, вы мать или отец, и ваш ребенок наркоман, вы начинаете обвинять в этом себя), вы делаете особенно страшную ошибку. Значит, вы не поняли, что наши дети выбирают нас из любви. Это по-человечески единственно свободный выбор. Это святое дело. Они любят нас такими, какие мы есть. И они не позволяют никому унижать родителей, даже если их родители действительно плохи. Если я скажу про своих маму или папу, что она или он плохие, – это мое право. Но если вы это скажете – это будет большой ссорой. А если моя мама говорит, что она плохая, что тогда будет? Тогда я буду ссориться с мамой, потому что никто не имеет права пренебрегать моей мамой, даже она сама.

Депрессия – это самый страшный стресс, который мы можем выдержать. Хуже ничего быть не может. Не зря люди убегают в смерть: или физическую, или духовную. Что означает депрессия, может понять только человек, который сам был в этом тяжелейшем состоянии.

И когда вы узнаете о человеке, что он в депрессии, то это ваш учитель, который говорит: «Я не зря подошел к тебе так близко. Это твоя проблема. Да, я не умел учиться. Я страдаю теперь. А ты учись – ты ведь еще не опоздал».

Сейчас депрессия – судьба почти каждого белого образованного человека. У простых людей эта проблема невелика. Почему так много депрессии у белых, развитых людей? Да мы ведь не знаем уже, что хотим. Наши желания безграничны. Мы давным-давно отучились спрашивать себя, нужно ли вообще то, чего мы хотим.

Всеми этими средствами против депрессии мы подавляем ее. Вспомните наши утратившие равновесие жизненные весы, о которых мы уже говорили: материальный конец слишком прижат к земле, духовный – слишком высоко в небе. Теперь мы подавляем это, и весы принимают обратное положение. Мы можем подавлять свою депрессию страхом, стыдом и всеми возможностями так, что чаши весов встанут перед нами наоборот: небо – к земле, а земля – в небо. Это состояние уже называется апатия.В этом состоянии человеку безразличен весь живой мир, но у него сверхчувствительность к неживому миру. И если весы принимают почти вертикальное положение, то возникает интерес и сверхчувствительность к самому неживому в неживом.

Какая в нашем мире энергия самая мертвая? Это деньги. Человек может дойти до абсолютной апатии относительно всего живого. Чем больше человек страдает от всего, чем больше окружающая среда его порицает, унижает, обвиняет, оценивает, стыдит, тем больше этот человек становится бесчувственным со всех точ^к зрения. Ведь страдания убивают чувства. Постепенно и незаметно для этого человека и для всех остальных мы своим поведением уничтожаем его. Все начинается дома, в семье. Если дома не было подобного отношения, тогда весь мир может показывать на меня пальцем, стыдить и унижать. Но я знаю: Святой дом поддерживает меня, даже если весь мир не понимает и не принимает.

А вот если дома унижают без перерыва, тогда это распространяется на весь мир, и самое важное – это отношение мамы. Даже когда отец, творец материального мира, рассердится и побьет меня – это маленькая беда, если есть мама, которая потом погладит, поможет из любви, тогда все будет в порядке. Это – роль мамы, потому что женщина – творец духовного мира.

Предположим, какой-то человек – самый ужасный преступник в мире. Все хотят его уничтожить, но мама этого человека, которая раньше не умела любить и причинила ему боль, привела его к тому, что с ним случилось, но сейчас она поняла свою ошибку и прижимает этого ужасного преступника с порога к своей груди. Обнимает, гладит, любит и прощает его. Тогда этот человек в один момент может стать святым. В мире есть святые, которые стали таковыми после убийства человека. И это произойдет, если только мама поймет свою ошибку.

Когда человек страдает вообще от всех, его единственная вина в том, что он хочет жить и не хочет умереть, тогда он становится апатичным. Апатия – это равнодушие. Равнодушие ко всему живому, зато сверхчувствительность к деньгам. Деньги становятся божеством. Кто обожает деньги, к тому приходят деньги. А кто ищет в это же время любви, тому мало денег приходит.

В апатии есть два разных типа людей. Смешанные варианты тоже, конечно, есть, но основных типов – два. Остальное уже смешивайте сами.

Первый тип – это люди, которых называют плохими. Если одного человека судят за то, что он убил другого человека, и если подозреваемый признает, что совершил убийство, но не признает, что виноват, – это говорит его апатия. В апатии, только в апатии человек пойдет прицельно убивать. Все остальные убийства – это случайность, когда резкая злоба выскочила из человека. И когда человек не признает свою вину, значит, он в душе уверен: этого негодяя надо было убить. И так как никто этого не хотел делать, мне пришлось совершить такой поступок. Все преступники в тюрьмах думают так. Эти люди никогда не чувствовали материнской любви.

А мама не любила свое дитя, потому что не любила себя, потому что трудно такую грешницу полюбить. Так наши догмы уничтожают в нас человечность, уничтожают в первую очередь женщину – творца духовного мира. Ну, милые женщины, кто придет нас спасать? Никто. Только мы сами. Никто не способен это сделать, кроме нас самих.

Второй тип – хорошие люди. Я несколько лет не понимала людей, которые без перерыва обвиняли других, непрерывно словами, делами наказывали других. Я не понимала почему. Да потому, что в каждом из них они видели самих себя.

Мне очень трудно указывать людям на их недостатки. Если скажу про человека что-то плохое, то обязательно укажу, что конкретно, и обязательно покажу другой конец, чтобы не осталось оценкой. Сначала делала это бессознательно, теперь делаю сознательно. Но раньше я не понимала таких людей. И однажды сделала открытие. Пришла ко мне старая женщина, такая скромная, хорошая женщина, умница – о ней можно говорить только хорошее. Вдруг она начала рассказывать, какая она бедняжка, всю свою жизнь страдала от окружающих ее плохих людей. Я задала себе вопрос: «Ну что я слушаю? Господи! Ну слушай. Если я кого-то так слушаю, значит, там есть что услышать. Если я слушаю, я учусь. Чему? Не знаю. Но я найду, если дам себе время задуматься, дам время прийти к пониманию». И через час слушания я отчетливо осознала: я сочувствую этой женщине. В этот момент я поняла, что означает сочувствие. Сочувствие вызывает жалость. Таких людей нельзя жалеть, ни в коем случае. Почему? У моей мамы была «профессия» вечно умирающего, и она всегда только плакала от жалости к себе. Но чтобы жить, я не могу жалеть. Поэтому я никогда не была бессильной, поскольку только жалость к себе вызывает бессилие. И сейчас я чувствую сочувствие. Это такое ужасное чувство, что полгода я сознательно никому не сочувствовала. Я не была готова к этому, признаюсь, и сейчас не готова.

Каждый раз, когда сочувствую до глубины души, я получаю удар. То, чем я сейчас болею, такой же удар. И знаете, я перестала удивляться, почему люди не сочувствуют другим. У нас со своими проблемами полно дел и чувствовать грязь в душе других людей мы просто не готовы.

Мудрое поведение – не обвинять никого в том, что мне не сопереживают. Нечего сочувствовать – почувствуйте сами, что в вашей душе, это понимают и другие. Святой может сочувствовать нам, потому что его чистая душа не страдает от того, что у другого на душе. А мы после сочувствия сразу испытываем жалость. Жалость вызывает у нас перенос энергии: то, что находится в его душе, переходит уже в вашу душу. Вытерпите ли вы?

Чтобы развивать свое сочувствие, начинайте сочувствовать, не важно чему. Вот я сочувствую этому микрофону.

Или идите сочувствуйте тому дереву. И совсем неожиданно вы почувствуете: как странно, но это дерево вообще не чувствует так, как чувствуете вы. И так, помаленьку, через различные предметы приближайтесь к человеку. Вы будете немного подготовлены, и удар будет не таким сильным.

Так что я чувствовала? Я чувствовала, что творится в душе человека, который в апатии. У каждого человека апатия имеет свою глубину. В апатии различают три степени: легкую, тяжелую и очень тяжелую.

Легкая степень: в человеке чувство пустоты, пустое место, дырка в душе. Ой как плохо! Ты никто. У тебя нет никакого авторитета, как ни старайся. А мир-то в беде, помогать хочется. А кто слушает пустое место?

Чувство ничтожества, пустое место – это результат обязательности. Не надо быть обязательным человеком. Будьте человеком. Тогда вы отвечаете за свою жизнь. И не бежите отвечать за жизнь других, потому что это уже не ответственность – это обязательность.

Тяжелая степень: когда мы не освобождаем чувство пустоты, тогда стресс усугубится. Вторая степень апатии – чувство полости. Полость – это такое чувство, как будто пустота притягивает что-то, что вызывает страх, ужас.

Очень тяжелая степень – вакуум. Вакуум втягивает в себя. Как будто вы упали в яму и на вас падает все, что может упасть с высоты: это могут быть камни, бриллианты, куски золота, звезды с неба. Что из этого для вас хорошо? Ничего. При абсолютном вакууме человеку все плохо. Никакого света, никакой надежды. Жить хочется, и тело не умирает, потому что человек не выучил самого главного. Придется жить и страдать, чтобы находить в этом вакууме самого себя.

Такое состояние может привести человека к смерти без всяких физических заболеваний. Если человек держится, цепляется за жизнь, не хочет умирать, тогда единственное, что облегчает его состояние и успокаивает его душу, – это то, что он грызет с утра до вечера и даже ночью души других людей.

Апатия – безразличие к живому миру. Разве я люблю вас, когда с утра до вечера ною: «Какие вы все плохие, вы ничего не делаете, как вам не стыдно!» Ни в коем случае. Чтобы не умереть самой, я уничтожаю вас. И когда вы, такие добренькие, хотите мне только хорошего, боитесь, что я умру, если вы не дадите мне грызть вашу душу, тогда все становится еще хуже. А если среди вас найдется хоть один человек, который из любви скажет мне прямо в лицо, что думает, может, я проснусь.

Найдите мне в настоящее время таких людей, которые говорили бы истину. Нет таких. Следите за своими словами, за своим поведением. Ну, действительно, если нельзя обойтись без вежливостей, то говорите их хотя бы меньше. Лгите меньше. Скажите только необходимое. Потому что эта пена вежливости тоже мешает жить.

Немного о разочарованиях

Кто из вас не разочарован в чем-то или в ком-то? Нет таких людей в зале? Оказывается, есть несколько человек. Простите, опять вы лжете сами себе.

Если бы человек жил где-нибудь в тайге в одиночестве, и тогда это было бы маловероятно.

Кто читал мои книги, тот знает, как медленно я развиваюсь. И когда читаешь – становится интересно: а что будет дальше? Правильно? Следующее будет еще интереснее.

Когда я писала вторую книгу, я как врач уже думала, что хочу знать, как у людей появляются болезни крови. Это такой сумасшедший дом, никто не разбирается откуда что берется. Диагнозы ставят лишь потому, что существуют определенные точки зрения, на основании которых ставят определенный диагноз. А лечить – это как повезет: если повезет – поможет, не повезет – не поможет. Я лет за пять до этого поняла, что кровь в целом – это женщина, лимфа в целом – это мужчина.Но как все в мире имеет две стороны, два конца одного целого, так и в крови: красная кровь – женщина, белая кровь – мужчина. И так понимание постепенно становится точнее, точнее и точнее. И вдруг – тупик. Не продвигаюсь дальше. Я поняла, что нужно что-то еще понять, и тогда истина откроется для меня. Я просто пока не готова. Зачем спешить? Все равно, если спешить, полноценно не получится, получится кое-как, но это не поможет. При написании следующей книги я уже дошла до этого.

Итак, мы говорим про разочарования,которые по сути являются стрессами почек.

Когда я в течение года изучаю одну большую тему, то за это время волна за волной тема, как при большой буре, накатывает на меня. Я просто еще не успеваю пройти тщательно один стресс, не говоря о том, чтобы написать это на бумаге, как набегает следующая волна. Итак, 2001 год – год греха. Грех – самое тяжелое чувство вины – почва для самых тяжелых заболеваний, самых мутных, не имеющих границ очагов, они захватывают весь организм – это системные заболевания.

Системные заболевания– заболевания, которые захватывают одну ткань. Но какую? Ну, скажем, соединительную ткань. Между прочим, 85 % нашего тела (по весу) – соединительная ткань. Только мы не обращаем на это внимание, даже медики про это не говорят прежде, чем появится у нас ревматическое заболевание соединительной ткани. В принципе – все ткани представляют собой соединительную ткань, в которую входят определенные клетки. Например, мышечная ткань – это соединительная ткань, состоящая из мышечных клеток. Костная ткань – соединительная ткань, состоящая из костных клеток. Кровь – соединительная ткань, состоящая из клеток крови, и т. д.

Может быть системное заболевание крови, лимфы, мышц, костей, хрящей, нервов. Заболевание, которое захватывает весь организм, – это результат подавления страхом стрессов. И когда мы свою депрессию не выдерживаем, тогда у нас и появляется физическое заболевание, но системное. То есть депрессия – почва для системных заболеваний.

А если у вас откажет какая-то ткань целиком, удалять нечего: кровь выпустить невозможно, лимфу выпустить невозможно. Если продолжаете жить, то становитесь живым трупом.

И все опять начинается с того, что мы не умеем освобождать свое чувство вины, от которого чувствуем себя плохо. Мы хотим чувствовать себя хорошо и от этого стараемся делать все больше и больше хорошего. Делаем, делаем, делаем, делаем. Вспомните, когда вы делали много добра, вы ждали, чтобы к вам относились как к хорошему человеку. Общепринятый порядок: я делаю вам добро, но естественно, что и вы тоже делаете мне добро. И если вы не делаете – какое разочарование! Ужасно!

Если простой человек в депрессии, то у него потребности небольшие. Он просто ждет, что кто-то, кому он делает что-то хорошее, ответит ему тем же. А вот если я уже борец с мировой несправедливостью, то вижу, сколько людей нуждаются в помощи, и стараюсь, стараюсь, стараюсь... А все осталось как есть. Никто не ответил мне тем же. И разочарование гораздо больше.

Но если я спаситель мира, а вы все не бегаете со мной, не спасаете, – какое ужасное разочарование. И все эти эмоции бьют прямо в почки, потому что разочарование – стресс почек. Разочарование приводит к нарушению обмена жидкостей в организме.

Вы знаете, что густота воды – это последствие сгущения воздуха. То есть, чтобы говорить про почки, нужно говорить про орган, от которого зависит движение воздуха. Легкие не двигают воздух. Диафрагма двигает воздух, легкие только воспринимают это и осуществляют этот процесс.

Что является стрессом диафрагмы? – Несправедливость. А несправедливость – то, что мы считаем несправедливостью. В мире нет несправедливости. Все справедливо. Бог не может быть несправедливым. Справедливость – это то, что каждый заслуживает за то, что сам создал. Это естественный закон причины и следствия.

Если мы не умеем жить иначе, чем через страдания, то эти страдания точно соответствуют нашему непониманию. Страдания говорят нам: «Учись, человек, ты не понял чего-то». Физическое заболевание свидетельствует о наивности человека. Нужно освободить свою наивность. Заболевание

духовное – результат эгоизма. Какая разница? Если смотреть через разочарование, то моя наивность выражается в том, что если я делаю вам добро, то считаю абсолютно естественным, что вы мне ответите тем же. Как же может быть иначе? Я эмоционально делаю такой вывод. Наивность – это знание, которое появляется отэмоций.

А когда я делаю вам добро, то я знаю, что вы обязаны ответить мне тем же – это и есть мой эгоизм. Эгоизм –это знание, которое появляется на почве опыта.Это ведет к духовным проблемам.

Если человек боится несправедливости, то притягивает ее. Примитивный человек убегает, старается защитить себя при помощи ног. Или вообще не пойдет туда, где может быть опасно. А если мы умные, тогда думаем, что избегая плохого, избегаем несправедливости. И если я полезна вам, то вы не будете ко мне несправедливы.

Желание быть полезным.Даже не надо спрашивать, у кого оно есть. Это есть во всех нас. Присмотритесь, насколько оно велико у вас. Вы все стараетесь и провоцируете других использовать вас и уже сыты этим по горло. А когда по горло, тогда приходят и последствия. Пока мы стараемся, пока напрягаемся, собираем стрессы, и в нас их помещается очень много. Невероятно много стрессов может собираться в человеке, и при этом человек не заболеет.

А вот когда уже нестерпимо, когда человек по горло сыт всем этим, то возникает резкий протест – не хочу больше! С этого момента и начинаются заболевания. И если я накопила не так много желания быть полезной, а теперь резко не хочу, тогда будет маленькое острое заболевание. А когда я много накопила этой энергии, очень много и теперь резко против нее протестую, тогда у меня будет тяжелое, большое, острое заболевание. Может быть, я умру от этого.

А если у меня отчаяние? Отчаяние– такой стресс, с которым действительно нужно быть осторожным. Освобождать отчаяние – это уже управлять, руководить своим заболеванием.Чрезвычайно важно, если у меня в душе очень много накопилось стрессов, спокойно их освободить.

Мы очень постепенно собирали это в кучу. Теперь все это выбросить одномоментно, резко – большой злобой – нельзя. От этого может наступить смерть. Медленно собирали, медленно и освобождаем. Пусть это заболевание будет длительным, хроническим, но нам дается время. За это время мы можем сделать серьезную очистительную работу.

Итак, стресс несправедливости. Запомните и освободите. Подумайте, сколько несправедливости сейчас вы видите в мире, и к вам в том числе! Думали об этом? Тогда идите напрямую обратно в детство. Подумайте об отношениях между родителями, и вы заметите, что несправедливое отношение родителей друг к другу и к вам, как вы его видели, породило точно такое же мнение у вас по поводу несправедливости мира. Это и говорит, что каждый из нас пришел учиться чему-то личному, и корни этого в нашей семье. И все это происходит одинаково во всем мире.

Главное – признать это и обязательно заниматься собой. Хорошо знать, но если мы эти знания не используем на практике, тогда эти хорошие знания становятся плохими, т. к. начинают разрушать нас. Признать при помощи этих знаний, что у меня есть проблема, – хорошо, но этого мало. Если мы уже на довольно высоком уровне развития, нам нужно обязательно освобождать накопленные в себе энергии, заниматься очисткой.

Проблема несправедливости, желание быть полезным переходит на почки. Чтобы говорить про почки, надо идти в детство, к маме. Мы приходим в этот мир – и для нас нет ни хорошего, ни плохого. Для нас здесь все просто есть, и это все так интересно, что не приходить невозможно. Мы придем, духовные существа, какие мы есть по сути, и живем по духовным законам. По этим законам можно жить и на материальном уровне, потому что земной шар – часть бесконечного неба.

К сожалению, на материальном уровне люди забыли и не хотят признавать духовные законы. Они выдумали другие законы, которые зачастую противоречат друг другу. И вот когда ребенок приходит в этот мир, ему очень важно приспособиться к тому, что в нем есть. И кто поможет ребенку? – Конечно, мама. С первых часов беременности начинается эта работа. Если женщина – душа чистая, как Дева Мария, – она сразу почувствует, что беременна. И начинается подготовка к материальной жизни ребенка. Во время беременности у этой женщины все в порядке, роды в порядке. Здоровье ребенка и его судьба в порядке. Колебания – в пределах коридора нормы.

Но таких мам мало. И нам нужно простить свою маму. Нужно постараться понять, почему моя мама этого не умела, она не виновата в этом. Она тоже ученица в школе жизни. И насколько она не сумела, я исправляю ее ошибки, потому что она – моя душа, мой святой выбор.

Когда ребенок приходит к маме и говорит, например, про свое хорошее – то это их личные отношения. Когда мама умеет быть просто мамой, этот разговор останется между ними. К сожалению, большинство мам хотят быть хорошими мамами. И что тогда случается? Мамы бегут и начинают трезвонить об этом на каждом углу. И ребенок получает себе начальный почечный стресс – это злоупотребление доверием.

Никто не скажет нам, какой ребенок придет. Может, этот ребенок в прошлой жизни ужасно страдал от злоупотребления доверием. И теперь достаточно одной капли, чтобы сосуд переполнился. Только один раз мама из гордости, что у нее такой замечательный ребенок, расскажет чужим людям, какой он у нее хороший, какой умный малыш или как он что-то хорошо придумал или сделал, и ребенок теперь никогда уже не откроет рот при маме, а мама символизирует для него весь мир.

Чем больше мы страдали от мамы, чем больше мы уходим физически или духовно от нее, то есть защищаем себя таким способом, тем больше вообще, не можем понять, насколько мы видим мир только как маму. А вот когда начинаем освобождать свою маму, то эта многолетняя работа даст однажды результат – нам откроется собственное мировоззрение.

Господи, мне 50 лет, а я до сих пор смотрела на жизнь сквозь очки под названием «моя мама». Протестовала против этого, не хотела признать, отрицала. Однако другие видели: точно, как мама, еще хуже. Потому что похожие стрессы накапливались еще дольше. Так что, если ваш ребенок придет к вам и вы дадите себе время поговорить с ребенком обо всем, тогда вы почувствуете – это святое.

Просите прощения у ребенка сначала в душе своей, потом на словах. И простите ребенка за то, что он не сразу начинает вам снова доверять. Чтобы вернуть доверие, нужно время. Представьте, ребенок приходит к маме рассказать о своем плохом, что делает хорошая мама? Опять, чтобы доказать, что она лучше, чем ее плохой ребенок, она пойдет рассказывать это другим. А это вызывает у ребенка уже энергию стыда. Стыд – это стресс, который ставит все на свои места. И стресс злоупотребления доверием у вашего ребенка не может уже самопроизвольно растаять. Понадобится время, чтобы ваш ребенок стал взрослым, самостоятельно мыслящим человеком и, может быть, научился освобождать свой стыд.

Что нужно, когда ребенок говорит про свое хорошее или плохое? Никогда не говорите «нет». Старайтесь понять, что ребенок всегда видит мир чище и полноценнее, чем вы. Скажите ребенку, независимо от того что он говорит «да». Но добавьте свою точку зрения. Говорите: «Да, все так, как ты видишь, но нам нужно учитывать понимание других людей, иначе тебя никто не поймет». Главное, чтобы вы остались человеком. И учите своего ребенка тоже оставаться человеком. Не стать хорошим человеком, который нравится всем, и в этом стремлении всем нравиться, все больше и больше обманывает себя. Никто не страдает, если ругают только по необходимости.

Злоупотребление довериемпо-другому можно называть использованием.Использовать можно многое.

Первая ступень стресса злоупотребление доверием,когда используют то, что человек имеет. Это то, что у вас есть: деньги, квартира, машина, еще что-нибудь. У вас есть все! А почему мне не даете? Почему люди такие плохие? И когда человека в этом убеждают все больше и больше, он уже начинает сомневаться и отдает. Думаете, ему скажут спасибо?

Из вежливости скажут спасибо, а подумают: «Почему больше не дал?» И когда вы еще отдаете, хотя никому ничего не должны, другие только этого и ждут. Ждут, чтобы вы прожили их жизнь. И только желание, чтобы вас считали хорошим человеком, толкает вас делать это. Делаете против божественных законов жизни.

А когда вас уже нет, кто тогда им даст все это?.. А может, следующего не окажется, может, не найдется такого дурака? Значит, вы причинили этому человеку много зла: оставили его беспомощным, нищим, может быть, он от голода без вас умрет.

Поэтому, если кто-то хочет от вас что-то получить, спрашивайте себя: нужно ли вам это? Если он действительно «попал в яму», находится в ужасной беде, нужно ли ему сейчас помогать? Хорошо – один раз нужно, и вы поможете. А если этот же человек второй раз хочет вашей помощи, то просто из любви скажите: «Но это уже твоя проблема». Потом он вам еще спасибо скажет.

Вторая ступень – когда используют то, что человек умеет. Вы умеете, вы и делайте, а мы ничего не умеем. Я на своем опыте это очень хорошо знаю. Это же сразу плохим человеком становишься, если другой знает, что я что-то умею, а не делаю для него. Он придет как подарок, приведет еще весь свой выводок с собой. Им руководит не желание больше узнать, нет. Книги ведь тоже можно читать. Но читать лень. Лучше прийти, чтобы я все точно, подробно рассказала. Если это делаю, в следующий раз приходит – я вижу, что он с собой совсем не работал. Он теперь надеется, что я стала еще добрее и буду тащить его на себе дальше. Ну сколько же можно?

Хороший человек ведь не может смотреть, как другого человека помаленьку засасывает в болото. Ведь он будет вытаскивать несчастного. И так все больше и больше. И чем больше мы стараемся быть хорошими учителями (а среди вас обязательно есть учителя, и в каком-то смысле мы все – учителя друг для друга), чем больше вы хотите быть добрыми и все свои знания разжевать ученику – все упражнения делаете, задачи решаете, знайте, ваш ученик и не попробует ничего делать сам. А потом вы удивляетесь: какие безответственные эти дети, эта молодежь! Ну как они справятся! Это очень тонкая грань – умение ощущать эту нормальность, ее нужно чувствовать, для этого необходимо только одно – время. Дайте себе время в отношениях с учеником понимать, что он думает и чувствует. И если из души скажете ему истину, не из эмоций, а из любви, то он не обидится – он начинает учиться.

Третья ступень – употребление или использование имени человека. Имя человека можно использовать как имя Бога, как щит и меч – для защиты и нападения. Вот придет человек (очень часто среди умных людей такое встречается) и раньше, чем назовет свое имя, скажет: я ученик такого-то профессора. Какое значение здесь имеет ваш профессор? Он что, за дверью? Тогда почему вы говорите, что вы ученик этого профессора? Это не имеет значения. Мы – люди. Нам не нужно говорить, что я секретарь Президента. Я – человек, ты – человек. Общаемся по-человечески. Не профессионально, не по кошельку, а по-человечески. А это, оказывается, так тяжело, господи! Мы как щитом прикрываемся всякими почетными именами и званиями.

Это допустимо, наверное, в официальном месте. А если приходят к врачам? Ну как это можно? Разве кто-то для врача важнее, чем его пациент? Ведь нет никакой разницы, мы – просто люди. Мы все это хорошо знаем, правильно все говорим, но все остается пустыми словами. И чтобы вас не касались эти пустые слова, не делали вам больно, освободите из себя злоупотребление доверием – это очень тяжелый стресс. Этот стресс вызывает нарушение водного обмена в организме. Пока человек старается быть выше этого, пока человек доказывает, что он лучше других и гордится тем, что не сдается, у него накапливаются отеки. Отеки чаще всего могут быть на ногах или на лице. Лицо –- это место иллюзий. Про иллюзии еще поговорим.

Отеки могут быть везде. Иногда вы чувствуете, как руки отекают. Это может быть в животе, может быть в любой части организма. Это может быть кратковременно, а может быть долго.

Когда вы страдаете от того, что вас используют, злоупотребляют вашим доверием, но мобилизуете все свои силы, чтобы не признать, чтобы не показывать, что вы уже не можете это переносить, – ваши отеки все растут и растут.

У людей страшные отеки. Я как-то летом видела очень полную женщину с такими отекшими ногами, что у меня было чувство, если я прикоснусь не очень гладкими руками (а я грядки полола), то ее кожа – так она истончилась от натяжения – лопнет, как ситец.

Этой женщине нечем было гордиться. Она в глубокой яме. И уже не было ни работы, ни денег, ни старого имущества, чтобы еще что-то продать. Единственное ее достояние – гордыня, связанная с тем, что она не сдается маме. Она была жертвой мамы, всю жизнь доказывала маме, что она лучше, чем та о ней думает. А у мамы ветер в голове – она вообще ни о чем не думает. Больше часа я пыталась убедить женщину в том, что мама о ней ничего не думает. Дочь думает, что мама считает ее плохой. И от того, что так думает, так и страдает.

Через час после приема следующего пациента смотрю, моя пациентка сидит в приемной. Я не спросила причину задержки ее, решив, что она читает новые книги. Часа через четыре, я уже заканчиваю прием, вижу – сидит. Мне хочется сказать женщине, что пора уходить домой. Она просит прощения и говорит, что не может уйти, поскольку она не может отойти от туалета. Отеки начали просто истекать. Сжатие в голове ушло, почки заработали.

Когда человек начинает стыдиться из-за того, что им злоупотребляют, что он такой дурак, дал себя так использовать, тогда возникает сухость, поскольку стыд сушит. Где бы ни была у вас сухость: внутри, на коже или на слизистых – причина этому стыд. Запомните, сухость – это всегда стыд.

Например, у меня во рту сухость. Может быть, я простудилась? Нет, от холода не заболеешь. Мне стыдно двигать своими губами, в связи с тем что я знаю о своем плохом владении русским языком, оно мешает так говорить с вами, чтобы самой быть довольной. И поэтому – сухость во рту. Моя проблема? Да. Я признаю это. Я не хвастаюсь, что у меня стресс. Я просто не успела так поработать с этим стыдом, чтобы у меня его не было, но я работаю дальше.

Стресс злоупотребления доверием переходит в следующий – гораздо более тяжелый – это энергия подлости.

Когда злоупотребляют доверием, то используют один к одному то, что есть. Ведь невозможно использовать больше имущества, чем у меня есть, или больше знаний, чем у меня есть, или больше известности, чем у меня есть. А подлость – это уже что-то в голове. И добавлять ее можно по-разному Можно добавлять один процент подлости, а можно девяносто девять. И чем больше процент, тем больше в теле собирается грязи, до самой густой грязи, которая похожа на сажу в трубе.

Вы знаете, чем можно чистить сажу? Щеткой трубочиста. А если у вас в кровеносных сосудах на стенках такая сажа, тоже позовете трубочиста? Как чистить? Что чистит сажу? Идите домой – попробуйте. Купите сильные очистительные растворы, химию, которую рекламируют. Попробуйте щеткой. Или возьмите просто воду и тряпочку. И как ни странно, вымоется.

Итак, если мы заботимся о своих жидкостях в теле, вычищается грязь из организма, даже если она как сажа в трубах.

Развитие стресса под названием «подлость» можно подразделить на три ступени по степени нарастания энергии.

Первая ступень – это когда человек страдает от того, что его мама положительная фантазерка. Что это означает? Это означает, что мама доказывает свое преимущество тем, что говорит о других людях только хорошее и еще выдумывает, добавляет. Вам было когда-нибудь стыдно, что мама хвалит кого-то и старается этим нравится тому, кому говорит про третьего?

В жизни нет только хорошего. И говорить о человеке только хорошее и еще лучше – это неправда. Ребенку свойственно быть справедливым, и слышать это ему просто стыдно. И чем больше ребенок запрещает себе поступать так, как мама, тем больше этот ребенок набирает вес. Это вызывает ожирение. Только этот жир быстро набирается и быстро уходит, когда человек хоть немного заботится о себе. Ожирение – это результат запретов.Когда человек запрещает себе быть плохим, он становится хорошим и толстым одновременно. Чтобы другие не запрещали мне, я лучше запрещу себе сам. Этим докажу себе, что я лучше, чем есть. Не другому – себе. Это самое ужасное. Но так мы учимся.

Первая ступень соответствует загрязнению энергией подлости в размере 33 %.

Вторая ступень (66 %) – это когда человек страдает от того, что его мама отрицательная фантазерка. Вэтом случае мама говорит о других людях только плохое и еще преувеличивает, чтобы доказывать свое преимущество.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.