Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Развитие экономики стран США, Западной Европы и Японии





 

Концепция Триады получила распространение в 1970-е гг. Это факт был институционально оформлен созданием Трехсторонней комиссии. Сама комиссия (ее полномочия) явилась следствием действия двух экономических факторов: ускоренного развития экономик стран Западной Европы и Японии, происходившего при поддержке США и позволившего им в 1960-е гг. "догнать" Соединенные Штаты по уровню экономического развития; и экономических кризисов в мироэкономике 1970-х, связанных с резким повышением цен на нефть в результате политики ОПЕК (но не вызванных им). Во-первых, новая экономическая реальность подразумевала, что к странам Западной Европы и Японии больше нельзя относиться столь высокомерно, как это делали США. Они более не были экономически зависимы от американского правительства. Когда отставание в развитии экономики союзников США во Второй мировой войне от их гегемона стало стремительно сокращаться, они перестали ориентироваться на Америку в принятии политических и финансовых решений. Во-вторых, экономическая действительность подразумевала сокращение норм прибыли во всей мироэкономике, результатом чего явилось обострение конкурентной борьбы между членами Триады: каждый искал способы минимизации своих потерь (непременно за счет других) [17].

Трехсторонняя комиссия была политической попыткой ослабить напряжение, возникающее в отношениях между партнерами по Триаде. Был достигнут в лучшем случае частичный успех. Ничто не могло помешать США делать то, что подобает делать сверхдержаве: навязывать свою волю, исходя из долгосрочных интересов американского глобального проекта. К этому располагала и ситуация, сложившаяся на геополитической арене. Мировая экономика переживала эпоху невероятной экспансии, уровень жизни стремительно повышался, улучшалось качество здравоохранения и образования, процветали искусство и наука. Позднее этот период (с 1940-1945 до 1967-1973 гг.) назовут trente glorieuses - славное тридцатилетие[18].



Гармония, царившая в мире, была слишком хороша, чтобы длиться долго. Данный период известен как А-фаза в теории циклов Кондратьева. Это была эпоха расцвета мирового хозяйства, действительно самая яркая в истории экономических изменений при капитализме; она иллюстрировала девиз "Повышающий поток поднимает все суда". Однако следующие 30 лет стали периодом экономического застоя (В-фазы, по Кондратьеву), когда происходило перемещение инвестиций из сферы производства в банковско-финансовый сектор. Прибыль, полученная в результате производственного процесса, была ниже, чем в предыдущей А-фазе; происходило отраслевое перераспределение в промышленном секторе экономики; спекулятивная деятельность превратилась в источник прибыли, что не могло не повлиять на рост безработицы в мире и ускорение экономической поляризации. К 1970-м гг. развитие мироэкономики достигло таких масштабов, что в ведущих отраслях работало слишком много производителей (в результате изменения экономической структуры стран Западной Европы и Юго-Восточной Азии), что привело к резкому снижению норм прибыли в самых доходных секторах производства. Это, в свою очередь, не могло не отразиться на падении уровня безработицы в мире и ускорило процесс поляризации в мировом хозяйстве, затронув при этом (что естественно) и национальные экономики.

Такая проблема характерна для капиталистической экономики в целом, и ее последствия были предсказуемы: перемещение производства многих отраслей в страны полупериферии с более низким уровнем заработной платы; повышение уровня безработицы во всем мире, приведшее к снижению реальной заработной платы и налоговых поступлений; конкуренция по поводу "экспорта" безработицы между США и Западной Европой, с одной стороны, Японией и Юго-Восточной Азией - с другой; перемещение инвестиций из сферы производства в сектор финансовых спекуляций и резкий рост государственного долга. В этот период три главных региона размещения накопленного капитала стали ареной конкурентной борьбы, которая усиливалась за счет "экспорта безработицы" из одной страны в другую. Сложилась ситуация, при которой никто из них не мог преуспеть одновременно и в одинаковой степени. В результате Европа сделала рывок и вырвалась вперед в 1970-е гг., Япония, соответственно, в 1980-е, а США в 1990-е. При этом уровень жизни ни в одном из этих регионов существенно не снизился, в отличие от других частей миросистемы. Однако различия между членами Триады оставались, и значительные, на протяжении всего этого времени[19].

Конечно, все эти три региона мира в какой-то исторический период времени были относительно равновелики. Они все обладают высоким техническим потенциалом (так называемым человеческим капиталом) для того, чтобы участвовать в производственной деятельности в тех сферах, где на текущий момент можно извлечь максимальную прибыль. Они также владеют широкой сетью рынков, гарантирующих им возможность осуществлять сделки по покупке и продаже на мировом рынке. Их все отличает стремление обеспечить преимущество, продвигая соответствующие научно-исследовательские проекты и создавая в этих целях научные сообщества. Я не имею в виду, что их ресурсы являются абсолютно идентичными, но я действительно считаю, что любые различия, которые могут быть найдены, нельзя рассматривать как непреодолимые в относительно короткий период времени.

Предположим, длинная В-фаза закончится. Что тогда станет определяющим, какая из этих трех сил одержит верх в борьбе за то, чтобы оказаться основным носителем и местоположением накоплений в последующие тридцать лет? Я не думаю, что мы найдем ответ в такой "неуловимой" категории, как производственная эффективность, столь почитаемая учеными мужами. Преимущество производительности (даже если оно измерено точно, что очень трудно сделать) - проходящее явление. Но в то же время мне не кажется, что ответ надо искать в предпринимательской культуре - полагаю, для капиталистов стимул к накоплению является магической силой, способной преодолеть любые препятствия, включая и такое понятие, как культура. И, наконец, не считаю, что профсоюзы представляют собой такую уж значимую силу. Не думаю, что они оказывают сколько-нибудь существенное влияние на стоимость рабочей силы, занятой в производственном процессе. В этом отношении не вижу различий между тремя регионами[20].

Чем же тогда отличаются друг от друга члены Триады в их конкурентной борьбе? На мой взгляд, между ними есть два принципиальных отличия. Во-первых, наличие у государств представлений о приоритетности проведения научных исследований и, соответственно, о размерах инвестиций в инновационное развитие. Во-вторых, способность верхних страт (в широком смысле) распоряжаться доступом к потребляемому богатству. Межрегиональное отличие не должно основываться на изменениях ежегодных экономических индексов. Они составляют ту скрытую, среднесрочную, политико-культурную реальность, которая отражает происходящее в производственном и финансовом секторах.

США позиционируют себя как единственную сверхдержаву миросистемы в XXI в. В основе такого представления о себе лежит, прежде всего, подавляющая военная сила, далеко превосходящая военный потенциал не только отдельно взятого государства, но и нескольких вместе взятых. Полагаю, что за этой маской на самом деле скрывается неизбежное снижение реального политического влияния Америки в миросистеме. Что думают граждане и, прежде всего, политическая элита Соединенных Штатов о сформулированных правительством приоритетах в экономической сфере? В частности, это касается влияния в таких областях экономики, как потребительский рынок, налоговая политика и система управления[21].

Супердержава, чьей единственной целью является поддержание своего военного превосходства в мире, вынуждена сосредоточиться на наращивании инвестиций в производство и совершенствование военного вооружения. С точки зрения долгосрочного экономического развития сфера военного вооружения - это не основная траектория развития. В целях поддержания своей военной мощи США чинят препятствия в этой области всем другим участникам мирового процесса. В частности, имеется в виду развитие технологий производства ударного вида вооружений. Не в последнюю очередь подобного рода политика применяется к странам Западной Европы и Японии. Безусловно, эти государства не составляют серьезной конкуренции Соединенным Штатам в данном секторе экономики. Скорее всего, им хотелось бы и сейчас, и в будущем выделять гораздо меньший процент от национального бюджета на военные цели. Американское давление и устремления Западной Европы и Японии в совокупности означают, что последние фактически не являются конкурентами США в военном отношении. Но существует и другая сторона этой медали - они действительно намерены вести энергичную конкурентную борьбу по всем направлениям в сфере экономических новаций. Очевидно, что в странах Евросоюза и в Японии отдают предпочтение невоенному пути развития. И это, вероятно, щедро окупится уже в предстоящие 20-30 лет.

Правда, это их преимущество перед США ограничено высокой себестоимостью производимой продукции, обусловленной прежде всего дороговизной рабочей силы. Если к этому объему затрат на заработную плату рабочим добавить средства, которые государство перераспределяет в непроизводственную сферу (образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение), то различия между странами - членами Триады окажутся невелики; каждый, кто посетил эти страны, смог увидеть, какой там уровень жизни[22].

Однако существует и другая группа работников наемного труда, которые тоже получают за свой труд и оказываемые услуги денежное вознаграждение. К ним относятся топ-менеджеры (очень обеспеченные люди) и среднее звено наемных работников, занятых как в производственном секторе, так и в некоммерческом, а также представители свободных профессий. Их заработная плата и доходы, как и численность этого социального слоя в составе рабочей силы, в США значительно выше, чем в странах Западной Европы и в Японии.

Недавно в Америке получили широкую огласку скандалы, связанные с акционерными предприятиями, на которых было предпринято понижение тарифных ставок. Этим США значительно отличаются от своих партнеров по Триаде и давних конкурентов. Единственный способ, позволяющий в какой-то степени нейтрализовать возможные последствия такой корпоративной политики, заключается в ослаблении миграционного потока в страну до 10-20% или же переориентации его в Западную Европу и Японию. Последний вариант представляется с политической точки зрения более целесообразным для американского правительства, так как проводимая в настоящее время миграционная политика грозит ему утратой поддержки основных его сторонников[23].

Таким образом, реальная альтернатива для США состоит в том, чтобы попытаться увеличить миграционный поток в вышеозначенные регионы Триады. Когда американское руководство поучает Японию и Германию по поводу необходимости "преобразовать" якобы устаревшую политику правительств этих стран, оно убеждается, что последние подражают Соединенным Штатам в распределении заработной платы в сторону увеличения выплат верхним стратам, лишаясь при этом своего преимущества. Это более чем таинственное культурное различие лучше всего объясняет, почему эти страны были настолько невосприимчивы к подобным советам. В отличие от государств Юга (даже таких относительно сильных, как Бразилия) Международный валютный фонд не может принудить страны Западной Европы и Японию "реформировать" их экономические структуры. Даже когда правительства этих стран поднимают долговой уровень, с тем чтобы решить проблему, указывающую на наличие спада в экономике, они неуязвимы для внешнего давления, поскольку их долги являются в значительной степени внутренними. Правительства стран Западной Европы и Японии, в отличие от США, стремятся сгладить последствия безработицы путем выплат более щедрых государственных пособий (например, по безработице, по страхованию), что позволяет им проводить дефляционный курс.

Сегодня мы не можем говорить о наличии у нас интегрированной экономики. По существу, мы имеем миросистему в границах главным образом стран - членов Триады. И это размежевание по трем региональным направлениям, вероятно, усилится в ближайшие десятилетия. При этом роль США в ближайшие 20-30 лет видится в наименее выгодном для них свете. Военное влияние Америки значительно уменьшится, в том числе в области экономических преобразований. В такой ситуации реальная конкурентная борьба будет вестись между странами Западной Европы и Японией, причем каждая из этих стран будет стремиться заполучить в союзники США. Полагаю, что экономический альянс США - Япония более вероятен, чем американо-европейский союз. Но в любом случае США вряд ли станут ведущим партнером. Американцам трудно, но нужно смотреть правде в глаза и уже сегодня предвидеть такой сценарий развития событий[24].


Заключение

 

В завершении работы можно сделать следующие выводы:

В современных условиях ни одна из стран не может эффективно развиваться в стороне от мирохозяйственных отношений. Состояние национальной экономики все больше определяется не только внутренним потенциалом, но и степенью участия в международном разделении труда, общемировым характером научно-технического прогресса.

Мировое хозяйство следует рассматривать как объективный результат экономического роста, имманентного стремления общественного производства к максимально положительному эффекту, взаимодействия факторов по производству материальных благ на основе углубляющегося разделения труда, специализации и интернационализации производства, перемещения в геоэкономическом пространстве товаров и капиталов. Оно характеризуется возрастающей интернационализацией производительных сил, созданием системы международных экономических отношений, формированием межнациональных механизмов, регулирующих экономические отношения между странами.

Вторая половина XX в. характеризуется нарастанием процессов интернационализации и транснационализации производства, услуг, капитала, трансферта технологий, либерализацией международной кредитно-финансовой сферы, повышением роли международных экономических организаций. Такие преобразования основываются на новой инфраструктуре. По экономическому содержанию интернационализация есть международный аспект общеисторического процесса обобществления производства. Неуклонное углубление общественного разделения труда и параллельное развитие различных форм взаимодействия и обмена его результатами способствуют усилению целостности, внутренней взаимосвязанности данной хозяйственной системы (локальной, национальной или мировой).

В XXI в. миропорядок определяется: ускорением движения международных факторов производства, которое породило новые направления интернационализации производства и финансов. Они включают ныне в свою орбиту не просто территории, как это происходило на предыдущих этапах, а хозяйствующие субъекты разных стран, действующие в различных сферах производства, торговли, обслуживания и т.п.; усилением динамизма процессов интернационализации. Динамизм непосредственно ведет к взаимопроникновению капиталов различных стран в разных формах и проявлениях; в свою очередь эти процессы способствуют укреплению взаимозависимости национальных экономик, синхронизации их развития, эволюции и проявлениям в мировом финансово-экономическом кризисе. В результате такого мирового развития сформировались могущественные автономные и инерционные силы, которые блокируют усилия национальных государств и международных организаций по преодолению кризисного развития; глобализация породила могущественные силы, которые на грани выхода из-под контроля мирового рынка (международных организаций типа ВТО, МВФ, Всемирного банка).

Свободное перемещение капиталов, товаров, услуг, рабочей силы в секторах мирового капитализма, ускоренное развитие новых процессов международного разделения труда привели к особой интенсификации интегрированности "стран триады" (США, ЕС, Японии) и новых индустриальных стран, при этом большинство развивающихся стран остается вне сферы развития, и на долю их в мировой торговле приходится незначительная ее часть. Речь идет о глобальной рыночной конкуренции, которая все больше исключает национальные рычаги государственного регулирования.

Следует подчеркнуть особое значение и заинтересованность США в динамизме глобализации мирохозяйственных процессов. Огромная экономическая мощь, рост в использовании инноваций и их распространении по всему миру в управленческой, технологической и финансовой сферах превратили их во флагман мировой экономики. Лидирующая роль США обусловлена, прежде всего, тем обстоятельством, что самое значительное число ТНК, причем наиболее могущественные из них, - американские, либо контролируемые американским капиталом.

Если в США, Японии и других государствах "семерки" идут процессы централизации, продолжается формирование разветвленных механизмов государственного регулирования, то на периферии насаждается идеология тотальной либерализации, создающей возможность через управляемый хаос внедрять механизм неэквивалентного обмена. Идеологическим обоснованием проводимой политики в течение уже многих десятилетий служит теория радикального либерализма, основной целью которой является втягивание соответствующих стран в режим неэквивалентного внешнеэкономического обмена и долговую зависимость.

Сегодня мир имеет перед своими глазами страну - Соединенные Штаты Америки, которая по экономической, военной, информационной мощи четко заявила свои претензии на статус единственной супердержавы ("Мы - самые передовые, мы - эталон для всеобщего подражания"). Однако с учетом развернувшегося и нарастающего движения к построению многополярного мира с наличием нескольких взаимодополняющих центров такой путь не имеет шансов на успех.

Национальные интересы любой страны диктуют выбор соответствующих приоритетов международного сотрудничества. В странах, претендующих на самостоятельное развитие, процессы открытия национальных рынков, привлечения иностранного капитала, международной кооперации находятся под национальным контролем. Вместе с тем в условиях современной научно-технической революции чрезмерный протекционизм как никогда чреват отсталостью и утратой сравнительных преимуществ.


Список использованной литературы

 

1. Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие. - М.: ПРИОР, 2007.

2. Буглай В.Б., Ливенцев Н.Н. Международные экономические отношения: Учебное пособие. - М.: Экономика, 2008.

3. Киреев А.П. Международная экономика. - М.: АСТ, 2008.

4. Колесов В.П., Кулаков М.В. Международная экономика: Учебник. - М.: Экономика, 2009.

5. Кудров В.М. Мировая экономика - М.: БЕК, 2007.

6. Международные экономические отношения: Учебник для вузов / Под ред.В.Е. Рыбалкина. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.

7. Международные экономические отношения: Учебник для вузов / Под ред. проф. Е.Ф. Жукова - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.

8. Миклашевская Н.А., Холопов А.В. Международная экономика. - М.: ПРИОР, 2009

9. Мировая политика и международные отношения: Учебное пособие / Под ред. С.А. Ланцева, В.А. Ачкасова. - СПб.: Питер, 2007.

10. Мировая экономика: Экономика зарубежных стран: Учебник / Под ред. д. э. н., проф.В.П. Колесова и д. э. н., проф.М. Н, Осьмовой. - М.: Флинт, 2008.


[1] Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие.- М.: ПРИОР, 2007. – С. 87.

[2] Мировая политика и международные отношения: Учебное пособие / Под ред. С.А. Ланцева, В.А. Ачкасова.- СПб.: Питер, 2007. – С. 85.

[3] Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие.- М.: ПРИОР, 2007. – С. 93.

[4] Мировая политика и международные отношения: Учебное пособие / Под ред. С.А. Ланцева, В.А. Ачкасова.- СПб.: Питер, 2007. – С. 115.

[5] Буглай В.Б., Ливенцев Н.Н. Международные экономические отношения: Учебное пособие.- М.: Экономика, 2008. – С. 74.

[6] Мировая экономика: Экономика зарубежных стран: Учебник / Под ред. д.э.н., проф. В.П. Колесова и д.э.н., проф. М.Н, Осьмовой.- М.: Флинт, 2008. – С. 145.

[7] Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие.- М.: ПРИОР, 2007. – С. 57.

[8] Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие.- М.: ПРИОР, 2007. – С. 95.

[9] Мировая политика и международные отношения: Учебное пособие / Под ред. С.А. Ланцева, В.А. Ачкасова.- СПб.: Питер, 2007. – С. 117.

[10] Колесов В.П., Кулаков М.В. Международная экономика: Учебник.- М.: Экономика, 2009. – С. 145.

[11] Киреев А.П. Международная экономика. – М.: АСТ, 2008. – С. 68.

[12] Кудров В.М. Мировая экономика - М.: БЕК, 2007. – С. 183.

[13]Мировая политика и международные отношения: Учебное пособие / Под ред. С.А. Ланцева, В.А. Ачкасова.- СПб.: Питер, 2007. – С. 85.

[14] Киреев А.П. Международная экономика. – М.: АСТ, 2008. – С. 75.

[15] Миклашевская Н.А., Холопов А.В. Международная экономика.- М.: ПРИОР, 2009. – С. 95.

[16] Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие.- М.: ПРИОР, 2007. – С. 95.

[17] Международные экономические отношения: Учебник для вузов / Под ред. В.Е. Рыбалкина.- М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. – С. 138.

[18] Международные экономические отношения: Учебник для вузов / Под ред. проф. Е.Ф. Жукова – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. – С. 74.

[19] Киреев А.П. Международная экономика. – М.: АСТ, 2008. – С. 67.

[20] Кудров В.М. Мировая экономика - М.: БЕК, 2007. – С. 84.

[21] Кудров В.М. Мировая экономика - М.: БЕК, 2007. – С. 85.

[22] Кудров В.М. Мировая экономика - М.: БЕК, 2007. – С. 87.

[23] Международные экономические отношения: Учебник для вузов / Под ред. проф. Е.Ф. Жукова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. – С. 157.

[24] Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие.- М.: ПРИОР, 2007. –            С. 97.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.