Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

О принципах государственной политики поддержки и социальной защищённости личности и семьи





С началом формирования систем социального обеспечения в первой половине ХХ века[36] во многих странах они превратились в фактор опасности для самого общества, поскольку в исторически сложившейся культуре стали стимулировать в обществе паразитизм, беззаботность и безответственность.

Без особых натяжек можно утверждать, что в сложившихся условиях: какова бы ни была семья по её образу жизни и характеру деятельности взрослых, она домогается поддержки (прежде всего финансовой) со стороны государства и других общественных институтов, в большинстве случаев не считая себя обязанной государству и остальному обществу ничем; а подчас, не считая себя чем-либо обязанной и по отношению к своим же детям и старикам-родителям.

Фактически (исторически реально) требования многих людей (персонально) и семей к поддержке их со стороны государства и других общественных институтов выражаются в широко известном афоризме: «Не учите меня жить — лучше помогите материально».

Если государство подчиняется этому (по существу ультимативно-террористи­ческо­му) требованию, то система социальной защиты личности и семьи обращается в свою противоположность — систему взращивания массовых паразитизма, беззаботности и безответственности.

Это касается как адресной поддержки семей, так и общих гарантий со стороны государства по отношению ко всем своим гражданам и легально проживающим иностранцам.[37]

Поэтому общие гарантии со стороны государства, а тем более — адресная помощь, для того, чтобы быть общественно безопасными и полезными, должны выражать принцип: «Прежде всего, учим жить, а потом —в зависимости от восприимчивости к обучению— помогаем материально (предоставлением бесплатных услуг и продукции либо оплачивая ваши счета)».

Но чтобы этот принцип работал, необходимо:

· видеть реальные проблемы общества, людей и семей;

· называть их своими, а не иносказательными именами (и уж тем более не делать вид, что этих проблем нет в жизни или что затрагивать их — «неприлично»: в социологии не может быть «неприличных» тем и вопросов, поскольку после гласного (или по умолчанию) признания каких-то тем «не­при­ли­ч­ными», запретными или «не существующими», социология перестаёт быть наукой, а исключённые из её рассмотрения проблемы способны взять общество за горло и задушить его);



· знать, как эти проблемы возникают, как они могут быть преодолены или сведены к социально не значимому (в смысле безопасности для будущих поколений) уровню их проявлений;

· уметь учить столкнувшихся с проблемами людей выявлять и преодолевать проблемы;

· уметь оказывать помощь людям в выявлении и преодолении проблем;

· не брезговать и массовыми репрессиями (в случае если уровень проявлений проблем признаётся государством общественно недопустимым, т.е. опасным для будущего общества) в отношении тех, кто предпочитает не освобождаться от проблем, а эксплуатировать статус «жертвы проблемы» или продолжает быть проблемой для окружающих.

Это касается, прежде всего, «бомжей», алкоголиков, наркоманов, преступников-рецидивистов — состоявшихся и потенциальных — всех тех, для кого разнородная антиобщественная деятельность — норма жизни и источник доходов. Также это касается и «генераторов проблем»: и среди них, — прежде всего, — заправил пивного, вино-водо­ч­но­го и табачного бизнеса, их прихлебателей в СМИ, в социологической науке и в органах государственной власти: они мешают жить нам всем, а жертвами их бизнеса и некоммерческой дея­тель­ности становятся дети и внуки ныне активных поколений[38].

Все эти категории лиц, хотя и являются греховным порождением всего общества и его государства, но всё же терпимость по отношению к ним не может быть беспредельной: во-первых, будущие поколения не должны повторить их судьбы и для этого они должны быть защищены от их пагубного растлевающего влияния (это подразумевает, прежде всего, необходимость защиты от растлевающего влияния журналистики, искусств и социологии); во-вторых, жизнь людей в настоящем должна быть защищена от системообразующего агрессивного паразитизма и безответственности названных категорий общественно проблемных лиц.


5. Репрессии:
как средство самозащиты общества
либо как суть политики

Иными словами, «миловать злых — значит притеснять добрых» (Саади), поэтому социально ориентированное государство не в праве миловать злых в ущерб добрым, хотя именно на этом настаивают многие “правозащитники” — индивидуалисты-мора­ли­за­то­ры: они готовы принести всё общество в жертву личности, реально или мнимо ущемлённой в возможностях приносить зло другим людям, однако не желая при этом самим посвятить свою жизнь работе в разного рода реабилитационных центрах (исправительно-трудовых учреждениях) для названных категорий общественно проблемных лиц и принять на себя какую бы то ни было ответственность за последующее поведение тех, кто прошёл реабилитацию под их началом и опёкой.

По существу это означает, что такого рода “правозащитники” — циники и лицемеры.

Слово «репрессия» происходит от позднелатинского «repres­sio» — подавление, что может означать не просто подавление всего того, что не приемлемо правящему тираническому режиму, но подавление объективно неправедного общественно опасного образа жизни; и не обязательно путём уничтожения его носителей. Поэтому в данном контексте «репрессии» не подразумевают в обязательном порядке физическую ликвидацию тех или иных лиц и социальных групп как «высшую меру социальной защиты»[39]. Но изоляция в исправительно-трудовых учреждениях проблемных субъектов от общества, в том числе и в массовом порядке, на сроки от 3 до 15 лет (в зависимости от скорости изменения политической и общекультурной ситуации в обществе и личностных качеств самих репрессируемых субъектов) может быть общественно и государственно полезной. То же касается и лишения права занимать те или иные должности как в государственном секторе экономики, так и в частнопредпринимательском и заниматься той или иной профессиональной деятельностью (журналистикой, театральной и кинорежиссурой, преподаванием в школах и вузах, включая разработку учебных программ и написание учебников)[40].

Это подразумевает, что цель «репрессий» — не месть, не стремление посеять страх в обществе в целом или в тех или иных социальных группах, не втоптать человеческое достоинство репрессируемых в «лагерную пыль» или унизить их как-то иначе, а в том, чтобы:

· во-первых, без помех с их стороны за время их изоляции от общества произвести в обществе общекультурные изменениятакого характера, что по возвращении в общество репрессируемых прежнему их — общественно неприемлемому — образу жизни не будет места;

· во-вторых, провестис репрессируемымитакуюработу, в процессе которой они за время изоляции от общества изменились бы нравственно-психологически, освоили бы знания и общекультурные навыки, позволяющие им беспроблемно войти в жизнь изменившегося в их отсутствие общества.

К такого рода «репрессиям» нынешнее государство и общество не готовы в силу того, что государственность не определилась в понимании справедливости: в таком понимании, в котором государственность была бы поддержана в повседневности большинством общества, и прежде всего, — теми кто живёт на одну честно зарабатываемую зарплату (тем более, если её размер не превосходит среднестатистической).

Если государственность не определилась в том, что справедливо, а что нет, и подавляющее большинство тех, кто живёт на одну зарплату (тем более, если её размер не превосходит среднестатистической), не поддерживает государственность в её декларациях справедливости, подтверждаемых реальной политикой в местном, региональном и общегосударственных масштабах, то в репрессиях, которые становятся средством сохранения власти кланов правящей в государстве мафии, начинает выражаться сама государственная антинародная политика как таковая.

Если же государственность определилась в понимании справедливости и поддержка общества есть, то «репрессии» как таковые не могут быть ни целью, ни главным содержанием политики, которому должно быть подчинено всё прочее, но репрессии могут быть в некоторых исторических обстоятельствах средством поддержки содержательно определённой политики развития культуры общества в процессе преодоления того или иного кризиса[41].

Политически конкретно всё сказанное в этом разделе в совокупности означает необходимость проведения государством осмысленной определённой стратегии в области развития культуры вообще и этики в особенности. И частью такого рода стратегии должна быть политика поддержки семьи и защиты от растления подрастающих поколений.


Главная проблема общества

Главная проблема всей глобальной цивилизации и России, в частности, состоит в том, что исторически сложившаяся куль­тура не обеспечивает достижение человечного типа строя психики(в ранее определённом смысле) подавляющим большинством людей к началу их юности[42]. Однако эта проблема обладает своей внутренней структурной организацией, без понимания которой её разрешить невозможно.

Дело в том, что первые три из названных ранее типов строя психики, характерные для взрослых людей в господствующей ныне культуре, представляют собой следствие остановки индивида в естественном нравственно-психологическом личностном развитии на той или иной возрастной фазе. Действительно:

· поведение младенцев и малышей большей частью обусловлено врождёнными рефлексами и инстинктами — во взрослом состоянии это характерно для животного типа строя психики;

· в возрасте несколько постарше ребёнок начинает перенимать у взрослых нормы исторически сложившейся культуры, особо не задумываясь об их назначении и происхождении, — во взрослом состоянии это характерно для строя психики «зом­би», биоробота;

· потом пробуждаются разум и воля, ребёнок пробует себя в тех или иных видах творчества и не всегда сообразуется с нормами культуры взрослых, часто делая вызов культуре взрослых и переступая через её нормы в целях «самоутверждения», — во взрослом состоянии это характерно для демонического типа строя психики;

· и на дальнейшем этапе личностного развития подросток сталкивается с проблемой достижения лада в своих взаимоотношениях с другими людьми и Жизнью в целом — если эта проблема разрешается им жизненно состоятельно, то это эквивалентно выходу из демонизма и достижению четвёртого типа строя психики — человечного, в котором индивид и продолжает жить остальную часть своей взрослой жизни на основе веры Богу, стараясь осуществить свою жизненную миссию в русле Промысла.

В отличие от четырёх названных типов строя психики, тип строя психики «опущенный в противоестественность» представляет собой уклонение в личностном развитии в тупиковом направлении, которое происходит до того, как индивид достигает человечного типа строя психики.

Причинами такого рода уклонения человека от магистрального пути личностного развития являются:

· его собственные наследственные предпосылки — информация и алгоритмика поведения, свойственная родовому духу (коллективному биополю рода (клана), в котором родился человек), «загруженные» в родовой дух в результате деятельности предшествующих поколений[43];

· влияние социальной среды, которое в свою очередь, включает в себя четыре потока воздействия, не равнозначных по своему характеру:

Ø воздействие семьи;

Ø непосредственное общение с другими людьми и, в особенности, — со сверстниками в процессе подражания детей и подростков взрослым и в состязательности детей и подростков друг с другом;

Ø конкретное течение жизненных обстоятельств, формируемое во многом политикой государства, а равно отсутствием таковой в тех или иных областях жизни общества;

Ø культура общества и субкультуры социальных групп, в которых растёт ребёнок, а потом — подросток.

Причём последний фактор — культура общества и субкультуры социальных групп — является объемлющим по отношению к трём предыдущим в том смысле, что во-первых, политика государства является во многом выражением исторически сложившейся культуры и, во-вторых, с проявлениями культуры в повседневной жизни так или иначе сталкиваются все семьи и все члены семей индивидуально. Политика государства[44], в свою очередь, также является фактором, довлеющим над жизнью всех семей и всех их членов, поскольку она во многом формирует возможности проявления людьми инициативы и определяет успех и неуспех их деятельности в сложившихся обстоятельствах. Воздействие семьи и непосредственное общение с другими людьми — факторы равнозначные (в том смысле, что ни один из них не является объемлющим по отношению к другому), но по силе своего воздействия на личность ребёнка или подростка — разные, поскольку результаты этого воздействия определяются как характером семьи, так и характером окружения. Поэтому:

Порочная культура и политика государства — это те факторы, от воздействия которых эффективно защитить самих себя и детей в последующих поколениях (как своих, так и чужих — все дети Божии) может далеко не каждый человек и не каждая семья.

Соответственно порочные культура и политика государства объективно воспроизводят опущенный в противоестественность тип строя психики и в этом их свойстве выражается их объективная порочность[45].

Кроме того, носители опущенного в противоестественность типа строя психики по своему составу не однородны. Вне зависимости от употребляемых ими дурманов (алкоголь, табак, другие наркотики) и частоты употребления (неоднократно на протяжении дня или эпизодически на протяжении недели, месяца или года) в их составе можно выделить две качественно отличающиеся друг от друга группы:

· В первойупотребление дурманов носит характер только навыка поведения в том смысле, что физиологической зависимости от дурманов (в смысле стойкого изменения характера обмена веществ в организме и стойкого изменения психической деятельности под их воздействием) у субъекта не возникает (либо она ещё не успела возникнуть), но если нормы культуры или субкультуры требуют в той или иной определённой ситуации принять дурман, то субъект принимает дурман, подчиняясь общепринятому в этой субкультуре правилу (дни рождения, свадьбы, поминки, годовщины различных событий — чуть ли не обязывают; звёздочки на погоны, ордена, диссертации — обмыть и т.п.; коллективные перекуры-разговоры, сигарета как повод к установлению знакомства и началу общения — из этой же области).

· Во второй — систематическое или однократное употребление дурманов привело к возникновению физиологической зависимости от них в смысле стойкого изменения характера обмена веществ в организме и стойкого из­менения психической деятельности субъекта.

В частности, по отношению к возникновению алкогольной зависимости попадание того или иного определённого субъекта во вторую группу, во многом определяется его генетикой: некоторая часть населения несёт в себе генетическую запрограммированность возникновения физиологической зависимости от алкоголя в случае, если алкоголь попадает в их организм систематически, — например, чуть ли не ежедневно в количествах, соответствующих его содержанию в полулитре пива[46].

Повторим ещё раз. Употребление дурманов вредоносно для общества, как минимум, в следующих аспектах:

1. В результате воздействия дурманов на психику — даже при однократном их приёме — искажается психическая деятельность, что влечёт за собой:

Ø снижение общего уровня дееспособности и работоспособности людей на некоторое время (и это может оказать решающее воздействие на судьбы общества в каких-то обстоятельствах: например, надо идти в бой, а все перепились — враг ждать не будет, пока они опохмелятся или протрезвеют),

Ø рост статистики совершаемых ими разного рода ошибок, что сопровождается нанесением ущерба как им самим, так и окружающим.

2. После воздействия многих дурманов (алкоголь, большинство других наркотиков помимо табака) субъекту необходимо более или менее продолжительное время для восстановления его прежнего уровня дееспособности и работоспособности[47], но это оказывается не всегда возможным как вследствие сопутствующих обстоятельств, так и вследствие необратимого ущерба, понесённого субъектом в то время, пока он находился под воздействием дурманов.

3. При возникновении зависимости от дурманов частота возобновления потребности в их приёме диктует ритм жизни и трудовой деятельности опущенного субъекта. Это обстоятельство закрывает для опущенных многие виды трудовой деятельности и скрывает от них многие стороны жизни в особенности в тех случаях, когда для вхождения в них требуется времени больше, чем продолжительность пауз между позывами к употреблению дурманов (или продолжительность интервалов между календарными ритуально обязательными выпивками пусть даже и «по чуть-чуть»); а также тогда, когда для вхождения в них требуется определённый строй психики[48].

4. Дурманы — один из генераторов преступлений против личности и против народа, человечества, биосферы и т.д. по восходящей[49].

5. Большинство дурманов разрушает генетику своих потребителей и, как следствие, уничтожает потенциал здоровья и творческих способностей биологических потомков носителей опущенного типа строя психики[50].

6. Вследствие того, что вредоносным последствиям техногенных катастроф (некоторая часть из которых — результат деятельности опущенных под воздействием дурманов)[51] подвергаются многие окружающие, то неизбежно разрушается генетика, потенциал здоровья и творческих способностей остального более или менее психически и генетически здорового общества.

Соответственно названным обстоятельствам, если государство — как один из главных действующих факторов управления делами общественной в целом значимости — признаёт вредоносность употребления дурманов людьми[52], то в основе государственной политики в области развития культуры в целом должна лежать пропаганда абсолютной трезвости по отношению ко всем дурманам как нормы жизни всякого человека. И под воздействием этой пропаганды люди должны оказываться уже в детсадовском возрасте. Этому же требованию должны быть также подчинены:

· программы предварительного образования в детских садах;

· образовательные программы в школе, начиная с младших классов;

· информационная политика СМИ, проводимая прежде всего через индустрию кино[53], телевидение и рекламу[54].

Соответственно, пропагандируя абсолютную трезвость, государство не имеет нравственно-этического права на то, чтобы в государственном секторе экономики были предприятия, ориентированные на производство дурманов в объёмах, бóльших, нежели это требуется медицине[55] и некоторым другим отраслям[56]. Не имеет оно нравственно-этичес­кого права и на долевое соучастие в частных предприятиях такого рода.

Производство таких традиционных, вошедших в культуру дурманов, как табак и алкогольные напитки, должно быть вытеснено в частный сектор экономики и должно подавляться в нём средствами государственной политики по мере вытеснения порочных традиций из общества. Налоговая политика и политика в отношении медицинского страхования должны быть таковы, чтобы вести здоровый образ жизни было существенно выгоднее, нежели поддерживать даже в весьма малой мере систематически или эпизодически порочные традиции одурманивания себя и окружающих.

Эти меры необходимы для того, чтобы дать подрастающим поколениям, и прежде всего, — детям из семей опущенных родителей, иные образцы поведения; вывести детей из-под влияния опущенных родителей, чтобы дети обрели понимание того, что их родители не правы, что сами они должны и могут жить иначе; что родители виноваты перед ними, но при этом лучшее, что дети могут сделать сами, — простить ошибки прошлых поколений и удер­жать себя от того, чтобы безвольно — «автоматически» — повторить те же самые ошибки по отношению к будущим поколениями.

В случае успешности такого рода политики государства в области развития культуры, образования и деятельности СМИ, даже те, у кого генетически запрограммировано возникновение физиологической зависимости от дурманов (прежде всего — от алкоголя) сохраняют возможность прожить долгую интересную жизнь[57] без одурманивания и деградации, с пользой для самих себя, окружающих, потомков, и состояться в качестве носителя человечного типа строя психики, что создаёт надёжнейшую нравственно-психологическую основу для дальнейшего личностного развития и творчества; и соответственно — для дальнейшего развития культуры и общества в целом.

Причём речь идёт именно о пропаганде абсолютной трезвости, а не о выработке культуры употребления дурманов «в меру» (культурного пития: по отношению к алкоголю). Дело в том, что если пропаганда абсолютной трезвости лежит в основе культуры, то те, кто придерживается абсолютной трезвости по отношению к дурманам (алкоголю, табаку, другим наркотикам), — те никогда не станут носителями опущенного в противоестественность типа строя психики.

А вот если речь вести о пропаганде употребления дурманов «в меру», то субъективно допускаемая мера частоты (повторяемости) и доз употребления дурманов у каждого опущенного — своя; а поскольку употребление дурманов для некоторой части опущенных (в силу особенностей их генетики) неизбежно влечёт за собой возникновение физиологической зависимости от них по причине стойкого извращения дурманами физиологии обмена веществ и физиологии биопóля, то опущенные этой категории будут непрестанно воспроизводиться в новых поколениях, продолжая быть постоянно действующим фактором (как это имеет место ныне) растления последующих поколений и угрозой для общества, живущего на основе техносферы.

Высказанное в предыдущем абзаце — то обстоятельство, которое сторонники «куль­тур­ного пития» и прочего одурманивания «в меру» не понимают в большинстве своём по причине того, что они сами являются опущенными первой категории, которые нашли в дурманах лёгкое средство “уйти” от проблем жизни, “поднять настроение”, “снять стресс”, якобы “вывести радионуклиды” и т.п.

Те же, кто понимает неизбежность возникновения у части людей физиологической зависимости в процессе употребления дурманов «в меру», но настаивает на выработке именно «культуры пития» алкоголя и употребления прочих дурманов «в меру»[58], — циники, лицемеры, а по существу — мерзавцы, подталкивающие множество людей к пути, на котором их не ждёт ничего, кроме личностной жизненной катастрофы, и на котором они принесут множество бед окружающим и потомкам.

Если от этой проблематики возвращаться к вопросу о государственной стратегии поддержки семьи и защиты всех детей (т.е. в том числе и в «благополучных семьях») от растлевающего влияния взрослых опущенных, то при уклонении государства от пропаганды абсолютной трезвости по отношению ко всем дурманам без исключения как нормы жизни всякого человека, бескризисное развитие общества не может быть обеспечено потому, что:

· Во-первых, все носители опущенного в противоестественность типа строя психики (особенно те, кто впал в физиологическую зависимость от дурманов) — плохие биологические родители, дурные учителя и воспитатели, плохие работники, плохие политики, но очень эффективные паразиты и разрушители, по существу — преступники против своего и других народов.

· Во-вторых, опущенные, порабощённые физиологической зависимостью от дурманов, непрестанно воспроизводятся в процессе «культурного пития» и употребления прочих дурманов «в меру».

Поэтому при уклонении государства от пропаганды абсолютной трезвости по отношению ко всем дурманам как нормы жизни; при отказе государства сдерживать одурманивающий бизнес (начиная от рекламы табака, пива и т.п.) всякая политика поддержки семьи, защиты материнства и детства обречена протекать по принципу «нос вытащили — хвост увяз и так далее…» либо до исчезновения погрязшего в дури народа с лица Земли, либо до перехода этого народа к абсолютной трезвости всех.

Если же пропаганда абсолютной трезвости лежит в основе политики государства, то по мере увядания под воздействием политики государства порочных традиций культурного пития, курения и употребления прочих дурманов «в меру» — сокращается и интенсивность воспроизводства опущенных, порабощённых физиологической зависимостью от дурманов.

Переход же опущенных, не страдающих такого рода физиологической зависимостью от дурманов, к человечному типу строя психики — это вопрос:

· во-первых, распространения просвещения в обществе и,

· во-вторых, предоставления людям свободного времени за счёт государственных мероприятий по ограничению продолжительности фактического рабочего дня и рабочей недели, чтобы у людей оставались силы и свободное время для того, чтобы подумать о смысле своей жизни и личностно развиваться.


7. Внутренние источники разлада
в семьях [59]

Поскольку в нормальной семье взрослые люди — представители разных полов; а в семье нескольких поколений к тому же — и представители разных возрастных групп, то для того, чтобы государственная политика поддержки семьи и защиты детства была эффективной в смысле обеспечения человеческого воспитания новых поколений, необходимо понимать особенности психологии каждого из полов, в том числе и в проявлениях психологических особенностей мужчин и женщин в тех ролях, которые принимает на себя человек в семейной жизни.

В последние годы регулярно приходится слышать, что нынешняя глобальная цивилизация — цивилизация, в которой якобы доминирует «мужское начало», что выражается в её жизни как множество жестокостей, грубость и т.п.; а вот если бы ведущая роль принадлежала женщинам, то женщины, благодаря особенностям женской психологии (раз­ви­той ин­ту­иции, своей хозяйственности, материнской заботливости и т.п.) якобы придали бы образу жизни цивилизации совершенно иное качество, и жизнь стала бы спокойнее, благоустроеннее и лучше. Но вот, дескать, настаёт эпоха Водолея, и в ней роль жен­щины в жизни цивилизации будет решающей. Т.е. в ближайшей перспективе человечеству якобы предстоит переход от «патри­ар­ха­та» к «матриархату». В дейст­ви­тель­ности всё и в прошлом, и в настоящем, и в перспективах обстоит качественно иначе.

Начнём с того, что слово «матриархат» включает в себя как латинскую (mater (matris) — мать), так греческую (arche — начало, власть) составляющие: т.е. это слово — мешанина из разных языков, и это обстоятельство является одним из оснований для того, чтобы рассмотреть те явления в жизни обществ, которые принято именовать этим словом.

Традиционно подразумевается, что «матриархат» — такое течение жизни общества, в котором мужчины подчинены женщинам. Матриархат может быть явным, но может носить и скрытый характер. Если с явным матриархатом всё ясно — женщина открыто главенствует в обществе, — то в случае скрытого матриархата в обществе по всему зримому главенствуют в большинстве случаев мужчины. Однако при более углублённом рассмотрении вопроса о роли каждого из полов в жизни такого скрыто-матри­ар­хального общества выясняется, что мужчина — исполнитель желаний женщины; а женщина в мягком варианте — берёт на себя роль «вдох­новительницы мужчин на подвиги», в результате чего мужчина всё делает «как бы сам», но в интересах, которые сформированы женщиной; а в жёстком варианте — женщина берёт на себя роль «заградотряда», под психологическим давлением которого мужчина вынужденно совершает (даже вопреки его собственному разумению и мнению) то, чего хочется женщине, дабы мужчине не быть отвергнутым или растерзанным ею.

Но это приводит к вопросу:

А будучи в такого рода обстоятельствах «неформальным лидером» в семье, диктатором (или даже тираном), свободна ли сама женщина психологически?

— Нет. В основе так называемого «матриархата» как в явной, так и в скрытой формах лежит раскладка всего комплекса инстинктивных поведенческих программ биологического вида «Человек разумный» по психике представителей каждого из полов, в соответствии с которой мужчина в процессе воспроизводства биологического вида должен обслуживать женщину — родительницу и первичную воспитательницу будущих поколений. Чтобы эта миссия мужчины осуществлялась в автоматическом режиме, инстинктивно он подчинён психо­логически женщине. Это находит выражение в совсем не шуточной поговорке «никто не герой перед своей женой».

Однако и женщина является носительницей инстинктов. При этом инстинктивные программы поведения женщины отличаются от мужских и запрограммированы на то:

· чтобы вовлечь мужчину в секс с собой (для этого, прежде всего прочего, надо выделиться на фоне других женщин и обратить на себя внимание[60]);

· а потом подчинить женщину миссии обслуживания ребёнка в начальный период его жизни (вследствие чего дети «вьют верёвки» из своих матерей, а те этому только умиляются);

· кроме того, именно в инстинктах женщины запрограммирована внутривидовая конкуренция в притязании на исключительные права её самóй и её потомства на наилучшую территорию обитания (наилучшие условия жизни).

Соответственно инстинктивно подчинённый женщине — мужчина должен обеспечить захват и защиту «лучшего места под солнцем» (это инстинктивно обусловленный источник подавляющего большинства конфликтов невесток и свекровей, проистекающих из того, что в воззрениях обеих, на территории обитания семьи может быть только одна хозяйка-вожак; вторая должна либо искренне подчиниться, либо лицемерно имитировать покорность, либо уйти (возможно, что и в мир иной); а если обе женщины энергичны и обуреваемы инстинктами, то — война между ними будет протекать «до победы» одной из них в указанном смысле; либо до распада семьи в целом или только до распада младшей семьи; либо до перехода одной или обеих женщин к человечному типу строя психики).

Из этой инстинктивной подоплёки действий как мужчин, так и женщин, скрытой под множеством разнообразных культурных оболочек (традиций, ритуалов, этикета), и проистекает множество анекдотов о взаимоотношениях мужчин с жёнами и с любовницами, с тёщами; сказки рассказывают о печальной жизни беззащитных детей с мачехами при живом отце; а взаимоотношения невесток со свекровями заходят подчас настолько далеко, что про них нет даже анекдотов, а в жизни есть только слёзы жён и матерей, изливаемые обильными потоками на плечи одного и того же мужчины (по внутрисемейному положению: мужа — для одной и сына — для другой), переходящие в упрёки или грубость со стороны обеих в его же адрес.

Т.е. явный и скрытый «матриархат» во взаимоотношениях полов своей психологической основой одинаково имеет подчинённость личностной психики как мужчин, так и женщин животным инстинктам биологического вида «Человек разумный». И поэтому сами слова «матриархат» и «патриархат» как характеристика качества жизни общества при подчинённости психики составляющих его личностей их инстинктам — поверхностны, и по сути — ошибочны.[61]

Это означает, что такое общество живёт не в «матриархате», не в «патриархате», а в человекообразии, поскольку и мужчины, и женщины при подчинённости психики большинства из них животным инстинктам в качестве человеков не состоялись. Поэтому характеристики нынешней цивилизации как цивилизации, в которой якобы доминирует «мужское начало», — безосновательны, но точно также (если допустить сохранение и впредь доминирования инстинктивного в психике людей, т.е. их «животного начала») безосновательны и упования на то, что в эпоху Водолея сложится цивилизация, в которой будет доминировать «женское начало».

Для того, чтобы качество жизни земной цивилизации изменилось, необходим переход от доминирования «животного начала» к доминированию Божеского начала в человеке: как в мужчинах, так и в женщинах.

Но этот переход люди должны осуществить сами, своею волей, которая должна возобладать над инстинктами, однако не став при этом волей демонической, и на этой основе преобразить культуру общества.

А для выработки и проявления волевой целесообразности необходимо понимать конфликтологию семейной жизни. Однако для обретения такого понимания бесполезно читать произведения З.Фрейда, К.Юнга и прочих психологов, которые не различают типов строя психики[62], а лучше перечитать сказки и собрания анекдотов, памятуя о том, что при нечеловечных типах строя психики весь разлад, все унижения и конфликты в семьях проистекают из взаимной несовместимости различных программ поведения людей (как инстинктивных, так и культурно и интеллектуально обусловленных) в складывающихся житейских ситуациях.

Этой несовместимости программ поведения не было бы, если бы организация психики каждого из людей была генетически запрограммирована однозначно по животному типу — всё и всегда у всех подчинено инстинктам и соответственно взаимно дополняюще согласовано. Однако люди изменяются по типу строя психики:

· как в процессе личностного развития на протяжении всей жизни,

· так и переходя от одного типа строя психики к другим (подчас по нескольку раз на день), большей частью непроизвольно — под воздействием обстоятельств, одним из которых является включение психики субъекта в коллективную психику (эгрегор[63], коллективный дух), порождаемую на биополевой основе всяким персонально определённым множеством людей, имеющих нечто общее в настройке их биополей вследствие той или иной общности нравственности, мировоззрения, миропонимания, культурных навыков; эгрегоры порождаются на этой основе и в прямом общении, включая и семейную жизнь как одну из разновидностей систематического общения.

В жизни людей прослеживается определённое соответствие типу строя психики физиологии организма, мироощущения, мировоззрения и способа миропонимания личности.

Одной из особенностей нечеловечных типов строя психики является Я-центризм мироощущения, мировоззрения и миропонимания[64], который может носить как единоличный, так и коалиционно-корпоративный (кратковременный или продолжительный) характер: в том числе и в жизни человека в семье[65]. В очищенном от разнородных наслоений виде Я-центризм, сложившийся на основе алгоритмики инстинктивного поведения, выражается в притязании: «Весь Мир — лишь для меня (для нас[66]): все и всё должны служить мне (нам)!» (либо в более краткой форме рекламного слогана “Пепси”: «Бери от жизни всё!»), — что сдерживается и ограничивается в Жизни аналогичными по существу притязаниями других носителей такого же мироощущения, мировоззрения и миропонимания, а также и не подвластными ни тем ни другим объективными и субъективными обстоятельствами.

При всех нечеловечных типах строя психики у женщин такого рода притязания выражаются более или менее единохарáктерно (если по сути, то «я на свете всех милее, всех прекрасней и умнее… я достойна лучшего»[67]), хотя и не единообразно (т.е. формы выражения могут быть разными: одна в распущенности тела и духа размалёвана яркой косметикой и обвешана блестящими «бубен­чи­ками», шумна и во многом похожа на пожарную машину начала ХХ века, — другая, претендуя быть «богиней», строга в изощрённости и отточенности своего стиля, начиная от повсеместной эпиляции, которая не распространяется только на ресницы и причё





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.