Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Волны» демократизации: хронологические рамки, причины.




В начале 90-х годов в политическую науку вошло новое понятие – волны демократизации. Оно отражает межстрановое пространство-время демократического процесса. Важное значение в разработке теории волн демократического процесса и анализа его современной волны принадлежит уже упоминавшемуся известному американскому политологу, директору американского Института стратегических исследований Гарвардского Университета С. Хантингтону, который в вышедшей в 1991 г. монографии “Третья волна. Демократизация в конце XX века” дал развернутую и целостную картину происходящих в современном мире изменений, проанализировав предпосылки, ход и перспективы перехода от тоталитаризма и авторитаризма к демократии.

В целом отмечается три волны демократизации, каждая из которых характеризовалась своими историческими условиями, особенностями течения, своими причинами укрепления демократии в отдельных странах и регионах и неудачных демократических опытов - в других.

Волны и риверсивные волны: 1волна-1820-1926 29 демократий, 1926-1942 12 демократий, 2я волна- 1942-1962 36демократий, 1960-1975 6, 3я волна-1975 по настоящее время около 40 демократий.

Первая волна демократизации привела к становлению 29 демократий, характеризующихся парламентаризмом, партийной системой и широким избирательным правом. Реверсивная волна связана с возникновением фашизма и возвращением ряда стран к авторитарным режимам или установлением нового для политики тоталитарного режима.

Вторая волна демократизации начинается во время второй мировой войны; становление демократии определяется антиколониальным движением и победой над фашизмом. 36 стран были включены в демократический мир к началу 60-х годов, однако в дальнейшем наблюдается реверсивное движение, в некоторых странах устанавливаются военные режимы и режимы «нового авторитаризма» (Греция и Чили, например).

Третья волна демократизации начинается с разрушения авторитарных режимов в Греции (1974), Португалии (1975) и Испании (1977), затем захватывает Латинскую Америку (Доминиканская Республика - 1975, Гондурас - 1982, Перу - 1988), некоторые страны Азии (Турция - 1983, Филиппины - 1986, Ю. Корея - 1988) и, наконец, «снежным комом» обрушивается на Восточную Европу (Венгрия, Польша, Чехословакия, Болгария - 1989, Россия, Украина - 1991 и т.д.).

Уже в 1988 г. Тату Ванханен, который провел тщательный анализ условий демократизации в 80-е годы и классифицировал политические режимы на основе индикаторов политической конкуренции и участия, отмечал рост числа демократических стран в мире.

Переломными для демократизации в мире были 80-е годы, а именно, первая их половина (число демократий увеличилось к 1984 г. на десять единиц). Здесь существенное приращение произошло за счет Латиноамериканского континента (Перу, Гондурас, Боливия, Аргентина, Бразилия) и других регионов.

Содержание «третьей волны» демократизации.

В начале 90-х годов в политическую науку вошло новое понятие – волны демократизации. Оно отражает межстрановое пространство-время демократического процесса. Важное значение в разработке теории волн демократического процесса и анализа его современной волны принадлежит уже упоминавшемуся известному американскому политологу, директору американского Института стратегических исследований Гарвардского Университета С. Хантингтону, который в вышедшей в 1991 г. монографии “Третья волна. Демократизация в конце XX века” дал развернутую и целостную картину происходящих в современном мире изменений, проанализировав предпосылки, ход и перспективы перехода от тоталитаризма и авторитаризма к демократии.

Концепция «третьей волны демократизации» базируется на следующих основных предпосылках:

1- переход к демократии в различных странах трактуется как глобальный процесс, т.е. между различными переходными процессами и формами демократизации можно не только отметить нечто общее, но и рассмотреть их как частные случаи мирового политического движения. А это значит, что на форму, интенсивность, характер переходных демократических процессов оказывают влияние не только национальные исторические, экономические, социальные и культурные условия, но и фактор международный. Глобализация процесса демократизации выражается и в том, что ни одна страна (даже если в ней и продолжает сохраняться иной тип политического режима, нежели демократический) не может не испытывать влияния общего демократического движения. Можно также сказать, что третья волна демократизации захватывает и сферу международных отношений, наполняя их демократическим содержанием.

2- предложенная концепция демократизации рассматривает демократию как самоценность, не связывая ее установление с прагматическими, инструментальными целями. Хотя на практике на демократические институты часто возлагают решение экономических и социальных задач, однако отмечается явная тенденция рассматривать демократию не просто как более предпочтительную в данных усло-виях форму политического устройства, а как потребность саму по себе.

3 - концепция базируется на идее плюральности возможных форм демократического порядка. В этом отношении возникает двойственная задача: с одной стороны, защита и обнов-ление европейского либерализма, с другой стороны, формирование толерантности к иным формам демократического устройства.

4 - демократизацией в конце XX в. не заканчивается процесс перемен в мире, не завершается история демократии. В этом смысле концепция «третьей волны» базируется на предпосылке синусоидального характера демократического процесса, т.е. как возможного реверсивного движения (часть стран может откатиться назад), так и возможной «четвертой волны», но уже в XXI в. 5- важной интеллектуальной установкой исследователей третьей волны демократизации является оптимизм, убеждение в непре-одолимости в конечном итоге движения к демократии в различных странах.

Общие условия третьей волны демократизации:

1. Делегитимация (процесс, противоположный легитимации. Сопровождается утратой доверия, лишением политики и власти общественного кредита) авторитарных режимов, зависимость этих режимов от успешной политики и их неспособность достигнуть «легитимности действия» из-за экономических (и иногда военных) неудач.

2. Беспрецедентный глобальный экономический рост в 60-е годы, когда выросли жизненный стандарт, образование и значительно вырос городской средний класс во многих странах.

3. Глубокий перелом в доктрине и деятельности католической церкви, проявленный на втором Ватиканском Соборе 1963-1965 гг., и переход национальных католических церквей от защиты статус-кво к противодействию авторитаризму.

4. Перемены в политике действующих на международной арене сил, особенно Европейского Сообщества, США и Советского Союза.

5. «Снежный ком» или демонстрационное воздействие перехода первых в третьей волне стран на стимулирование и обеспечение моделей для соответствующих усилий демократизации.

Измерение демократии.

Идеальная демократия трудно поддаётся измерению.

В измерении уровня демократии выделяются два направления.

Первое стремится использовать объективные параметры: явку на выборах, состав законодательных органов, обеспечение избирательного права.

Второе опирается на экспертные оценки честности выборов, свободы выражения взглядов, доступности и защищённости альтернативных источников информации, ограничений на деятельность политических организаций и т. д.

Одной из первых попыток эмпирического анализа демократии является исследование политического развития, осуществленное Ф. Катрайтом и опубликованное им в 1963 г. В основу индекса политического развития был положен критерий формирования государственных институтов (законодательной и исполнительной власти). В соответствии с данным критерием был оценен уровень политического развития в 77 странах, исключая

африканские, в период с 1940 – 1960 гг. Ф.Катрайт ввел оценочную шкалу от 0 до 3 баллов, с помощью которой оценивается соответствие процесса формирования государственных институтов принципу демократии. При этом максимальной ценкой в 2 балла оценивалась законодательная власть в тех государствах, где нижняя палата

парламента или весь парламент состоит из представителей двух или более партий, а партийное меньшинство занимает не менее 30% всех мест. 1 балл приписывался тем государствам, где существует парламент, в состав которого входят представители более одной партии, однако меньшинство в парламенте составляет менее 30%. 0 баллов за законодательную власть получали те государства, где присутствовали следующие условия: парламент не существует или был упразднен; в парламенте представлена одна партия; деятельность парламента подчинена военным или иной

политической силе.

Исполнительная власть в исследуемых государствах оценивалась в 1 балл, если государством управляет глава исполнительной власти, который получил пост на основе многопартийной конкуренции, и при этом сохраняется условие получения 2

баллов законодательной властью. 0,5 балла получали те государства, в которых глава исполнительной власти был избран, но не соблюдались условия для получения 1 балла. И, наконец, «0» баллов приписывалось тем государствам, где парламент прекратил существование, а государство управляется традиционным правителем.

1967 год – Д. Нейбауэр – индекс демократического действия.

(Индекс – это некая формула)

Индекс демократического действия основывающийся на двух переменных – электоральном равенстве и электоральной конкуренции (доля времени правления одно партии).

По мнению Д. Нейбауэра, наиболее значимыми индикаторами при построении индекса демократического действия являются:

1. Процент взрослого населения, имеющего право голоса. Государства занимают высокие

позиции по данной шкале, если в них обеспечивается максимальное участие взрослого населения в электоральных процедурах.

2. Равенство представительства. Имеется в виду соблюдение одного из принципов демократии «один человек – один голос», в соответствии с которым голоса избирателей должны иметь равный вес при выборе кандидатов.

3. Информационное равенство. Сам автор признает, что выразить данный индикатор в величинах является трудной задачей. Тем не менее, Д. Нейбауэр предложил формулу: произведение количества газет разных собственников и отношения их среднего тиража к размеру столицы.

4. Конкуренция. По мнению Д. Нейбауэра, конкуренция существует в тех странах, которые обеспечивают реальную возможность занятия оппозицией правительственных постов. Для измерения конкуренции ученый предложил два

критерия: процент времени правления доминирующей партии в заданный период времени и средний процент голосов, полученных побеждающей партией.

ИДД = cnt/abds

Электоральная конкуренции:

a - % доля партий

b – средний процент голосов партий, победивших на выборах

Электоральное равенство:

c – процент взрослого населения, имеющего право голоса

d – амплитуда искажения

e – информационное равенство

e = NT / % (S)

N – кол-во газет

T – средний тираж

S – доля населения от общего населения

Измерением демократизации политических систем наряду с Ф. Катрайтом и Д. Нейбауэром занимался и финский ученый Т. Ванханен.

Индекс демократизации Т. Ванханена базируется на двух переменных – политическом участии и политической конкуренции.

При построении индекса демократизации Т. Ванханен использовал два индикатора – уровень конкуренции и уровень электорального участия.

Уровень конкуренции (К) устанавливается по доле голосов, полученных малыми оппозиционными партиями на парламентских или президентских выборах.

Этот индикатор подсчитывается так: из ста процентов вычитается процент голосов, полученных правительственной партией (блоком партий). Такая же последовательность действий предпринимается в отношении результатов первого тура

президентских выборов. Затем высчитывается среднее арифметическое полученных величин. К = % оппозиции партий + % оппозиции президента / 2

Уровень электорального участия (У) определяется как доля населения, участвовавшая в выборах, причем процентная доля подсчитывается от всего населения страны.

У = явка / население

Индекс демократизации вычисляется по следующей формуле:

ИД = У*К/100

Одним из наиболее поздних и активно используемых индексов демократии является индекс институциональной демократии, предложенный Т. Гарром. Исследования уровня демократизации при помощи индекса Тед Гарр проводил совместно с Джаггерсом. Ученые использовали пять индикаторов:

1) конкурентность политического участия;

2) контроль над политическим участием;

3) конкурентность формирования исполнительной власти;

4) открытость формирования исполнительной власти;

5) ограничение деятельности главы исполнительной власти.

По их мнению, чем более открытым является политическое участие, тем более существенными являются границы, налагаемые на деятельность исполнительной власти, что, в свою очередь, свидетельствует о высокой корреляции между демократическими институтами и демократической практикой.

Для измерения степени демократичности политической системы Гарр и Джаггерс ввели шкалу от 0 до 10, где каждому из пяти индикаторов соответствует его мера.

 





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов. Обратная связь с нами...