Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Инфляция в первый месяц 2009 года





Если в прошлом году рост инфляции эксперты объясняли в основном увеличением тарифов на услуги, то теперь "виновны" и потребительские цены. Например, сахарный песок "подрос" на 6,5 процента, а чай - на 1,2 процента. Сильно выросли цены на молочные сухие смеси для детского питания, замороженную рыбу, мясные консервы, рис и соль. Да и плодоовощная продукция подорожала на 1,3 процента.

Но и тарифы по традиции в январе поднялись. За отопление россиянам приходится платить почти на четырнадцать процентов больше, за электричество - больше на двадцать один процент. Плата за холодную воду подскочила на 14,5 процента, а за горячую - на 19 процентов.

По официальному прогнозу минэкономразвития, инфляция в 2009 году составит 10-12 процентов. Некоторые высокопоставленные эксперты уже готовы пересмотреть его. Однако январскую инфляцию в минэкономразвития прогнозировали как раз на уровне 2,4 процента. Для сравнения - инфляция за прошлый год достигла 13,3 процента.

Некоторые эксперты считают, что в сложившейся ситуации инфляция в 2,4 процента в месяц - результат положительный. Ослабление рубля - это мощный инфляционный фактор, ведь цена импортных товаров растет.

Ситуация в сфере экономики остается напряженной. Официальная статистика фиксирует снижение производства практически по всем секторам экономики: от 15 до 80 процентов по отдельным позициям.

Происходит перераспределение валютных резервов государства и средств бюджета в валютные активы банков, компаний и населения. Много денег, переданных банкам для реального сектора, ушло в валюту. В свою очередь и население львиную часть своих сбережений постаралось превратить в доллары и евро. Инвестиции в иностранные активы выросли с начала сентября кратно. Внутренний денежный спрос замер. К декабрю 2008 г денежная масса М2 упала на 9 процентов в сравнении с началом осени. При этом Центробанк России упорно проводит денежную политику в оригинальном для мировой практики варианте. Вместо стимулирования внутреннего спроса продолжается ограничение денег в обращении и запредельный рост их стоимости. Никакой эмиссии, никакого стимулирования национальной экономики с помощью целевого рефинансирования коммерческих банков под портфели кредитов предприятиям.



Трудно удерживать финансовый сектор на фоне глубокого падения объемов производства, да еще при такой тяге к валюте вместо кредитов бизнесу со всеми их рисками. Важно не допустить физического сокращения банковских ссуд экономике и их концентрации только в крупнейших компаниях.

Велика угроза переноса кризиса из экспортных отраслей и строительства на транспорт, обработку, производство потребительских товаров. Экспортная экономика 2000 - 2008 годов, основанная на мыльном пузыре мировых цен на сырье, закончилась. Низкие экспортные цены, которые могут продержаться не год и не два. Причем во время кризиса экономики стран, ориентированных на экспорт, "капсулируются", замыкаются сами на себе. Они выживают только за счет роста внутреннего спроса и предложения, подпитываемых государством. Если страна не решается на этот шаг, то начинают замыкаться и переходить на самообеспечение регионы внутри нее. И такие процессы уже начались. Если они получат дальнейшее развитие, то опять могут появиться денежные суррогаты, бартер, региональные запреты на вывоз продукции. Все это было пройдено в 1990-е годы и нанесло урон стабильности и росту в России. Снова допустить подобный сценарий нельзя.

В текущей фазе кризиса пора переводить акценты с финансовых вливаний, легко конвертируемых в валюту и в погашение долгов без выпуска дополнительной продукции, на программу общественных работ. В финансирование госзаказа с инвестициями в инфраструктуру, требующими рабочих рук, металла, цемента, лесопереработки. Получив гарантированные объемы, бизнес должен забыть о высокой рентабельности. Он должен помнить, что госпомощь оказывается для того, чтобы выжить, а не нажиться.

Так в США собираются объявить о крупнейшей программе строительства дорог и госзаказов, создающих рабочие места для среднего класса (информатика, энергосбережение в социальной и бюджетной сферах). Китай инвестирует 586 млрд долл. в инфраструктуру (дороги, транспортные узлы, электро- и водоснабжение, жилищное строительство для неимущих, социальная сфера, развитие сельских регионов). Одна из целей - поддержка металлургии и производства стройматериалов. Общественные работы как антикризисная мера ведутся в Бразилии.

Другая экстраординарная мера - денежная эмиссия под потребности роста производства. Выращивание внутреннего спроса взамен утраченного доступа к внешним капиталам. Во всем мире в кризис растет денежная масса. На практике это означает смягчение денежной политики. Рискованно? Конечно! Но это лучше массового перевода кредитов Центробанка в иностранную валюту, на которой сейчас живет российский финансовый рынок.

По мнению Якова Миркина, директора Института финансовых рынков Финакадемии, доктора экономических наук и профессора:

Этот кризис не смахнуть, как паутину с лица. Он наш первый, настоящий, циклический, из разряда мировых, завершающих глубокой коррекцией длинные циклы в 30-35 лет. С этим кризисом придется научиться терпеливо жить и с ним работать.

В январе отечественная экономика вступает в новую фазу кризиса. Первая фаза прошла в сентябре - октябре прошлого года: системный риск банковской системы, разрушение финансового рынка, начало скольжения вниз реального сектора. Во второй фазе (ноябрь - декабрь) началось сжатие реальной экономики, набрала скорость, "приватизация" валютных резервов государства (с сентября сократились на 30%). Они были перекачаны в частные валютные активы, без ощутимого сокращения валютных долгов банков и бизнеса, нависших над экономикой. В декабре спад российской промышленности продолжился (минус 10,3%). Просадка в химии и промышленности строительных материалов - 25-35%, в металлургии - 35-45%, в машиностроении - 30-90%. Более-менее устойчиво производство продовольствия и других товаров для населения. Здесь минусы в объемах - 5-20%. Лучше всего в нефтегазовой отрасли (до 5-7%).

Третью, январскую фазу кризиса открыли скачок потребительских цен на 20-30% (на лекарства и продовольствие, на проезд в транспорте, коммунальные тарифы), сокращение железнодорожных перевозок на 35% и девальвация рубля на 20%. Неизбежное следствие - новый виток инфляции и долларизации экономики, несмотря на усилия Центробанка. Риски переплетения кризиса реального сектора со второй волной банковского.

Что дальше? Индустриальные страны - США, ЕС и Япония прогнозируют падение экономик в этом году на 1-2,5%. Притормаживает Китай. Это значит, что спрос на российское экспортное сырье уменьшится еще больше, за этим последует дальнейшее падение его производства, новая девальвация рубля, закачка всего живого в валюту, потеря валютных резервов, приближение к гиперинфляции.

При таком развитии событий только монетарные лекарства - не панацея. Курс рубля, торговый баланс, ликвидность банков не являются магическими средствами, способными вытащить экономику. Урезание расходов на 15-30%, чем сейчас занимается вся страна, и жесткая денежная политика Центробанка воспроизводят сценарий, в котором внешний спрос будет бороться с внутренним за то, кому ниже упасть.

Выход - в адресном увеличении внутреннего спроса (госзаказ, общественные работы, рефинансирование коммерческих банков под кредиты реальному сектору, через спецсчета). Осенью было рано, а сейчас придется думать об обязательной продаже валютной выручки, чтобы закончить с растратой валютных резервов. Населению все больше требуются адресные ограничения цен на лекарства, продовольствие, коммунальные услуги, транспорт. Розничные цены не эластичны к падению спроса. Жадность тех, кто их назначает, знаменитая жадность, доведшая мир до кризиса, беспредельна.

Но, понимая, что все еще впереди и пространство выбора лежит между крайними сценариями, мы обязаны здесь и сейчас затвердить уроки кризиса 2007-2009 годов. Они просты. Посткризисная модель экономики не может быть производной от цен на сырье и денег нерезидентов. Она не может возродиться как система откупов, латифундий и казенных монополий, основанных на низком уровне жизни и вывозе капитала. Сто лет одиночества по латиноамериканской модели - это не выбор для России.

Я полностью согласна с приведенными выше прогнозами, что между внутренним спросом России и внешним существует жесткое противостояние, противоречие и один всегда выживает за счет подавления другого. Получается, что все страны мира поддерживают свой внутренний спрос и только Россия его подавляет, а это путь не выхода из кризиса, а наоборот, обострения его.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.