Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Мой живот набирает очки...




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Джон Поуэлл

 

«Я привыкла содействовать группам в том, чтобы они помогали людям иметь дело со своими чувствами, — говорит жена алкоголика. — У меня вошло в привычку открыто выражать мои эмоции. Сейчас, после восьми лет этих моих взаимоотношений, я не могла бы сказать вам, что я чувствовала в связи с жизнью с этим человеком».

Будучи созависимыми, мы часто теряем связь с эмоциональной частью самих себя. Иногда мы отдаляемся эмоционально с тем, чтобы не быть раздавленными. Быть эмоционально ранимой(ым) опасна Обида наслаивается на обиду, и никому как будто нет дела до этого. И становится безопаснее уйти подальше, отдалиться. Мы становимся перегруженными болью, так что мы сами делаем как бы короткое замыкание, чтобы защитить себя.

Мы можем отдалиться эмоционально от определенных людей — от людей, которые, как мы думаем, могут причинить нам душевную боль. Мы им не доверяем, поэтому мы прячем эмоциональную часть нас самих, когда мы находимся вблизи их.

Иногда мы чувствуем, что нас принуждают прятать эмоции. Семейные системы, страдающие от эффектов алкоголизма и других расстройств, отвергают эмоциональную честность и временами, похоже, требуют нечестности. Представим наши попытки рассказать пьянице, что мы чувствовали по отношению к нему или к ней, когда он(а) разбил(а) машину, испортил вечеринку в день рождения или ругался в нашей постели. Наши чувства могут провоцировать в других неприятные реакции, такие, как гнев. Выражение наших чувств может быть даже опасным для нашего физического благополучия, поскольку это раскачивает семейную лодку.

Даже семьи, где не было алкоголизма, отрицают чувства. «Ты не должен так чувствовать. То чувство неуместно. Фактически ты вообще не должен чувствовать» — вот такой скрытый смысл может быть в том, что мы слышим. Мы быстро усваиваем ту ложь, что наши чувства не принимаются во внимание, что наши чувства являются каким-то образом неверными. Наши чувства остаются не услышанными, и мы тоже перестаем их слышать.

Может оказаться временами, что легче не чувствовать. У нас так много ответственности, потому что мы взяли на себя так много ответственности за тех людей, что рядом с нами. В любом случае мы обязаны делать то, что необходимо. Зачем тратить время на чувства? Что это изменит?

Иногда мы пытаемся сделать так, чтобы наши чувства исчезли, потому что мы боимся их. Признать, как мы в действительности чувствуем себя, потребует решения — действия или изменения — с нашей стороны. Это поставит нас лицом к лицу с действительностью. Мы будем осознавать, о чем мы думаем, чего мы хотим и что нам необходимо делать. А мы еще не готовы делать все это.

Созависимые склонны угнетать, подавлять и вытеснять свои чувства. Многие из нас могут быстро сказать, что чувствует кто-нибудь другой, почему тот человек так себя чувствует, как долго он уже так себя чувствует и что тот человек, быть может, намеревается делать из-за того чувства. Многие из нас тратят свои жизни на суету вокруг чувств других людей. Мы пытаемся справиться с чувствами других людей. Мы пытаемся контролировать чувства других людей. Мы не хотим обижать людей, мы не хотим огорчать их, и мы не хотим оскорблять их. Мы чувствуем себя очень ответственными за чувства других людей. Тем не менее мы не знаем, что чувствуем мы. А если и знаем, то мы не знаем, что делать, чтобы справиться с чувствами. Многие из нас отвергли свое эмоциональное «я» или никогда не брали ответственности за него.

Насколько все же важны наши чувства в любом случае? Прежде чем я отвечу на этот вопрос, позвольте мне рассказать о том времени, когда я была на лечении от химической зависимости в Вилмарском госпитале в 1973 году. Я была поставлена перед необходимостью отвыкания от своей десятилетней привычки употребления алкоголя, героина, дилаудида, морфина, метадона, кокаина, барбитуратов, амфетамина, марихуаны и других веществ, которые хотя бы чуть-чуть обещали изменить то, что я чувствовала. Когда я спросила своего консультанта Рут Андерсон и других консультантов, как это сделать, они отвечали: «Займись своими чувствами». (Они также советовали мне посещать Анонимных Алкоголиков. Более подробно об этом я скажу далее.)

И я действительно начала со своих чувств. Поначалу это давало мне ужасное ощущение. У меня были такие эмоциональные взрывы, что я думала, голова расколется. Но это действовало. Наступили первые дни и месяцы моей трезвости. Затем пришло время окончания лечебной программы больницы. Я столкнулась с ничего хорошего не обещающей перспективой попытаться приспособить себя к обществу. У меня ничего не было в итоге; это неимоверно трудно для героиновой наркоманки найти хорошо оплачиваемую работу и удержаться на ней. Я вынуждена была прекратить взаимоотношения с теми, о ком мне было известно, что они употребляют химические вещества, а это был каждый, кого я знала. Моя семья скептически относилась к моему выздоровлению и все еще испытывала понятное раздражение в связи с некоторыми моими делишками, которые я делала в активной фазе болезни. В общем, я оставила позади себя этакий хвост из разрушений и хаоса, и я думала, что в обществе нет никакого места для меня. Перспектива моей жизни была малообещающей. И в то же время мой консультант продолжала говорить мне, что необходимо идти вперед и начинать жить. И снова я спрашивала буквально следующее: как я могу это сделать? И снова она и другие отвечали: «Продолжай заниматься своими чувствами. Иди в АА. И все будет хорошо».

Это звучало для меня немножко упрощенно, но у меня не было большого выбора. К моему удивлению и благодаря помощи Высшей Силы это действовало. Мораль этой истории заключается в том, что если вы занимаетесь своими чувствами и посещаете АА, то это может помочь вам в выздоровлении от химической зависимости. Моя история даст ответ на вопрос: «Насколько важны чувства?».

Чувства не составляют конец всего существования и не есть вся жизнь. Чувства не должны диктовать или контролировать наше поведение, но мы также не можем и игнорировать наши чувства. Они не могут быть игнорируемыми.

Наши чувства очень важны. С ними надо считаться. Они что-то значат. Эмоциональная часть нашего «я» очень особенная. Если мы заставляем чувства уйти прочь, если мы их толкаем на это, мы теряем важную часть нас самих и наших жизней. Чувства — это наш источник радости, равно как и печали, страха и гнева. Эмоциональная часть нас самих — это та часть, которая смеется, равно как и плачет. Эмоциональная часть нас самих — это центр отдачи и получения теплого свечения любви. Это та часть нас, которая позволяет нам быть близкими к людям. Это та часть нас, которая позволяет нам наслаждаться прикосновениями и другими осязаемыми чувствами.

Наши чувства являются также индикаторами. Когда мы чувствуем себя счастливыми, когда нам комфортно, тепло и когда мы довольны, мы обычно знаем, что все хорошо в мире в настоящий момент. Когда мы испытываем дискомфорт от гнева, страха или печали, тогда наши чувства говорят нам, что имеется проблема. Проблема может быть внутри нас — что-то такое, что мы делаем, или то, о чем мы думаем, — либо она может быть вне нас. Но что-то идет не так.

Чувства могут быть также положительными мотиваторами. Гнев может мотивировать нас разрешить беспокоящую нас проблему. Страх побуждает нас бежать от опасности. Повторяющаяся обида и эмоциональная боль говорят нам: «Держись подальше».

Наши чувства могут также обеспечить нас догадками на счет себя: они говорят нам о наших желаниях, наших устремлениях. Они помогают нам открыть себя и понять, о чем мы в действительности думаем. Наши эмоции также легонько стучатся в ту глубокую часть нас самих, которая ищет и знает правду и которая желает самосохранения, самовозвышения, безопасности и добра. Наши эмоции связаны с нашим сознанием, с процессом когнитивного мышления и с тем загадочным даром, называемым инстинктом или интуицией.

Существует, однако, и более темная сторона эмоций. Эмоциональная боль ранит. Она может ранить так сильно, что мы думаем, что эмоциональная часть — это все, что у нас есть и будет. Боль и печаль могут затягиваться. Страх может останавливать; он может удерживать нас от тех действий, которые нам хочется и необходимо делать, чтобы жить нашими жизнями.

Иногда мы можем увязнуть в эмоциях — как будто мы схвачены капканом в колодце определенных темных чувств — и думаем, что нам никогда не выбраться. Гнев может превратиться в мучительные язвы негодования и горечи и угрожать затянуться на неопределенное время. Печаль может превратиться в депрессию, которая почти удушает нас. Некоторые из нас живут со страхом в течение длительного времени.

Наши чувства могут также сыграть с нами злую шутку, надуть нас. Наши эмоции могут привести нас в тс ситуации, о которых разум говорил, что лучше туда не ходить. Иногда чувства похожи на искусственную, сделанную из ваты, конфетку; они выглядят чем-то большим, чем они есть на самом деле.

Несмотря на более темную сторону эмоций, — это те чувства, которые доставляют нам боль, затягиваются подобно болезни и производят с нами недобрые трюки, — картина будет еще более мрачная, если мы выбираем отказ от эмоций. Не испытывать своих чувств, эмоционально замкнуться или отдалиться, отпихивать от себя ту часть себя, которая может быть неприятной, это плохо для здоровья, это саморазрушающий акт.

Подавление или отрицание чувств может привести к головным болям, к болям в животе, в спине, и вообще это ослабляет наше физическое состояние, а «слабое место» может служить входными воротами для многих болезней. Подавление чувств — в особенности если мы это делаем во время стадии отрицания процесса оплакивания потерь — может привести нас к таким нарушениям, как переедание, недоедание, употреблению алкоголя и других наркотических веществ, к компульсивному сексуальному поведению, к компульсивному, почти непреодолимому стремлению делать покупки, к недосыпанию, к излишней сонливости, навязчивым расстройствам, к контролирующим действиям и к другим видам компульсивного поведения.

Чувства — это энергия, подавленные чувства блокируют нашу энергию. А когда мы блокированы, мы не способны сделать все, что в наших силах.

Другая проблема с подавленными чувствами та, что они не уходят прочь. Они затягиваются, мешают, иногда становятся постепенно более сильными и вынуждают нас делать многие странные вещи. Мы вынуждены шагать впереди своих чувств, мы вынуждены постоянно оставаться занятыми, мы должны делать что-нибудь. Мы не можем отважиться замолчать и успокоиться, потому что мы можем тогда чувствовать эти эмоции. И чувство может выдать себя каким-нибудь образом, заставляя нас сделать нечто такое, что мы никогда не намеревались делать: накричать на детей, лягнуть кота, пролить что-то на наше любимое платье, расплакаться на вечеринке. Мы увязли в чувствах потому, что мы пытались подавить их и подобно назойливому соседу они никогда не уйдут прочь до тех пор, пока мы не признаем их присутствие.

Важнейшая причина для того, чтобы не подавлять чувства, это та, что уход от эмоций приводит нас к потере наших положительных чувств. Мы теряем способность чувствовать. Иногда это может быть желанным отдохновением, если боль становится слишком большой или слишком постоянной, но это не очень хороший план для жизни. Мы можем выключить наши глубокие потребности — нашу потребность любить и быть любимой(ым) — когда мы выключаем наши эмоции. Мы можем утратить нашу способность наслаждаться сексом, человеческим прикосновением. Мы теряем способность чувствовать близость к людям, известную иначе, как интимность. Мы теряем нашу способность наслаждаться приятными сторонами жизни.

Мы утрачиваем контакт с собой и с окружающей средой, Мы больше уже не в контакте с нашими инстинктами. Мы перестаем понимать, о чем говорят нам наши чувства, мы перестаем улавливать проблемы в окружающей нас среде. Мы теряем мотивационную силу чувств. Если мы не чувствуем, то мы, возможно, и не анализируем мысли, которые идут вместе с чувствами, и тогда мы не знаем, что говорит нам наше глубинное «я». И если мы не имеем дела со своими чувствами, то мы и не меняемся, и не растем духовно. Мы остаемся увязнувшими.

Чувства не всегда могут быть чашей удовольствия, но подавление их может быть совершенно печально. Итак, где же решение? Что мы делаем с этими надоедливыми чувствами, которые, похоже, являются и бременем и восторгом?

Мы чувствуем их. Мы можем чувствовать. Это хорошо чувствовать свои чувства. Это хорошо для нас иметь чувства — все, какие только есть. Это даже хорошо для мужчин — чувствовать. Чувства не бывают ошибочными. Они не бывают неуместными. Нам не надо винить себя за свои чувства. Чувства — это не действия: чувствовать такую ярость, как будто ты готов убить человека, — это абсолютно не то, что совершить убийство. Чувства не следует оценивать как или плохие или хорошие. Чувства — это эмоциональная энергия; они не являются личностными чертами.

Люди говорят, что существуют сотни различных чувств. Гамма их простирается от вспышек раздражения, легкой злости до бьющих через край восторгов и так далее. Некоторые психотерапевты сокращают этот список до четырех состояний: состояние, когда мы сходим с ума, когда мы печальны, когда мы довольны и когда мы напуганы до смерти. Эти четыре состояния составляют первичные группы чувств, все остальное — это оттенки и вариации. Например, когда нам одиноко, когда мы чувствуем себя так, будто «нас погребли под мусорной кучей», будет соответствовать категории печали; тревога и нервозность — это различные проявления того состояния, когда мы напуганы; веселье, счастье будут квалифицированы как состояния довольства. Вы можете называть эти чувства как угодно; важная мысль состоит в том, чтобы прочувствовать их.

Это не означает, что мы обязаны всегда быть на страже того или иного чувства. Это не означает, что мы вынуждены посвятить значительную часть нашей жизни на разгребание эмоциональной навозной кучи. В действительности иметь дело со своими чувствами означает, что мы можем вылезти из этой навозной кучи. Это означает, что если чувство — эмоциональная энергия — приходит к нам, то мы чувствуем его. Нам необходимо всего лишь несколько мгновений, чтобы признать ощущение и двинуться дальше, сделать следующий шаг. Мы — не цензоры своих чувств. Мы не блокируем их. Мы не убегаем от них. Мы говорим себе: «Не надо чувствовать это. Что-то не так со мной». Мы не подвергаем себя судилищу за свои чувства. Мы испытываем их. Мы позволяем энергии пройти через наши тела, и мы воспринимаем это как наличие нашей эмоциональной энергии, нашего чувства. Мы говорим: «Хорошо, это нормально».

Далее, мы делаем ту мистическую работу, которую многие люди обозначают как «иметь дело со своими чувствами». Мы уместным образом реагируем на наши эмоции. Мы анализируем мысли, которые идут вместе с ними, и мы принимаем их без подавления и цензорства4

Затем мы решаем, каков следующий шаг. Вот здесь наступает тот момент, когда мы выносим свое суждение. Здесь наш моральный кодекс вступает в игру. Мы по-прежнему не судим строго себя за то, что у нас есть чувство. Мы решаем, что мы хотим сделать, если вообще что-нибудь следует делать относительно нашего чувства и сопровождающих его мыслей. Мы оцениваем ситуацию, затем выбираем линию поведения в соответствии с нашим моральным кодексом и нашей новой идеей заботы о себе. Существует ли здесь проблема, которую необходимо нам решить? Основательно ли наше мышление, в своем ли мы уме? Возможно, нам необходимо скорригировать привычные образчики мышления, направленного на катастрофу, такие, как: «Я испытываю ужасный страх и жуткое состояние, поскольку разбилась машина, это конец света». Было бы более точно в данном случае сказать так: «Я чувствую себя подавленной из-за того, что машина разбита». Представляет ли собой проблема нечто такое, что мы можем разрешить? Касается ли проблема другого человека? Является ли необходимым и будет ли это уместным, если мы обсудим свое чувство с тем человеком? Если да, то когда? Может быть, достаточно уже того, чтобы только прочувствовать эмоцию и признать мысль? Если вы сомневаетесь, какие действия следует предпринять, если чувство в особенности сильно, если то действие, которое вы решили предпринять, является радикальным, то я советую подождать денек-другой до тех пор, пока вы не успокоитесь и ваш ум станет твердым. Иными словами: отстранитесь.

Нам не надо, чтобы наши чувства контролировали нас. Только потому, что мы разозлились, нам необязательно пронзительно кричать и ударять. Только потому, что мы печальны и подавлены, мы не обязаны лежать целый день в постели. Только потому, что мы напуганы, вовсе не значит, что мы не можем приняться за ту работу. Я никоим образом не имею в виду, чтобы мы разрешали нашим эмоциям контролировать наше поведение. Фактически же то, что я говорю, означает противоположное: если мы не чувствуем своих чувств и соответственно не имеем с ними дела, тогда они будут нас контролировать. Когда мы обращаемся с нашими чувствами соответствующим образом, тогда мы подчиняем их нашему интеллекту, нашему разуму и нашему моральному и поведенческому кодексу этики.

Реагировать на свои чувства уместным образом также означает, что мы ответственны за свои чувства. Чувства каждого человека — это его или ее собственные чувства. Никто никого не заставляет чувствовать; ни один человек в конце концов не ответственен за наши чувства, кроме нас, и не имеет значения, как сильно мы настаиваем на том, что другие люди ответственны за наши чувства. Люди могут помогать нам чувствовать, но они не заставляют нас чувствовать. Люди также не могут изменить тот способ, каким мы чувствуем. Только мы можем это сделать. Более того, мы не ответственны за чьи-либо чувства, хотя мы ответственны за то, чтобы быть внимательными и деликатными по отношению к чувствам других людей. Ответственные люди избирают именно такой подход. Однако большинство созависимых в этом отношении перегибают палку. Нам необходимо быть деликатными по отношению к своим чувствам тоже. Наши чувства — это реакции на жизненные обстоятельства. Следовательно, этикет требует, что, когда вы обсуждаете с кем-либо чувство, вы говорите: «Я чувствую себя так-то и так-то, когда ты делаешь так-то и так-то, потому что…» А не: «Ты заставил меня чувствовать…».

Тем не менее мы можем принять другое решение относительно того, как обращаться со своими чувствами. Это в особенности верно тогда, когда мы постоянно реагируем на чье-либо поведение с большой долей эмоционального дистресса, и даже после того, как мы расскажем об этом состоянии тому человеку, а он (или она) по-прежнему будет вызывать в нас эмоциональную боль. Может быть, вам нет необходимости в таком случае помогать чувствовать. Помните, что чувства — это индикаторы и мотиваторы. Наблюдайте за образчиками в наших чувствах. Они очень много говорят нам о нас самих и о наших взаимоотношениях.

Иногда иметь дело с чувствами означает, что необходимо изменить мышление. Многие психотерапевтические направления принимают наличие прямой корреляции между тем, что мы думаем, и тем, что мы чувствуем. Здесь есть связь. То, что мы думаем, влияет на то, что мы чувствуем. Иногда неточные, сверхреагирующие и неуместные образчики мышления являются причиной эмоций или причиной того, что они удерживаются дольше, чем необходимо. Если мы думаем, что что-то является ужасным и никогда не станет лучше и просто не могло бы быть лучше, то чувства будут напряженными. Я называю это катастрофическим мышлением, мышлением, направленным на несчастья. Вот почему так важно после того, как мы почувствовали наши эмоции, проанализировать мышление. Вытащите свои мысли на свет. Если они неуместны, тогда мы знаем, что нам следует делать, чтобы разрешить нашу проблему, не правда ли? Бывают времена, когда мы можем нуждаться в том, чтобы обсудить наши чувства и мысли с другими людьми. Это не очень хорошо для здоровья — жить в постоянной изоляции. Когда мы делимся своей эмоциональной частью с другими, тогда мы создаем близость и интимность. И еще, быть воспринятым кем-либо такими, какие мы есть, помогает нам принять себя. Это всегда замечательный опыт. Иногда мы можем хотеть обсуждать вопросы с другом или подругой, которые будут только слушать, а мы в это время как бы проветриваем вещи и пытаемся вычислить, что же происходит. То, что заперто внутри нас, может вырасти в нечто очень большое и властное. Когда мы позволяем этому выйти на свежий воздух, то от этого оно (наше внутреннее чувство) делается меньше. Мы приобретаем перспективу. Также всегда забавно поделиться приятными чувствами: радостями, успехами, безотчетным весельем. И если мы желаем интимных взаимоотношений с кем-либо, нам необходимо обсуждать наши устойчивые, постоянно возникающие чувства с ним или с ней. Это называется эмоциональной честностью.

Предостережение: интенсивные чувства счастья могут быть настолько же отвлекающими и пугающими, как и чувства печали, особенно у созависимых, которые не привыкли к счастливым чувствам, как об этом говорит Скотт Иглстоун. Многие созависимые верят, что счастливые чувства должны всегда сменяться печальными чувствами, поскольку именно так всегда случалось в прошлом. Некоторые созависимые верят в то, что мы не можем чувствовать себя счастливыми, мы не должны этого делать, и мы не заслуживаем этого. Иногда мы делаем такие вещи, чтобы вызвать у себя печаль после переживания счастья, либо тогда, когда нам предоставляется возможность пережить чувство счастья. Это нормально, чувствовать себя счастливым. Это нормально, чувствовать печаль. Позвольте эмоциональной энергии свободно излиться и стремиться к умиротворению и гармонии.

Бывают времена, когда мы нуждаемся в профессиональной помощи, чтобы иметь дело с нашими эмоциями. Если мы застряли в каком-либо эмоциональном состоянии, нам следует дать себе то, в чем мы нуждаемся. Посетите консультанта, психотерапевта, психоаналитика или лицо духовного звания. Позаботьтесь о себе. Мы заслужили это. Мы можем также захотеть поискать профессиональной помощи, если мы длительное время подавляем чувства или если мы подозреваем, что то, что мы подавляем, является интенсивным.

Иногда требуется только немного практики и осознания, чтобы пробудить эмоциональную часть нас самих. Следующие вещи помогают мне прийти в соприкосновение со своими чувствами: физические упражнения, написание писем, которые я не собираюсь отправлять, беседы с людьми, к которым я чувствую доверие, проведение времени в тишине, предаваясь медитациям. Нам необходимо осознание себя сделать нашей привычкой. Нам необходимо уделять внимание тезису «я не должна(ен) чувствовать себя таким образом». Нам необходимо уделять внимание уровню комфортности, на который мы способны. Нам необходимо вникать в то, о чем мы думаем и что мы говорим, слышать интонацию голоса, которую мы используем; мы должны постоянно держать глаз на том, что мы делаем. Мы тогда найдем свой путь к нашим эмоциям и к тому, чтобы достойно их пережить, путь, который работает на нас.

Нам необходимо пригласить эмоции в нашу жизнь. А затем навсегда решить, что будем обращаться с ними нежно, с любовью. Чувствуйте свои чувства. Доверяйте своим чувствам и доверяйте себе. Мы — мудрее, чем мы думаем.

 

Задание

1. Прочитайте то, что вы написали в своем дневнике. Какие эмоции выплеснулись из вас, как вы написали эти страницы?

2. Давайте играть в игру «что, если…». Что, если бы вы чувствовали что-нибудь из того, что вы хотите чувствовать прямо сейчас и такой строй чувств не делал бы вас плохим человеком. Что бы в этом случае вы почувствовали? Запишите это.

3. Найдите кого-нибудь, кто является хорошим слушателем, кто принимает вас и не пытается спасать вас. Начните честно и открыто обсуждать свои чувства с таким человеком. Прислушайтесь к чувствам того человека, не пытаясь выносить суждения или начинать заботиться о нем. Это приятно, не правда ли? Если среди ваших знакомых нет никого, с кем бы вы чувствовали себя в безопасности, присоединитесь к группе поддержки.

 

14. Гнев

 

«Что во мне есть такого,


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7