Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Уржум, где правил князь Лаймар





 

В свое время, в 1993 году я писал о марийских преданиях, которые являются сегодня единственными источниками по дописьменной истории нашего района. Тогда подробно было рассказано о марийском князе Тюкан Шуре, владения которого протирались от границы владений малмыжского марийского удельного князя Болтуша до владений уржумского удельного князя. Все территория шурминской низины была вотчиной Тюкан Шура. Причем этому князю подчинялись князья низшего ранга - Мамаш, Долгоза, Танатар, Ешполда, Актыгаш, Танай и другие[1]. Еще раз возвращаюсь к теме источников. Конечно, легенды это не факты исторические, не летописные сведения. Тем не менее они позволяют иметь хоть какое-то представление о глубоком прошлом района. А если учесть, что в свое время был раскопан, обследован Кадочниковский марийский могильник возле деревни Акмазики (Шурмари), предполагаемой резиденции шурминских удельных князей и опубликованы результаты исследований захоронений, то можно уже в какой-то степени считать предания не такими уж баснословными. Археологи подтвердили социальное расслоение, изучив комплекс (более 90) захоронений, у погребенных там марийцев.

    Сегодня есть возможность рассказать об уржумском удельном князе Лаймаре. И появилась она благодаря публикации башкирского ученого-историка А.С.Иликаева. В 2012 году в уфимском издательстве Вагант вышла книга А.С.Иликаева «Мифы народов Башкирии. Боги и герои». В этой книге есть сюжеты, посвященные преданиям марийцев, проживающих в Башкирии, в которых речь идет об Уржуме. Точнее, одна из легенд о Кюртньё повествует и о марийском князе Лаймаре, резиденцией которого был Уржум. В состав этого крупного марийского княжества входили девять более мелких.     Эта легенда заполнила то «белое» пятно, которое было в исследованиях истории расселения марийцев в нижнем течении Вятки, а конкретнее привятских марийцев.

    Ранее мы, местные краеведы, эксплуатировали цитату историка А.Савича, который в свое время указывал, что вятские мари сохранили очень отчетливое предание о своих древних князьях, столицей которых был Уржум[2]. По мнению авторитетного вятского историка профессора А.В.Эммаусского, Уржум был марийским племенным городком[3].



    Так вот, никаких подробностей, деталей, пусть даже и легендарных, о масштабах княжества, системе управления, князьях мы не знали. Сегодня эта пустота частично может быть заполнена пусть спорными, не подтвержденными историческими фактами, но тем не менее сведениями об Уржуме, как марийском племенном городке.

    Легенда называется «Кюртньё и его мать – колдунья Вичкыжан». Сразу оговорюсь, что некоторые утверждения в легенде скорее всего результат ассимиляции к местности (Башкирия) тех преданий, которые принесли с собой марийцы, переселившиеся с уржумских земель в Башкирию. Взять к примеру наименования селения Тюр «что в верховьях Ветлуги», где жил главный персонаж со своей матерью. Три раза упоминается это селение в легенде. Причем в первом случае оно именуется Тюр, а в двух других Тюм. Уж не о Тюм-Тюме ли идет речь, селении, которое стоит на берегу реки Вятки (Виче – по марийски)? Тогда и имя матери Кюртньё – Вичекыжан, достаточно вписывается в сюжет о вятском происхождении легенды, о вятских ее корнях. Кстати кольдунья Вичекыжан – можно перевести как злая колдунья Вятки. Если учесть, что кыжан – обозначает – грозить, угрожать.

    Итак речь в легенде идет о марийском вияне (силаче) Кюртньё.

        

«В селении Тюр, в верховьях Ветлуги, жила женщина Вичкыжан. Рассказывали, что она была могущественной колдуньей: умела разные зелья варить и отводить людям глаза.

Сойдясь с Яхтер водежем, духом сосняка, родила Вичкыжан сына и назвала его Кюртньё, что значит Железо. Рос мальчик двенадцать дней, вырос настоящим вияном, силачом. Захотелось ему пойти на улицу, поиграть. Вот подошел Кюртньё к ребятам и попросил, чтобы те приняли его в свою игру.

– Поймай летящую стрелу зубами, тогда примем! – сказали они.

Выпустил Кюртньё стрелу из лука прямо в синее небо. Унеслась стрела за облака, а как стала падать вниз, то поймал ее Кюртньё зубами.

– Теперь, – сказали ему дети, – нырни в эту прорубь, отплыви на середину реки и разломай лед, тогда примем тебя в нашу игру!

Нырнул Кюртньё в прорубь, проплыл до середины реки, разбил головой толстый лед и вышел наружу. Испугались ребята, разбежались кто куда. Кюртньё вернулся домой и давай у матери выпытывать:

– Отчего никто из детей со мной играть не захотел? От того ли, что мой отец сам Яхтер водеж? Вичкыжан взглянула на своего сына и поняла, что перед ней уже не мальчик, но еще не мужчина.

– Пришло время, Кюртньё, тебе повзрослеть и показать людям, на что ты способен.

– Как же мне это сделать, матушка? – спросил виян.

Задумалась Вичкыжан. Не хотелось ей отпускать сына, но потом она подумала о подвигах, которые он совершит и сказала:

– Отправляйся ты к князю Лаймару. Я слышала, что он обещал наградить золотом того, кто прослужит у него целый год.»

Далее речь идет о том, как добирался Кюртньё до Уржума, где правил Лаймар. Нужно обратить внимание, что побывал главный герой в восьми городах, прежде чем попасть к Лаймару. Эти города скорее всего вместе с девятым Уржумом и составляют владения князя Лаймара, о которых он обявляет Кюртньё далее.

«Отправился Кюртньё в дорогу. За это время он побывал в восьми городах: Шанге, Юре, Угермане, Кокшане, Арде, Нёле, Кукарке, Малмаше.

Везде, где мог, Кюртньё помогал людям: то башню дозорную срубит, то мост через большую реку наведет, то с народом одо замирится.

Прославился Кюртньё. Старейшины городов наперебой его к себе зовут, мед, меха, холсты подносят, дочерей своих в жены предлагают.

Наконец слух о Кюртньё достиг двора князя Лаймара, который в это время находился в городе Уржуме.

Подумал князь: «А неплохо было бы мне заполучить такого силача».

Вот прибыли к Кюртньё послы Лаймара. Кюртньё, недолго думая, согласился поехать с ними в Уржум. Приехали, а там – большой замок. В огромной комнате, на троне, сидит князь, вокруг него многочисленные советники и прислуга.

– Я владыка девяти городов, – сказал Лаймар.

– А ты, вижу, настоящий виян? Народ подвластных мне земель славит твои подвиги.

Пожал Кюртньё плечами.

– Разве это подвиг, помогать людям?

Рассердился князь.

– Мальчишка, думаешь, я тебе поверю? Наверное, ты задумал перехитрить меня, чтобы обманом пробраться в мой замок! Эй, палачи, схватите этого вражеского лазутчика и бросьте его в яму со змеями!

Только одно дело сказать, другое исполнить. Разлетелись палачи, как осенние листья по разным углам комнаты. Затрясся Лаймар, хотел уже под троном спрятаться.

Но тут промолвил Кюртньё:

– Слышал я, что ты, князь, обещал наградить золотом того, кто прослужит у тебя целый год.

Зажглись от жадности глаза Лаймара. Подумал он: «И вправду, молва не врет. Пускай он преумножит мои богатства, а потом уже как-нибудь от него избавлюсь».  Подумал так, и сказал:

– Ага, вот значит зачем ты помогал людям? Чтобы, в конце концов, получить мое золото? Что ж, так тому и быть. Если я останусь доволен твоей работой, ты получишь свою награду.

Вот стал Кюртньё служить князю: за десятерых трудится, ни от какой работы не отказывается. Подошел срок расплачиваться с вияном за работу. И тогда князь позвал он его и говорит:

– Сходи на дальние поля и пригони оттуда моих овец.

А на дальнем поле не овцы паслись, бродили там стаи голодных волков. Понадеялся Лаймар, что голодные волки сожрут Кюртньё.

Пришел Кюртньё на дальнее поле.

– А ну, идите-ка сюда! – крикнул он волкам.

– По полю бродите, хозяина забыли!

Окружили его голодные волки, зубами щелкают, вот-вот разорвут. Выдернул Кюртньё из земли березу с корнем и давай волков бить! Заскулили волки, поджали хвосты. Погнал их Кюртньё, как овечье стадо, на княжеский двор.

Привел он волков к княжескому двору:

– Эй, хозяин, открывай ворота! Я твоих овец пригнал!

Выглянул Лаймар в окно, увидел волков, затрясся от страха и забился под трон.

– Заболел я, не могу выйти! – кричит князь. – Открой сам ворота и загони овец в хлев.

Загнал Кюртньё волков в хлев и улегся спать на сеновале. Спит Кюртньё, храпит на весь дом. А Лаймару не до сна. «Ну и работник у меня!» – думает князь. «Даже волки ему нипочем. Как же мне его извести?» И придумал Лаймар послать Кюртньё в лес к медвям: уж медведи-то, решил он, не отпустят Кюртньё живым.

– Сходи в лес, пригони оттуда моих коней, – на следующее утро приказывает князь Кюртньё.

Пришел Кюртньё в лес, поднял медведей из их берлог и погнал на хозяйский двор. Гонит да еще покрикивает:

- А ну, идите домой! Хозяина своего забыли!

Увидел Лаймар, что Кюртньё медведей ведет, убежал в самую высокую башню своего замка, заперся на все запоры-засовы и кричит:

– Сам загоняй коней в хлев!

Загнал Кюртньё медведей в хлев и пошел спать. Крепко спал в эту ночь Кюртньё, а князю не до сна. Позвал он приближенных, стал у них совета просить. Приближенные присоветовали послать Кюртньё к Йомшоэнгерову озеру: пусть его Вюд, владычица вод, утащит. Повеселел князь и на следующее утро говорит Кюртньё:

– Три года назад ушла моя рабыня жить в Йомшоэнгерово озеро. Поди-ка разыщи ее.

Пришел Кюртньё на Йомшоэнгерово озеро. Заросло озеро черной осокой, разлилось гнилой водой среди болота, затянулосьмелкой ряской, а под ряской колышется бездонная трясина.

Выскочила из воды мохнатая Вюд, схватила Кюртньё, потянула в трясину. А Кюртньё не поддается. Стукнул он Вюд лбу кулаком, встряхнул за шиворот, как котенка, и сказал:

– Нехорошо, бабушка, чужих рабов привечать!

Глядь – а перед ним вместо страшилища – красивая молодая женщина. Взмолилась владычица вод:

– Не держи на меня зла, виян. К чему мне чужие рабы? Своих довольно. Теперь я вижу, правду о тебе люди говорят. Ты настоящий герой. Я давно желала такого мужа для своей дочери Вюдэр.

Усмехнулся Кюртньё.

– Вот, погоди, вернусь к матушке, сыновний долг отдам, а потом и свататься к твоей дочери приду. А сейчас для начала бы с князем рассчитаться. Не хочет мне он за работу платить.

– Хорошо, – согласилась Вюд. – А чтобы ты не забыл о своем обещании, я сделаю так, что когда ты в следующий раз подойдешь к озеру, непременно увидишь мою дочь. А сейчас пойдем к князю, попугаем его маленько!

Увидел Лаймар, что Кюртньё возвращается жив-невредим да еще тащит за собой лохматую Вюд, замахал руками, закричал дурным голосом:

– Не моя это рабыня, не держи ее! Пусть она в свое озеро возвращается!

Отпустил Кюртньё Вюд и сказал:

– Кончился срок моей работы, князь, теперь плати что полагается.

Делать нечего, пришлось Лаймару расплатиться с работником. Вернулся Кюртньё в Тюм к матери, отдал ей золото, а сам пошел в лес охотиться[4].»

       Легенда о Кюртньё этим сюжетом не заканчивается. Кого заинтересовали старинные предания марийцев из Башкирии могут обратиться к названной книге А.С.Иликаева. А я скажу, что автор этого ценнейшего для исследователей прошлого труда приводит еще несколько легенд которые так или иначе соприкасаются с темой уржумской, с темами фольклора наших уржумских марийцев. Прежде всего это легенда о Сур мари[5], которая один в один совпадает с легендами шурминских марийцев о Тюкан Шуре (Шур мари), а также легенда об удмуртской девушке Сави и марийском парне Шуэте[6].

    Для себя же из текста легенды о Лаймаре можно выделить главное. Легендарный князь правил территорией, куда входили девять городов (местностей). Столица была оформлена крепостью (в легенде упоминаются башни), имелся княжеский дворец с соответствующим статусу правителя оформлением (замок, трон, просторные комнаты), были и дворцовые люди (приближенные, помощники, палачи). Естественно, что была у правителя и казна (рассчитался золотом за подвиги вияна).


[1]

[2]

[3]

[4]

[5]

[6]





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.