Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

История создания словаря Даля





Биография Владимира Даля

Владимир Иванович Даль (1801 — 1872) – писатель, врач, лексикограф, создатель «Толкового словаря живого великорусского языка».

 

Родился Владимир в поселке Луганский завод (ныне — Луганск) 10 ноября 1801 года. Его семья была высокообразованной. Отец был врачом, лингвистом, а мать – пианисткой, знала несколько языков, интересовалась литературой. Неудивительно, что Владимир получил прекрасное домашнее образование. В детстве в своей биографии Владимир Даль очень привязался душой к родному краю, позже даже взял себе псевдоним Казак Луганский.

 

 

Образование в биографии Владимира Даля было получено в Петербургском Морском кадетском корпусе. Окончив его в 1819 году, отправился служить на флот. Но после нескольких лет решил избрать другой путь – начал изучать медицину в Дерптском университете (сейчас – Тартусский университет).

 

В 1828-1829 году принимает участие в русско-турецкой войне. Даль участвует в сражениях, помогает раненым, оперирует в условиях полевых госпиталей. Отмеченный наградами, начинает работать в военно-сухопутном госпитале Петербурга в качестве ординатора. Вскоре биография Даля становится широко известной: он слыл прекрасным врачом. За время своей медицинской практики, в том числе военной, Даль написал несколько статей, набросков.

 

 

Затем Даль всерьез занялся литературой. В 1832 году были опубликованы его «Русские сказки. Пяток первый». Он заводит знакомства и дружбу с известными писателями и поэтами: Гоголем, Пушкиным, Крыловым, Жуковским и другими. Вместе с Пушкиным Даль путешествует по России. Даль присутствовал при кончине Пушкина, лечил его после дуэли, участвовал во вскрытии.

 

За свою биографию Владимир Даль написал более ста очерков, в которых рассказывал о русской жизни. Он много путешествовал, поэтому отлично знал русский быт. Также Даль составил учебники «Ботаника», «Зоология», а в 1838 году стал членом Петербургской академии наук.



 

Но самой значительной и объемной работой в биографии Владимира Даля остается «Толковый словарь», содержащий примерно 200 тысяч слов. Будучи хорошо знакомым со многими профессиями, ремеслами, приметами и поговорками, Даль все знания поместил в «Толковый словарь живого великорусского языка».

 

С 1849 по 1859 год Даль проживал в Нижнем Новгороде, где служил управляющим удельной конторой, после переехал в Москву. За это время напечатал множество статей, работ. Первый том «Толкового словаря» вышел в 1861. А через год были опубликованы «Пословицы русского народа». Биография Даля была отмечена Ломоносовской премией.

 

Скончался Даль 22 сентября 1872 года.

 

Толковый словарь живого великорусского языка» ( вышел в свет в 1863 — 1866 гг.),. состоящий из 4 томов, включает более 200 тыс. слов и 30 тыс. пословиц, поговорок, присловий, загадок, которые приводятся как иллюстрации для пояснения значений слов.

Составитель этого словаря Владимир Иванович Даль (1801 — 1872) был талантливым и трудолюбивым человеком. Он получил образование сначала морского офицера (Петербургский Морской корпус — 1814 — 1819), затем врача (Дерптский, ныне Тартуский, университет — 1826 — 1829), с 1833 г. состоял государственным чиновником по различным ведомствам.

Интересы Даля были разнообразны; он преуспел во многих областях знаний: инженерии, ботанике и зоологии (член-корреспондент Академии наук по отделению естественных наук с 1838 г.), этнографии, фольклору (сб. «Пословицы и поговорки русского народа», 1861 — 1862 гг.). Писатель Даль (псевдоним Казак Луганский) создал множество произведений: сказок, рассказов, бывальщин, очерков, большей частью написанных в духе натуральной школы. Полное собрание сочинений Даля составляет 10 томов.

Но самую широкую известность и признание принес Далю «Толковый словарь» — дело всей его жизни. Даль не был филологом, языковедом по образованию, он стал им по призванию, так как любил и понимал родной язык, умел вслушиваться, вдумываться в живое народное слово.

В. И. Далем написано несколько теоретических статей о словаре и о наречиях русского языка. Полвека посвятил он собиранию слов, вынашиванию замысла создания словаря и его осуществлению. Где бы он ни был: в военном походе, в госпитале, в служебной поездке — всюду записывал слова, недаром почти половина слов, вошедших в словарь, собрана самим автором. Были у Даля и многочисленные помощники, присылавшие сведения о словах из различных концов государства Российского. Трудно поверить, что гигантскую работу по составлению словаря проделал один человек. До Даля и после него столь большие по охвату материала словари в одиночку не составлялись, над ними работали целые коллективы специалистов. Поэтому Даля с полным основанием следует назвать энтузиастом-подвижником.

Даль первым назвал свой словарь толковым. В эпиграфе автор указывал: «Словарь назван толковым, потому что он не только переводит одно слово другим, но толкует, объясняет подробности значения слов и понятий, им подчиненных». Последующие словари подобного рода также стали называться толковыми. Даль желал с помощью своего словаря познакомить современников с богатством и выразительностью существующего народного языка, «потому что язык этот силен, свеж, богат, краток и ясен...». Оттого-то и в заголовок автор вынес слова «живого великорусского языка». Живого,— значит, того, на котором говорят в настоящее время. Поэтому в словарь вошло огромное количество слов (по подсчетам Даля — около 80 тыс.), которые не были включены в другие словари, так как расценивались составителями как не стоящие внимания, простые, обиходные слова (в отличие от книжных). Под великорусским языком имелся в виду русский язык (в отличие от малорусского, или малоросского, как в те времена называли украинский язык).

Как же построен словарь? Словарный материал автор расположил по алфавитно-гнездо-вому принципу: в «гнездо» объединены слова, имеющие общий корень и начальную букву, а приставочные образования с этим же корнем следует искать на ту букву алфавита, с которой начинается приставка (в гнезде «ходить» находим слова хаживать, хоженое, хожденье, ход, ходьба и др., приставочные образования в гнездах на соответствующие начальные буквы: выхаживать, выходить, заходить, переходить, уходить и пр.).

Объяснение слов дается не только описательно, но большей частью с помощью синонимов, которые Даль называл «тождесловами». Среди них приводятся слова литературные, просторечные, диалектные (например, гнездо «февраль»: Фебруарий, стар, сечень, лютый; ныне народи, бокогрей, широкие-дороги). О диалектных словах Даль делает пометы: где, в каких местах России они распространены. Например: новгородское, псковское, рязанское и т. п.

Далев словарь — прекрасное собрание не только лексического, но и этнографического материала. В словарных статьях содержатся разнообразные сведения о жизни народа: о жилище, способах ведения хозяйства, орудиях труда, быте, одежде, утвари, пище, семейном укладе, религии, суевериях, приметах, мифологии, обрядах, обычаях, нравах и пр.

Так, в словарной статье «Изба» находим следующие сведения: «Изба (истопка, истпка, ист-ба, изба)... крестьянский дом, хата; жилой деревянный дом; жилая горница, комната, чистая (не стряпная) половина, людская или кухня, жилье для прислуги в барском дворе; стар, внутренний покой в деревянном дворце царском; стар, палата, приказ, присутственное место... В Сибири избой зовут отдельную стряпную, кухню, и переднюю избу, в отличие от кути, задней, стряпной, бабьей избы. Сборная изба, наемная миром, для сходок и для приезжих старшин. Черная, или курная, изба, в которой печь без трубы. Белая изба, или изба по-белому, в которой печь с трубою и потому нет копоти. Красная изба, с красным, т. е. большим или переплетным окном, не с одними волоковыми. Старинная изба делилась на три части: на шолнуш, или кухню и спальню; избу, столовую и жилую; горенку, чистую, без печи или с голландкою; горенка украшалась картинами и ставилась иногда отдельным пристроем.

Вообще у нас изба бывает рубленая, бревенчатая; она обычно четырехстенная; если же разгорожена рубленою стеною, то пятистенная, или о шести рубленых углах;...шести-стенная, если сени посредине и из них вход в обе половины, в зимнюю и летнюю...» Далее следуют пословицы, поговорки и загадки, в которых упоминается изба (например: Всего дороже честь сытая да изба крытая. Чего в избе не видно? тепла), а затем производные слова (например: избничий — стар, служитель при царской избе, комнате).

При описании многих реалий (предметов) Даль выступает как тонкий знаток народного быта. Так, из словаря мы узнаем не один десяток названий для ручки (за что берут, держат, подымают вещь): топорище — у топора, дужка, перевясло — у ведра, черен, колодка — у долота, ножа, метловище — у метлы, грабловище — у граблей, скоба — у сундука, молотовище — у молота, удовище — у удочки, цепник, цеповище — у цепа, косье, косовище — у косы, древко — у стяга, пики.

Великое множество лексического материала, связанного с промыслами и ремеслами, получило отражение у Даля: рыболовство, звероловство, охота, маслобитье, сыроварение, пивоварение, кожевенное, слесарное, плотницкое, сапожное дело, торговля, ткацкое, портновское ремесло, изготовление лаптей, ложек, шапок, корзин, различные игры и т. д. Вот почему называют словарь энциклопедией народной жизии XIX в.

Талантливый писатель, Даль и к словарной работе подошел как художник. Статьи написаны так живо и увлекательно, что многие из них воспринимаются как художественные миниатюры (см. слова жизнь, животное, барка, круг, окно, обезьяна и пр.).

Большой труд Даля был отмечен научной общественностью. За создание словаря Российская Академия наук присудила автору Ломоносовскую премию (1869), Географическое общество — золотую медаль (1862), Дерптский университет — премию за успехи в языкознании (1870). Даль был избран почетным академиком (1868).

Высока оценка, данная словарю Даля В. И. Лениным: «великолепная вещь» (из записки А. В. Луначарскому, 18. I. 1920). По воспоминаниям современников, словарь стоял в кремлевским кабинете В. И. Ленина. Н. К. Крупская отмечала: «Чтобы понять, какая образность близка крестьянству, Владимир Ильич, между прочим, особенно внимательно читал и изучал словарь Даля, настаивал на его скорейшем переиздании».

В настоящее время словарь не может быть использован как справочник по современному русскому языку, так как отражает состояние языка прошлого века и является, прежде всего, диалектным словарем. К тому же он не свободен от некоторых ошибок, неточностей, что вызвано лингвистическими взглядами автора (сюда относится написание отдельных слов, объяснение происхождения (этимология) слов, грамматические пометы, замена иноязычных слов русскими эквивалентами, иногда создаваемыми самим Далем, распределение слов по гнездам и внутри гнезд и т. д.).

Но, без сомнения, ценность словаря Даля не померкнет со временем. К нему постоянно обращаются специалисты: языковеды, историки, этнографы, фольклористы, писатели; он используется как источник при создании новых диалектных словарей, с ним сверяются, читая и изучая литературу XIX в.

Словарь Даля — неисчерпаемая сокровищница для всех тех, кто интересуется историей русского народа, его культурой и языком.

История создания словаря Даля

 

 

В один из осенних дней 1859 года в Москве на Пресне поселился вышедший в отставку петербургский чиновник Владимир Иванович Даль. Событие это привлекло внимание окружающих разве только количеством заносимых в дом бумажных кип. Немногие знали тогда, что необыкновенный чиновник этот всю свою сознательную жизнь собирал то, что нельзя ни пощупать, ни на стенку повесить, ни спрятать в карман. То, что слышится повсюду и никому в отдельности не принадлежит. Собирал Владимир Иванович…слова.

 

Сначала он делал это почти бессознательно. Первое слово, например, записал в дороге, когда юношей, только окончив Морской корпус, ехал служить к Черному морю. «Замолаживает!» - сказал ямщик, глядя на заволакивающееся тучами небо. Когда будете листать «Толковый словарь живого великорусского языка», обратите внимание на это слово. С него то все и началось. Первое из двухсот тысяч!

 

Позднее Даль специально расспрашивал людей, что и как в их краях называется. А судьба словно нарочно помогала ему в этом деле. Кадетом он плавал на учебном корабле, на котором служили сто пятьдесят матросов со всех концов России. Окончив Дерптский университет, стал врачом и попал в действующую армию. Но и на войне находил возможность собирать вокруг себя солдат и вести свои изыскания. В блокноте его появлялись удивительные цепочки слов. Ну, например, знаете ли вы, что «голка» - это шум и крик, мятеж, ссора, звон, шум, стук, зык, грохот, гул, отклик, вторье, эхо! «Балда» - это не балбес, но и набалдашник, палица, кувалда, трамбовка.

 

А «балдовина» уж и вовсе не то, что вы подумали, а «тинистое, карасевое озеро».

 

Записывал Даль слова, бродя в толкучке знаменитой Нижнегородской ярмарки. И даже служа в министерстве внутренних дел в Петербурге, рассылал по городам и весям циркуляры, в которых содержались все те же вопросы: что и как называется? Бывало даже, все министерские писцы занимались исключительно перепиской присланных слов, местных говоров, сказок, пословиц, поверий.

 

Что же это за «болезнь» такая поразила Даля? Почему он со страстью охотника преследовал каждое неизвестное ему слово? И зачем?

 

Родился Владимир Иванович в очень своеобразной семье. Отец его был датчанин, мать – немка. Но все, включая бабушку, владели многими языками. В доме была масса книг, и среди них – словари. Бабушка переводила на русский пьесы иностранных авторов, и порой здесь всей семьей подыскивали для нее нужное слово. В такой обстановке, наверное, трудно было не заразиться любовью к слову.

 

Позднее Даль много путешествовал по России, общался с простыми людьми. Он поражался точности и емкости их речи и горько жаловался друзьям: «Мы языка своего не знаем… а что еще хуже, и не хотим его узнать…» Времена были такие – в прорубленное Петром I окно из Европы к нам хлынул такой поток иноязычных речений, что верхушка российского общества не только говорить и писать по-русски разучилась, но и думать на родном языке считала зазорным. Бытовало мнение, что язык наш беден и неспособен выразить сколько-нибудь сложные понятия.

 

Первым, кто, по словам Достоевского, «заговорил на сознательном русском языке», был Пушкин. Мы знаем, что Даль дежурил у постели умирающего поэта, что ему был завещан перстень-талисман и простреленный сюртук друга. Есть свидетельство, что именно Пушкин сподвиг Даля на составление словаря. Но решился на это Даль не скоро.

 

Жизнь Даля была неспокойной, насыщенной событиями, трудами, творчеством. Это был человек на все руки. И все ему удавалось. Он был искусным и решительным хирургом, писателем, ученым. Еще в 1838 году он был избран членом-корреспондентом Академии наук за сбор коллекций по флоре и фауне Оренбургского края. Между делом написал учебники по зоологии и ботанике. Прекрасно пел, играл на многих музыкальных инструментах… «Надо зацеплять всякое знание, какое встретится на пути, - считал он, - никак нельзя сказать вперед, что в жизни пригодится».

 

Только выйдя в отставку, смог наконец Даль окинуть взором собранные за полвека сокровища и… испугался. Он понял, что кроме него никто не сможет придать этим наброскам законченный вид, то есть создать словарь, который будет служить людям. А хватит ли на это оставшейся жизни? Достанет ли знаний? Ведь он не лингвист. Взвесив все «за» и «против», Даль взялся за дело, скромно назвав себя подносчиком при строительстве палат. «Передний заднему мост».

 

Все последние годы Даль работал в своем домике на Пресне, порой до обмороков. Он практически в одиночку создал словарь, по объему чуть ли не вдвое превосходящий словарь, выпущенный коллективом Академии наук! Этим словарем люди с благодарностью пользуются вот уже полторы сотни лет.

 

Словарь Даля называют энциклопедией русской народной жизни первой половины XIX века. Из него можно узнать, что крестьянин сеял, как строил дом, какие употреблял сельскохозяйственные орудия, что носил, какие у него были праздники и обычаи. И не беда, что многие слова, собранные Далем, теперь не употребляются. Даль так объяснял цель своей работы: «… не утверждаю, будто вся народная речь, ни даже все слова речи этой должны быть внесены в образованный русский язык; я утверждаю только, что мы должны изучить простую и прямую русскую речь народа и усвоить ее себе, как все живое усвояет себе добрую пищу и претворяет ее в свою кровь и плоть».

 

 

Немногие знают, что Даля и Пушкина объединяла не только большая личная дружба,но и общие представления о великом значении русского языка, общая забота о нем. В Музее Владимира Ивановича Даля, что на Б.Грузинской улице, при Московском городском отделении ВООПИиК открыта экспозиция, посвященная дружбе двух великих сынов нашего Отечества Александра Сергеевича Пушкина и Владимира Ивановича Даля. Экспозиция была приурочена к двум значительным юбилейным датам в истории отечественной культуры - 200-летию рождения А.С.Пушкина (6 июня 1999 г.) и последовавшему за ним 200-летию В.И.Даля (20 ноября 2001 г.) Н.В.Гоголь писал о Пушкине - признанном гении, славе и гордости России: "А.С.Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет".

О Дале - великом лексикографе, создателе знаменитого "Толкового словаря живого великорусского языка", этнографе, писателе в свое время высказался В.Г.Белинский: "К особенностям В.И.Даля в его любви к Руси принадлежит то, что он любит ее в корню, в самом стержне, основании ее, что он любит простого русского человека... Как хорошо он знает его натуру ! Он умеет мыслить его головой, видеть его глазами, говорить его языком".

В.И.Даль сам обозначил время своего знакомства с А.С.Пушкиным: "Это было в конце сентября или в начале октября 1832 года, когда я по окончании турецкого и польского походов приехал в столицу и напечатал первые опыты свои - издал сборник "Русские сказки"". Этот сборник принес Далю известность как писателю. В сказках писатель ставил себе задачу - познакомить "земляков своих с народным языком, с говором, которому открывался широкий простор в русской сказке".

Жуковский, находясь под впечатлением от собрания сказок Даля, вступившего на литературное поприще, отзывчиво обещался ехать вместе с ним к Пушкину, да визит все откладывался. Не желая медлить долее, Даль взял свой сборник и сам пошел представляться именитому Пушкину. Даль отмечал впоследствии великолепный московский говор Пушкина.

А.С.Пушкин, открывая книгу с начала, с конца, где придется и радостно посмеиваясь, перебирал вслух нанизанные Далем ожерельки из чудесных слов, пословиц, поговорок и метких образных словечек: "Что за роскошь, что за смысл, какой толк в каждой поговорке нашей !" - восклицал он.

Издатель "Русского Архива" П.И.Бартенев запишет позже со слов Даля, что Пушкин постоянно интересовался русским народным языком, высоко оценивал собранные Далем сокровища русской народной речи. За составление своего знаменитого Словаря он принялся по настоянию А.С.Пушкина. Любовь к живому русскому слову стала основой прочной и искренней дружбы с великим поэтом.

 

Новая встреча произошла ранней осенью 1833 года, 8 сентября, когда Александр Пушкин приехал в далекую Оренбургскую губернию для обследования изучения исторических мест восстания Емельяна Пугачева. В поездке его сопровождал В.И.Даль - чиновник особых поручений при Оренбургском военном генерал-губернаторе Н.А.Перовском. Внимая степным ветрам, в течение пяти дней в живой и дружеской беседе они объезжали исторические места.

Современники, вспоминая их общение, подчеркивали, что В.И.Даль для Пушкина был живым лексиконом. Даль показывал Пушкину места восстания, помогал встречаться и налаживать беседу с нужными людьми. Посетили Бердскую станицу - место пребывания Пугачева во время осады Оренбурга, встречались с 75-летней казачкой Бунтовой и другими, помнившими восстание Пугачева. Пушкин расспрашивал их, заносил в записную книжку их рассказы и понравившуюся ему живую образную речь. Даль также делал пометки, записывал те же слова, пословицы, поговорки и песни...

23 сентября 1833 года в Уральске Даль расстался с Пушкиным, спешившим тогда в Болдино...

 

Даль продолжает служить чиновником особых поручений Оренбургского военного губернатора, посвящая все свое свободное время литературным занятиям. В Оренбурге Даль пишет много, споро, и удача ему способствует - его охотно читают и хвалят в Петербурге и в Москве. А сверх литературных занятий Даля занимают изучение края и народов, его населяющих, естественная история, устройство музеума... И как всегда и повсюду - постоянное пополнение словаря: собирание слов, пословиц, песен, сказаний...

 

Нить дружбы с Пушкиным не обрывается: Даль выступает на стороне Пушкина при создании им "Современника", отстаивая передовое художественно-эстетическое направление журнала. "Чувство, питаемое всеми нами, должно воспламенять каждого из нас к благородному соревнованию на поприще полезного и изящного," - пишет Даль в одной из своих статей для "Современника". (20) И когда в начале 1836 года Пушкин получил разрешение "издать четыре тома статей чисто литературных" - это и будет "Современник", - Даль отзовется радостно:

Дошли, наконец, благородные слухи

До степеней, которые глухи и сухи...

Позже, через 2-3 года В.И.Даль с трепетным вниманием прочтет созданные Пушкиным "Историю Пугачева" и "Капитанскую дочку", где, разумеется, узнает и знакомые места, и общих знакомых.

 

И снова встреча Даля с Пушкиным.

В первой половине декабря 1836 года Оренбургский военный губернатор и его подчиненный В.И.Даль прибыли по служебным делам в Петербург. (20а)

Даль и Пушкин встретились несколько раз. Про одну из встреч известно доподлинно. За несколько дней до дуэли Пушкин услышал от Даля, что шкурка, которую ежегодно сбрасывает с себя змея называется по-русски "выползина", - ему понравилось это слово, и наш великий поэт среди шуток с грустью сказал Далю: "Да, вот мы пишем, зовемся тоже писателями, а половины русских слов не знаем !"... На другой день Пушкин пришел к Далю в новом сюртуке. "Какова выползина ! - сказал он, смеясь своим веселым, звонким, искренним смехом. - Ну, из этой выползины я не скоро выползу. В этой выползине я такое напишу..." У Даля отозвалось в памяти: "О, Вы увидете: я еще много сделаю !..."

Даль узнает о состоявшейся 27 января 1837 года дуэли и о смертельной ране Пушкина, спешит к поэту в дом на набережной Мойки, где состоялась последняя их встреча и прошли те последние 46 часов жизни смертельно раненого человека, и знающего, что надежды нет.

У Пушкина Даль уже нашел в парадной зале толпу ближайших друзей: Жуковского, Вяземского, Одоевского. В кабинете, у раненого Пушкина находились врачей. В.И.Даль остался с поэтом, не покинув его до последнего часа, великого часа муки и мужества. В.И.Даль ухаживал за Пушкиным, как врач: давал лекарства, прикладывал лед к голове, ставил припарки. На вопрос Пушкина: "Даль, скажи мне правду, скоро ли я умру ?" Даль отвечал: "Мы за тебя еще надеемся, право, надеемся !" Пушкин пожал руки Даля и сказал: "Ну, спасибо !..."

Александр Иванович Тургенев, очень близкий Пушкину человек (именно он повезет гроб с телом поэта в Святые Горы), тут же в соседней комнате напишет: "Друг его и доктор Даль облегчал последние минуты его"

29-го в 2 часа 45 минут пополудни Александр Сергеевич Пушкин скончался. В "Литературных прибавлениях" к журналу "Русский инвалид" появится известное горестное объявление князя Одоевского в траурной рамке: "Солнце нашей поэзии закатилось !... Пушкин скончался во цвете лет, в середине своего великого поприща!"

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.