Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Страх как мотив деятельности.




 

На протяжении всего существования человечества люди чего-то боялись, т.е. испытывали какой-то определённый страх. Но страх, как может показаться на первый взгляд не всегда является помехой, преградой в жизни людей. Страх в некоторые моменты истории всего человечества и каждого индивида в отдельности помогает добиваться каких-то результатов, реализовывать потребности, достигать определённых целей и даже спасает жизни.

Но чем является страх, служит ли он мотивом деятельности?

Чтобы ответить на этот вопрос необходимо разобраться в том, что такое мотив, деятельность, страх. Какими свойствами, качествами, характеристиками они обладают.

Деятельность –динамическая система сознательных активных взаимодействий субъекта с внешним миром, в ходе которых субъект целенаправленно воздействует на объект, за счет чего удовлетворяет свои потребности, которая проявляется в системе действий, направленных на достижение поставленной цели. В процессе этих взаимодей­ствий происходит возникновение психического образа и его воплощение в объек­те, а также реализация субъектом своих отношений с окружающей реальностью. Любой простейший акт деятельности является формой проявления активности субъекта, а это означает, что любая деятельность имеет побудительные причины и направлена на достижение определенных результатов.

В структуру деятельности входят:

- мотивы;

- операции, действия;

- цель.

Мотив –побуждение к деятельности, причина лежащая в основе выбора действий и поступков, связанная с удовлетворением потребности индивида.

Мотив это то, что принадлежит самому субъекту поведения, является его устойчивым личностным свойством, изнутри побуждающим к совершению определенных действий.

Мотивы формируются из потребностей человека. Потребность – это состояние нужды человека в определенных условиях жизни и деятельности или материальных объектах. Потребность, как любое состояние личности, всегда связана с наличием у человека чувства удовлетворенности-неудовлетворенности. Она активизирует организм, стимулирует его поведение, направленное на поиск того, что требуется или наоборот на избегание того, что в избытке или может иметь отрицательные (неприятные, опасные) последствия для организма.



Количество и качество потребностей, которые имеют живые существа, зависит от уровня их организации, от образа и условий жизни, от места, занимаемого соот­ветствующим организмом на эволюционной лестнице. Меньше всего потребно­стей у растений, которые имеют нужду только в определенных биохимических и физических условиях существования. Больше всего разнообразных потребностей у человека, который кроме физических и органических потребностей обладает еще и духовными, социальными. Стоит остановиться подробней на данном аспекте, и рассмотреть какие, именно потребности присущи людям.

Физические и органические потребности – голод, жажда, сексуальные влечения, потребность в безопасности, защите (чувствовать себя защищенном, избавиться от страха) и другие.

Духовные потребности – красота, любовь, гармония и другие.

Социальные потребности – общение, одобрение, признание, достижение успехов и другие.

Основными характеристиками человеческих потребностей являются: сила, периодичность возникновения и способ удовлетворения. Дополнительной, но весьма существен­ной характеристикой, особенно когда речь идет о личности, является предметное содержание потребности, т. е. совокупность тех объектов материальной и духовной культуры, с помощью которых данная потребность может быть удовлетворена.

Действие — произвольная преднамеренная опосредованная активность, направленная на достижение осознаваемой цели. Главная структурная единица деятельности. Определяется как процесс, направленный на достижение цели. Действие выполняется на основе определенных способов, соотносимых с конкретной ситуацией, — с условиями; эти способы — неосознаваемые или мало осознаваемые — называются операциями и представляют более низкий уровень в структуре деятельности. Итак, действие — совокупность операций, подчиненных цели. Инициация действий — лишь последний этап трехстадийной последовательности.

Ее первый этап — активация мозга, происходящая в результате сопоставления внутреннего состояния человека с внешними объектами или ситуациями. Второй — обработка мозгом информации, поступающей от организма и внешнего мира, с целью запустить третий этап — наиболее подходящее поведение с учетом текущих обстоятельств и прошлого опыта. Обработка информации выполняется более или менее автоматически при рефлекторных реакциях или инстинктивном поведении инстинктивном. При сложных процессах научения и особенно при сознательном принятии решений в этом участвуют такие высшие функции, как память и мышление. Освобождение действий от сознательного контроля не абсолютно и человек представляет, что делает, но контроль этот реализуется следующим образом. Неоднородное поле сознания как бы накладывается на иерархическую систему сложного действия; при этом самые высокие этажи системы — самые поздние и сложные компоненты действия — оказываются в фокусе сознания, следующие этажи попадают на периферию сознания, а самые низкие и самые отработанные компоненты выходят за границу сознания.

Отношение различных компонентов действий к сознанию нестабильно. В поле сознания происходит постоянное изменение содержаний: представленным в нем оказывается то один, то другой «слой» иерархической системы актов, составляющих действие. Как крупные цели членятся на более мелкие, так крупное действие есть последовательность действий более низкого порядка с переходами на разные уровни иерархической системы действий. По структуре действие, в отличие от привычного или импульсивного поведенческого акта, непосредственно определяемого предметной ситуацией, всегда реализуется опосредованно. Как средства могут выступать различные знаки, роли, ценности, нормы и прочее; применяя их, субъект овладевает действием, превращает его в личностное, принадлежащее ему самому. В каждом действии выделяются части:

1) ориентировочная — принятие решения;

2) исполнительная — реализация действия;

3) контрольная — контроль и коррекция действия. При этом в ориентировочной части происходит увязывание образа ситуации, образа действия, интегральной и дифференциальной программ выполнения действия. Исполнительная и контрольная части выполняются циклически. По способу функционирования действие является произвольным и преднамеренным. В онтогенезе функция произвольного контроля действий выполняется вначале взрослым в ходе деятельности совместной с ребенком, а затем — вследствие интериоризации социальных образцов и схем выполнения действия — ребенок сам начинает контролировать его соответственно этим эталонам и схемам. Преднамеренность действия возникает в силу принятия субъектом решения о том, что образ будущего результата действия отвечает мотиву его деятельности; тогда этот образ действия обретает для него личностный смысл и выступает как цель действия. При наличии намерения у субъекта возникает установка целевая — готовность к достижению предвосхищаемого результата действия. Установка целевая связана с образом предвидимой цели, который задает только общее направление построения действия, тогда как исполнительная часть действия определяется конкретными условиями ситуации. По степени включенности эмоционально-волевых компонент различаются действия волевые и импульсивные. Нельзя сказать, что развитие действий в онтогенезе идет от импульсивных к волевым, но с возрастом количество действий импульсивных резко уменьшается. В редуцированном виде они сохраняются в речевых реакциях, мимике и жестах при эмоциональных состояниях. По прагматическому основанию выделяются человеческие действия: управляющие, исполнительные, утилитарно-приспособительные, перцептивные, мнемические, умственные, коммуникативные. В каждом из них происходит использование как усвоенных, так и индивидуально выработанных средств и орудий. В отечественной психологии представления о действии как специфической единице человеческой деятельности введены С. Л. Рубинштейном и А. Н. Леонтьевым. Понятие действия как единицы анализа и предмета исследования используется при изучении действий перцептивных, исполнительных, мнемических, умственных, творческих и пр. В ходе выполнения действия происходит контакт субъекта с предметным миром, преобразование (внешнее или мысленное) предметной ситуации и достижение тех или иных результатов, смысл личностный коих для субъекта оценивается эмоциями. В процессе действия могут появляться новые цели, может изменяться место действия в структуре деятельности. В условиях деятельности коллективной впервые появляются операции, не направленные прямо на предмет потребности — биологический мотив, но на некий промежуточный результат. В рамках индивидуальной деятельности этот результат становится самостоятельной целью. Так для субъекта цель деятельности отделяется от ее мотива, и соответственно в деятельности выделяется как ее новая единица действие. Это сопровождается переживанием смысла действия, так как для того чтобы совершить действие, приводящее к промежуточному результату, нужно понять связь этого результата с мотивом — открыть для себя смысл действия. Согласно А. Н. Леонтьеву, смысл и есть отражение цели действия к мотиву. Действие — с позиций теории деятельности — основная единица анализа деятельности, — процесс, направленный на реализацию цели. Характеризуя понятие действия, можно выделить четыре момента:

1) действие содержит как необходимую компоненту акт сознания в виде постановки и удержания цели; но этот акт не замкнут в самом себе, а раскрывается в действии;

2) действие — одновременно акт поведения, но внешние движения рассматриваются в неразрывном единстве с сознанием, ведь движение без цели — скорее несостоявшееся поведение, чем его истинная сущность;

3) через понятие действия утверждается принцип активности, противопоставляемый принципу реактивности: в субъекте предполагается активное начало — в форме цели;

4) понятие действия «выводит» деятельность человека в предметный и социальный мир, так как цель действия может быть любой, а не только чисто биологической, но и социальной. Согласно А. Н. Леонтьеву, действие может превратиться в операцию, если неоднократно достигаемая цель, устойчиво связываясь со способом достижения, ввиду автоматизации действия перестает осознаваться и оказывается в структуре деятельности условием выполнения другого действия (механизм сдвига цели на условие). Начав выполнять действие ради некоторых мотивов, субъект может потом выполнять действие ради него самого. Тогда происходит сдвиг мотива на цель, и действие становится самостоятельной деятельностью. Механизм образования осознаваемых мотивов-целей — один из механизмов формирования новых видов деятельности человека в онтогенезе. Динамическая устойчивость действия определяется целевой установкой.

Целью называют осо­знаваемый результат, на достижение которого в данный момент направлено дей­ствие, связанное с деятельностью, удовлетворяющей актуализированную потреб­ность. Если всю сферу осознанного поведения представить в виде своеобразной арены, на которой разворачивается красочный и многогранный спектакль челове­ческой жизни, и допустить, что наиболее ярко в данный момент на ней освещено то место, которое должно приковывать к себе наибольшее внимание зрителя (са­мого субъекта), то это и будет цель. Психологически цель есть то мотивационно-побудительное содержание сознания, которое воспринимается человеком как не­посредственный и ближайший ожидаемый результат его деятельности.

Цель является основным объектом внимания, который занимает определен­ный объем кратковременной и оперативной памяти; с ней связаны разворачиваю­щийся в данный момент времени мыслительный процесс и большая часть всевозможных эмоциональных переживаний.

Принято различать цель деятельности и жизненную цель. Это связано с тем, что человеку приходится выполнять в течение жизни множество разнообразных деятельностей, в каждой из которых реализуется определенная цель. Но цель лю­бой отдельной деятельности раскрывает лишь какую-то одну сторону направлен­ности личности, проявляющуюся в данной деятельности. Жизненная цель высту­пает в качестве обобщающего фактора всех частных целей, связанных с отдельны­ми деятельностями. В то же время реализация каждой из целей деятельности есть частичная реализация общей жизненной цели личности. С жизненными целями связан уровень достижений личности. В жизненных целях личности находит вы­ражение сознаваемая ею «концепция собственного будущего». Осознание челове­ком не только цели, но и реальности ее осуществления рассматривается как пер­спектива личности.

Теперь рассмотрим, пожалуй, основное понятие исследования данной работы – страх.

Для одних исследователей страх является эмоцией, а для других инстинктом.

Но, всё – таки, даже на данном этапе истории науки страх нельзя отнести только к эмоциям, или только к инстинктам. Скорее всего, в одних случаях, в частности, когда речь идёт о невротическом страхе, можно говорить об эмоциональном состоянии, и в данном случае речь идёт о страхе как о следствие действия какого–то приобретённого (не врожденного) фактора. Если же рассматривать страх как инстинкт, то тогда он является врожденным.

То есть, по сути, получатся, что при рассмотрении страха только как эмоции, или только как инстинкта речь идёт о двух разных понятиях. Но сказать что одно это страх, а другое нет нельзя, поскольку между ними существуют определённые сходства (в частности в обоих случаях присутствует эмоциональная реакция).

Поэтому, и потому что этот аспект не является предметом или объектом для изучения данной работы, ниже при рассмотрении страха не будет разделения на эмоциональные или инстинктивные состояния.

Страх –психическоесостояние, вызванное угрожающей опасностью и обычно характеризующееся неприятными субъективными ощущениями человека наряду с физиологическими и поведенческими реакциями.

Возникает в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направлен на источник действительной или воображаемой опасности. Аффективное психическое состояние ожидания опасности, при коем реальная опасность угрожает от внешнего объекта, а невротическая — от требования влечения. В отличие от боли и прочих видов страдания, вызываемых реальным действием опасных факторов, возникает при их предвосхищении.

В зависимости от характера угрозы интенсивность и специфика переживания страха варьирует в достаточно широком диапазоне оттенков: опасение, боязнь, испуг, ужас. Если источник опасности (объект страха) не определен или не осознан, возникающее состояние называется тревогой.

Функционально страх служит предупреждением о предстоящей опасности, позволяет сосредоточить внимание на ее источнике, побуждает искать пути ее избегания. В случае, когда он достигает силы аффекта (панический страх, ужас), он способен навязать стереотипы поведения — бегство, оцепенение, защитную агрессию и др.

В социальном развитии человека страх выступает как одно из средств воспитания: так, сформированный страх осуждения используется как фактор регуляции поведения. Поскольку в условиях общества индивид пользуется защитой правовых и других социальных институтов, повышенная склонность к страху лишается приспособительного значения и традиционно оценивается негативно.

Сформированные реакции страха сравнительно стойки и способны сохраняться даже при понимании их бессмысленности. Поэтому воспитание устойчивости к страху обычно направлено не на избавление от него, а на выработку умений владеть собой при его наличии. Неадекватные реакции страха наблюдаются при различных заболеваниях психических (фобиях).

Согласно З. Фрейду, страх — это состояние аффекта, объединение определенных ощущений ряда удовольствие-неудовольствие с соответственными иннервациями разрядки напряжения и их восприятие, а также, вероятно, и отражение определенного значимого события. В состоянии страха, преимущественно невротического, может усматриваться репродукция травмы рождения.

Страх возникает из либидо, служит самосохранению и является сигналом новой, обычно внешней опасности. Происхождение страха двояко:

1) как прямое следствие травматического фактора;

2) как сигнал о появлении угрозы повторения этого фактора. Страх реализует вытеснение и соответствует вытесненному желанию, но не эквивалентен ему.

Выделяются три основных вида страха: страх реальный, страх невротический и страх совести.

1) Невротический (патологический) – разнообразные формы «бесцельного страха» невротиков; он проявляется в приступах страха, а при отсутствии внешних проявлений может выражаться в возбуждении, беспокойстве и затруднении дыхания и практически всегда парализует человека, который не может справиться с ним. Форм невротического страха существует несколько.

Первая форма это так называемый свободный страх, готовый привязаться к любому более или менее подходящему представлению. Это беспредметный или безобъектный страх. Такой страх, называют «страхом ожидания» или «боязливым ожиданием». Люди, страдающие этим страхом, всегда готовы к худшему; они живут в ожидании несчастья. Фрейд назвал это состояние «неврозом страха».

Вторая форма страха, в противоположность только что описанной, психически более связана и соединена с определенными объектами или ситуациями. Это страх в форме чрезвычайно многообразных и часто очень странных «фобий». Некоторые из объектов и ситуаций, внушающих страх у невротиков, и для нормальных людей, являются чем-то страшным и имеют отношение к опасности, и поэтому эти фобии кажутся нам понятными, хотя и преувеличенными по своей силе. Например, общераспространенный страх перед пресмыкающимися: змеи, лягушки; а также мыши, крысы и т.д. Или страхи, связанные с опасностью летать на самолете и ездить на машине. Однако, что нас поражает в этих фобиях невротиков - так это не столько их содержание, сколько интенсивность.

Есть еще одна группа фобий, которые вообще сложно понять рационально. Таковыми можно считать иррациональные страхи открытых или закрытых пространств или многие фобии животных. В этом месте возникает несколько важных вопросов. Можно ли невротический страх, при котором опасность не играет никакой роли, связать с реальным страхом, всегда являющимся реакцией на опасность? И как следует понимать невротический страх?

Продуктивным, по-видимому, является предположение, что там, где есть страх, должно быть что-то, чего люди боятся.

Клинический психоанализ устанавливает факт причинной связи между процессами в сексуальной жизни и состоянием страха. При некоторых условиях (практика прерванного сексуального акта, сексуальное воздержание и др.) сексуальное возбуждение исчезает, а вместо него появляется страх в разнообразных формах. Либидо (сексуальное возбуждение) замещается страхом.

Таким образом, психоаналитики говорят, что при невротическом страхе Эго пациента предпринимает попытку бегства от требований своего сексуального желания, относясь к этому желанию как к опасности. Однако, под влиянием психологических защит ( в частности, вытеснения, проекции и смещения) опасность воспринимается не как внутренняя, но как приходящая извне: формируется та или иная фобия.

Фрейд сравнивал фобию с окопом против внешней опасности, которую на самом деле представляет собой внушающее страх сексуальное желание.

2) Реальный (конструктивный) – рациональное выражение инстинкта самосохранения как нормальная реакция на восприятие внешней опасности. Он естественен имеет очевидную причину – реальную опасность. Этот страх мобилизует силы человека в сложной и опасной ситуации и заставляет его действовать.

Как таковой этот страх является целесообразным и выполняет сигнальную функцию: опасность близко, приготовься к обороне или бегству.

Чрезвычайная распространенность аффекта страха и склонность людей реагировать страхом во многих жизненных ситуациях отчасти объясняется психоанализом как присутствие в психике ядра чувства страха, имеющего отношение к ранним впечатлениям человека. Это, прежде всего, впечатления от акта рождения, при котором происходит такое массированное объединение неприятных впечатлений, которое становится прообразом воздействия смертельной опасности и с тех пор повторяется у нас как состояние страха.

Психоанализ признает также весьма значительным то, что первое состояние страха возникло вследствие отделения от матери.

3) Страх совестивозникает вследствие восприятия Эго опаснос­ти, идущей из Супер-Эго. Он представляет собой, по сути, синтез реального и невротического страха.

Выражаемый в чувствах стыда или вины, страх совести вырастает до страха смерти (один из основных видов страха; согласно З. Фрейду, понимается как процесс, в ходе коего Эго слишком широко расходует запас своего нарцистического либидо), приобретая экзистенци­альную сущность: «Последней эволюцией этого страха перед Супер-Эго кажется мне страх смерти (за жизнь) — страх проек­ции Супер-Эго вовне в виде рока»[1].

Единственное место сосредоточения страха — Я. Обычно страх перед конкретным объектом выступает как боязнь, в патологических случаях — как фобии. Одна из важнейших разновидностей страха — страх свободный. К аффективному состоянию страха, возникающему в ситуации неожиданной опасности, относится испуг. Истерия страха трактуется как невроз, основной симптом коего — разнообразные фобии.

А если рассуждать с позиции аналитической психологии (К. Г. Юнг), то можно придти к такому выводу, что при рассмотрении страха как инстинкта он обладает мотивирующими факторами – это специфически оформленные силы влечения, которые независимо от степени их осознанности подчинены своим целям, причем задолго до становления сознания как такового.

Точной аналогией инстинктов, а, говоря конкретнее, моделью и образцом, являются архетипы. Они представляют собой так называемые осадки постоянно повторяющегося опыта человечества. Который в свою очередь, представляет некий образ, вид готовности всегда репрезентовать вновь и вновь одни и те же или подобные мифические представления.

Архетипы эмпирически проявляют себя как силы, тенденции к повторению того же самого опыта. Ведь стоит только какому-то архетипу обнаружить себя, проявиться, появиться в сновидении, фантазии или жизни, он всегда привносит некое «особое влияние» или некую силу, позволяющую ему действовать «нуминозно», то есть ошеломляюще, что и побуждает индивида совершать те или иные операции, поступки, действия.

Как и многие свойства, характеристики и другие элементы человеческой личности страх обладает рядом функций:

А) Научение – нормальный рост и развитие не обходятся без проблем, как показывают трудности достижения зрелости;

Б) Мотивация – стремление к действиям при наличии известного объекта в окружающей обстановке. Может проявляться как в бегстве, так и, наоборот, в нападении на объект страха, а также в попытке избавится от страха. Но страх может мотивировать поведение человека не только в этих направлениях, Выдвигаемая в социальной теории научения модель за­крепления и возрастания страха предполагает, что в опыте индивида — в аналогичных ситуациях или ситуациях по содержанию достаточно далеких, но сходных по значимости — фор­мируется определенный тип реакции, который способствует ослаблению страха. Часть таких реакций адекватны си­туации и могут способствовать успешности в достижении целей. Другие, актуализируя переживания некомпетентности, беспомощности, низкой самооценки, боязни осуждения и т. п., стимулируют реакцию избегания и потому препятствуют успешности. Все это приводит к возрастанию эмоциональной напряженности и соответственно — к отрица­тельным результатам, неизбежным следствием чего становит­ся закрепление реакций страха и форм избегающего пове­дения.

Страх является мотивом не только в плане избавления, нападения, бегства от страха или объекта страха, но и для того чтобы он (страх) не оправдался, не реализовался в действительности, человек совершает какие-либо операции, действия, занимается определённой деятельностью, можно сказать опережает свой страх.

В) Самосохранение – инстинкт самосохранения, эта функция связана с предыдущей (мотивация), но не тождественна ей, поскольку в данном случае объект страха рассматривается как угрожающий жизни субъекта, в случае мотивации не всегда и не обязательно существует угроза для жизни человека;

Г) Сигнализирующая (сигнальная) функция – она ведет к тому, что подкрепляются такие реакции, такие формы поведения, которые способству­ют предотвращению переживания более интенсивного страха или уменьшают уже возникший страх.

И теперь, после того как кратко было изложено о понятиях: страх, деятельность, мотив следует разобраться, как они связаны между собой и связаны ли, является ли страх мотивом, который побуждает человека к какой-либо деятельности.

Как видно из приведенных выше слов страх является лишь мотивом действия, стимулом для какой-то определённой реакции, а не деятельности (действие или реакция ещё не являются деятельностью. Хотя в деятельности всегда присутствуют определённого вида действия).

Но такой вывод можно сделать, рассматривая его, как только инстинкт, поскольку в данном случае страх является, как любой инстинкт бессознательным, а это не так, так как:

Во-первых: объект страха всегда осознан – любой человек знает чего он боится;

Во-вторых: сосредоточен страх в Эго, то есть быть бессознательным полностью, как инстинкты не может.

Следовательно, страх имеет в своей структуре как бессознательные моменты и аспекты, так и сознательные, например, объект по отношению, к которому тот или иной человек испытывает страх, является осознаваемым, а ответить на вопрос «почему?», этот же человек испытывает чувство страха по отношению к этому объекту он (тот, кто испытывает страх) не в состоянии, так как это лежит в сфере его бессознательного.

То есть, если обобщить выше перечисленный аспекты, то можно сказать, что человек должен осознавать цель, чтобы работа, которую он совершает, была бы не просто действием или набором операций, а деятельностью. А действие по отношению к страху, следовательно, если он может выступать в виде мотива деятельности должно иметь осознанную цель.

Таким образом, говоря о страхе как о мотиве деятельности можно сделать ряд заключений:

- у человека существуют потребности, для удовлетворения которых ему необходимо осуществлять определённую деятельность. К их числу (потребностей) относится потребность в избавлении от страха;

- стремление к действиям при наличии определённого объекта страха в окружающей обстановке. Может проявляться как в бегстве, так и, наоборот, в нападении на объект страха, а также в попытке избавится от страха;

- деятельность совершается тогда когда существуют осознанная цель и мотив – объект страха также всегда осознан, т.е. избавление от страха может выступать как цель, а желание избавиться от него как мотив, таким образом, значит, совершается деятельность.

И подводя итог к выше сказанному можно сделать вывод:

Страх является мотивом не только в плане избавления, бегства, нападения на объект, который вызывает страх, а данное поведение (действия) не всегда подразумевает деятельность, поскольку в данном случае речь идет в большей степени о проявлении инстинкта самосохранения, что не является осознанной работой человеческой психики, а деятельностью как известно сознательная активность. И поэтому следует различать функции страха – самосохранение и мотивация к деятельности.

Страх также мотивирует поведение индивида к деятельности другой. Например, страх, что у «меня» ничего не будет в будущем, я не добьюсь успеха, что я буду «никем» заставляет добиваться определённых осознанных целей, совершать какие-либо действия, а значит заниматься деятельностью.

То есть, чтобы страх не оправдался, не реализовался в действительности – чтобы то чего индивид боится не произошло в жизни, или говоря другими словами, чтобы психическая реальность существования страха не стала окружающей, внешней действительностью. Можно сказать, человек опережает свой страх.

1) Целью в данном случае является избавление, опережение негативных последствий в случае оправдания, реализации страха;

2) Действия, которые совершаются на пути к цели, для каждого человека своеобразны, вполне возможно, в зависимости от типа, вида страха, от опасности (реальной или выдуманной (надуманной)), от силы эмоционального напряжения, типа темперамента, характерологических особенностей, интеллектуальных свойств, особенностей протекания психических процессов;

1) Мотивом является страх.

Таким образом, страх при определённых условиях может и мотивирует человека к деятельности.

 

 

Список использованной литературы:

1) Лейбин В.М. Психоанализ. Учебник. – СПб.: Питер, 2002.

2) Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. 2-е, испр. изд. – М.: Смысл, 2003.

3) Фрейд 3., СПб., 2003.

4) Фрейд З. Я и Оно: Сочинения. – М.: Изд-во Эксмо; Харьков: Изд-во Фолио, 2004. (Антология мысли).

5) Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. Т. 1. М.,"Педагогика" 1986.

6) Юнг К. Г. Психика: структура и динамика / К. Г. Юнг; Пер. А. А. Спектор; Науч. Ред. пер. М. В. Марищук. – М.: АСТ; Мн.: Харвест, 2005.


[1] Фрейд 3., СПб., 2003, с. 65.


©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.