Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Объекты сравнительного правоведения





Деятельность в сфере сравнительного правоведения, как выяснено выше, призвана осуществлять сложные цели. Их выбор происходит не сам по себе, в какой-либо изолированной или кабинетной атмосфере. Будучи познавательным процессом, "питающим" не только всю национальную правовую систему, но и ее отдельные элементы и прежде всего отрасли права и законодательства, сравнительное правоведение должно чутко и своевременно реагировать на общественные процессы и особенно те, которые происходят в правовой сфере. Улавливать, выявлять и фиксировать общественные потребности, правовое регулирование которых предполагает проведение сравнительного анализа с зарубежными правовыми системами. Поэтому объекты сравнительного правоведения — не умозрительные задачи кабинетных ученых, а реальные общеправовые явления и процессы, требующие анализа, оценки и принятия адекватных государственно-правовых мер и осуществления необходимых действий.

Вполне естественно по этой причине, что такие объекты возникают не эпизодически, спонтанно. Скорее всего можно вести речь о непрерывном процессе движения, возникновения, изменения объектов сравнительного правоведения, который требует систематических наблюдений, сбора и использования информации. Необходимость в правильном осмыслении общеправовых явлений диктует организацию серьезной работы в данном направлении. Чувствуя правовые потребности, исследователь, специалист, депутат неминуемо будет ставить перед собой те или иные цели сравнительно-правового изучения. Постановка целей и выбор средств их достижения предопределяются умелым выбором объектов сравнительного правоведения.

Переходя к характеристике таких объектов, отметим прежде всего некоторые общие черты. Во-первых, есть объекты постоян-


ные, которые всегда и при любых условиях требуют внимания, наблюдения, изучения, анализа. Во-вторых, ряд объектов периодически может попадать в поле зрения компаративиста в зависимости от целей, которые перед ним стоят. В-третьих, некоторые объекты сравнительного правоведения требуют серьезных усилий по их обнаружению и выявлению тех или иных свойств, тенденций и характеристик, которые позволяют их "описывать". В-четвертых, объекты сравнительно-правовых исследований, которые так или иначе связаны между собой. И даже занимаясь одним объектом, нельзя не учитывать его связь и соотношения — скрытые, обнаруживаемые, очевидные — с другим объектом. Без соблюдения этих правил легко допустить ошибки, цена которых велика.



Рассмотрим теперь кратко отдельные объекты сравнительного правоведения, начиная с самых общих и по этой причине менее определенных по своему объему и содержанию. Сознавая условность какого-либо перечня, рискнем все же предложить его читателю,

Первое. Наиболее широким по масштабам и подвижным является такой объект сравнительного правоведения, как правовая действительность, правовая реальность. Применительно к нашей теме имеются в виду состояние и изменения в государственно-правовой сфере. К ним относятся прежде всего процессы развития иностранных государств, их политики, особенно в правовой сфере, государственных институтов, политический режим. Важно изучать отношения к праву как к явлению и фактору общественной жизни, к законотворчеству и роли закона, к эволюции системы законодательства и его отраслей. Нельзя упускать из виду состояние право-обеспечивающих институтов — юстиции, судов, прокуратуры, органов внутренних дел, адвокатуры, правозащитных процедур. Знание их, равно как и использование доступной правовой информации и статистики, позволит получать более или менее достоверную картину реального правоприменения.

Нетрудно заметить, что при таком широком подходе в орбиту изучения включается и такой феномен, как государство. Но для сравнительного правоведения нет надобности изучать и сопоставлять этот феномен в полном объеме, поскольку политология1 и теория государства заняты им во всех гранях и проявлениях. В интересующем нас плане государство рассматривается через "призму права", как объект правового опосредования. Хотя, разумеется, грани тут проводить довольно сложно. Приведем ряд иллюстраций.

В зарубежной литературе по теории государства, политоло-гии, конституционному и административному праву широко применяется метод сравнительного анализа. Сошлемся на книгу финского политолога Т. Ванханена "Появление демократии. Сравнительное изучение 119 государств, 1850—1979 гг." (русское название), изданную в Хельсинки в 1984 г. Найденные автором "показатели" и "меры" демократичности (число голосующих на выборах, развитие партий и др.) позволили применить их к разным странам.

1 См., например: Голосов Г. В. Сравнительная политология. Новосибирск, 1995.


Была установлена корреляция, зависимость между условиями и этапами их развития и уровнем демократичности.

В отечественной науке привлекает внимание новая книга В. Е. Чир-кина "Элементы сравнительного государствоведения". В ней дан анализ современных концепций и видов государства, форм государства, систем государственных органов и местного самоуправления. Сделан вывод о происходящей дифференциации государственной власти, на которую оказывают растущее влияние общегуманистические ценности человечества (хотя и происходят автори-таристские отходы от идей гуманизма). Наряду со сближением государственных институтов возрастает их разнообразие, взаимопроникновение. Появляются новые институты. Само государство не рассматривается как власть с неограниченным суверенитетом, хотя его роль в управлении общими делами не уменьшается1.

Интересны материалы XVIII конгресса Немецкого объединения политических наук "Государство и демократия в Европе". Конгресс состоялся в 1992 г. в Нижней Саксонии. Пленарные заседания были посвящены трем темам: Будущее государства (шесть докладов); Конфликт и согласие (четыре доклада); Мир европейских государств (пять докладов).

По первой теме были сделаны доклады: "Изменения государственности. Модель государства XIX в. как барьер к пониманию";

«Право как закодированная мудрость опыта. "Консервативная" теория государства»; "Способность к действию государства к концу двадцатого столетия"; "К способности действовать функционального государства позднеплюралистического индустриального общества"; "Нормативная интеграция демократического государства".

В секции политической философии и теоретической истории был сделан доклад "Национальная и европейская идентичность". В секции правительственной системы и правительств в ФРГ освещена тема "Правительство между национальным суверенитетом, европейской интеграцией и всемирным переплетением", в секции правительственных систем и сравнительной политической науки — доклад на тему "Внутренняя дифференциация государств, федерализм, регионализм".

Интересны затронутые проблемы. В докладе об изменении государственности показано, как характерное для XIX в. представление о государстве как о некоем централизованном единстве постепенно изменяется под влиянием двух факторов: европейской интеграции и децентрализации под воздействием регионализма и федерализма. Происходит переход от национального государства к транснациональным и региональным структурам. В рамках этой новой формирующейся государственности развиваются новые формы перехода от1конфликта к согласию (консенсусу).

Ввиду возрастающей роли международного права необходимо быть в курсе того, как действуют международные организации и межгосударственные объединения, какие акты они издают, каково

1 См.: Чиркин В. Е. Элементы сравнительного государствоведения. М., 1994.


отношение к соблюдению международно-правовых норм в изучаемых странах.

Второе. В поле зрения компаративистики должны находиться вопросы принадлежности правовых явлений и институтов к той или иной "правовой семье". Романо-германская (континентальная), англосаксонская, религиозно-нравственная и иные правовые семьи обогащают правовую картину мира. Подробнее о них будет рассказано ниже, а сейчас отметим такие признаки правовых семей, которые существенным образом влияют на национальные мировоззренческие истоки и идеологические представления, взгляды. Это — природа и удельный вес источников права, это — отношение граждан к праву, это — роль институтов государства и общества в поддержании правовых режимов.

Без подобных первопричин компаративисту трудно понять похожие юридические формы и внешне наблюдаемое сходство законов, структуры конституций, институтов договоров, ответственности и др. Влияние правовых семей всегда нужно учитывать, хотя бы и как самое отдаленное.

Третье. Еще одним объектом сравнительного правоведения являются правовые учения, концепции и правовые взгляды. Дело прежде всего в различии уровня национального правового сознания и правовой культуры, которое обнаруживается при глубоком сопоставлении двух и более стран. Законопослушное население Англии и Германии, население Азии и Африки, Индии, отдающее предпочтение религиозно-нравственным постулатам и правилам поведения, население России, не усвоившее глубоко идею верховенства закона и в большей степени приученное к административно-распорядительным актам и действиям, население "децентрализованных" кантонов Швейцарии, считающее главными локальные акты, — таков спектр правовых взглядов. Он еще более сложен и противоречив, если измерять уровень правосознания по социальным слоям, регионам, профессиям и т. п.

Правовые учения и концепции дают возможность большего сопоставления. Известно, что есть общепризнанные концепции государства, власти, права — верховенство права, закона, правового государства, разделения властей, приоритета прав человека и гражданина, презумпции невиновности и др. Их основные положения в разных странах служат своего рода общей теоретической платформой для ученых и политиков, которые их разделяют и реализуют в жизни. И все же нельзя не учитывать модификаций общих теорий, которые есть в различных странах, — они по-разному влияют на построение и деятельность государства и его органов, на систему права и законодательства, на правоприменение.

Еще более специфичны научные концепции ученых-юристов, которые различаются подчас очень заметно не только внутри страны, но и при их более широком сравнении.

Нередко, например, различаются доктрины видов государственных институтов. Так, в конституционном праве России есть понятия "государственная власть", "разделение властей", в консти


туционном праве Республики Молдова — "публичные власти", в законодательстве Германии и Франции используется понятие "публичное учреждение". В Латвии понятие "институция" охватывает государственные органы и местное самоуправление.

Четвертое. Правовые системы государств служат объектом сравнительного правоведения. Бывает это нечасто ввиду сложности и масштабности объектов и трудностей с выбором критериев сопоставления. И тем не менее правовая система в целом должна быть объектом сравнительно-правового изучения. Заметим, что речь идет не только о ее доктринальном понятии. В ст. 15 Конституции Российской Федерации использовано нормативное понятие "правовая система".

И все же ввиду неоднозначности трактовки понятия "правовая система" предложим свое определение. Правовая система государства есть структурно организованный нормативный массив, ориентированный, формируемый и действующий на основе общих принципов. В ней можно выделить: а) цели права; б) принципы построения; в) порядок правотворчества; г) законы; д) подзаконные акты;

е) акты местного самоуправления; ж) одобренные международно-правовые акты и нормы; з) внутрисистемные правовые связи и соотношения.

Думается, такой подход позволит выявить немало общих и специфических моментов в национальных правовых системах. Без сомнения, обнаружатся и их корни с "правовыми семьями".

Пятое. В межгосударственных объединениях складываются правовые массивы и комплексы, которые следует изучать и сопоставлять.

Шестое. Национальное законодательство. Данный объект сравнительного правоведения чаще привлекает внимание компаративистов, поскольку позволяет им найти как общие характеристики законодательных систем, совпадающие тенденции их развития, так и немалые особенности. Речь идет о сопоставимости истоков законодательств, критериев классификации ее отраслей, предметов и объемов регулирования в рамках отраслей, о соотношении различных отраслей, о межсистемных правовых связях. Устанавливается реальная роль закона и пределы собственно законодательного регулирования. А отсюда сходным или несходным будет соотношение закона и подзаконного акта. Ведь удельный вес источников права, как говорилось выше, весьма неодинаков в разных странах.

Седьмое. К объектам сравнительного правоведения относится и следующий "круг сравнения" — отрасли, подотрасли законодательства и нормативные массивы. В рамках "правовых семей" отраслевая классификация в основном может совпадать, хотя внутреннее наполнение их отличается своеобразием. Предмет, объем и методы регулирования, соотношение кодексов и иных отраслевых законов, удельный вес отраслевых правовых институтов различаются весьма существенным образом. Подробнее об этом будет рассказано ниже, а сейчас лишь отметим необходимость умелого определения того, как оформляется, как структурно распределяется


разный нормативный материал. К нему относят преимущественно законы, а в России и ряде других постсоветских государств еще и нормативные указы президентов и постановления правительств.

Восьмое. К объектам сравнительного правоведения следует отнести правовые институты как комплексы правовых актов, регулирующих однородные общественные отношения. Их сопоставление часто служит предметом изучения и анализа. Причем отраслевые и межотраслевые институты по-разному рассматриваются, они не всегда легко обнаруживаются. Приходится знакомиться не с одним, а с несколькими или многими правовыми актами, входят ли они в состав одной или нескольких отраслей. Институты договоров, пра-восубъектности, ответственности, избирательные системы — лишь некоторые примеры из данной области.

К. Цвайгерт, X. Кетц в упомянутой книге выделяют, например, такие своеобразные правовые институты общего права, как представительство, право отвода, возмещение ущерба, доверительная собственность, право доказательств1.

Возможно изучение разных норм в свободных экономических зонах, в деятельности совместных предприятий.

Девятое. Законы и иные правовые акты являются самым распространенным объектом сравнительного правоведения. Потребности законотворчества часто побуждают черпать из них ту аналогию, которая облегчает поиски своего предмета законодательного регулирования, его форм и методов. Доступность иностранных законов делаетих наиболее пригодным нормативным источником для сравнения и использования. Но она же таит в себе и соблазн быстрого подражания и даже копирования, и тогда информационная цель вытесняет и даже поглощает аналитическую цель сравнительно-правового изучения. Возникает в дальнейшем эффект "правового отторжения" чужеродного акта из ткани нормативного массива.

Поэтому рекомендуется при изучении законов и иных актов иностранных государств, во-первых, правильно оценить пределы совпадения и несовпадения предметов их регулирования, во-вторых, точно выяснить место данного акта в системе отраслевого или межотраслевого регулирования и его соотношение с другими актами (нередко один и тот же вопрос регулируется в разных странах неодинаковыми актами), в-третьих, изучить информацию о практике применения сравниваемого закона во избежание формальных аналогий.

Десятое. Сопутствующим, но нередко и самостоятельным объектом сравнительного правоведения служат правовые нормы. И здесь предстоит преодолевать ряд возможных трудностей. Далеко не всегда совпадают классификации правовых норм, которыми пользуются в разных национальных правовых системах. Их разновидности могут быть весьма своеобразными, например нормы-принципы, нормы-дефиниции, нормы-санкции и т. п. Не менее важно правильно оценить структуру сравниваемых правовых норм, поскольку

1 Цвайгерт К., Кетц X. Указ. соч. С. 113—115.


оформление правовых норм, их формулирование и словесная форма выражения требуют серьезных интеллектуальных усилий и специальных знаний. К тому же традиционная триада элементов рассыпается в структуре закона необычным образом.

Например, в Законе Франции "Об опубликовании и распространении некоторых видов опроса общественного мнения" от 19 июля 1977 г. есть отдел II "О содержании опроса". В трех статьях отдела регулируется перечень сведений, сообщаемых органам, проводившим опрос, содержание справки, представляемой им в комиссию по^ опросам общественного мнения, передача материалов опроса. Иначе определяется предмет народного опроса в § 38 раздела третьего Закона ФРГ "О процедуре референдума, народной инициативы и народного опроса, проводимых согласно статье 29, абзац 6, Основного закона" от 30 июля 1979 г. В нем дается точное определение предмета народного опроса, это — норма-дефиниция.

Другой пример. В Конституции Российской Федерации вопрос о народном суверенитете кратко урегулирован в четырех нормах ст. 3. В Конституции Франции есть раздел I "О суверенитете", состоящий из трех статей. В них содержится двенадцать норм, регулирующих вопросы народного суверенитета.

Одиннадцатое. Объектом сравнительного правоведения является юридическая техника, т. е. совокупность приемов и правил структурирования и выражения правовых норм, построения правовых актов. При всей общности наблюдается и немало специфических приемов юридической техники, отражающих как особенности языка и культуры, так и традиции законодательного процесса.

Например, по структуре Конституция России делится на преамбулу (без названия), разделы первый и второй, главы и статьи. Конституция Франции имеет преамбулу (именно так и названа), разделы и статьи, Конституция Италии — "Основные принципы", или введение, далее части, главы (иногда есть внутри и разделы), статьи. Конституция Японии содержит вводную часть, главы, статьи. В Конституции США есть введение, статьи, подразделяемые на разделы.

Другой пример. Акционерный закон ФРГ от 6 сентября 1965 г. с последующими изменениями по состоянию на 1 января 1992 г. состоит из 277 параграфов, объединяемых в подразделы, разделы, части. Все параграфы имеют названия. В Законе Франции "О торговых товариществах" от 24 июля 1966 г. статьи объединены в разделы, разделы — в главы.

Как видно, объединение и структурирование нормативного материала производятся и сходным, и своеобразным образом. По этой причине далеко не всегда сопоставимы отдельные структурные части конституций, законов и иных правовых актов. Можно заметить и отличия в способах отсылок к другим актам — к конкретным актам, к актам определенного вида и содержания, в порядке введения норм законов в действие — путем указания в тексте закона условий и сроков введения в действие отдельных статей


(Англия), принятия постановления или закона о порядке введения в действие норм закона (Россия).

С этим связано и то или иное значение юридических понятий и терминов. Оно укоренилось в правовой доктрине и практике государств, и сходный смысл общих понятий соседствует со специфическим значением других. К тому же еще большее разнообразие вносит известный прием объявления нормативного содержания понятий в отдельном законе (в России, Германии, Франции и др.). И это требует тщательного установления точного смысла понятий и терминов, ибо в противном случае сопоставление их нормативного выражения будет скорее внешним и не даст верной картины.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.