Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Отношения с другими психотипами




Истероид с истероидом быстро сходятся и столь же быстро расходятся, стоит только рассказать друг другу все о себе и выманить дополнительные секреты обаяния. Разговоры у них поверхностные: о тряпках, о жизни артистов — «салонный треп». (Опять повторяем, что это все в среднем, примерно 66 : 33.)

А вот истероидка с эпилептоидом... Эпилептоид фундаментален, как дуб, к нему можно прислониться, в его кроне можно спрятаться, «прижаться тонкими ветвями», ну как в песне, и даже питаться от его корней. Очень удобно.

Истероид развивает в себе манипулятивные способности, которые и позволяют ему выманивать, а не добывать. Эпилептои-ду-добытчику, впрочем, это может в какой-то мере даже нравиться, если он владеет безраздельно, допустим, красивой исте-роидкой. Ну а если она не слишком хороша или не слишком верна, то это ему уже неприятно, и тогда неизбежны конфликты и страдания — у эпилептоида сдержанно драматичные, а у исте-роидки — бурно трагикомичные.

Истероиды часто присоединяются к паранойяльным. Даже иногда и не достигшим успеха. Паранойяльный все же владеет искусством убеждать. В мнении большинства, говорил Ана-толь Франс, повторять — значит доказывать. Паранойяльному же как раз свойственны фразы: «а я вам еще раз говорю», «я повторяю». А для истероида убежденность — это доказательство. Он не очень критичен, он верит и даже верует. И его «верую» на тот момент искренне. Он смотрит на паранойяльного пророка с восхищением, даже с сексуальным вожделением, он готов ему отдаться, предаться (а потом и предать, перейдя к другому пророку). Истероид легко усваивает его фразеологию, цитирует, смакует выражения, не слишком их перекраивая, не развивая, но с горящими, как у самого пророка, глазами, он уподобляется в эти моменты самому пророку, отождествляет себя с ним и получает часть той славы, которую пророк обеспечивает себе. Истероид получает нужное ему внимание в сиянии ореола избранного им на данный момент пророка. Здесь слово «пророк» мы употребляем уже в нарицательном значении: пророк он везде пророк — и в религии, и в науке, и в искусстве, и в политике. И везде есть истероиды, меняющие в зависимости от обстоятельств манеру говорить, содержание речей, одетые в белые одежды или во фраки, а то и раздетые, если это требуется.

Истероидам трудновато ладить с шизоидами, у них нет общих интересов, мы их почти и не видим вместе. А когда они врозь, то истероид посмеивается над шизоидом за его пренебрежение к моде, а шизоиду с истероидом просто не о чем разговаривать.

Мы заметили уже, что соперничают друг с другом люди любых психотипов, даже психастеноиды и сензитивы. Но топят других больше паранойяльные и истероиды. Но если паранойяльный может даже убить соперника, то у истероидов все на порядок менее серьезно. Истероидка удовлетворяется тем, что ма-нипулятивно унизит свою соперницу.

■ В романе Сомерсета Моэма «Театр» Джулия на сцене вынуждала молоденькую актрису так повернуться, что личико «негодницы» в свете рампы становилось похожим на мордочку овцы, и обеспечила ей провал, а себе — в который раз — аплодисменты.

Или же истероидка,подойдя к другой истероидкеи, глядя в глаза и «искренне» соболезнуя, говорит: «Боже, как ты себя запустила, нельзя же так к себе относиться, съезди на недельку хотя бы на Канары, если на Форос не хватает». Так и хочется не на Канары съездить, а по мерзкой хищной мордашке, но нет, это опуститься до ее уровня, а надо в ответ «опустить» ее. И тогда: «Да нет, дорогая, ты знаешь, и Канары, и Форос — там одни новые русские с толстыми шеями, а приличные люди собираются по-прежнему в Баден-Бадене, нас туда пригласили швейцарцы...»

■ А одна «маменька»-истероидка, соревнуясь с собственной дочкой-истероидкой, в присутствии мужчин выдала: «Есть надо больше, а то остались от тебя только джинсы да кости».

Это она где-то раньше услышала и процитировала.

Эгоцентризм

В принципе по своей природе истероид эгоцентричен,о чем уже неоднократно упоминалось в этой главе. Но это достойно и специального внимания. Его эгоцентризм проявляется во всем — и в тотальной демонстративности, и в каждом манипуля-тивном приемчике, и в одежде, и во всем, во всем... Он сквозит даже и в альтруистическихс виду поступках. Они ведь у истерои-да тоже насквозь демонстративны: смотрите, дескать, и восхищайтесь, какая я заботливая и человечная. Истерия, говорили старые психиатры, — великая симулянтка. Так и истероидность может притвориться чем угодно, в том числе альтруистичностью. Истероид может быть более заботливым, чем даже эпилеп-тоид и псйхастеноид, он может задушить в своих объятиях. Родитель сажает своего ребенка в золотую клетку, и все видят, что она золотая,только ребенок видит, что это клетка.

Самолюбие — честолюбие

Истероид самолюбив. В меньшей степени, чем паранойяльный, но попробуйте отрицательно оценить его вкус и вкусы людей, о которых он высокого мнения! Его легко задеть, особенно если это касается его внешности, одежды, умения вести светскую беседу, его способностей и личных успехов. При цитировании его авторских высказываний ссылки, как и в общении с паранойяльным, обязательны. А честолюбие у истероида проявляетсяне только в том, что он любит, когда ему рукоплещут, но и в том, что он не может терпеть успехов другого человека,он — лучший из лучших. Честолюбие выражается у истероида и в том, что он стремится быть членом престижной группы. Он может в других компаниях хвастливо подчеркивать, что входит в какие-то важные объединения. В своей обычной компании он тоже борется за собственный престиж. Впрочем, для него иногда престижно быть громко отвергнутым (истероидный каприз). Честолюбивые цели он тем не менее ставит такие, которые достигаются быстро. Он хочет немедленных бурных аплодисментов. Но, избегая долговременных напряжений, он часто получает «бурные» жидкиеаплодисменты. Тяжелый многолетний многоплановый труд — это не удел истероида, истероид не творец больших форм, разве что это само плывет в руки или за него взялся некий импресарио-спонсор. Сам он скорее эстрадный певец, который может что-то выучить и тут же спеть, а не Лучано Паваротти, который прежде чем начать петь, должен сначала распеться на гаммах, и тем более не Микеланджело, который одну скульптуру делал пять лет.

Месть

Истероид,не так, как паранойяльный, но в большей мере, чем эпилептоид, любит отомстить.Он не будет заранее составлять план мести и осуществлять его, но при случае и ножку подставит, и руку помощи не подаст.Впрочем, не очень грандиозный и не требующий больших усилий план мести он может построить и реализовать. Так что лишний раз не стоит провоцировать мстительность истероида. Он может «из соображений гуманности», но чтобы все это отметили, и продекларировать громко, что он забыл обиды. Но строить расчет на этом вряд ли имеет смысл.

Доброта

Истероиды склонны сотворить добро, совершить благой бессребре нический поступок, но так, чтобы все это заметили. Они не хотят творить добро втайне, чтобы воздалось им на том свете, как велел Иисус. Они, как фарисеи, которых обличал Сын Человеческий, хотят, давая милостыню, сразу же увидеть восхищенные взгляды людей. Они предпочитают немедленное воздаяние за подаяние.

■ Одна милая юная истероидка, плача крупной сочувственной слезой, приближается на глазах изумленных прохожих к проходимцу, которого я давно знал (много раз видел, как он перекладывал из шапки в карманы немалую прибыль), и изящным движением кладет ему в шапку солидную купюру, а потом вечером того же дня на моих глазах выклянчивает у матери деньги на завтра.

Меркантильность

Истероид довольно меркантилен,он любит всякого рода подношения, подарки, выгодные сделки. Но при всем при том если он на виду, то может поиграть и в пренебрежение к материальным благам. Я, дескать, скапливаю себе богатства не на земле, а на небе, как Христос велел. Но, точности ради, скажем, что даже любовь к вниманию и демонстрация доброты для истероида важны не только сами по себе, но и в связи с тем, что из этого можно извлечь материальные выгоды. Ведь коль скоро ты попал в поле зрения многих людей, в том числе нужных:работодателей, потенциальных друзей, спонсоров, партнеров для выгодных сделок, журналистов (которые восхитятся и напишут рекламный портрет), — успех придет с большей вероятностью.

Истероид ищет выгодного брака.Женится, например, на дочери крупного чиновника. Истероидка после пылких любовных отношений с одним человеком может после минутных сомнений уйти к подвернувшемуся более богатому, оправдываясь тем, что, мол, один раз живем, а потом уйдет к еще более состоятельному, сказав себе и родственникам, что делает это для них...

Ненадежность

Можно ли доверять истероиду? В отличие от эпилептоида, истероид, как и паранойяльный, может быть вероломным.

И найдет массу оправданий, почему он нарушил договор. Но оправдания у него иные, нежели у паранойяльного. Он не смог, поскольку что-то помешало: нехорошие люди, стечение обстоятельств или просто заболел, но в другой раз все будет хорошо, то, что произошло... — случайность. Но в другой раз, увы, будет все то же самое. Истероиду нельзя доверять долговременныхдел, он, как и гипертим, быстро переключается на другие интересные вещи и забывает. Но все же, если у него есть сейчас какой-то выраженный интерес, небольшие усилия истероид выдерживает, и, постоянно стимулируя его, с ним можно ладить. Как говорится, «доверяя, проверяй», но проверяй деликатно, а то, чего доброго, обидится и взбрыкнет.

Истероиду не стоит доверять серьезных тайн. Он «по секрету всему свету» разболтает их — чтобы унизить вас, чтобы возвыситься самому или просто для красного словца.

Тайны у него не держатся. С ним буквально происходит катарсис, когда он рассказывает чужие тайны.

Если истероид схитрил, но при этом о нем хорошо подумали, он доволен. У него отсутствует нравственная щепетильность, какая есть у психастеноида или хотя бы у эпилептоида. Так что ждите от него лукавства. Но не перестарайтесь в этих ожиданиях—он может из лукавства же не слукавить, и вы потеряете интересного приятеля.

Благодарность

У истероида она тоже демонстративная. Но чаще он тяготится тем, что долг платежом красен, поэтому легко забывает благодеяние, легко находит оправдания тому, что не испытывает особой благодарности. Или, по его мнению, все не так уж и было нужно, или, подумаешь, это стоило лишь одного звонка, или вообще не все было сделано... И если приложенные ради него усилия не увенчались успехом, то и тут какая уж благодарность: делал, но не сделал! А ведь человек, который пытался что-то предпринять, хочет, чтобы его усилия оценили. И в этом случае, и в дальнейшем он все же постарается помочь. Истероиды не умеют строить долгосрочных «взаимоблагодарственных» отношений с людьми, поэтому и проигрывают, сами себе сбавляют человеческую цену. Вот психастеноид, тот будет век помнить.

А гипертим при напоминании тут же станет искать, чем бы отблагодарить, даже эпилептоид почувствует неловкость, если его уличили в неблагодарности.

Общение как ценность

Истероид в отношениях ценит больше само общение,чем что-либо другое. Если эпилептоиды месяцами не общаются с друзьями и собираются только на юбилеи, но при необходимости окажут помощь, то Истероид ходит к друзьям регулярно, общается не ради дела, а просто чтобы поболтать.

Истероидка часами может разговаривать по телефону, нога на ногу, сигарета в одной руке, телефонная трубка в другой, да еще и любуется собой в зеркале. Она не в состоянии долго находиться в одиночестве, пусть хоть к соседям, но зайдет на огонек или пригласит к себе. А в минуты уединения готовится к очередной встрече.

Истероид не станет лесником — он сбежит, но если к нему «все флаги в гости», если он имеет свою «фазенду», где может с размахом принимать гостей, то он способен романтично жить и в лесу.

Психотехники общения

Рассказ о психотехнике общения истероида мы начнем с того, что многое в ней воспринимается людьми как яркие плюсы его личности, которые дают ему мгновенные «зрительские симпатии». Он, в частности, легко вступает в контакт, в отличие от эпилептоида и подобно паранойяльному и гипертиму. Но если гипертим просто суматошен, а паранойяльный слишком деловит, то истероид игрив и элегантен.Как только его представили другому человеку, он тотчас же находит темы для общего разговора, быстро их развивает, расспрашивает, но больше рассказывает сам. Сначала он занимательным рассказом интригует собеседника. Он говорит много нового и любопытного, как бы раскрывает свою эрудицию перед человеком, который тоже в свою очередь может ею воспользоваться, не работая самостоятельно над литературой, не выкапывая интересные факты из библиотечных архивов. А потом истероид незаметно, но логично ставит себя в центр рассказа, говорит о своих возможностях, о том, как они могут быть использованы собеседником.

■ В частности — и в особенности, — он говорит о своих дружеских и деловых связях. И делает это артистично, речь его льется плавно, он свободно переходит от темы к теме, соединяя их красивыми ассоциациями. И производит впечатление общительного, адекватного, интересного человека/

Добавим, что истероид почти всегда хорошо одет, аккуратен, ухожен, собран, грамотно и красиво говорит, элегантно ухаживает или принимает ухаживания, соблюдает этикет.

Шизоид Гегель в свое время читал лекции одному записавшемуся к нему студенту. Это был Людвиг Фейербах, который как раз и положил конец немецкой классической философии и «материализм» которого Маркс соединил с «диалектикой» Гегеля. А истероид может без конца «читать лекции» одной-единственной студентке, что может положить начало их любви. Вы чувствуете сходство и разницу?

Истероид часто цитирует понравившиеся ему мысли, иногда со ссылкой на своего кумира. А бывает, что и без ссылки. Один истероидный поэт посвятил нескольким женщинам, последовательно одной за другой, выдав за свое, прекрасное стихотворение Гумилева, затерявшееся в дореволющионных сборниках и неизвестное широкой публике.

■ А вот истероидка увидела свежую клубнику зимой: «Ой! Хочу клубнику!» Или: «Давай Новый год встретим 1 июля, иди руби в лесу елку!» И мужчина, чтобы показать любовь, покупает землянику, ананасы, рубит елку, рискуя штрафами и репутацией. А она: «Вот как за мной ухаживают! Видите? Смотрите!»

Истероидка легко манипулирует комплиментами,как бы подстраиваясь снизу. Например, она может сказать: «Вы так хорошо водите машину, отвезите меня, пожалуйста». Для нее это тоже как бы демонстрационная игра: смотрите, я женщина, мне нельзя отказать, это уже как бы и не самоунижение, а обаятельная просьба, и сотрудник с машиной ее везет. Или же она пойдет демонстративно пешком: смотрите, какие вы плохие, женщину заставляете идти пешком.

Истероид вообще легко усваивает приемы льстивости.Прежде чем обратиться с просьбой, начинает издалека, расспрашивает о детях, об успехах — дескать, я не сразу так вот со своими делами, я тобой интересуюсь. Но все это шито-крыто белыми нитками и производит не лучшее впечатление, слащавенько, хотя люди, как правило, реагируют на это положительно. Делая льстивые комплименты, истероид сам не чувствует, что все это лезет наружу, что комплименты фальшивые, не чувствует, что его чувствуют.

Истероиды сами любят похвалы в свой адрес, любят признание, лесть, клюют на нее, они в этом отношении доверчивы, так как полагают, что, если о них говорят хорошее, это соответствует истине.

Они тоже дают положительные оценки людям. Но чаще это дешевые, ничего не стоящие комплименты типа «Ах, как вы сегодня хорошо выглядите!».

Позиция оценивания

В отношении истероида позиция оценивания не так конфликтогенна, как в отношении паранойяльного или эпилептои-да. Он не ждет отрицательных оценок, он самоуверен, у него завышенная самооценка, невротически, но завышенная, и это спасает его от неуверенности при оценивании со стороны. При этом истероид всегда как бы на сцене, он завоевывает (и иногда успешно) себе репутацию.

Истероиды жаждут положительной оценки и бьются за нее ежесекундно, истероидов интересует сиюминутный интерес к себе, они любят срывать аплодисменты, и им важно именно живое внимание. Сравним: паранойяльный у нас хотел глобальной положительной оценки, ему нужна слава в веках. Он может потерпеть и работать «в стол», не то что истероид — тот должен получить немедленно положительную оценку и аплодисменты...

Но любые отрицательные оценки вызывают в истероиде бурное негодование, он сопротивляется по принципу «сам дурак», а если не удается защититься по той же линии, он наносит удар по другой линии. То есть когда истероида поймали, например, на незнании какого-то важного факта, он может дать понять: зато у тебя жена уродливая.

Откровенность

Насколько откровенен истероид с людьми? Сравним. Паранойяльный и эпилептоид не раскрываются в своих интимных переживаниях. У паранойяльного чувство доверия вообще может не возникнуть, он никому не доверяет. Эпилептоид доверится другу, с которым пуд соли съел, чтобы он открылся, ему нужно много вместе пережить. Гипертим все о себе расскажет, как и о других. А вот истероид — у него все по настроению: если человек сразу понравился, если он осознанно или неосознанно подыгрывает истероиду, хвалит его, если истероид чувствует, что его признают, проявляют к нему положительное внимание, то он может разоткровенничаться. Но может и закрыться.

Вранье

Истероид часто врет.Мы нарочно употребили это слово. Никакие эвфемизмы здесь не годятся. Именно врет. Это качество получило даже специальный термин «псевдология» (болезненная склонность к вымыслу). Истероид врет не просто так, а чтобы произвести впечатление.

■ Один не самый известный кинорежиссер рассказывал, например, что как-то увидел в поле одинокого жеребенка, что они полюбили друг друга и он не захотел жеребенка оставить, забрал его, сел с ним в поезд, поместил его, договорившись за плату с проводником, на верхнюю полку, привез в Москву и выпустил гулять по травке на газоне около Кремля.

Истероид легко прощает себе свое вранье. Напомним, что эпилептоид почти не врет, а психастеноид практически никогда не врет.

Неправду при определенных обстоятельствах говорят все, даже психастеноид (который все же не врет,— почувствовали разницу?). Но истероида от всех отличает то, что он ставит себя в центр своих выдуманных историй— так же как и в центр каждого своего рассказа. Любуясь собой, он заставляет любоваться собой и других. Ему не хватает событий, в которых он выглядел бы действительно красиво, жизнь его не так уж богата. Так что приврать — это просто настоятельная потребность, как у режиссера с его жеребенком.

Враньем, в сущности, оборачивается и любовь истероидки к порядку: середина выметена, а под диванами клочья пыли — все равно что белье грязное... И в страдании — тоже вранье. Все преувеличено. Даже при попытке самоубийства истероид самозабвенно врет: истеричка десять таблеток проглотит и десять записок разложит, чтобы ее вовремя нашли.





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.