Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Цели и функции юридической ответственности




Проблема оптимального функционирования ЮОТ – одна из центральных в теоретической и практической юриспруденции. В научной и учебной литературе к ней не всегда относятся достаточно серьезно. Так, некоторые авторы (например, В.М. Горшенев, полагает, что такой проблемы вообще не существует. «Ответственность, – пишет он, – это качество индивида, а следовательно, нельзя признать правомерной постановку вопроса о так называемых «функциях ответственности»» [153. С. 96]. И.М. Сенякин в курсе лекций даже не затрагивает этот вопрос (см. [69]). Многие ученые (В.М. Баранов, Н.Н. Вопленко, С.Н. Кожевников и др.) не выделяют существенных признаков, характеризующих функции ЮОТ, либо не формулируют соответствующие их дефиниции (см. учебные работы В.И. Гоймана, А.С. Шабурова и др. [64, 154]).

Существует, конечно, немало и разнообразных определений функций ЮОТ. Приведем наиболее распространенные из них. Так, И.А. Галаган функциями ЮОТ считал «основные проявления ее назначения» [143. С. 133]. В.М. Баранов пишет: «Под функциямиюридической ответственности подразумевается та или иная направленность в действиях, предпринимаемых в рамках правоотношения ответственности» [28. С. 36]. С.Н. Кожевников указывает, что «функции юридической ответственности означают основные направления ее реализации, через которые достигаются свойственные этому правовому институту цели и в которых проявляется его назначение» [55. С. 99].

В кандидатской диссертации М.П. Трофимовой, специально посвященной данной проблеме, под функциями ЮОТ понимаются «основные направления, воздействия норм юридической ответственности на общественные отношения, через которые достигаются ее цели и проявляется назначение» [121. С. 6]. По мнению Н.Н. Вопленко, функции ЮОТ – это «основные направления воздействия юридической ответственности на общественную жизнь, в которых выражается ее сущность и закономерности бытия, достигаются ее цели» [149. С. 128]. И, наконец, Д.А. Липинский, уделивший около трехсот страниц монографии рассматриваемым здесь вопросам, приходит к выводу, что «под функцией юридической ответственности необходимо понимать основные направления воздействия юридической ответственности на общественные отношения, поведение людей, мораль, правосознание, культуру, в которых раскрываются ее сущность, социальное назначение и через которые достигаются цели юридической ответственности» [34. С. 89 – 90].

Анализ указанных и иных определений позволяет нам обратить внимание не только на отдельные их достоинства и недостатки, но и выделить существенные признаки функций ЮОТ. Так, авторы в целом верно указывают на то, что функции – это направления воздействия ЮОТ на общественные отношения, в которых выражается ее сущность, закономерности бытия, назначение, достижение соответствующих целей.



Однако дефиниции некоторых ученых (А.И. Галагана и др.), как видим, носят весьма общий и абстрактный характер. Тот же упрек можно адресовать и В.М. Баранову, который пишет о «направленности действий» (чьих?), «предпринимаемых» (кем?), в рамках каких «правоотношений ответственности»? Все поставленные здесь вопросы требуют, естественно, соответствующей конкретизации.

Большинство авторов (Н.Н. Вопленко, С.Н. Кожевников, Д.А. Липинский, М.П. Трофимова и др.) под функциями понимают только основные направления воздействия ЮОТ на общественные отношения. Мы уже не раз обращали внимание на нецелесообразность определять функции правовых явлений (права, юридической практики, правовых актов и т.д.) через основные, главные, наиболее существенные направления их воздействия на объективную реальность, поскольку получается, что неосновные направления их действия вообще не должны рассматриваться в связи с функционированием данных юридических явлений. Тем более, что в философских, социологических и многих юридических исследованиях проводится четкое разграничение на основные и неосновные, явные и латентные функции (подфункции) и т.д. (см., например, [126. С. 201 – 202]).

Не совсем понятно, что имеет в виду М.П. Трофимова, когда определяет функции ЮОТ через «воздействия норм юридической ответственности». Нельзя, видимо, согласиться и с Д.А. Липинским в том, что в качестве объектов (предметов) воздействия ЮОТ он весьма произвольно перечисляет и общественные отношения, и поведение людей (оно, кстати, является содержанием общественных отношений), и мораль, и правосознание, и культуру. Почему бы к этому ряду не прибавить тогда экономику, политику и другие сферы жизнедеятельности людей? Не ясно также, идет ли речь здесь о культуре вообще или только о правовой культуре.

Обстоятельное изучение указанных и иных дефиниций, а также собственные размышления на этот счет, привели нас к выводу о том, что функции ЮОТ обладают следующими признаками:

а) в них выражается активная, динамичная, социально-преобразующая роль ЮОТ в экономической, политической, социальной, духовной, правовой и иных системах правового общества;

б) функционирование ЮОТ возможно только лишь через деятельность «карающих инстанций» и/или правонарушителей, т.е. конкретных людей, их коллективов и организаций;

в) функции представляют собой относительно обособленные направления более или менее однородного воздействия (карательное, восстановительное, компенсационное и т.п.) ЮОТ на общественные отношения;

г) в функциях предметно конкретизируются свойства, связи и элементы структур, особенности содержания и формы, природа отдельных типов (видов и подвидов) ЮОТ;

д) лишь позитивное и прогрессивное воздействие ЮОТ на общественные отношения следует считать ее функциями. Любые отрицательные, негативные ее проявления (например, нарушения принципов законности, справедливости, гуманизма, обоснованности при ее реализации) рассматриваются нами как дисфункции ЮОТ;

е) функции и дисфункции ЮОТ в значительной степени детерминированы конкретно-историческими, экономическими и политическими, юридическими и неюридическими, нормативными и индивидуальными, внутренними и внешними, духовными и иными факторами (способами и т.п.) объективной и субъективной реальности;

ж) функции – это всегда целенаправленные воздействия ЮОТ на общественные отношения. Они непосредственно связаны с определенными целями. На этот момент обращают внимание все отечественные ученые – юристы. Однако следует подчеркнуть один очень важный методологический аспект, который имеет существенное теоретическое и практическое значение. Дело в том, что цели обусловливают наличие и существование тех или иных функций, конкретную направленность ЮОТ на реальную действительность. Причем несколько функций (например, превентивная, карательная, компенсационная и т.д.) способствуют достижению какой-то определенной цели (например, охране правопорядка), а одна функция (например, правовосстановительная), может быть направлена на достижение нескольких целей (восстановление нарушенных правоотношений, субъективных прав и обязанностей, правопорядка, обременение правонарушителя, его воспитание и т.д.);

з) функции ЮОТ обладают определенной устойчивостью и стабильностью, что, естественно, не отрицает динамичного их развития, изменения в содержании и формах, средствах и способах воздействия, появления новых и исчезновения устаревших функций;

и) в функциях отражается общесоциальное и специально-юридическое назначение ЮОТ во всех сферах жизни любого общества, что с необходимостью предполагает соответствующую их классификацию на общесоциальные и специально– юридические.

Все указанные и иные признаки позволяют сформулировать следующее определение функций ЮОТ. Это такие относительно обособленные направления однородного, предметного, прогрессивного и динамичного воздействия ЮОТ на общественные отношения (экономические, политические, правовые и т.п.), в которых проявляется ее природа (структуры, содержание, формы, системные качества, типы и т.п.), общесоциальное и правовое значение, творчески преобразующая роль в достижении конкретных целей отдельными людьми, их коллективами и организациями, государством и обществом в целом

В литературе существуют разнообразные классификации функций ЮОТ. Одни авторы (С.С. Алексеев, В.М. Баранов, А.И. Петелин и др.) выделяют карательную (штрафную, репрессивную и т.п.) и правовосстановительную (репарационную, компенсационную и т.п.) функции ЮОТ (см. [28. С. 36 – 37; 45. С. 277 – 278; 96. С. 55]); другие (Б.Т. Базылев, С.Л. Кондратьева, М.Д. Шиндяпина и др.) – карательную (штрафную) и превентивную (воспитательную) (см., например, [92. С. 53 – 55; 155. С. 7 и след.]); третьи (А.С. Шабуров, М.П. Трофимова, Д.А. Липинский и др.) – карательную (штрафную), превентивную (предупредительную), восстановительную (компенсационную), регулятивную (организующую) и воспитательную функции ЮОТ (см. [34. С. 95 – 100; 121. С. 7; 154. С. 437 – 439]). Н.Н. Вопленко к этому ряду добавляет функцию «защиты, охраны правового порядка в соответствии с режимом юридической справедливости» [149. С. 129].

В качестве самостоятельных в литературе выделяются также следующие функции ЮОТ: сигнализационную (Н.С. Малеин, В.В. Васькин и др.), педагогическую (И.А. Галаган), информационную (В.В. Васькин, Н.И. Овчинников, Л.Н. Рогович и др.), контрольную (С.А. Шлыкова, В.В. Васькин и др.), стимулирующую (А.А. Файнштейн и др.), оценочную (Е.А. Цишковский и др.) и т.д. (обзор некоторых взглядов см., например, [33, 34, 38, 41, 49, 55, 83, 86, 117, 121, 138, 139, 143]).

В качестве оснований классификаций функций, как правило, берутся «одноименные» цели ЮОТ. В связи с этим нам хотелось бы сделать некоторые уточнения. Не всегда этот критерий строго выдерживается в юридической науке, правотворческой и правореализующей практике. Поэтому и происходит порой отождествление превентивной и воспитательной, восстановительной и компенсационной функций ЮОТ (мы давно уже обосновали тот факт, что компенсационное и правовосстановительное направления юридического воздействия представляют собой две относительно самостоятельные функции, что за восстановлением правопорядка, правоотношений и субъективных прав, например, не всегда следует возмещение материального и морального вреда).

Нарушаются порой логические правила классификации функций ЮОТ. Так, Д.А. Липинский выделяет карательную, восстановительную, регулятивную, воспитательную и превентивную функции в зависимости от целей, «характера воздействия и способов осуществления юридической ответственности» [34. С. 95]. Таким образом, делает вывод автор, «можно утверждать о наличии двуединого критерия классификации функций юридической ответственности – характера воздействия и целей воздействия» [34. С. 96]. Необходимо заметить, что логически состоятельная классификация должна в первую очередь производиться по одному основанию и соответствовать другим научно обоснованным правилам (см., например, [156. С. 138 и след.].

«Законодатели» всех уровней тоже не без «греха». Если буквально толковать статью 3.1. КоАП РФ, то административная ответственность «применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами»(!?). У специалистов же (ученых и практиков) на этот счет существуют другие, более грамотные суждения (см., например, [57, 127, 128, 129, 135, 143, 150, 151]).

Следует иметь в виду, что цели ЮОТ не формулируются произвольно. Они, во-первых, детерминированы обстоятельствами реальной жизни; во-вторых, нередко устанавливаются правовыми актами. Здесь цели предстают уже в качестве определенных социальных и правовых задач (К. Маркс называл их «внешними целями»), которые указывают, что должно быть достигнуто в процессе осуществления ЮОТ и требует обязательного выполнения. Поэтому не прав Д.А. Липинский, который «журит» М.П. Трофимову за то, что она якобы отождествляет цели и задачи ЮОТ (см. [34. С. 93]).

Эти цели-задачи уточняются в зависимости от конкретной исторической обстановки (экономической, политической, социальной, духовной и пр.), состояния законности и правопорядка, уровня правовой культуры и антикультуры, фактической социально-правовой ситуации и других обстоятельств. В «живой» юридической деятельности цели-задачи ЮОТ субъективируются и выступают в качестве идеальных моделей желаемого – целей-образов.

Начинаясь с идеального и формального предвосхищения результата, функционирование ЮОТ заканчивается получением фактического результата. В зависимости от степени их совпадения и соответствия решается вопрос о том, достигли ли субъекты поставленной цели, насколько эффективными при этом были их действия, используемые средства, способы, методы и т.п., здесь могут возникать различные варианты.

Полученный результат осуществления ЮОТ обычно содержит как определенный «избыток», нечто такое, что не было заранее предусмотрено, например, «карающей инстанцией» и правонарушителем, так и некоторый «недостаток», недовыполнение идеальной модели и формальной задачи конкретными субъектами. Отклонение между результатом и целью (целью-задачей и целью-образом) может быть негативным и позитивным. Причин тому множество: сложность и противоречивость взаимодействия субъективных и объективных, материальных и идеальных, нормативных и иных факторов в процессе осуществления ЮОТ (подробнее см., например, [78. С. 66 – 69]).

Обстоятельный анализ причин несоответствия целей и результатов связан с разработкой проблем эффективности и качества функционирования ЮОТ, имеющих важное теоретическое и практическое значение для правовой системы любого общества.

Не ставя перед собой задачу наиболее полно и всесторонне исследовать все «древо целей» ЮОТ, конкретное содержание ее отдельных функций и т.п., а также, учитывая то, что эти аспекты проблемы были уже изложены в многочисленных научных, учебных и учебно-методических работах, мы лишь перечислим основные цели и функции, которые характерны для ЮОТ.

Итак, целямиюридической ответственности являются:

а) охрана закрепленных и урегулированных правом экономических (имущественных, финансовых и т.п.), политических, социальных, трудовых, семейных и т.п. общественных отношений;

б) предупреждение противоправной деятельности как со стороны конкретного правонарушителя, так и иных субъектов (потенциальных правонарушителей);

в) обременение, наказание (кара) виновного делинквента за совершенную правонарушительную деятельность;

г) восстановление нарушенных правопорядка, правоотношений и т.п.;

д) компенсация вреда (материального, морального и т.п.);

е) воспитание правонарушителей и потенциальных делинквентов;

ж) реализация взаимного контроля за поведением граждан и должностных лиц;

з) юридическая оценка и самооценка противоправной деятельности людей, их коллективов и организаций.

Функции юридической ответственности по разным критериям (в том числе и целям) подразделяются на:

1) основные и неосновные (по значимости);

2) постоянные и временные (по длительности осуществления);

3) общесоциальные (экономическая, политическая, социальная, воспитательная, экологическая и др. – по предметным сферам жизнедеятельности);

4) специально-юридические (регулятивная и охранительная – по особенностям юридического воздействия).

В охранительной функции нужно выделять следующие подфункции: правообеспечительную; превентивную; карательную, штрафную и т.п.; правовосстановительную; компенсационную; контрольную; оценочную и др.

Указанные и иные функции и подфункции по-разному проявляются в отдельных типах (видах и подвидах) ЮОТ, сферах (например, публичной и частной) жизнедеятельности людей.

В некоторых типах (например, уголовной ответственности) превалируют карательная, превентивная и идеологическая (воспитательная) функции, в других, например, материальной ответственности – регулятивная, правообеспечительная, правовосстановительная, компенсационная и т.п. функции.

Взятые в системе соответствующие функции и подфункции позволяют более обстоятельно раскрыть общесоциальное и специально-юридическое назначение, место и роль, эффективность и ценность ЮОТ в целом и отдельных ее разновидностей в любой правовой системе общества.





©2015- 2017 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов.