Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Образование фирменных наименований 6 глава




The tire bumped on gravel, skeetered across the road, crashed into а bonier and popped me like a cork onto pavement. (Наrреr Lee). – Колесо наскочило на кучу щебня, свернуло вбок, перескочило через дорогу, с размаху стукнулось обо что-то, и я вылетел на мостовую как пробка из бутылки. (Пер. Н. Галь и Р. Облонской)

В оригинале нет ни кучи, ни с размаху, ни бутылки но эти добавления (как и опущение барьера или, точнее, какой-то преграды) помогают переводчику создать естественную русскую фразу.

Основные принципы переводческой стратегии дополняются обоснованием правомерности применения ряда технических приемов, нарушающих формальное подобие перевода оригиналу, но обеспечивающих достижение более высоком уровня эквивалентности. Наиболее общими и широко распространенными из таких приемов являются перемещение, добавление и опущение лексических единиц в процессе перевода.

Прием перемещения лексических единиц в высказывании позволяет использовать ближайшее соответствие слов оригинала в другом месте высказывания, если по каким-либо причинам (главным образом, из-за лексической сочетаемости слов в ПЯ) его нельзя употребить там, где оно стоит в оригинале:

Having corrupt alliance with the employers the AFT leaders sabotaged all efforts to organize the workers of other industries.

Английскому слову corrupt соответствует по значению русское слово продажный. Однако по-русски продажным может быть какой-то человек, а не союз или альянс. Поэтому дословный перевод сочетания corrupt alliance невозможен. Переводчик может заменить при переводе один или оба компонента этого сочетания, например, на преступный сговор, но значение продажный остается непереданным. Используя прием перемещения, эпитет продажный можно отнести к наименованию лица в том же высказывании, т.е. к слову лидеры:

Вступив в преступный сговор с предпринимателями, продажные лидеры АФТ саботировали все попытки организовать профсоюз рабочих других отраслей промышленности.

Перемещение слова в предложении часто сопровождается различного рода грамматическими заменами:

Even today, after twenty centuries of Christian Enlightment, half man's family goes hungry. – Даже сегодня после двадцати столетий просвещенного христианства половина рода человеческого голодает.

Неудовлетворенный сочетанием христианское просвещение (или просвещенность), переводчик переставил члены этого сочетания, заменив определение определяемым и наоборот.

Иногда переводчик перемещает отдельные слова из одного высказывания в другое:

I put on this hat that I'd bought in New York that morning. It was this red hunting hat, with one of those very long peaks. – Я надел красную шапку, которую утром купил в Нью-Йорке. Это была охотничья шапка с очень длинным козырьком.

Возможность такого переноса обусловливается повторением существительного шапка, к которому относится переставляемое прилагательное красная, в двух смежных предложениях.

Широкое применение в процессе перевода находит прием лексических добавлений. Многие элементы смысла, остающиеся в оригинале невыраженными, подразумеваемыми, должны быть выражены в переводе с помощью дополнительных лексических единиц. Имплицитное понимание требует от Рецептора знакомства с общепринятыми способами организации информации в ИЯ или особых "фоновых" знаний. У Рецептора перевода нет подобных знаний семантических особенностей текстов на ИЯ, и для него подразумеваемый смысл должен быть раскрыт переводчиком. В англо-русских переводах дополнительные элементы особенно часто оказываются необходимыми при переводе атрибутивных словосочетаний:

The amendment received 3,622,000 votes, while the Executive resolution received 4,090,000. Thus the Executive majority was only 468,000 in a vote of nearly eight million.

В этом тексте, где речь идет о результатах голосования на конгрессе английских тред-юнионов, выделенные сочетания являются семантически эллиптическими. Английский читатель без труда восстанавливает их полную форму Executive Committee resolution, т.е. резолюция, предложенная исполнительным комитетом, и Executive Committee resolution majority, т.е. большинство голосов, поданных за резолюцию исполкома. В таком, дополненном виде эти сочетания и будут переданы на русском языке, где эллиптические формы исполнительная резолюция или исполнительное большинство оказались бы совершенно непонятными для читателя или были бы неправильно им интерпретированы.

Аналогичным образом эксплицируются при переводе многочисленные сочетания такого типа: wage strike – забастовка с требованием повышения заработной платы; gun licence – удостоверение на право ношения оружия; oil countries – страны-производительницы нефти.

При выборе дополнительного элемента в каждом конкретном случае переводчик руководствуется как правилами сочетаемости слов в ПЯ, так и экстралингвистическими факторами:

The Labour Movement will never forgive those who defy an overwhelming Labour Party conference decision. – Рабочее движение никогда не простит тех, кто игнорирует решение, принятое подавляющим большинством голосов на конференции лейбористской партии.

Здесь не представляет труда определить элементы, которые следует добавить в переводе. Ясно, что подавляющее решение – это решение, принятое подавляющим большинством голосов.

В следующих примерах переводчику для выбора добавочного слова надо разобраться в сути дела: The President's energy message – послание президента о проблеме нехватки энергоресурсов в США; The Tory pay laws – принятие консервативным правительством закона о замораживании заработной платы; The Watergate special prosecutor – специальный прокурор, назначенный для расследования уотергейтского дела.

Прием добавления используется в англо-русских переводах и при передаче значения сочетаний иного типа:

The new American Secretary of State has proposed a world conference on food supplies.

В словосочетании has proposed a world conference как бы опущен компонент to call – созвать. По нормам русского языка этот компонент будет восстановлен в переводе:

Новый государственный секретарь США предложил созвать всемирную конференцию по вопросам продовольственных ресурсов.

В переводе этого высказывания добавлено и слово вопросы, что представляется уместным, хотя возможно и сочетание конференция по продовольственным ресурсам.

Семантически неполными с точки зрения норм русского языка могут быть и словосочетания с предлогом of:

The culmination of Naval hydrofoil technology, "Tucuncary" is one of the most advanced surface craft. – "Тукункари", воплощающий новейшие достижения в деле строительства военно-морских кораблей на подводных крыльях, представляет собой один из наиболее совершенных надводных кораблей.

Лексические добавления могут быть связаны с необходимостью передачи в тексте перевода значений, выраженных в оригинале грамматическими средствами:

No one would think now that Millicent had been the prettier of the two. – Никто бы теперь не поверил, что из двух сестер более хорошенькой всегда была Миллисент.

Добавленное всегда передает значение предшествования, выраженное английской формой Past Perfect.

Подобные добавления нередко используются при передаче английских форм множественного числа существительных, чьи соответствия в русском языке не имеют этой формы: workers of all industries – рабочие всех отраслей промышленности; defences – оборонительные сооружения; modern weapons – современные виды оружия и т.п.

Иногда добавления обусловлены чисто стилистическими соображениями, и переводчик может по своему желанию использовать их или обойтись без них:

She never used scent, and she had always thought it rather fast, but Eau de Cologne was so refreshing. – Она никогда не душилась, считая это признаком известного легкомыслия, но одеколон – другое дело, он так приятно освежает.

Особую область применения приема добавления составляют случаи текстуальных пояснений, обусловленных прагматическими факторами. В следующем примере добавление вызвано стремлением переводчика указать на игру слов в оригинале, которую непосредственно передать в переводе не удалось:

"The exclusiveness, the pride, the form, the ceremony," – exclaimed the general, emphasizing the articles more vigorously at every repetition. "The artificial barriers set up between man and man; the division of the human race into court cards and plain cards of every denomination – into clubs, diamonds, spades, anything but hearts." (Ch. Dickens). – Эта замкнутость, чопорность, эта надменность, эта церемонность – воскликнул генерал, с каждым повторением все сильнее напирая на словечко "эта", – все какие-то искусственные преграды между людьми; человечество делится на фигурные и простые карты всех мастей – на бубны, пики, трефы, на все что угодно, кроме червей! То есть кроме сердец! (Пер. Н. Дарузес)

Прием опущения прямо противоположен добавлению и предполагает отказ от передачи в переводе семантически избыточных слов, значения которых, оказываются нерелевантными или легко восстанавливаются в контексте. Примером семантической избыточности может служить использование в английском языке так называемых "парных синонимов" – параллельно употребляемых слов с близким значением. Русскому языку это явление несвойственно, и при переводе один из синонимов, как правило, опускается:

The treaty was pronounced null and void. – Договор был объявлен недействительным.

The proposal was rejected and repudiated. – Предложение было отвергнуто.

The government resorted to force and violence. – Правительство прибегло к насилию.

Употребление парных синонимов весьма характерно для ораторского стиля английского языка. Примером может служить следующий отрывок из выступления одного из делегатов на сессии Генеральной Ассамблеи ООН:

Judging by all external appearances, this session of our Assembly is regular and normal. Yet the atmosphere is neither usual nor seasonal, for this session stands outside the pattern of the sessions held since the days of San Francisco. The fateful events that are rushing into the international area are neither of a usual character nor of an ordinary nature. It is a unique session – happily and fortunately led by a unique President.

Парные синонимы будут переданы на русский язык с помощью приема опущения, т.е. путем замены их одним словом:

Судя по внешним признакам, это – обычная сессия нашей Ассамблеи. Однако атмосфера, в которой она проходит, не является обычной, ибо эта сессия не похожа на другие сессии, имевшие место со дня конференции в Сан-Франциско. Знаменательные события, происходящие на мировой арене, носят необычный характер. Это – выдающаяся сессия, которой, к счастью, руководит выдающийся Председатель.

Иной характер носит использование этого приема в научно-техническом стиле. Здесь парные синонимы могут служить средством пояснения технического термина:

Burning or combustion is the process of uniting a fuel or combustible with the oxygen in the air.

В этом высказывании специальные технические термины combustion и combustible, которые могут быть непонятны читателю, не имеющему специальной подготовки, поясняются общеупотребительными словами burning и fuel. Соответствующие русские термины сгорание и горючее не требуют разъяснений, и при переводе этого высказывания на русский язык можно применить прием опущения:

Сгорание – это процесс соединения горючего с кислородом, содержащимся в воздухе.

Избыточные элементы в тексте не сводятся к парным синонимам. Опускаться при переводе могут и другие части высказывания:

So I paid my check and all. Then I left the bar and went out where the telephones were. – Я расплатился и пошел к автоматам.

Сочетание I left the bar фактически повторяет содержание слов went out и является избыточным; отсюда опущение в русском переводе, сопровождаемое объединением предложений.

Прием опущения может не быть связанным со стремлением устранить избыточные элементы оригинала. Одной из причин его применения может быть излишняя конкретность английского текста, выражающаяся в употреблении числительных, названий мер и весов и т.п. там, где это недостаточно мотивировано содержанием:

About а gallon of water was dripping down my neck, getting all over my collar and tie. – Вода лилась мне за шиворот, весь галстук промок, весь воротник.

Другим соображением в пользу приема опущения является необходимость осуществить, по мере возможности, компрессию текста при переводе, учитывая, что в ходе процесса перевода различные добавления, объяснения и описания, используемые переводчиком, могут значительно увеличить объем перевода по сравнению с оригиналом. Поэтому переводчик, чтобы уравновесить эту тенденцию, стремится к сокращению общего объема текста перевода, опуская избыточные элементы, где это возможно в пределах языковых и стилистических норм ПЯ.

Технические приемы, применяемые переводчиком в процессе перевода, могут относиться не ко всему процессу, а к одному из его этапов. Примером может служить прием дословного перевода не в качестве переводческой трансформации, в результате которой получается текст на ПЯ, а как промежуточную стадию в процессе поиска оптимального варианта перевода. В этом случае переводчик переводит дословно отрезок оригинала, заведомо не поддающийся "прямому" переводу, и использует неприемлемый вариант как основу для выбора более подходящих средств выражения. Предположим, переводится следующее английское предложение:

А new excitement has been added to the queer race that man has run against himself throughout ages trying to produce food fast enough to feed his fast-growing family. (P. Lyons)

При переводе этого предложения, особенно первой его части, необходимо решить ряд переводческих задач и прежде всего определить, какая синтаксическая структура будет использована в создаваемом высказывании на ПЯ. В качестве вспомогательного приема переводчик может сначала попытаться перевести английское предложение дословно, хотя заранее видно, что это приведет к нарушению норм русского языка. Полученный вариант Новое возбуждение было добавлено к странной гонке, которую человек вел на протяжении веков против самого себя, пытаясь производить достаточно продуктов питания, чтобы прокормить свою быстро растущую семью в целом явно неприемлем, хотя последняя часть предложения, видимо, может быть сохранена. Дословный перевод может быть использован для того, чтобы представить выраженную в оригинале мысль в более общей форме. Если возбуждение было добавлено к гонке, то, очевидно, раньше оно в ней отсутствовало, а теперь эта гонка приобрела новое качество. Поскольку этим новым качеством является возбуждение, то связь возбуждения с гонкой, по-видимому, выражается в том, что гонка вызывает возбуждение (у зрителей), чего раньше не было. Следовательно, теперь гонка стала более напряженной, борьба в ней обострилась. Подобное рассуждение, основой которого послужил дословный перевод, дает возможность выбрать синтаксическую структуру высказывания в переводе. Переводчик может выбирать между вариантами Эта странная гонка, которую человек и т.п. стала сейчас более напряженной и В этой странной гонке, которую человек и т.д. ...борьба (соперничество) стала более острой. После выбора синтаксической структуры переводчик может приступить к уточнению перевода отдельных слов в пределах этой структуры. Он обратит внимание на то, что слово race не может быть здесь переведено как гонка, поскольку в оригинале речь идет о беге (has run), а по-русски гонка может быть автомобильной, мотоциклетной, лыжной и пр., но состязание бегущих людей гонкой назвать нельзя. Рассмотрев и отбросив по разным причинам такие варианты, как забег, погоня или бега, переводчик может остановиться на более общем термине состязание или соревнование. Этот выбор повлечет за собой и соответствующие изменения других слов в высказывании: состязание, в котором человек вел борьбу с самим собой; состязание, в котором человек выступал против самого себя и т.п. Таким образом, дословный перевод был использован как часть стратегии переводчика в поисках варианта перевода.

Примером технического приема еще более частного характера может служить местоименный повтор, который заключается в том, что в тексте перевода повторно указывается на уже упоминавшийся объект с заменой его имени на соответствующее местоимение. С помощью этого приема удается решить ряд частных переводческих задач, возникающих в процессе перевода. В качестве примера можно указать на трудности, связанные с переводом на русский язык английских высказываний, в которых имеется так называемое "двойное управление". Под двойным управлением понимается употребление:

1) двух глаголов с разным управлением, из которых один имеет предложное, а другой беспредложное управление при одном и том же объекте: Unless such а policy for peace is fought for, and won, the post-war gains of the working class will be completely lost;

2) двух глаголов с разными предлогами при одном объекте: He was fond of, and interested in, music;

3) двух прилагательных или существительных с разными предлогами при одном объекте: Not only Sandra but Bertine and Jill and Gertrude were to be attentive to, and considerate of him.

При передаче двойного управления на русский язык обычно используется прием местоименного повтора:

The Atlantic Pact had never been reported to, or sanctioned by, the Security Council. – Атлантический пакт никогда не был представлен на рассмотрение Совета Безопасности и не был им санкционирован.

Различные способы описания переводческого процесса непосредственно связаны с определением понятия переводческой эквивалентности и изучением системы соответствий между данной парой ИЯ и ПЯ. Фактически речь идет о разных подходах к рассмотрению одного и того же явления. Создание коммуникативно равноценного текста на ПЯ рассматривается как проблема обеспечения семантической близости такого текста иноязычному оригиналу, как проблема выбора единиц ПЯ, обеспечивающих такую близость, и как проблема способов перехода от единиц оригинала к таким единицам ПЯ в переводе. В первом случае выявляется цель процесса, во втором – его результаты, в третьем – пути достижения этих результатов. Взятые вместе, все три указанные подхода раскрывают важнейшие лингвистические аспекты перевода, понимаемого как соотнесенное функционирование двух языков, которое осуществляется через речевую деятельность переводчика в рамках межъязыковой коммуникации.

ГЛАВА 12
ПРАГМАТИКА ПЕРЕВОДА

Всякий текст коммуникативен, содержит некоторое сообщение, передаваемое от Источника к Рецептору, какие-то сведения (информацию), которые должны быть извлечены из сообщения Рецептором, поняты им. Воспринимая полученную информацию, Рецептор тем самым вступает в определенные личностные отношения к тексту, называемые прагматическими отношениями. Такие отношения могут иметь различный характер. Они могут иметь преимущественно интеллектуальный характер, когда текст служит для Рецептора лишь источником сведений о каких-то фактах и событиях, его лично не касающихся и не представляющих для него большого интереса. В то же время полученная информация может оказать на Рецептора и более глубокое воздействие. Она может затронуть его чувства, вызвать определенную эмоциональную реакцию, побудить к каким-то действиям. Способность текста производить подобный коммуникативный эффект, вызывать у Рецептора прагматические отношения к сообщаемому, иначе говоря, осуществлять прагматическое воздействие на получателя информации, называется прагматическим аспектом или прагматическим потенциалом (прагматикой) текста.

Прагматический потенциал текста является результатом выбора Источником содержания сообщения и способа его языкового выражения. В соответствии со своим коммуникативным намерением Источник отбирает для передачи информации языковые единицы, обладающие необходимым значением, как предметно-логическим, так и коннотативным, и организует их в высказывании таким образом, чтобы установить между ними необходимые смысловые связи. В результате созданный текст приобретает определенный прагматический потенциал, возможность произвести некоторый коммуникативный эффект на его Рецептора. Прагматический потенциал текста объективируется в том смысле, что он определяется содержанием и формой сообщения и существует уже как бы независимо от создателя текста. Может случиться, что прагматика текста не полностью совпадает с коммуникативным намерением Источника ("сказал не то, что хотел, или не так, как хотел"). В той степени, в которой прагматика текста зависит от передаваемой информации и способа ее передачи, она представляет собой объективную сущность, доступную для восприятия и анализа.

Прагматическое отношение Рецептора к тексту зависит не только от прагматики текста, но и от того, что собой представляет данный Рецептор, от его личности, фоновых знаний, предыдущего опыта, психического состояния и других особенностей. Анализ прагматики текста дает возможность лишь предположительно предусмотреть потенциальный коммуникативный эффект текста по отношению к типовому, "усредненному" Рецептору.

Осуществление прагматического воздействия на получателя информации составляет важнейшую часть любой коммуникации, в том числе и межъязыковой. Установление необходимого прагматического отношения Рецептора перевода к передаваемому сообщению в значительной степени зависит от выбора переводчиком языковых средств при создании им текста перевода. Влияние на ход и результат переводческого процесса необходимости воспроизвести прагматический потенциал оригинала и стремления обеспечить желаемое воздействие на Рецептора перевода называется прагматическим аспектом или прагматикой перевода.

Переводчик, выступая на первом этапе переводческого процесса в роли Рецептора оригинала, старается как можно полнее извлечь содержащуюся в нем информацию, для чего он должен обладать теми же фоновыми знаниями, которыми располагают "носители" исходного языка. Успешное выполнение функций переводчика предполагает поэтому всестороннее знакомство с историей, культурой, литературой, обычаями, современной жизнью и прочими реалиями народа, говорящего на ИЯ.

Как и у любого Рецептора оригинала, у переводчика возникает свое личностное отношение к передаваемому сообщению. В качестве языкового посредника в межъязыковой коммуникации переводчик должен стремиться к тому, чтобы это личностное отношение не отразилось на точности воспроизведения в переводе текста оригинала. В этом смысле переводчик должен быть прагматически нейтрален.

На втором этапе процесса перевода переводчик стремится обеспечить понимание исходного сообщения Рецептором перевода. Он учитывает, что Рецептор перевода принадлежит к иному языковому коллективу, чем Рецептор оригинала, обладает иными знаниями и жизненным опытом, имеет иную историю и культуру. В тех случаях, когда подобные расхождения могут воспрепятствовать полноценному пониманию исходного сообщения, переводчик устраняет эти препятствия, внося в текст перевода необходимые изменения.

Отсутствие у Рецептора перевода необходимых фоновых знаний вызывает необходимость в эксплицировании подразумеваемой информации, внесении в текст перевода соответствующих дополнений и разъяснений. Особенно часто это происходит в связи с использованием в оригинале имен собственных, географических названий и наименований разного рода культурно-бытовых реалий. При переводе на русский язык географических названий типа американских Massachusetts, Oklahoma, Virginia, канадских Alberta, Manitoba или английских Middlesex, Surrey и пр., как правило, добавляются слова штат, провинция, графство, указывающие, что обозначают эти наименования, чтобы сделать их понятными для русского читателя: штат Массачусетс, провинция Альберта, графство Миддлсекс и т.п.

Добавление поясняющих элементов может потребоваться и при передаче названий учреждений, фирм, печатных органов и т.п.:

The ecological movement in Spain is on the increase, "Newsweek" reports. – Как сообщает журнал "Ньюсуик", в Испании растет экологическое движение.

Аналогичные добавления обеспечивают понимание названий всевозможных реалий, связанных с особенностями быта и жизни иноязычного коллектива:

... for desert you got Brown Betty, which nobody ate ... – ... на сладкое – "рыжую Бетти", пудинг с патокой, только его никто не ел.

Добавление избавляет русского читателя от необходимости ломать себе голову над значением "рыжей Бетти", которую подают на сладкое.

В некоторых случаях необходимая дополнительная информация может быть дана в специальном примечании к тексту перевода:

Against my will I felt pleased that he should have considered my remarks interesting, though I knew that it was Dale Carnegie stuff, a small apparently casual compliment. (J. Braine). – Я был невольно польщен тем, что он находит мои замечания интересными, хотя и понимал, что это был дешевый трюк – как бы случайно брошенный комплимент по рецепту Дейла Карнеги.

К этому предложению в переводе можно дать примечание, указывающее, что Дейл Карнеги – автор популярной книги "Как приобретать друзей и влиять на окружающих".

В других случаях воспроизведение прагматического потенциала текста оригинала может быть связано с опущением некоторых деталей в переводе, неизвестных Рецептору перевода:

There were Pius and medicine all over the place, and everything smelled like Vicks' Nose Drops. – Везде стояли какие-то пузырьки, пилюли, все пахло каплями от насморка.

Здесь в переводе опущено Vicks – фирменное название капель, ничего не говорящее русскому читателю. Хотя это и ведет к незначительной потере информации, эта информация несущественна и ею вполне можно пренебречь, для того чтобы в русском тексте не было непонятных элементов.

Необходимость обеспечить адекватное понимание передаваемого сообщения для Рецептора перевода может вынудить переводчика заменить непонятный элемент исходного сообщения добавочной информацией, которая лишь подразумевалась в оригинале, но была вполне очевидна для Рецептора оригинала. Таким образом, имплицитная информация в оригинале становится эксплицитной в переводе:

The Prime-Minister spoke а few words from a window in No. 10.

Любому англичанину хорошо известно, что в доме № 10 по улице Даунинг-стрит в Лондоне расположена резиденция премьер-министра.

Русский читатель этого может не знать, поэтому в русском переводе будет произведена замена, разъясняющая смысл этого названия:

Премьер-министр произнес несколько слов из окна своей резиденции.

Часто такого рода замена носит характер генерализации, т.е. замены слова с конкретным значением словом с более общим, но зато более понятным для Рецептора перевода значением:

... а "swept" yard that was never swept where johnson grass and rabbit-tobacco grew in abundance. – ... "чистый" двор, который никогда не подметался и весь зарос сорной травой.

"The temperature was an easy ninety," he said. – Жара невыносимая, – сказал он.

В первом примере в оригинале даны названия сорняков, известные жителям южных штатов США. Русскому читателю вряд ли известны такие растения, как джонсонова трава и кроличий табак, поэтому в переводе эти названия обобщены в сорной траве, тем более, что существенным в данном контексте является не то, какими именно растениями зарос двор, а то, что он зарос сорняками, т.е., что за ним никто не ухаживал. Во втором примере ninety значит девяносто градусов по Фаренгейту. Система Фаренгейта малоизвестна русским читателям. Ее можно было бы заменить на систему Цельсия, как это обычно делается в официально-деловых и научно-технических текстах. Однако в данном случае этого сделать нельзя, так как слова в тексте принадлежат жителю США, где эта система неупотребительна. В переводе дана генерализация, ибо опять-таки здесь коммуникативно важно не точное указание температуры, а то, что стояла сильная жара.

Генерализация часто выражается в замене имени собственного (нередко фирменного названия) именем нарицательным, дающим родовое название для данного предмета:

Parked by а solicitor's office opposite the cafe was a green Aston-Martin tourer. – У конторы адвоката напротив кафе стоял элегантный спортивный автомобиль зеленого цвета.

Фирменное название автомобиля не несет в русском тексте той информации, которая связана с ним в английском оригинале, и нуждается в замене-разъяснении.

Указанные способы изменения текста перевода с целью обеспечить Рецептору перевода адекватное понимание переводимого сообщения используются переводчиком без учета особенностей какого-то отдельного Рецептора или группы Рецепторов. Рецептор, на которого ориентирован в таких случаях перевод, является гипотетическим "усредненным" представителем своего языкового коллектива. В приведенных выше примерах это был "русский человек", "русский читатель", и его восприятие передаваемого текста определялось не личностными характеристиками, а культурно-историческими особенностями данного народа, фоновыми знаниями об английских реалиях, которые могут иметься, в принципе, у большинства англичан и отсутствовать, как правило, у большинства русских людей.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.