Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Глушановский Алексей Алексеевич: другие произведения.





1. Дорога в маги (книга первая из цикла "Путь демона")

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]

  • Комментарии: 291, последний от 11/07/2009.
  • © Copyright Глушановский Алексей Алексеевич (arioh_alex@bk.ru)
  • Размещен: 03/06/2007, изменен: 15/06/2009. 576k. Статистика.
  • Роман: Фэнтези
  • Путь Демона
  • Иллюстрации/приложения: 1 шт.
Начало формы   Конец формы Начало формы Оценка: 8.28*924 Ваша оценка: шедевр замечательно очень хорошо хорошо нормально Не читал терпимо посредственно плохо очень плохо не читать Конец формы
  • Аннотация: Увлечение магией в нашем, не приспособленном для колдовства мире может завести далеко. Очень далеко! Прямо таки в мир иной. Как в буквальном так и в фигуральном смысле. Может помочь воскреснуть после нелепой гибели, познакомить с прекрасной богиней огня, дать в дар могучее тело демона. Но в этой жизни за все надо платить. И некоторые дары, несмотря на несомненную полезность, бывают отнюдь не безобидны. КНИГА ИЗДАНА!!! Издательство Альфа-книга, 01.07.2007. Тираж 8 000 экз. + 3 допечатки по 6 000 экз.

 

Алексей ГЛУШАНОВСКИЙ

 

Дорога в маги

 

 

Глава первая

Тяжелое утро

 

Утро добрым не бывает.

Народная мудрость

 

Было тяжкое и грустное, хотя и весьма солнечное майское утро, когда Олег Давыдов, проснувшись, дал себе твердое слово встать на путь истинный. Данный процесс сопровождался громкими стенаниями, охами, вздохами, кряхтением, и, наконец, когда он немного пришел в себя и смог внятно произносить слова (в чем немалую пользу оказала найденная бутылка минералки, смочившая пересохшее горло) - громкими проклятиями. Громы и молнии призывались в адрес коварного Елисея, уверившего честную компанию в том, что '...градус понижать можно, главное - чтобы кривая была гладкой'.

Означенный Елисей обнаружился неподалеку, в трупообразном состоянии валяющимся на полу возле кровати, и только редкие всхрапывания сообщали миру, что его еще рано вычеркивать из списка живых.



Олег огляделся внимательнее. Гремевшая вчера битва с 'зеленым змием' оставила великое множество сраженных тел, в самых разнообразных положениях усеивавших пол не такой уж и большой студенческой 'трешки'. Общим было только одно: выдыхаемый ими сильнейший запах перегара.

Две кровати Олеговых соседей по комнате были заняты разнополыми парочками.

'Ну вот, - усмехаясь, подумал Олег.- Саня с Лехой спят в теплой компании, а я опять обломался'.

Он начал вставать, но почувствовал, что ему что-то мешает. Это что-то, при пристальном рассмотрении, оказалось девичьей ручкой с тщательным маникюром, обвившейся вокруг его шеи. С изумлением обернувшись, Олег уставился на прелестное белокурое создание, украшавшее своей головой его подушку. Путем неимоверного напряжения мозга ему удалось вспомнить ее имя:

- Марина, - произнес он вслух.

Создание засопело, вздохнуло, и открыло глаза.

- Привет. Сколько времени?

- Одиннадцать, - сказал Олег, кинув взгляд на настенные часы.

- Так рано. Я тогда еще посплю, - протянула девушка и вновь закрыла глаза.

- М-да,- проговорил про себя Олег, вставая.- Экзамен мы отметили недурно.

 

Думаю, здесь можно сделать небольшой перерыв, пока наш герой приходит в себя, умывается холодной водой, вновь пьет минералку, и рассказать о нем поподробнее.

***

Олег Владимирович Давыдов девятнадцати лет от роду являлся типичным представителем вида 'Studiozus Vulgaris1' и учился на третьем курсе филологического факультета. Высокий рост и хорошее телосложение, а также приятные, хотя и резковатые черты лица давали ему значительные преимущества в одном из двух традиционных студенческих видов спорта - охоте за юбками, а голубые глаза и очень светлые, почти платиновые волосы, позволяли некоторым из 'пойманных юбок' называть его 'белокурой бестией'.

 

 

## 1. Studiozus Vulgaris - студент обыкновенный (лат.).

 

Олега сравнение с немцами очень обижало, и он каждый раз с жаром принимался доказывать свои славянские корни, выводя свое происхождение чуть ли не от самого Дениса Васильевича Давыдова, героя войны 1812 года.

Не увиливал Олег и от второго традиционного вида спорта - литробола, в котором, несмотря на усердные занятия, каких-либо особых вершин достигнуть не смог, сохраняя хорошую выправку, обеспеченную четырьмя годами тренировок карате, и полное отсутствие пивного брюшка.

В перерывах между этими почтенными занятиями он посещал ХИшки и другие толкиенутые сборища, почитывал фантастику и фэнтези, а также старался не пропускать лекции.

Однако, было у него и другое увлечение, которое Олег не то чтобы скрывал, но старался не афишировать. Он увлекался магией. Не той 'экстрасенсорикой' и шарлатанством, обучить которой в каждой газете обещают полчища черных, белых и серо-буро-малиновых в желтую крапинку магов, колдунов и ведьм, весьма охочих до содержимого карманов доверчивых граждан. Нет, его интересовали древние магические ритуалы, таро, рунное гадание, использование футарка2 в магических целях и тому подобные вещи.

 

 

## 2. Футарк - скандинавский рунный алфавит. Многие верят, что он обладает мистическими свойствами.

 

Кое-что ему даже удавалось. Например, хорошие оценки по многим предметам, наподобие сданного экзамена, с недавних пор стали обычным явлением. Это происходило без утомительной зубрежки и постоянного написания шпаргалок. Дело в том, что не так давно, в запаснике университетской библиотеки, куда Олег имел доступ благодаря Леночке - бывшей однокласснице, бывшей даме сердца и просто хорошему человеку, с которой Олег сохранил самые теплые, дружественные отношения, - он нашел Книгу. Обладающая длинным и скучным названием в стиле восемнадцатого века, занимающим большую часть титула, она сразу же стала для Олега просто Книгой с большой буквы. Книга была очень-очень странной.

Во-первых, название, начинавшееся 'Книга призрачная, искусствъ мертвых...', было выполнено устаревшим шрифтом и весьма сочеталось с ее старым видом и пожелтевшей от времени бумагой на которой она была напечатана. Однако текст внутри был вполне современный.

Во-вторых, она не значилась ни в каких каталогах, что было крайне необычно.

В-третьих, принимая во внимание ее несомненно древний вид, было трудно понять, почему она не находится среди раритетов, а пылится в библиотечном запаснике.

Она представляла собой сборник различных древних магических ритуалов и заклинаний с правилами использования и кратким описанием результата.

После проведенного одного из них, описание которого показалось наиболее безобидным, Олег заметил за собой новые способности. Они заключались в том, что руническое гадание, до того проводившееся им только из баловства и с нулевым результатом, стало гораздо надежней, приобретя почти стопроцентную точность. Также, при большом подпитии, ему как-то раз удалось зажечь сигарету без помощи зажигалки или спичек, одним усилием воли. Однако на трезвую голову подвиг повторить не удалось.

Методом проб и ошибок он научился определять; какой билет выпадет ему на экзамене, и теперь вовсю эксплуатировал новую способность.

При этом Олег не уставал удивляться тому факту, что ритуал, улучшивший его возможности в плане чтения скандинавских рун и европейских карт таро, явно являлся разновидностью индусского ритуала поклонения огню. Правда, были и отличия. Самым заметным из них являлась замена индуистского Агни3 на некую даму по имени Ясное Пламя, судя по деталям обращения, довольно привлекательную внешне коллегу Агни.

 

 

## 3. Агни - бог огня в индуистской религии.

 

Как раз вскоре после проведения этого ритуала началась сессия, и Лена не могла больше пропускать его в закрытые помещения, в результате чего Олег почти на месяц оказался отрезан от Книги. Однако вчера у Лениного курса экзамены должны были закончиться, и она могла выйти на работу. Так что на сегодня у Олега было запланировано сходить в библиотеку и посмотреть еще чего-нибудь интересного и полезного.

 

***

Выйдя из душа, Олег растолкал собутыльников. Вволю наслушавшись не очень цензурных и совсем нецензурных выражений (пару-тройку ругательств он даже запомнил - Елисей в очередной раз проявил свой талант матершинника), ему удалось отвоевать место у стола и приготовить завтрак. Запах еды разбудил и тех, кого не удалось поднять пинками. Однако к тому моменту, когда самые решительные еще только начинали сползаться к столу, Олег, уже позавтракав и помыв посуду, бодрым шагом направлялся к главному корпусу университета, где располагалась библиотека.

Приступив к любимому делу, Олег не заметил, как пролетело время. Спустя четыре часа внимательнейшего чтения, когда книга была прочитана почти полностью, Олег пребывал в расстроенных чувствах. Тщательное изучение не позволило найти ничего подходящего. Ритуалы, описанные в книге, были либо слишком сложными технически, либо их результаты были Олегу совершенно ни к чему.

Ну, хорошо, - рассуждал он, склонившись над очередным описанием. Допустим, мне удастся уговорить пару приятелей и трех-четырех девчонок на оргию в полнолуние, в дубовой роще на склоне холма, благо сейчас тепло. Но где я найду эту самую дубовую рощу и как объясню людям, что водку и пиво пить нельзя, а только легкое вино, причем половину выливая в ямки на земле. Да они ж меня за такое предложение самого в землю закопают, в те самые ямки, чтоб зря продукт не переводил, и, как говорят в Одессе, - таки были бы правы! Ну и самое главное: на фиг мне сдалась эта благосклонность Бриаса-козопаса с его защитой коз и овец от волков!

А вот ритуал, после которого становилось возможным чувствовать находящиеся под землей благородные металлы, драгоценные камни и пустоты искусственного происхождения, что было бы весьма полезно, требовал абсолютно невозможных вещей.

- Ладно, допустим теоретически, такие ингредиенты, как позвонок дракона и волос речной лошади, еще можно добыть, - рассуждал Олег. В конце концов, в запасниках музея палеонтологии, где он подрабатывал прошлым летом, этих окаменелых позвонков динозавров было столько, что пропажи одного никто не заметит.

С волосом было и того проще. Гиппопотам Алмаз, обитавший в городском зоопарке, отличался крайне спокойным и добродушным нравом и за один-два 'московских' батона, которые он обожал, с удовольствием давал себя погладить, так что снять волосок не представляло проблемы.

Однако, скажите, где же в этом мире можно добыть такие, воистину мифические вещи, как прядь волос целомудренной лицедейки, слюна правдивого адвоката и капля крови честного министра?!!

Подумав и так и не найдя способа добыть столь редкостные ингредиенты, Олег с сожалением отказался от идеи разбогатеть, занявшись поиском кладов. Он уже собрался уходить, с грустью констатировав отсутствие в книге более полезной информации, когда, перевернув последнюю страницу, обнаружил приклеенные к ней два листка бумаги с рукописным текстом. На одном из них странным угловатым почерком на русском языке было выведено 'Свобода пути', а ниже - три строчки рун, похожих на скандинавские. Олег внимательно разглядывал листок. Древнескандинавский алфавит он знал весьма неплохо, мог читать на нем и даже обладал некоторым словарным запасом - сказывалось увлечение и общая способность к языкам. Однако эта надпись сильно отличалась от всего, что он видел раньше. Какая-то неправильность, незавершенность в написании рунных слов, не дающая сосредоточиться, прочитать, даже внимательно разглядеть написанное. Олег вертел листок так и эдак, пытаясь разглядеть текст, но смысл ускользал, словно юркая уклейка из руки неопытного рыбака. Олег все больше сосредоточивался на неуступчивом листочке, словно впадая в медитацию, весь окружающий мир отступил, подернулись серым сумраком невнимания книжные полки, куда-то вдаль ушло окно с веселым и солнечным городом за ним, но упрямый листок не сдавался.

Тогда Олег решил взять его измором. Начать читать вслух, по букве, произнося каждую руну по отдельности, а затем из них уже в памяти собирать слово.

- Э-р-р-и-м, тьфу, нет. Э-р-р-у-м гх-а-р-а-шти ...

Что за язык? Непонятно. Однако, явно не скандинавский. Но почему тогда руническое письмо? - успел подумать Олег.

Внезапно перед глазами Олега мелькнул словно клочок рыжего пламени, и сразу все изменилось. Погас электрический свет, но видно не стало хуже. Ровным желтоватым сиянием засветилось пространство пустой библиотеки Неярким зеленоватым свечением окутались стоящие на полках книги. Когда Олег взглянул на себя, то увидел как по нему, пульсируя, прокатываются волны оранжевого, синего, фиолетового пламени. Он вспомнил, что так уже было. Тогда, на даче у Сереги, он уже видел этот проблеск пламени, очертаниями напоминающий женское лицо, и сигарета в руках вдруг затлела от небрежного прикосновения пальца.

Стараясь сохранить это необычное состояние, он перевел взгляд на текст и словно завороженный прочел вслух вдруг ставшие ясными строки.

Эррум гханаш ти увайре.

Зенум угандш зум шайде.

Эрхабн нун зигданшрайде!

Обычно мягкий и спокойный, голос его приобрел холодные и жесткие интонации. Так мог бы звучать безумный и ликующий северный ветер, пролетая над вымороженным им городом - мертво и жестоко. Сквозь застлавшую сознание пелену он ясно увидел смысл этих строк:

Смерть предоставит свободу пути.

Маг не обязан к мертвым идти.

Сам для себя ты дорогу найди!

Внезапно наваждение закончилось. Загорелась лампочка, и к нему забежала встревоженная Лена.

- Что случилось?

- О чем ты? - в свою очередь спросил Олег, изображая неведение.

Ему очень не хотелось объяснять, что за блажь заставила его читать стихи на непонятном языке в библиотеке, да еще при этом орать во весь голос.

- Здесь как будто кто-то стихи читал. Таким, знаешь, неприятным голосом! Очень неприятным! У меня аж мороз по коже! А потом свет погас.

- Здесь читал?

- Ну да, звук отсюда шел.

- Так может, это я читал? - с улыбкой спросил Олег.

- Ага, разбежался. Можно подумать, я твоего голоса не знаю. Тебе так не заговорить даже с дикого перепоя. Нет, правда, ты ничего не слышал?

- Нет, вроде ничего. Правда, я зачитался. Книжка интересная, мог и не обратить внимания. Вот свет гас, это видел. Наверно, кто-то выключателем балуется, - сделал предположение Олег.

- Все может быть. - Лена заметно успокоилась, - Как меня достала эта библиотека! - Вместо страха в ее глазах появилась злость. - Уйду я отсюда. Вот доработаю месяц и уйду!

- А что так? - поинтересовался Олег. - Обижают?

- Да нет. - Сосредоточенно глядя в карманное зеркальце, она принялась поправлять макияж. - Место тут нехорошее. Никто больше года проработать не может. Чудится всякое. Сегодня вот стихи кто-то читал так, что все лампочки погасли, вечерами книги шелестят, как под ветром, а месяца три назад, незадолго перед тем как ты сюда шляться повадился, вообще видела то ли привидение, то ли глюк. Так и с ума сойти можно!

Заинтересовавшись, Олег принялся расспрашивать, особенно интересуясь глюком, однако вполне оправившаяся Лена заявила, что подробности своего сумасшествия предпочитает держать при себе и поделится ими разве что с психиатром, когда ее упекут в 'желтый дом', что непременно произойдет, если она не уволится в ближайшее время.

Олег не стал настаивать. Помимо потрясающей красоты и незаурядного ума, Лена отличалась также поистине непоколебимым упрямством. Ему припомнилась произошедшая не так давно история. Преподавательница по эстетике, высохшая желчная дама, с первых занятий невзлюбившая Лену, и еще нескольких наиболее красивых девушек курса, была просто помешана на форме одежды. Перед экзаменом она потребовала, чтобы все мужчины явились в костюмах и при галстуках, а девушки в строгих блузках и юбках не меньше чем по колено длиной, сделав Лене особенное замечание за слишком открытый, по ее мнению, живот. Лена промолчала, хотя всегда устраивала грандиозный скандал, если кто-то пытался указывать ей, как одеваться. Все решили, что она смирилась, и Сухая Стерва (нередко так же употреблялось и сокращение этого прозвища - SS) довела и ее, но это мнение с треском разлетелось на следующий день.

На экзамен Лена явилась, как и было предписано, в строгой, под горлышко, блузке и юбке по колено. Кроме этого, на ней были надеты только алые, кружевные трусики-стринги, белые носочки и туфли на высоком каблуке, в чем мог убедиться любой желающий. И блузка, и юбка, надетые по приказу преподавателя, несмотря на полное соответствие размерам и покрою, отличались невероятной прозрачностью и никак не могли служить преградой для заинтерисованного взгляда.

Экзамен Леночке пришлось пересдавать с комиссией, после чего в ее зачетке, помимо пятерки, появилась небольшая приписка: 'Обладает великолепным эстетическим чувством и не стесняется его демонстрировать' Как легко догадаться, комиссия состояла из мужчин, причем некоторым из них посчастливилось видеть ее демарш против Сухой Стервы. Правда, на курсе еще долго шутливо спрашивали, что же именно преподаватели уклончиво назвали 'эстетическим чувством'? Бюст, или то, на что были надеты алые стринги?

Вспомнив эту историю, Олег перестал настаивать на рассказе и поинтересовался, чем же он может помочь? Ответ девушки был получен незамедлительно: он как джентльмен просто обязан подождать ее до конца рабочего дня, а после проводить в какое-нибудь место, где подают алкогольные напитки, - снять стресс.

Олег улыбнулся про себя. Данное заявление означало, что у Лены в очередной раз распалась 'любовь до гроба', и она не прочь приятно провести время со старым знакомым. Ну, что же, он был отнюдь не против того, чтобы принять правила игры, тем более, что Лена была весьма красивой девушкой.

- А после? - поинтересовался он. - Какие у тебя планы? Видишь ли, снимать стресс можно разными методами, и алкоголь далеко не самый лучший из них!

- Посмотрим, - Леночка лукаво подмигнула. - Зависит от твоего поведения и места встречи.

- Сегодня - разве что в кафе, - сказал Олег и, вспомнив свой утренний зарок, печально добавил: - Причем я пью сок!

Произнося последнее слово, лицо его выражало ТАКУЮ вселенскую скорбь, что Лена не выдержала и рассмеялась. Отсмеявшись, она поинтересовалась причинами столь странной воздержанности.

- Вчера вечером экзамен отмечали, - с грустью в голосе сообщил Олег. - А сегодня - все по пословице.

- Какой? - заинтересовалась Лена.

- Правдивой, - сумрачно ответил Олег и процитировал: - 'В голове больно, в кармане пусто, и во рту мышь повесилась'. Только у меня вдобавок к этому еще и печень уволиться собралась! Вот и приходится дать ей отпуск.

- Все с тобой понятно, - Лена улыбнулась. - Значит, на ближайшие сутки ты трезвенник-язвенник.

- Угу, - Олег вздохнул. - Думаю, можно будет в 'Луч' сходить, - добавил он.

Лена недовольно поморщилась. 'Луч', расположенный неподалеку от университета, был обычным обеденным местом студентов, и уже хотя бы поэтому недотягивал до ранга заведения, в которое стоит приглашать девушку.

Осознав этот промах, Олег поспешил подсластить пилюлю:

- В пятницу у Дениса день рождения. Если хочешь, можем пойти вместе.

Выслушав это предложение, девушка повеселела.

- О'кей. Договорились. Сегодня в 'Луч', а в пятницу к Денису, - сказала она и вышла из комнаты.

Некоторое время Олег тихо посидел, раздумывая, хочет ли он возобновить отношения с Леной. Взбалмошная и увлекающаяся, все время куда-то стремящаяся, она меняла свои интересы по семь раз в неделю. Вместе с тем, она была очень хорошим, надежным другом. Еще в школе, оценив эти качества ее характера, Олег постарался перейти из категории 'интересов', куда попал первоначально, в разряд друзей, что и было с успехом осуществлено. Однако с момента их первой встречи прошло уже пять лет, за которые Лена еще больше похорошела, и упускать такую красавицу было просто глупо.

Так не до чего и не додумавшись, Олег решил положиться на судьбу и отдаться на волю течения. Куда жизнь вынесет - так тому и быть.

Приняв такое судьбоносное решение, он откинулся на стуле и стал рассматривать второй листок.

Написанный уже знакомым угловатым почерком, он содержал три непонятных слова, на сей раз написанных русскими буквами, и снизу имел приписку:

'Если желаешь ты поблагодарить кого-либо из созданий могущественных, коих несведущие нередко богами нарекают, за поддержку оказанную, пролей наземь кровь свою, в количестве с благодарностью твоей соразмерном, и слова сии, с именем создания соединив, изреки'.

Прочитав это, Олег задумался. Он испытывал значительную благодарность к Ясному Пламени, ритуал обращения к которой приоткрыл ему возможности магии. Вместе с тем, Олег здорово не любил и побаивался вида крови, а уж тем более, если это будет своя кровь... Нет, решительно нет, добровольно распластать себе руку и наблюдать, как кровь течет на землю, - на этот подвиг сил у него явно недостаточно. Так что он решил погодить с выражениями благодарности до ближайшего серьезного пореза, на всякий случай заучив наизусть заклинание.

Остаток дня он провел на диванчике, перечитывая 'Понедельник...' Стругацких и дожидаясь Лены.

***

Поход в кафе прошел неплохо. По итогам совместного распития напитков (вишневого компота у Олега и 'Медвежьей крови' у Лены, что немало поразило обслуживающего их столик официанта) было принято решение отложить остальные 'антистрессовые процедуры' до пятницы, то есть до возвращения с дня рождения их общего знакомого Дениса.

По мысли высоких договаривающихся сторон после такого эпохального события (а праздновать Денис любил и умел) они будут в достаточно нетрезвом состоянии, чтобы попробовать 'второй раз войти в ту же самую реку'.

Приняв это решение и обменявшись невинным поцелуем в щечку, они разошлись по домам.

 

Глава вторая

Переход по лезвию ножа

 

Я знаю точно наперед:

Сегодня кто-нибудь умрет!

Я знаю где, я знаю как,

Я не гадалка, я - маньяк!

Из народного творчества

 

Три дня пролетели быстро. И вот, наступила пятница. Собираясь на праздник, Олег долго решал, стоит ли брать с собой гитару.

Вопрос был действительно сложным. С одной стороны, живая музыка на празднике всегда кстати. К тому же, играть на гитаре Олег умел и любил. С другой стороны, обычно игра на гитаре должна сопровождаться пением. А вот с этим у Олега были серьезные проблемы. Обладая неплохим музыкальным слухом, он давно смирился с фактом полного отсутствия приятного голоса.

Зная за собой этот недостаток, он предпочитал просто играть, оставляя пение для желающих. Однако в некоторых компаниях (и компания Дениса в числе первых), особенно в подпитии, от него настойчиво требовали песен и, случалось, хорошенько напоив, добивались требуемого. Обычно Олег относился к этому довольно философски:

- Ну, хотят люди мучаться - пожалуйста. Может, они мазохисты?! Так на здоровье, мне не жалко!

Такие или примерно такие мысли возникали у него всякий раз, когда очередная компания начинала требовать: 'Песню!'.

Однако на этот раз Олег не хотел выступать с 'вокальными вариациями свадебных криков павиана', как в шутку называл он свое пение. Еще бы, ведь с ним будет Лена, а позориться в ее глазах Олегу жутко не хотелось. В конце концов, Олег остановился на компромиссе. Гитару он берет, но пить будет мало, а петь не будет ни при каких условиях.

Приняв такое решение, Олег направился на встречу с Леной.

 

***

Праздник проходил успешно. Хорошенько приняв на грудь (увы, всем зарокам!) Олег разошелся и решил повторить фокус с зажиганием сигареты. К его удивлению, это легко удалось. Поэкспериментировав несколько раз, он решил показать свое умение публично, в качестве нового фокуса. В результате демонстрации мнения разделились. Одна половина группы усиленно интересовалась, где он раздобыл белый фосфор и зачем тратит его так бездарно, а другая спрашивала, какой химический состав дает невидимое пламя, и где он ухитрился спрятать зажигалку. Олег улыбался, хмыкал, но секретов не раскрывал. Да и что он мог сказать...

Кроме того, Олега все же убедили исполнить несколько песен. Против всех его ожиданий, ливня прогнивших пищепродуктов не последовало, а несколько вполне благожелательных взглядов из женской части аудитории убедили его, что все не так плохо, как казалось.

Олег блистал. И многозначительные Леночкины взгляды ясно давали понять, что его 'выпендреж' не остается незамеченным, и продолжение вечера будет весьма и весьма интересным.

Около часа ночи праздник стал угасать. Кто-то побежал за догоном, кто-то уже спал, в углах целовались парочки, и Олег решил, что пора двигаться по домам.

Одевшись и распрощавшись с радушным хозяином, они пошли по направлению к Лениному дому. Путь был неблизкий, однако компания Лены была приятна, вечер теплый и звездный. Увлекшись беседой, Олег не заметил трех бритоголовых молодчиков, уже несколько минут шедших за ними.

Обогнав парочку, компания преградила им путь, и один из гопников, похожий на переевшего стероидов кабана, схватил Лену. Другой, по-видимому, главарь, при этом обратился к Олегу с предложением отдать все имеющиеся ценности и удалиться, оставив им 'эту прикольную телку', которой предстоит 'крутая ночь с настоящими мужиками'.

Четыре года регулярных занятий карате не пропали даром. Точный удар Олега полностью вырубил кабанообразного, который держал Лену, надолго исключив его из списка боевых единиц. Затем Олег скомандовал Лене бежать, а сам, чтобы дать ей время, вступил в драку с оставшимися двумя гопниками.

Бой проходил для Олега достаточно неплохо. Не ожидавшие отпора, привыкшие брать числом, гопники были ошеломлены. Опыт занятий карате давал Олегу возможность не только вполне успешно отбивать атаки главаря и 'прыщавого', как он про себя назвал третьего члена банды - невысокого роста молоденького парня, на вид лет шестнадцати, почти все лицо которого было покрыто прыщами самых невероятных размеров, но и изредка контратаковать.

Удары Олега были редки - все же ему приходилось сдерживать двоих, - но весьма убедительны: нос главаря приобрел форму лепешки после пропущенного качи-цуки, а во рту 'прыщавого', по подсчетам Олега, стало примерно на три зуба с левой стороны меньше, чем было.

К сожалению, в пылу схватки Олег совершенно забыл про третьего - кабанообразного любителя чужих девушек, вырубленного первым ударом и отдыхавшего в случившейся под ногами лужице, от чего его сходство со свиньей достигало и вовсе непредставимых размеров. Тот же, отлежавшись в родной стихии, почувствовал прилив сил. Достав из кармана дешевый китайский нож с выкидным лезвием, он, подбадривая себя нецензурными воплями, бросился на Олега со спины.

В тот самый момент, когда Олег восстанавливал природную симметрию, повторным качи-цуки вышибая у 'прыщавого' вторую тройку зубов, но на этот раз с правой стороны того, что уже заменяло ему лицо, удар 'кабана' достиг цели. Олег ощутил резкую боль в боку и, взглянув туда, увидел пластиковую рукоятку ножа, зажатого в кулаке кабанообразного. Затем она исчезла, но взамен появилась кровь. Ее было много. Очень много. Ярко-алая, она мигом пропитала одежду и, пульсируя в такт ударам сердца, стекала вниз. 'Похоже, перебита артерия' - как-то вяло подумал Олег, медленно оседая на грязный асфальт.

Имея некоторые познания в медицине, он вполне осознавал тот факт, что жить ему осталось меньше минуты. Однако сейчас ему все было безразлично: и резко сгустившиеся, придвинувшиеся вплотную тени, заслонившие его убийц, и сами гопники, чьи взволнованные голоса он слышал как будто издалека, и даже звезды, вдруг ставшие огромными, близкими, словно зовущими его к себе. Он смотрел на свою кровь, в изобилии текущую на асфальт, и в голове его вертелась всякая ерунда. Он вспоминал книгу магии, читанную всего три дня и целую жизнь назад, рукописный листочек с заклинанием 'Свобода пути'.

Перед его глазами вновь проносились произнесенные им тогда знаки, и загадочное стихотворение барабанным грохотом стучало в голове. Впрочем, сейчас оно перестало таить в себе какую-либо загадку. Смерть - вот что было ключевым словом, вот что активировало заклинание. И сейчас Олег, умирая, вполне осознавал это. Заклятие было напряжено, оно изготовилось, как кот перед мышиной норой, откуда уже показался кончик усатого носа зверька, оно выжидало последней секунды, чтобы подхватить отлетающую душу и отправить ее. Куда? Вот какой вопрос интересовал Олега. Какие миры он повидает? Что будет дальше?

Вспоминая, он припомнил и второй лист. 'Какой удачный момент для благодарности, - подумал Олег. - Крови сейчас много... Как там?.. Отторе михаре лирис, Ясное Пламя', - прошептал он. И, будто бы дождавшись этого момента, тени сгустились и набросились на него, полностью закрывая обзор.

Затем он почувствовал, как какая-то могучая сила бережно подхватывает его и несет в самую сердцевину тьмы, мимо переливающегося ослепительно-белым свечением тоннеля, вдруг возникшего над его головой, и перемещает его все дальше. Туда, где среди ставших разноцветными теней вспыхивают язычки изумительно чистого, какого-то светлого и радостного пламени, мелькают капли воды, то и дело принимающие вид смеющихся рожиц, пролетают облака, похожие на иллюстрации из какой-нибудь доброй детской сказки. Их подгоняют потоки вдруг ставшего видимым ветра, и важно катаются каменные глыбы самых невероятных размеров, расцветок и форм...

Все это было перемешано без всякого порядка, двигалось хаотично и, хотя на первый взгляд казалось вполне привлекательным, быстро вызывало усталость.

Олег прикрыл глаза и постарался расслабиться. Спустя недолгое время, он почувствовал, что движение замедлилось, и вскоре он вовсе остановился. И сразу же услышал, как его кто-то настойчиво зовет приятным женским голосом.

 

***

В этот вечер Толян планировал хорошо поразвлечься. Толян - так звали главаря небольшой тусовки приблатненной молодежи, уже около трех месяцев не дававшей покоя этому району города. На их счету уже было значительное количество избитых парней, несколько изнасилованных и ограбленных лиц разного пола и возраста. Однако пока это сходило им с рук. Отец Анатолия занимал очень высокую должность в городском управлении милиции и, как мог, защищал сына. Двое его спутников носили имена Семен и Виталий. Однако Семен с куда большей охотой откликался на прозвище Кабан, которое дали ему за особенности внешнего вида и поведения. Что касается Виталика, то иначе как Воблой его никто не называл. Такое прозвище появилось в результате небольшого искажения любимого восклицания Виталика4, которым он пользовался к месту и не к месту.

 

 

## 4. Хотите знать, какое - замените в прозвище '-а' на '-я'. Только, чур, не вслух!

 

Итак, сегодня Толян планировал хорошо поразвлечься. Вместе с Кабаном и Воблой он шлялся по району в поисках приключений.

Первым прогуливающуюся парочку заметил Вобла. Окинув Лену страстным взглядом, он выдал свой излюбленный возглас и громко зашептал, привлекая внимание приятелей:

- Гля, братва, какая ляля с фраером шкандыбает!

Братва ахнула. Посмотреть, действительно, было на что. Короткая юбка едва прикрывала изящные Ленины бедра, словно вылепленные греческим мастером из белоснежного алебастра Тонкая талия, способная вызвать зависть у любой из манекенщиц, была обнажена. Легкая полупрозрачная блузка с эротичной небрежностью сползала с одного плеча, оголяя его. А упругая грудь, казалось, так и рвалась из стесняющих оков, пытаясь прорвать тонкую ткань блузки. Ее шелковые темные волосы будто манили прикоснуться к ним, развеваясь на ветру.

Пока 'братва', выпучив глаза и распустив слюни, глазела на это, действительно заслуживающее внимания зрелище, пара скрылась за поворотом.

Первым опомнился Кабан:

- Давай за ними. Скорей, а то свалят. - затеребил он Толяна, одновременно давая пинка Вобле, чтобы тот подобрал слюни.

Очнувшийся от эротических грез Вобла тут же затянул:

- Толян, а Толян, я их первый заметил. Я первым в очереди на бабу буду?! Ну, или после тебя. А то после Кабана там и делать нечего. Он же их так отхаживает, что и взглянуть нечего. Сплошные синяки, и разорвано все. Никакого удовольствия.

Сплюнув, Толян взглянул на набычившегося Кабана и коротко бросил: 'Х... тебе. Кабан в делах завязан, а ты шестерка примазавшаяся. Не нравится - вали домой и...' - (дальше следовал довольно большой список различного рода извращений, которыми, по мнению Толяна, Вобла должен был заниматься дома. Первым в списке шла мастурбация с помощью различных предметов домашнего обихода, а заканчивалось все зоофилией.)

Успокоив, таким образом, свою главную боевую единицу - Кабана, Толян поспешил за уходящей добычей.

Однако на этот раз запланированный и уже не раз опробованный сценарий сорвался. Вместо того чтобы, оценив тройное преимущество команды Толяна, смирно выполнять все их требования, парень полез драться. Причем делал он это весьма неплохо.

Ему повезло с первого удара вырубить Кабана, и Анатолию, который предпочитал отдавать команды, а не действовать самому, вместе с Воблой, который вообще годился только для добивания и издевательств над уже упавшими противниками, пришлось драться.

Через пару минут боя Толян горько пожалел, что наехал на парочку. Девка давно успела смотаться и сейчас наверняка названивала, вызывая ментов, а парень оказался крутым.

Сема валялся в грязной луже, полностью оправдывая свое прозвище, и было непохоже, что в ближайшее время он сможет что-либо сделать. Вобла харкал кровью с осколками выбитых зубов и явно прикидывал, как бы ему половчее свалить. Сам же главарь едва успевал парировать удары, стараясь особенно прикрывать истекающий кровью нос, и грустно прикидывал, сломан он или просто расквашен. По совокупности признаков выходило, что вроде как сломан, и данное наблюдение очень расстраивало Анатолия. Тем более их противник выглядел практически невредимым, не считая небольшой ссадины на левой скуле, и даже не снял со спины футляр с гитарой. (Справедливости ради, надо заметить, что мысль использовать гитару в качестве ударного инструмента и хорошенько сыграть ею по головам нападавших приходила Олегу на ум. Для осуществления этой идеи ему элементарно не хватило времени. Да и гитару было жалко...)

В общем, Толян уже совсем собирался предпочесть 'лучший вид доблести', то есть драпать так, чтобы и свет не мог догнать, когда положение на 'поле боя' резко изменилось.

Медленно, словно воздвигаясь из грязной лужи, поднялся Семен и, покачиваясь, вперился мутными глазами в спину Олега. Заметив это, Толян с Воблой удвоили усилия, надеясь в скором времени сполна расквитаться за неудачную ночь с ненавистным 'крутым'. В результате они забыли об обороне, и очередной удар Олега заставил Виталика снова выплевывать осколки зубов.

Но своей цели они достигли. Бешено поводя глазами, Кабан выхватил свой выкидной нож, которым часто любил помахать перед приятелями и, грязно выругавшись, всадил его в бок парня. Коротко всхлипнув, тот осел на асфальт, зажимая рану рукой.

Толян с Виталиком уставились на Кабана. Под их взглядами тот поежился и быстро забормотал:

- А чего он? Понял, как на меня наезжать!! Будет в другой раз наука!

Толян посмотрел на парня. Тот лежал на асфальте, и вокруг него быстро расплывалась красная лужа.

- Нет, не будет. Ты, Сема, завалил чувака. Теперь он уже ничему научиться не сможет.

Банда была в напряжении. Это был их первый 'жмурик', так как Анатолий твердо помнил наставление отца: 'Шалить - шалите, но меру знайте. Если пойдет 'мокруха', дело направят в прокуратуру, а там у меня есть пара недоброжелателей. Влететь можете по полной...'





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.