Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Типы переводческих трансформаций





Перевод – это то же перефразирование. С той лишь разницей, что это перефразирование с одного языка на другой. Соответственно переводческие трансформации представляют собой один из двух основных видов операций, применяемых в процессе трансязыкового перефразирования (перевода). Другим основным видом переводческих операций, как мы помним, являются подстановки.

В предыдущих пунктах нашей работы уже говорилось о том, что масштаб и глубина переводческих трансформаций бывают весьма различными – от трансформаций, влекущих за собой относительно небольшое несходство переводного высказывания с исходным, до случаев так называемого парадоксального перевода. Парадоксальным мы можем назвать перевод тогда, когда внешняя непохожесть исходного и переводного высказываний такова, что в продукте, предложенном языковым посредником, трудно сразу же признать перевод, и лишь «по зрелому размышлению» становится ясно, что решение оптимально, что перевести ближе к тексту было просто невозможно, что перед нами перевод.

Разумеется, одной лишь констатации факта наличия столь широкого диапазона переводческих трансформаций мало. Очевидно, что переводчику полезно еще и знать основные, наиболее часто применяемые типы переводческих трансформаций и уметь пользоваться ими. Владение этим инструментарием столь же ценно для языкового посредника, как для шахматиста владение репертуаром стандартных решений в типичных ситуациях. Понятно, что, пользуясь одними лишь стандартными решениями, успешно ни играть в шахматы, ни переводить нельзя, – в возникающих нетипичных ситуациях как от шахматиста, так и от переводчика требуются еще и творческие решения. Однако эти творческие решения практически всегда в большей или меньшей мере являются сочетаниями или вариациями стандартных решений. И, кроме того, именно знание стандартных решений позволяет переводчику экономить время и сосредоточиться на решении нестандартных, требующих творчества задач.



Разбиение переводческих трансформаций на типы, как и любая другая классификация, может осуществляться на разных основаниях. Весьма удобное основание – уровни языка. Это основание позволяет не только классифицировать переводческие трансформации, но и провести границу между ними и другим большим классом переводческих приемов – подстановками.

Языковые уровни – это подсистемы общей системы языка, каждая из которых характеризуется совокупностью относительно однородных единиц и категорий языка, а также правил, регулирующих их использование.

Выделяются следующие уровни языка: фонетический, морфологический, синтаксический и лексический. В соответствии с тем, единицы какого из названных уровней в процессе трансязыкового перефразирования (перевода) претерпевают изменения, мы будем говорить либо о переводе, целиком выполненном с помощью подстановок, либо о том или ином типе переводческих трансформаций.

Минимальной мерой переводческих преобразований является переход от фонетики ИЯ к фонетике ПЯ. Без замены «звуковых оболочек» значений перевод вообще немыслим. Если других изменений, кроме такой замены, не происходит, то мы говорим, что перевод выполнен (исключительно) с помощью подстановок. Фонетическое преобразование исходного высказывания не может считаться трансформацией, поскольку оно – обязательный, константный элемент процесса перевода. О трансформациях правомерно говорить только в тех случаях, когда трансязыковое перефразирование затрагивает еще и другие уровни языка: морфологический, лексический, синтаксический или же еще более глубокие структуры порождения речи (о чем будет сказано ниже).

Если в результате подстановок возникает переводное высказывание, симметричное исходному на всех уровнях, за исключением фонетического, то использование уровневых трансформаций ведет к их асимметрии на том или ином уровне – в зависимости от того, какая трансформация имела место.

Преобразования на уровне частей речи мы будем именовать категориально-морфологическими трансформациями, поскольку части речи одна из основных категорий морфологии. Этот тип трансформаций широко применяется в переводе. Их особенность в том, что они в минимальной степени отражаются на передаваемом содержании – не влекут за собой существенных содержательных потерь или модификаций.

Достаточно нейтральны в отношении передаваемого содержания и синтаксические трансформации, однако мы подробнее остановимся на лексических трансформациях.

Суть лексических трансформаций заключается в том, что в процессе перевода некоторые лексемы (слова, устойчивые словосочетания) исходного высказывания заменяются не системными (словарными) лексическими эквивалентами ПЯ, а некоторыми контекстуальными эквивалентами, то есть эквивалентами только на данный конкретный случай, которые при наложении друг на друга лексических систем ИЯ и ПЯ не пересекаются.

Это находит свое отражение в том, что контекстуальные эквиваленты не являются эквивалентами в рамках двуязычного словаря.

«Er setzte sich hin, nahm die Feder, rückte aber das Gesicht tief auf den Tisch». (St. Zweig.)

«Он сел, взял перо и низко нагнул голову над столом». (Ст. Цвейг) [ с. 255].

Немецкое существительное «das Gesicht» не является системным (словарным) эквивалентом русского существительного «голова», а немецкий глагол «rücken» – русского глагола «нагнуть».

Лексические трансформации в большей степени, чем категориально-морфологические или синтаксические, могут затрагивать процесс передачи исходного содержания. Однако отнюдь не они являются самыми глубокими, самыми радикальными трансформациями. Так же, как синтаксические и категориально-морфологические трансформации, они (в своем чистом виде) затрагивают лишь поверхностный слой речемыслительного процесса – подбор средств языкового выражения в соответствии с уже имеющейся схемой построения мысли. Соответственно в рамках названных трансформаций переводчик меняет лишь принципы этого подбора, не затрагивая более глубинное явление – саму схему мысли.

В процессе перевода однако имеют место и более радикальные трансформации, вторгающиеся в более глубинный слой речемыслительной деятельности, в результате чего претерпевает изменения сама схема мысли.Соответственно мы будем именовать этот тип трансформаций глубинными.Попробуем показать разницу между «поверхностными» и глубинными трансформациями на примерах одноязычного перефразирования:

1.2. «Петров своим трактором разбил дорогу».

1.2. «Трактор Петрова разбил дорогу».

2.1. «Вдруг он выхватил нож».

2.2. «Вдруг в его руке появился нож».

2.3. «Вдруг в его руке все увидели нож».

2.4. «В его руке вдруг сверкнул нож».

В первом случае меняется лишь языковое (синтаксическое) оформление мысли: если в первом высказывании действующий субъект представлен в форме синтаксического субъекта (подлежащего), а инструмент действия – в форме инструменталиса (существительного в творительном падеже), то в перефразированном варианте высказывания инструмент уже выступает как синтаксический субъект (подлежащее), а собственно субъект –деятель превратился в признак синтаксического субъекта, выраженный несогласованным определением в родительном падеже. Иными словами, в парафразе трактор представлен так, как если бы он был собственно деятелем и действовал самостоятельно. Отметим при этом нечто важное: при перефразировании не изменился набор признаков, с помощью которых описана ситуация: и в исходном и в перефразированном высказывании они те же самые: Петров, трактор, дорога, разбить.

В отличие от «поверхностных» трансформаций в трансформациях глубинных меняется не только (и не столько) языковая форма высказывания, но и набор признаков, с помощью которых описывается ситуация. Таких признаков у любой – практически бесконечное множество. В ситуации, описанной с помощью ряда высказываний под цифрой 2, упомянуты следующие ее детали: некто (он); нож, находившийся у него (в кармане, за пазухой, за ремнем и т.д.); свидетели происшествия; быстрое движение (выхватил); внезапность произошедшего (вдруг). Не упомянуты такие детали, как место, время, количество и состав свидетелей, причины происшествия, погода, разновидность ножа, какой рукой действовал человек с ножом, как он был одет, как выглядел и т.д.

Совершенно очевидно, что все составляющие ситуации, во-первых, просто не могут быть использованы в ее описании, во-вторых, в этом нет необходимости – достаточно отобрать для описания только те из них, что наиболее существенны (с точки зрения говорящего или пишущего). Более того, излишнее количество упомянутых в описании ситуации деталей затрудняет восприятие.

Итак, суть глубинных преобразований (трансформаций) высказываний заключается в изменении набора деталей, используемых для описания ситуации.

В наших примерах это выглядит следующим образом:

2.1. – ситуация описана напрямую, она представлена как свершившееся действие субъекта;

2.2. – ситуация представлена как некий результат, само действие не упоминается, откуда появился нож тоже не упомянуто (эти детали перешли в разряд подразумеваемых, они «выводятся» из общего контекста);

2.3. – ситуация описана через восприятие окружающих, т.е. появление ножа в руке описано косвенным образом;

2.4. – ситуация также описана косвенным образом – через упоминание оптического эффекта, сопровождавшего действие.

Аналогичные трансформации применяют и переводчики.

Итак, мы назвали четыре основных типа уровневых трансформаций, каждый из которых связан с определенным уровнем языка/речи: категориально-морфологическим, синтаксическим, лексическим уровнями языка и уровнем глубинной структуры речи. Следует сказать, что в чистом виде эти типы переводческих преобразований встречаются не столь уж часто.

Более типичны комбинации трансформаций разного вида. Так, к примеру, категориально-морфологическая трансформация, как правило, возможна только в сочетании с преобразованием синтаксической структуры, поскольку «превращение» одной части речи в другую обычно связано и с изменением ее синтаксического статуса, поскольку у каждой части речи свои предпочтения в области синтаксических функций.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.