Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Язык, представительство и политическая торговля с «Центром»




Персидский ковер национальных проблем

Лана Раванди-Фадаи,
к.и.н., Институт Востоковедения РАН. Специально для Iran.ru

Начнем с сухих цифр. Основными этническими меньшинствами в Иране являются азербайджанцы 24%, гилаки и мазандаранцы 8%, курды 7%, арабы 3%, белуджи 2%, туркмены 2%, луры 2%, армяне, ассирийцы, евреи, и грузины. Племенные группы: бахтияры, луры , кашкайцы , а также другие. Совершенно очевидно, что при таком разнообразии одна из наиболее важных задач правительства ИРИ – это сохранение целостности государства, являющимся многонациональным.

Согласно конституции ИРИ, иранцы, относящиеся к любому этносу или племени, обладают равными правами; цвет кожи, раса, язык и т.п. не ставит никого в привилегированное положение. Местные национальные языки могут свободно использоваться наряду с персидским языком в прессе и иных средствах массовой информации, а также для преподавания национальных литератур в школах.

Но на практике не всегда удается этим конституционным принципам воплотиться в жизнь. Запад очень часто обвиняет национальную политику ИРИ в дискриминации этнических меньшинств со стороны иранских властей (обвиняя в запрете на отстаивание социальных и культурных прав, включая право на образование на родном языке) [1].

Язык, представительство и политическая торговля с «Центром»

Этнический национализм является важным элементом в жизни любой страны, который следует учитывать для внутренней безопасности, особенно в Иране, находящимся на перекрестке цивилизаций и этносов. Так, деятельность этнических националистов в западном и юго-восточном районах Ирана (в которых экономическая и религиозная ситуация заметно отличается от центральных останов Ирана) и возможность иностранных провокаций в этих районах могут быть крайне опасны.

Этнические проблемы представляются крайне важными для современного Ирана. Ситуация осложняется наличием «разделенных народов» («ирредентизм»), и естественным желанием этносов соседних стран объединиться в единое целое. С одной стороны Иран получает возможность влиять на своих соседей, но, с другой стороны, и соседи могут подстрекать «свой» этнос к межэтническим конфликтам в Иране.

Проблема, которая больше всего вызывает недовольство среди национальных меньшинств, это отсутствие школ на родном языке. В связи с этим хотелось бы отметить, что вопрос о том в какой степени государство должно разрешить этносам внутри страны проявлять и развивать свою особую этническую и национальную идентичность, является крайне непростым для любого государства. Например, США часто и громко критикуют национальную политику других стран, в том числе и Ирана, обвиняя их, что они ущемляют права своих национальных меньшинств. Но в американских государственных учебных заведениях учёба ведётся только на английском языке. Хотя по данным официальной переписи 2010г., 16.3% населения США – латиноамериканцы. А их доля в юго-западных штатах намного больше (например, в штате Калифорнии – 37.6 % населения – латиноамериканцы) [2]. Но и в Калифорнии учёба в государственных высших учебных заведениях ведётся только на английском языке.



Для американских политиков представляется бесспорной важность государственного единства. Еще в 1907г. президент Рузвельт сказал: «В нашей стране хватает места только для одного языка – это английский язык. Потому, что мы намерены создавать наших граждан американцами, людьми американской национальности, а не обитателями какого-то проходного дома многих языков» [3].

Существуют различные взгляды на проблему этнического национализма. Одни считают, что этносы – уже дело прошлого. Этносы существовали веками, как и семейные, общественные и т.п. связи, которыми любой человек окружен с детства. В настоящее время, когда идет «построение наций», неизбежно происходит «разрушение этносов». Зачастую людям приходится отказываться от этнической самоидентификации, чтобы стать частью чего-то большего – нации, страны. Это естественный процесс, и конфликты, связанные с ним, также естественны, и социальные перемены ничего не изменят, и решения проблемы данный подход не предлагает. Согласно другой точке зрения этнические конфликты, как мы их знаем сегодня, – это результат политических, социальных, культурных и т.п. изменений в обществе. Таким образом, зная причины и последствия таких перестановок, можно найти оптимальное решение. Чтобы понять современную ситуацию в Иране, необходимо сочетать оба эти подхода.

До определенного момента первый подход позволял объяснить причину политизации национального сепаратизма. Но в настоящее время ситуацию в иранских национальных районах первый подход мало объясняет, зато может помочь объяснить второй.

Чрезвычайную важность имеет вопрос национального представительства во властных структурах. Так, число правительственных постов ограничено. Если их получат представители одного этноса, то не получат представители другого. Все это приводит к соревнованию, и политизации противоречий. Это же можно сказать про экономику, культуру и т.п. Внутри же этнической группы подобные противоречия приводят к «мобилизации этноса», его сплочению.

Сами по себе межэтнические проблемы на религиозном, культурном, и т.п. уровнем не являлись бы настолько серьезными, если бы не становились политизированными. Объединение людей на этнической почве нередко происходит по расчету. Если они видят, что объединение в группу по этническому признаку принесет им больше выгод, чем неприятностей – они объединяются. Такое же сплочение в ущерб целостности страны может вызывать серьезные проблемы.

В разжигании межэтнических конфликтов нередко виноваты руководящие элиты, лидеры этносов. Они играют на различиях между этносами и центральной властью («Да, мы сунниты! Да, мы курды! И т.п.), тем самым специально приводя к разделению. Сами элиты таким способом «шантажируют» центральное правительство, стремясь получить больше полномочий и привилегий, демонстрируя свою власть над этносом. Ведь пропасть между центральной властью и этнической группой грозит взрывом. И наоборот: в стране с сильной центральной властью сепаратистские тенденции не могут получить развития.

Существуют разные определения этносов, но наиболее удачным представляется определение Энтони Смита этническая группа это «единица общества с определённым названием, с общим мифом о происхождении, общей исторической памятью, общими культурными элементами, связанное с определенной землей исторически, и с определенным чувством солидарности» [4]. Таким образом, элементы идентичности, религии и общей культуры являются ключевыми элементами в решении этнических вопросов.

Этнические группы требуют определенных прав: справедливого доступа к политической и социальной власти, справедливого доступа к решению юридических вопросов, справедливого участия в политической жизни.

Некоторые считают, что если этносы внутри государства будут чувствовать, что имеют все необходимые и равные права (право на родной язык и преподавание на нем, равный доступ к политической жизни и т.п.), то они будут чувствовать себя частью единого государственного организма («Мы – иранцы», а не «мы – белуджи»). Однако если подобные проблемы не будут решаться, достаточно малейшей проблемы для того, чтобы вызвать мобилизацию этноса и его конфликт с центральной властью.

Что вызывает этнический национализм? Структура распределения власти (включая экономику, политику и культуру), исторический опыт различных этносов (сами они правили в прошлом или кто-то правил ими), реакция других соседних с этносом стран или международных сил на определенные этносы внутри страны, геополитические условия жизни общества, «соседи» (курды в Турции могут вызвать и проблему с курдами в Иране), а также то имеют ли этносы национальное сознание или считают себя чем-то отдельным от государства.





©2015- 2017 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов.