Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ИЗМЕНЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ПРИ МЕНГЛИ-ГИРЕЕ

Преемник Хаджи-Гирея — его сын Менгли-Гирей унаследовал не только крымский престол, но и продолжил внешнеполитический курс, выработанный отцом, особенно в первые годы своего правления. Как отмечал русский автор, «Менгли-Гирей был очень энергичный и предприимчивый хан... Он входил в деятельные сношения с нашим Иваном Васильевичем III для союзного противодействия польскому королю и князю литовскому».
Вступив на престол после смерти Хаджи-Гирея и кровопролитной борьбы с братьями, Менгли-Гирей восстанавливает союзные связи с Москвой. Так, в шертной (клятвенной) грамоте, данной в 1475 году Великому князю Ивану Васильевичу через русского посла боярина Никиту Беклемишева, он пишет: «... чтоб царю Менгли-Гирею, уланам его и князьям его, быть с Российским государством в дружбе и любви, против недругов стоять за одно: земель Московского государства и княжеств к оному принадлежащих не воевать; учинивших же сие без ведома Его казнить, захваченных при этом людей отдавать без выкупа и пограбленное возвращать все сполна, послов отправлять в Москву без пошлин... и Российскому послу иметь в Крыме прямой и беспошлинный доступ».
Свои слова Менгли-Гирей подкрепляет и решительными действиями. Так, в ответ на поход хана Большой Орды на Москву в 1468 году Менгли-Гирей отвечал разорительными походами на союзника хана Большой Орды — Польское государство в 1469-1471 гг.
Но вскоре Менгли-Гирей уже не мог вести самостоятельную не только внешнюю, но даже и внутреннюю политику в связи с тем, что Крым в 1475 году был захвачен Турцией и Крымское ханство потеряло свою независимость. И, чтобы сохранить за собой престол, Менгли-Гирей вынужден был принять турецкие условия и в июле 1475 года, как уже указывалось выше, в посланном к султану письме сообщал: «Мы заключили с Ахмед-пашой договор и условия: быть падишаха другу — другом, а его врагу — врагом», а также выражал благодарность за то, что крымцы «вошли в милость падишаха, в состав государства его». Крымское ханство теперь находилось в вассальной зависимости от Оттоманской Порты.
Условия этой зависимости были довольно четко определены. Османская империя настояла на том, чтобы в Стамбуле постоянно находились ближайшие родственники крымских ханов, которые в качестве представителя династии Гиреев могли заменить его на Крымском престоле в любой удобный для Порты момент. Кроме того, прибрежная полоса Крыма, от Балаклавы до Керчи, с центром в Каффе перешла во владения турецкого султана. Здесь были расположены большие турецкие гарнизоны, которые можно было использовать против непослушного хана.
Обеспечив таким образом реальный контроль за деятельностью крымских правителей, Порта пошла им на некоторые уступки, имея при этом в виду возможность более гибкого использования Крыма в качестве инструмента своей политики. Она обещала назначить ханов на крымский престол только из рода Гиреев, предоставив ханству внутриполитическую автономию и право сношения с иностранными державами.
Так были заложены основы крымско-турецких отношений, которые в дальнейшем видоизменялись в некоторых вопросах, но оставались стабильными в главном: Крым являлся вассалом Османской империи, послушным проводником ее политики. Установление такого рода зависимости Крыма от Порты стало одним из ключевых моментов не только в истории их взаимоотношений, но и в политике османско-крымской дипломатии в данном регионе на протяжении трех столетий. Порта в одних случаях бросала в бой воинственный Крым, предлагая ему военным путем выравнивать силы восточноевропейских государств, в других случаях прибегала к средствам мирной дипломатии.
Но несмотря на кардинальные изменения в Крымском ханстве, его внешнеполитический курс при Менгли-Гирее в основном оставался прежним, почти до самого конца его правления. Понимая, что Менгли-Гирей находится в довольно сложном положении и в любой момент тучи над его головой могут сгуститься, великий князь Иван Васильевич посылает ему в апреле 1480 года грамоту, в которой уверяет «...о безопасном приезде ему царю в Россию, если по какому-либо нещастию лишится владе-ния своего, о непритеснении как его, так и будущих при нем, и о изыскании в таком случае возможных способов возвратить ему потерянный им отцовский в Крыму престол». В ответ на эту грамоту Менгли-Гирей посылает шертную грамоту Ивану Васильевичу, в которой подтверждает свои с государем обязательства, заключает «...новый союз о взаимном воспоможении противу общих неприятелей их Польского короля Казимира и ордынского царя Ахмата». Такие заверения крымского хана были для Москвы как нельзя кстати.
В это время проходили интенсивные переговоры между польским королем Казимиром и ханом Большой Орды Ахматом по поводу организации совместного вооруженного выступления против Русского государства, заметно окрепшего после присоединения Великого Новгорода и по существу переставшего считаться с Большой Ордой. Намечавшееся совместное ордынско-польское выступление против Русского государства было задумано как операция большого военно-стратегического и политического масштаба. В случае успеха Большая Орда рассчитывала на восстановление своего белого могущества, а Казимир — на ослабление Москвы, а также ослабление Крымского ханства, все решительнее выступавшего против Польши.
Летом 1480 года хан Ахмат с большим войском, выступил к южным рубежам Русского государства и занял позиции на южном берегу реки Оки. Противостоявшие ему русские армии расположились вдоль северного берега реки. Между тем хан Ахмат не начинал решительного сражения. Одна из причин этого заключалась в том, что он ждал прихода армии польского короля Казимира, не решаясь сразиться с русским войском только своими силами.
Но Казимир не послал войска к Оке, проявив, как считают многие историки, загадочную медлительность, трудно объяснимое нежелание выполнить взятые на себя союзнические обязательства. Дело в том, что польский король не мог послать свои войска на помощь хану Ахмату, так как крымские войска во главе с Менгли-Гиреем совершили в это время опустошительные набеги на земли Подолии, Волыни, Киевщины, входившие во владения польского короля.
Менгли-Гирей, выполняя союзные обязательства с Московским государством, совершил еще ряд подобных набегов на территорию Польско-Литовского государства.
Тесные взаимовыгодные союзные отношения между Москвой и Крымом сохранились до начала XVI века. Так, зимой 1501/1502 года Менгли-Гирей предпринял разработку плана военной кампании на 1502 год, которым намечалось проведение совместных с Московским государством боевых действий против Большой Орды. И уже весной 1502 года Менгли-Гирей приступил к активным действиям. Он вывел свои довольно многочисленные войска в расположение ордынских сил Ших-Ахмата и в начале июня 1502 года где-то в районе реки Сулы нанес им сокрушительное поражение.
После этой битвы Большая Орда фактически перестала существовать.

28.Крым в первой трети XVII в.

Окончание войны с Речью Посполитой позволило России оказать энергичное сопротивление агрессивной политике Османской империи. Ее военная мощь в связи с упорядочением армии и государственного аппарата оставалась серьезной угрозой для соседей. У Речи Посполитой ей удалось отвоевать Подолию, у Венеции - о. Крит, в 70-х гг. она пыталась утвердиться на Правобережной Украине.Перед российской дипломатией встал вопрос об установлении союзнических отношений со странами, над которыми нависла угроза стать жертвами захватнической политики османов. Но осуществить это намерение созданием антитурецкой коалиции пока не удавалось, что позволило османам объявить войну России (1677 - 1681). Война началась походом объединенного османокрымского войска на обороняемую русскими крепость Чигирин, расположенную на Правобережной Украине. Захватив эту крепость, османы намеревались овладеть Киевом и Левобережной Украиной.3 августа 1677 г. неприятельские войска численностью около 60 тыс. человек осадили Чигирин, защищавшийся гарнизоном в 12 тыс. воинов (5 тыс. русских солдат и 7 тыс. украинских казаков). Осада Чигирина силами, в пять раз превышавшими численность оборонявшихся, не принесла успеха османам. Стойкая оборона крепости, осуществлявшаяся под руководством талантливого военачальника окольничего И. И. Ржевского, демонстрировала прочность уз русского и украинского народов.На помощь осажденному гарнизону двинулась русско-украинская армия во главе с Г. Г. Ромодановским. Она успешно переправилась через Днепр и в сражении у Бужина наголову разгромила крымско-османскую армию, пытавшуюся воспрепятствовать переправе. Неприятель откатился к Чигирину, а оттуда, бросив артиллерию и обозы с продовольствием, в панике бежал.В июле 1678 г. османы вновь предприняли осаду Чигирина. На этот раз османам удалось овладеть сначала частью, а затем и всем городом.Кампания 1677 - 1678 гг. настолько ослабила османов, что в последующие два года активные операции с участием значительных сил не производились, и дело ограничилось мелкими стычками - 13 января 1681 г., в Бахчисарае был подписан договор, устанавливавший 20-летнее перемирие. Османы признали право России на Киев. Земли между Днепром и Бугом объявлялись нейтральными, не подлежавшими заселению подданными воевавших сторон.В ходе войны была создана третья по счету оборонительная линия, протяженностью в 400 верст - Изюмская, прикрывавшая от набегов крымцев Слободскую Украину.Отношения с Крымским ханством складывались столь своеобразно, что заслуживают специального освещения. Главное отличие состояло в том, что это были не отношения двух суверенных государств, а отношения данника с завоевателем, причем в роли данника выступала огромная страна, именуемая Россией, а в роли повелителя - ничтожное по размерам Крымское ханство. Конечно, суверенность России, независимость ее внутри- и внешнеполитического курса не вызывают сомнения, но данничество накладывало свой отпечаток на поведение русского правительства, вынуждало его в известной мере считаться с позицией, которую занимал Крым по отношению к той или иной акции Москвы.Уплата дани крымским татарам ведет начало от даннических отношений Московского княжества к Золотой Орде. К XVII в. положение монголо-татар коренным образом изменилось: Казанское и Астраханское ханства были покорены Россией еще в середине XVI в. Крымское ханство существовало еще свыше двух столетий. Тому способствовали два обстоятельства: наличие узкого перешейка, соединявшего полуостров с материком, позволяло крымцам, укрепив его, успешно обороняться от нападений извне - перекопские укрепления надежно защищали крымских татар от русской рати.Второе, не менее существенное обстоятельство, обеспечивавшее долголетие Крымского ханства, состояло в том, что оно находилось в вассальной зависимости от Османской империи, представлявшей в те времена могущественное государство, перед которым трепетала вся Восточная Европа. Конфликт с Крымом грозил перерасти в войну с Османской империей, что побуждало русское правительство проявлять к крымскому хану осторожность и даже предупредительность.Крымские ханы считали себя прямыми наследниками и преемниками золотоордынских ханов и требовали от русского государства уплаты дани, называвшейся поминками. Это унижение приходилось терпеть, ибо у Русского государства в первой трети XVII в. отсутствовали силы, чтобы освободиться от уплаты поминок.Поминки увозились в Крым ежегодно и состояли из денежной казны и "мягкой рухляди", выдаваемой хану, членам его семьи, а также вельможам из ханского окружения. В общей сложности казна на поминки тратила 9 - 10 тыс. руб. в год. Немалую статью расхода составляло содержание в Москве крымских посольств и гонцов. Свита гонцов, не говоря о посольствах, состояла из 20 - 30 человек, каждого надлежало кормить и награждать подарками. Если учесть, что столицу ежегодно навещали четыре гонца и два посольства, то расходы на их содержание составляли крупную сумму - в среднем свыше 37 тыс. руб. в год.Еще одна особенность в русско-крымских отношениях состояла в том, что Русское государство находилось в состоянии непрекращающейся и в то же время необъявленной войны с Крымом; из года в год, как только зеленела трава и, следовательно, появлялся подножный корм для лошадей, крымская конница уходила с полуострова и направлялась на север, в уезды, населенные русскими и украинцами. Цель походов на протяжении нескольких столетий оставалась неизменной: пленение людей, захват лошадей, домашнего скота, а также предметов, не очень громоздких, чтобы не обременять движение конницы.В Москве знали об обыкновении татар совершать набеги на Русь в весенние и летние месяцы и заранее готовились к отпору, сосредоточивая поместную конницу в Серпухове, Переяславле Рязанском, Туле и других городах. Трудность борьбы с набегами состояла в том, что русскому командованию не было известно, на каком из шляхов встретятся с нападавшими: Муравском мимо Белгорода, Изюмском со стороны Ливен или Калмиусском со стороны Ольшанска и Воронежа.Вести регулярные боевые действия татары не умели; совершив молниеносный набег, они тут же исчезали. Если лавине татарской конницы удавалось смять ряды русской рати, нападавшие, прихватив пленных, уклоняясь от сражения, с добычей возвращались к исходному рубежу.Ясырь, т. е. пленные, составляли важную статью доходов крымского хана, его окружения и участников похода и соответственно значительную статью расходов правительства России. Захваченных в плен либо продавали потом в рабство на невольничьих рынках, либо возвращали русскому правительству за значительный выкуп. Выкупная операция стоила правительству тоже немалых денег - за каждого пленного в зависимости от возраста, пола и должности приходилось платить от 40 до 500 рублей. В итоге выкупная сумма в зависимости от степени удачи похода либо приближалась к размеру поминок, либо превосходила его.Урон, наносимый походами крымцев, не ограничивался расходами на выкуп пленных - они разрушали села и деревни, сжигали посевы; сокращалась численность работоспособного населения. Наконец, был еще один момент в русско-крымских отношениях, пагубно отражавшийся на экономике страны, необходимость устройства оборонительных сооружений на путях, по которым крымские татары двигались на север.Отсутствие гор, открытая со всех сторон степь, а также равнинная лесостепная территория не создавали серьезных трудностей для продвижения на север. Преградой могли стать полноводные реки, но в Европейской России все они, за исключением Оки, текли с севера на юг. Государство должно было проявить заботу о возведении искусственных сооружений, укреплявших границы.Мысль о необходимости создания засечной черты в сознании правительства укрепилась после неудачного исхода Смоленской войны назащищенность южных границ и отсутствие там рати, находившейся под Смоленском, позволили татарам беспрепятственно проникнуть в глубь территории Руси. Перспектива возобновления войны за Смоленск вынудила правительство обратить серьезное внимание на укрепление южных границ. Строительство так называемой Белгородской засечной черты, создававшей сеть укреплений между Белгородом и Доном, началось в 1635 г. и продолжалось почти два с половиной десятилетия: в 30-х годах было сооружено 10 городов, в 40-х - 18.Сооружение засечной черты потребовало не только финансовых затрат, но и привлечения людских ресурсов как для строительных работ, так и для обороны крепостей. Правительство использовало для этого два способа: принудительное переселение жителей из ранее возникших городов, существовавших севернее засечной черты, и вольную колонизацию, т. е. призыв к населению добровольно заселять вновь построенные города. Заметим, вольная колонизация вызывала дружный протест помещиков и монастырей, из владений которых бежали крестьяне, чтобы обрести свободу от крепостной неволи.Государство, однако, не пошло на поводу у дворянства, действуя в своих интересах, т. е. продолжило строительство пограничных укреплений. В этом сказалась самостоятельная роль государства, его собственные, не зависимые ни от кого чаяния. Подобными же намерениями государство руководствовалось и тогда, когда отклонило не только всякие притязания помещиков на возвращение им беглых крестьян, но и попытки организовать там крепостное хозяйство. В итоге зона укрепленных городов превращалась в зону мелкого землевладения, где отсутствовали помещичьи латифундии.С середины XVII в., когда было завершено строительство Белгородской черты, в обороне южных границ наступил новый этап: набеги татар хотя и продолжались, но они перестали быть безнаказанными и сопровождались более скромной, чем прежде, добычей. Определить общий ущерб, наносимый крымцами Русскому государству, не представляется возможным, но не подлежит сомнению, что он равнялся многим десяткам тысяч рублей в год. К материальному урону надлежит добавить моральный - крайне жестокое обращение с русскими дипломатами, находившимися в Крыму. Их морили голодом, держали обнаженными на холоде, подвергали пыткам. Такое поведение крымских властей вызвало возмущение в Москве, и в 1639 г. для обсуждения инцидента был созван Земский собор. Только тяжелое положение в стране, вызванное неудачно закончившейся Смоленской войной, удержало Земский собор и правительство от объявления Крыму войны.

29.Военная организация в Крымском ханстве


30.Крым при Ислам-Гирее II.

После своего вступления на престол крымский хан Девлет I Герай (1551—1577) отправил в Стамбул своего сына Ислям Герая. Царевич более тридцати лет прожил при султанском дворе в качестве почётного заложника («рехина») В1574 году Ислям Герай удалился из Стамбула в дервишский монастырь в Бурсе, почему потом получил прозвание «хана из дервишей». Будучи дервишем, Ислям Герай был далек от политики, занимаясь молитвами, медитацией и философскими размышлениями
Весной 1584 года крымский хан Мехмед II Герай Жирный (1577—1584), старший брат Ислям Герая, отказался повиноваться султанским указам и осадил город Кефе. Османский султан Мурад III (1574—1595) пригласил из Бурсы в Стамбул царевича Ислям Герая и объявил его новым крымским ханом
В мае 1584 года Ислям Герай с отрядами турецких янычар высадился в Кефе. Большинство крымских мурз во главе с Али-беем Ширином покинуло Мехмед Герая и перешло на сторону нового хана[4]. Верность Мехмед Гераю сохранил лишь один род Мансуров[4]. На сторону нового хана Ислям Герая перешли его братья, калга Алп Герай, Селямет Герай и Шакай Мубарек Герай. Свергнутый хан Мехмед Герай вместе с сыновьями и мансурскими мурзами бежал из-под Кефе, планируя отправиться в Ногайскую Орду, чтобы там собрать новые силы для продолжения борьбы. В погоню за ними отправились царевичи Алп, Селямет и Мубарек Гераи с конными отрядами. В окрестностях Перекопа (Ор-Капы) Мехмед Герай был перехвачен и задушен по приказу калги Алп Герая. Ислям Герай с сопровождении турецких войск выступил из Кафы и Бахчисарай, где занял ханский престол. Ислам-Гирей назначил калгой своего брата Алп Герая (1584—1588), а нурэддином сделал другого брата Шакай Мубарак Герая.
Правление Ислям Герая (1584—1588) было ознаменовано кровавой борьбой со старшим сыном Мехмеда II Герая, Саадетом Гераем. В мае 1584 года после гибели своего отца Саадет Герай с младшими братьями Мурад и Сафа Гераями бежал в ногайские улусы. Его сопровождали мансурские мурзы, братья Есеней и Арасланей Дивеевы.
Через три месяца после воцарения Ислям Герая Саадет Герай с братьями предпринял первый поход на Крымское ханство[2]. Ногайские мурзы предоставили царевичам военную помощь в борьбе за ханский трон[2]. Во главе 15-тысячного ногайского войска Саадет Герай вторгся в Крым и подошел под Бахчисарай[2]. В это время более четырех тысяч беев и мурз находились в ханской столице, ожидая от Ислям Герая пожалований в награду за свои действия под Кафой. Саадет Герай осадил Бахчисарай. После семидневной обороны хан Ислям Герай бежал из столицы Ислям Герай прибыл в Балаклаву, откуда на судне переправился в Кефе, под защиту турецкого гарнизона. Из Бахчисарая в Кефе также бежали царевичи Алп и Селямет Гераи. Из Кефе Ислям Герай написал в Стамбул, прося военной помощи у султана. Саадет Герай при поддержке ногайских мурз изгнал своего дядю Ислям Герая из Бахчисарая и занял ханскую столицу. Однако Саадет Герай не стал задерживаться в Бахчисарае, он взял ханскую казну и выступил в поход на Кефе. Некоторые крымские беи стали переходить на сторону Саадет Герая В древней столице Эски-Кырыме Саадет Герай был возведен беями на ханский престол[5]. Саадет Герай с ногайским войском осадил крепость Кефе, где укрывался свергнутый хан Ислям Герай. Османский султан Мурад III приказал кефинскому бею оказать военную помощь Ислям Гераю. Из Стамбула в Крым было отправлено 4-тысячное турецкое войско на галерах. Саадет Герай безуспешно осаждал Кефе в течение двух с половиной месяцев.
Осенью 1584 года после прибытия в Кефе турецкого войска калга Алп Герай выступил в наступление против Саадет Герая. После обстрела янычарской артиллерии ногайская конница вынуждена была отступить от Кафы. В битве в долине реки Индол, под Старым Крымом, Алп Герай разгромил Саадет Герая, который вместе с братьями Мурад и Сафа Гераями бежал из Крыма в ногайские улусы
В следующем 1585 году Саадет Герай предпринял второй поход против своего дяди, крымского хана Ислям Герая. Но на дальних подступах к Крыму калга Алп Герайс татарским войском остановил и отбросил своего племянника. Саадет и Сафа Гераи отправились в Кумыкию, а их брат Мурад Герай уехал в Астрахань, где поступил на службу к русскому царю Фёдору Иоанновичу

Держась на престоле исключительно с помощью турок, крымский хан Ислям II Герай в противоположность своему предшественнику вёл себя по отношению к османскому султану крайне покорно и униженно, введя обычай, по которому на общественной молитве имя султана стало поминаться ранее имени хана.
Крымский хан Ислям Герай организовывал разорительные походы на южные московские и польско-литовские владения. В июне 1587 года 40-тысячная татарская орда под предводительством калги Алп Герая и Селямет Герая вторглась в южнорусские земли. Царское правительство отправило против татар большое войско, которое расположилось под Тулой. Но крымские царевичи не стали продвигаться к Оке и ограничились разорением приграничной окраины. При приближении русских полков крымские татары поспешно отступили в степи. В ходе преследования воеводы разгромили большинство татарских «загонов», не успевших соединиться с главными силами. В боях погибло около тридцати тысяч татар и ногайцев.
В правление Ислям Герая запорожские казаки совершали рейды на турецко-крымские владения, были разорены Аккерман и Гезлев.
Зимой 1588 года крымский хан Ислям Герай двинулся с татарским войском в поход на польско-литовские владения Его сопровождали братья Алп Герай и Фетих Герай. Хан прибыл в Аккерман, где стал ждать прибытия турецких войск, которые должны были действовать вместе с татарами. В марте 1588 года крымский хан Ислям Герай скончался в Аккермане

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.