Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Требования к вопросу




Занятие 7

Теория логической аргументации

Цель:сформировать представление об аргументации как речевой процедуре, структуре, правилах и видах аргументации, сформировать представление о диалоге как коммуникативном процессе, правилах и видах диалога.

План:

1. Аргументация: определение и функции.

2. Логическая структура аргументации.

3. Основные правила аргументации. Виды аргументации.

4. Аргументация в естественном языке.

5. Диалог: понятие и виды; требования к ведению диалога.

6. Софизмы и парадоксы.

Литература

1. Бартон В.И. Логика. – Минск, 2008.

2. Берков В.Ф., Яскевич Я.С., Павлюкевич В.И. Логика. – Минск, 2007.

3. Брюшинкин В.Н. Практический курс логики для гуманитариев. – М., 1996.

4.Гетманова А.Д. Логика. – М., 2008.

5. Демидов И.В. Логика. – М., 2006.

6. Ивин А.А. Логика. – М, 1999.

7. Ивлев Ю.В. Логика. – М., 1994.

8. Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. – М., 2008.

9. Королев Б.Н. Логика.- Курск, 1995.

10. Светлов В.А. Современная логика. – СПб, 2006.

11. Свинцов В.И. Логика.- М., 1987.

Текст:

Решения по обсуждаемому вопросу, отдельные высказы­вания могут приниматься или не приниматься, подвергаться сомнению или находить горячую поддержку в зависимости от того, насколько обстоятельно, разносторонне и убедитель­но они аргументированы, и, пожалуй, нет такой сферы чело­веческого общения, где бы не присутствовала аргументация. Не случайно со времен Аристотеля в логике и риторике ей отводилось достойное место.

Аргументация– это речевая процедура, служащая обоснованию точки зрения аргументатора (т.е. человека, который нечто обосновывает) с целью ее принятия реципиентом (т.е. человеком, которому она адресована). При этом не исключается, что аргументатор и реципиент совпадают в одном лице, например, когда человек пытается убедить в чем-то самого себя.

Очевидно, что аргументация отличается от простой передачи информации (сообщения), с одной стороны, и по­веления, приказа, команды, с другой. Информатор лишь пересказывает содержание некоторого текста и стремится к его адекватному восприятию и пониманию адресатом. Отдаю­щий приказ имеет целью его безоговорочное выполнение. Аргументация обычно содержит в себе как элементы сооб­щения, так и повеления, но ее отличительная черта в том, что аргументатор стремится убедить реципиента в истинно­сти своей точки зрения, своего суждения.

В структурном плане сообщение сводится к схеме: «Дело обстоит так-то и так-то» и выражается высказыванием в его классическом виде. При­каз строится по схеме: «Сделай, чтобы дело обстояло так-то и так-то» и выражается повелительным предложением. Аргументация имеет двучленную структуру: «Признай, что дело обстоит так-то и так-то, поскольку имеет место то-то и то-то».

Первый член («Признай, что дело обстоит так-то и так-то») выражает стремление аргументатора убедить реципиен­та в наличии фиксируемого суждением некоторого положе­ния дел, которое называется тезисомаргументации («Дело обстоит так-то и так-то»), второй («Имеет место то-то и то-то») регистрирует доводы(аргументы, основания) в под­держку мнения аргументатора. Слова «поскольку» (или его синонимы) указывает на существование логической связи между первым и вторым членом, между тезисом и доводами.

Тезис и доводы (основания, аргументы) – важнейшие элементы структуры аргументации. Тезис отвечает на во­прос «Что аргументируется?» и концентрирует на себе вни­мание аргументатора, а через него – всех участников диало­га.

Тезис может быть связан с самыми разными диалого­выми ситуациями. Говорят, например, об изложенных тези­сах какого-то доклада или статьи. При этом имеется в виду, что эти тезисы будут раскрыты и обоснованы автором. В качестве тезиса может быть принято чье-то мнение, выска­занное в процессе научной дискуссии, предположительный ответ на некоторый вопрос и т.д. Во всех случаях тезис явля­ется чем-то выходящим за рамки общепринятого в данном сообществе, а потому возникает потребность в его аргумен­тации.

К тому же тезис является не просто высказыванием, т.е. выражением, нечто утверждающим или отрицающим и являющимися либо истинным, либо ложным. Тезис пред­ставляет собой некоторое суждение. Ему присущ ряд таких признаков, которыми классически понимаемое высказывание не обладает. Главным из них выступает то, что суждение – умственный акт, в котором не просто что-то утверждается или отрицается и которое может быть либо истинным, либо ложным, но и выражается личностное отношение говоряще­го к содержанию высказанной мысли. Причем сам этот акт сопряжен с такими состояниями сознания как убежденность, сомнение, неверие и т.п. Личностное отношение говорящего к содержанию высказываемого имеет особую значимость в процессе общения, ибо любой акт коммуникации, наряду с передачей информации адресату, предполагает и реализацию прагматических целей ее отправителя.

Основания (доводы, аргументы) отвечают на вопрос «Чем аргументируется выдвигаемое положение?». Очевид­но, что в качестве основания не может использоваться любое высказывание. Критерии отбора оснований отличаются боль­шим разнообразием и нередко носят субъективный характер. Существенное влияние на их отбор оказывает мировоззрение аргументатора, обстоятельства, окружающие его, познава­тельные, идеологические, этические, эстетические и пр. уста­новки культурной среды, где он живет. Поэтому аргументы, являющиеся понятными и убедительными для одних людей, могут не быть таковыми для других, и наоборот.

Логическая связь тезиса с аргументами (ответ на во­прос «Каким способом аргументируется тезис?») носит на­звание демонстрации. Ха­рактером демонстрации во многом определяется принуди­тельная сила аргументации. Наибольшей принудительной силой обладает дедуктивная демонстрация. При ней тезис с необходимостью вытекает из оснований, его истинность га­рантируется истинностью последних. Если мы признаем, что инертные газы в стандартном состоянии не имеют цвета и запаха и неон – инертный газ, то мы не можем не признать, что неон в стандартном состоянии не имеет цвета и запаха.

Меньшей принудительностью обладает индуктивная демонстрация (когда тезис общего содержания обосновыва­ется частными случаями, примерами), демонстрация в форме аналогии, сравнения, метафоры и т.д. То же можно сказать о редуктивной демонстрации, где тезис обосновывается с по­мощью условного суждения и его следствия (например, «Про­шел дождь, поскольку дорога мокрая. Ведь если идет дождь, то дорога мокрая»). Такого рода демонстрации часто ис­пользуются с той целью, чтобы навести собеседника на не­которую мысль, посеять сомнение в других мыслях и т.д. Нередко они выполняют эстетическую функцию, оказывая сильное воздействие не столько на рассудок, сколько на эмоции и чувства слушателя (как, например, в случаях срав­нений, метафор).

Правомерно выделять эпистемический и коммуникативный аспекты аргументации. В эпистемическом планеаргументация выступает как процедура отыскания для тези­са опоры в доводах. В ряде случаев тезис опирается на дово­ды таким образом, что определяется истинным содержанием последних, как бы наполняется ими.

В коммуникативном планеаргументация есть процесс передачи, истолкования и внушения реципиенту информации, зафиксированной в тезисе аргументатора. Конечная цель про­цесса- формирование убеждения реципиента или его пере­убеждение. Аргументация достигает своей цели лишь в том случае, если реципиент а) воспринял, б) понял и, наконец, в) принял тезис аргументатора. Строгое, проведенное по всем правилам логики доказательство может показаться кому-то малоубедительным в силу, например, использования непри­вычной для реципиента символики, но, в то же время, на­глядный образ, дополнительная ссылка на суждение автори­тета и т.д. нередко делает его неожиданно податливым и восприимчивым к тезису аргументатора.

Выделение эпистемического и коммуникативного ас­пектов аргументации возможно лишь в абстракции. В дейст­вительности они выступают как единый процесс. Всякое отображение объекта в знаниях субъекта есть одновременно общение с другими субъектами, и без такого общения по­знание невозможно.

Видоизменения аргументации с точки зрения их эпистемических и коммуникативных свойств могут быть взяты в качестве критериев выделения типов ар­гументации. Можно взять во внимание, например, характер аргумента, рассматривая его с точки зрения того, выражает он научный закон или факт, аксиому или теорему, достовер­ное или гипотетическое знание, суждение о сущем или должном и т.д. Можно исходить из специфики демонстра­ции, т.е. связи аргументов с тезисом, выделяя прежде всего дедуктивные и недедуктивные разновидности аргументации.

Эпистемический подход позволяет выделить в аргументационных процессах аналоги доказательства, опровержения, подтверждения, оспаривания, интерпретации и т.д., широко используемых в процессах познания.

Аргументация не существу­ет сама по себе, вне связи с другими компонентами логико-коммуникативного процесса. Особое значение имеет ее связь с обсуждаемым вопросом. Потребность в аргументации воз­никает на заключительном этапе рассмотрения вопроса, по­сле того как сформулированы возможные ответы, но не ясно, какой из них более предпочтителен.

Тезис аргументации есть не что иное, как некоторый прямой ответ на рассматриваемый вопрос. Вместе с тем, не всякий прямой ответ может выступать в качестве тезиса, а лишь тот, который устраняет сомнение, несет в себе некото­рый элемент новизны. Поэтому бесспорно ложный прямой ответ, например, нецелесообразно брать в качестве тезиса.

Найти подходящий аргумент для тезиса – по сути дела сформулировать косвенный ответ, который может быть пол­ным или частичным, истинным или ложным. Неподходящий 'аргумент никак не связан с тезисом и по отношению к во­просу является ответом не по существу. Среди подходящих аргументов следует выделить класс достаточных аргументов. Высказывание А есть достаточный аргумент для тезиса B тогда и только тогда, когда из А ло­гически следует В и A истинно. Приведение достаточных аргументов формирует исчерпывающий ответ на вопрос.

Рассмотрим важнейшие из методов, используемых при обосновании знаний.

Доказательство. Доказательство– логическая про­цедура, при которой выражение, о котором пока неизвестно, истинно оно или нет, логически выводится из высказываний, истинность которых уже установлена. Тем самым относи­тельно выражения с неизвестным истинностным значением исчезают всякие сомнения — доказательство вынуждает при­знать его истинность. В структуре доказательства выделяют­ся: а) тезис, т.е. выражение, истинность которого устанавли­вается; б) аргументы (доводы, основания), т.е. высказывания, с помощью которых устанавливается истинность тезиса; в) де­монстрация, т.е. логическая форма, в которую облекается данная процедура.

Различают доказательства прямые и косвенные. В пря­мом доказательстве тезис непосредственно вытекает из най­денных доводов. Так, аргументируя тезис «медь электропроводна» достаточно привести доводы «медь – металл» и «все металлы электропроводны», из которых непосредственно по­следует данный тезис. При косвенном доказательстве идут окольным путем, используя при этом ложность некоторых высказываний, что, однако, приводит к признанию истинно­сти тезиса. Наиболее распространенными разновидностями косвенного доказательства являются апагогическое и разделительное доказательства.

При апагогическом доказательстве (оно называется также доказательством «от противного») устанавливается лож­ность антитезиса, т.е. высказывания, противоречащего тезису.

При разделительном доказательстве истинность тезиса устанавливается путем исключения всех противостоящих ему альтернатив.

Опровержение.Опровержение – логическая процедура, устанавливающая ложность тезиса. Для опровержения некоторого положения достаточно вывести из него хотя бы одно ложное следствие. Такое следствие будет свидетельст­вом ложности основания, из которого следствие получено.

Опровержение с помощью установления ложности следствий, вытекающих из тезиса, известно под названием «сведения к абсурду».

Подтверждение.В науке и практике наряду с доказа­тельствами и опровержениями широкое применение находит такая разновидность обоснования знаний, как подтвержде­ние. Она играет особую роль в случаях, если в диалог вовле­каются гипотезы, т.е. по­ложения, истинность которых недостаточно обоснована. Ги­потезы особенно характерны для проблемных ситуаций в научной и практической деятельности.

Суть подтверждения состоит в выведении истинных следствий из наличного гипотетического положения. Особый интерес подтверждение представляет в том случае, если по­ложение претендует на статус научного закона. Здесь след­ствия выводятся таким образом, чтобы соотнести их с эмпи­рическими знаниями, т.е. фактами науки. Говорят, что факты подтверждают гипотетическое положение, если соответству­ют ему. Это соответствие будет иметь место, если они: а) дедуктивно вытекая из гипотетического положения, не проти­воречат этому положению и б) отклоняются от выводимых следствий в силу воздействия некоторых привнесенных, слу­чайных факторов и, следовательно, вступает в формальное противоречие с ним. Последнее имеет место, например, при соотнесении цены и стоимости товара: цена, как правило, не совпадает, находится в противоречии со стоимостью товара, однако нельзя сказать, что она не соответствует ей.

Если гипотеза соответствует некоторым фактам, то это вовсе не означает, что она должна быть сразу и безоговороч­но принята. Такие факты делают гипотезу более вероятной, однако ей предстоит, как правило, долгий и мучительный путь испытаний.

Итак, при подтверждении тезиса а) в качестве аргу­ментов выступают его следствия, б) демонстрация не носит необходимого (дедуктивного) характера.

Оспаривание.Если подтверждение служит усилению некоторого тезиса в плане его истинности, то оспаривание направлено на ослабление его. Существуют следующие по­строения способы оспаривания: 1) опровержение аргументов, выдвигаемых в пользу тезиса; 2) опровержение демонстрации как логической связи тезиса с аргументами; 3) подтверж­дение антитезиса. Оспаривание, опирающееся на надежный фундамент фактов и логики, делает тезис недоказанным или требует его уточнения.

Объяснение.Объяснить некоторое явление – значит указать, следствием какой причины оно является или рас­крыть его сущностные характеристики. В качестве аргумен­тов при объяснении выступают законы или их совокупности (научные теории), а также положения о причинах тех или иных явлений. Можно, например, спросить, потребовав объ­яснения, почему листья и стебель цветка, помещенного у ок­на, поворачиваются так, чтобы на них падало больше света. Истинный ответ, соответствующий современному состоянию знания, будет состоять в том, что растение вырабатывает гормоны, стимулирующие рост клеток стебля, и в результате на неосвещенной стороне рост проходит более интенсивно, вследствие чего растение изгибается к свету. Объяснение, таким образом, указывает на причину и одновременно на за­кон, которому подчиняется наблюдаемое явление.

Поскольку познание сущности есть процесс бесконеч­ный, развивающийся от знания менее полного и точного к знанию более полному и точному, от истины относительной к истине абсолютной, то допускаются объяснения, носящие гипотетический характер, и наряду с достоверно истинными аргументами могут использоваться еще не доказанные по­ложения. Демонстрация, как и при доказательстве, является дедуктивной. Существенное различие состоит в свойствах тезиса: если в начале доказательства истинность тезиса не установлена, то в начале объяснения она рассматривается как данная и не ставится под сомнение.

Интерпретация. Под интерпретацией в логике пони­мается приписывание некоторого содержательного смысла или значения символам и формулам формальной системы. В результате формальная система превращается в язык, описы­вающий ту или иную предметную область. Сама эта пред­метная область, как и значения, приписываемые символам и формулам, также называется интерпретацией. Формальная теория не обоснована, пока не имеет интерпретации. Может наделяться иным смыслом и потому по-новому интерпрети­роваться также ранее выработанная содержательная теория.

Логической основой интерпретации выступают отноше­ния изоморфизма и гомоморфизма между обосновываемой системой и ее моделью.

В настоящее время интерпретация выступает мощным средством обоснования знания в наиболее абстрактных науках: логике, математике и др.

Оправдание. Термин «оправдание» применяется по отношению к некоторому действию - практическому или умственному. Оправдать действие – значит привести в качестве довода некоторое ценностное соображение, т.е. утверждение о том, к чему мы должны стремиться, что является для нас долгом, предпочтением, идеалом. К доводам этого рода относятся идеальные и правовые нормы, оценки, соглашения, индивидуальные и групповые интересы, мотивы и т.д. Они, правило, сопровождаются словами «хорошо», «плохо», «обязательно», «безразлично» и т.д. и в отличиe от суждений об объективных положениях дел, имеющих описательный характер, являются предписывающе-оценивающими по своей природе и функциям.

Оправдание ближе всего к объяснению. Они совпадают по своей логической структуре – являются дедуктивными суждениями. Их тезисы – достоверные суждения. Отличие же состоит в модальности тезисов и аргументов.

Очевидно, что во многих и многих случаях оправдательные доводы несут на себе налет субъективизма и принятые в одной социальной среде не принимается в другой. Аргументация с такими доводами имеет нередко волюнтарист­ский характер.

Рассмотренные процедуры являются необходимыми компонен­тами научного познания, обучения, управления, общения и других сфер челове­ческой деятельности.

Выражение аргументации в естественном языке. Форма выражения аргументации в естественном языке нахо­дится в непосредственной зависимости от возможностей аргументатрра. Она используется как средство в реализации основной его цели - повлиять на убеждения адресата, его чувства, волю и действия.

Различают явную и скрытую аргументацию. При явнойаргументации ее составные части и структура предъявляются открыто и недвусмысленно. Наиболее естественная проце­дура явного предъявления тезиса – использование глаголов, означающих наличие мнения: полагать, предполагать, счи­тать, думать и т.д. Например, говоря: «Я полагаю (думаю и т.д.), что р»– аргументатор нечто утверждает, но в то же время допускает сомнение со стороны адресата. Но можно, например, сказать: «Мой тезис следующий», «Я стою на такой точке зрения», «Он выдвигает такое поло­жение» и т.д. Иногда высказывание аргументируется без специального указания на то, что это тезис, но из контекста ясно, что оно рассматривается именно в качестве такового. Так, например, в рассуждении «Историю сле­дует изучать, так как она позволяет лучше понять настоящее» высказывание «Историю следует изучать» вы­ступает в качестве обосновываемого положения, т.е. тезиса.

Введение антитезиса или дополнительного допущения сопровождается выражением «пусть», «предположим» «бу­дем считать», «казалось бы», «на наш взгляд».

Введение аргументов с помощью языковых выражений с глаголами, обозначающих наличие мнения, нежелателен, поскольку создает впечатление слабости этих аргументов или неготовности аргументатора нести ответственность за свой тезис. Здесь более подходящими являются выражения, озна­чающие наличие знания или веры: «Я знаю, что…», «Я верю, что…» (правда, чаще употребляются их эвфемические фор­мы: «Мы знаем, что…», «Мы уверены, что…»). В то же время эти выражения не рекомендуется использовать при введении тезиса, поскольку как знание, так и вера не подлежат обсуж­дению в конкретном диалоге. Обсуждать можно мнение о знании или вере, но не само знание и не саму веру.

Существует множество индикаторов, позволяющих рас­познать аргументы, отделить их от тезиса. Эти индикаторы можно классифицировать по разным основаниям: по источ­нику аргументов, их истинности, ценности и т.д. Указывая на источник, ссылаются, например, на результаты экспери­ментов («Экспериментально/установлено, что…»), принятые или доказанные ранее теоретические положения («Общеиз­вестно, что…», «В соответствии с таким-то законом имеет место…»), авторитеты («Как показал (говорил, отмечал) N...»), ранее сформулированные фрагменты текста («Как указывалось (отмечалось, было сказано) выше...»).

Отмечая истинность, надежность аргументов, употреб­ляют выражения «действительно», «понятно», «очевидно», «ведь» и др., располагая аргументы с учетом их ценности. Более важные обычно ставят на первые места, менее важ­ные — на последующие и употребляют выражения «во-первых», «во-вторых», «в-третьих», «наконец».

Индикаторами демонстрации чаще всего выступают выражения «следовательно», «итак, «потому что», «постоль­ку..., поскольку», «стало быть».

В скрытойаргументации отдельные ее части не полу­чают речевого оформления, хотя они подразумеваются и, при желании, могут быть восстановлены и приобрести явное выражение. В наиболее простых случаях скрытая аргумента­ция принимает форму энтимемы, но чаще – сорита или эпихейремы. Индикаторы структуры и составных частей скры­той аргументации, как правило, также отсутствуют, что за­трудняет ее логический анализ, приводит к ошибкам при квалификации тезиса, аргументов и демонстрации. Например, только внимательное прочтение и изучение предложения «Он не в состоянии прожить на свою стипендию» дает возмож­ность увидеть за ним аргументацию.

Всякая аргументация, скрытая или явная, рассчитана на доверие адресата. Однако оно не приходит само собой, нередко требует значительной речевой изобретательности аргументатора. Очень часто при этом используются выражения типа «между нами говоря», «признаюсь», «уверяю вас».

Правильное, точное и уместное использование языко­вых средств положительно сказывается на понятности и убе­дительности аргументации и потому требует внимательного и ответственного отношения к себе.

Диалог– это логико-коммуникативный процесс, при котором люди взаимодействуют посредством своих смысло­вых позиций. Такое взаимодействие ведет к кристаллизации идей, к их творческому взаимодействию и синтезу. В этом состоит существенное различие между обменом идеями и обменом товарами. Чем содержательнее диалог, тем богаче становится каждый из его участников, развиваются их твор­ческие возможности. Каждым из них вносится определен­ный вклад, но тем не менее они по-прежнему в полной мере могут пользоваться своим идейным богатством. Диалог – это самая дешевая и оператив­ная форма обмена информацией.

Сегодняшний мир противоречив и полемичен больше, чем когда-либо прежде. И будущее человечества во многом зависит от умения организовать плодотворный, эффектив­ный, перспективный диалог в самых различных областях со­циального бытия: диалог в науке и политике, между партия­ми и нациями, народом и властью, верующими и атеистами, отцами и детьми. Диалог приобретает сегодня особую акту­альность как средство дальнейшего социального прогресса и динамизма нашего общества. Хороший диалог – во многом образец того, что мы имеем виду, говоря о демократии.

В настоящее время остро стоит проблема культуры диалога. Опыт политических баталий, собраний, митингов, дискуссий показывает, что запальчивость и резкость высту­плений не всегда сопровождается взвешенностью, глубиной и убедительностью доводов, выдержанностью и последова­тельностью рассуждений, соблюдением этических норм.

Как и любое другое общественное явление, диалог ис­торически развивался, приобретая при этом самые разнооб­разные формы. Известен, например, сократический,или ис­следовательскийдиалог. В нем партнеры занимали равноправ­ное положение. Каждый имел право высказать свое мнение и защищать его, мог не только слушать своего собеседника, но и ставить ему вопросы, требовать на них обоснованных от­ветов. Эта форма диалога достигла высокого уровня в демократических Афинах, Она названа по имени древнегреческого философа Сократа, великолепного мастера вести беседу в форме вопросов и ответов.

В аристократическом древнем Риме широкое приме­нение нашел риторический диалог. Его образцами могут служить речи знаменитого оратора Цицерона. Этот диалог характеризуется преимущественной активностью одной из сто­рон. Здесь один говорит, остальные слушают. Живой обмен мнениями, дискуссия исключается, и поэтому диалог выро­ждается в монолог популяризаторского или увещевательно-моралистского характера. В ряде случаев, например у Се­неки, риторический диалог приобретает форму диатрибырезкой, придирчивой речи с нападками личного характера.

Диалог изменяется не только исторически. В различ­ных социокультурных условиях он также приобретает те или иные характерные черты, его отдельные формы принимают­ся или не принимаются.

В нашей жизни широко применяются различные фор­мы диалога, и выступают они нередко в причудливых соче­таниях. Современная лекция, например, синтезирует в себе черты самых разнообразных видов диалога. Внешне она име­ет риторический характер. Вместе с тем возникший в усло­виях научно-технической революции запрос на стимулирова­ние массового творчества, развитие творческого потенциала каждой личности вызывают необходимость в насыщении лекции элементами проблемности, свойственной сократиче­скому диалогу.

Диалог может быть письменныйи устный. В противо­положность письменному диалогу, подразумевающему пре­дельную развернутость словесного выражения мысли с при­ведением логически строгой системы аргументов, устный в силу многих причин социально-психологического характера, как правило, не требует этой развернутости, ведется с при­менением не только словесных, но и несловесных средств. Удачное сравнение, метафора или намек здесь могут сделать больше, чем точное и строгое, но длинное и нудное доказа­тельство. И не случайно, что есть немало людей, которые хорошо излагают свои мысли в письменном виде, но сталки­ваются с непреодолимыми трудностями при устном изложе­нии написанного.

Весьма широкое распространение имеет диалог в фор­ме опроса: социологический опрос общественного мнения, устный опрос студентов на семинаре и т.д. Опрос дает воз­можность получить некоторую информацию об объективных или субъективных фактах со слов спрашиваемого.

В наиболее отчетливой форме диалогичность проявля­ется в беседе, споре, дискуссии. В беседеее участники при одинаковом взгляде на обсуждаемый предмет, обмениваясь мнениями, развивают и дополняют свое понимание этого предмета.

В споресталкиваются различные взгляды, различные мнения, при этом каждый участник стремится к победе сво­ей точке зрения. Как правило, спор редко кончается выра­боткой общей позиции, и противники остаются при своих мнениях. В полемическом задоре спорщики нередко доходят до безобразной перебранки, и диалог превращается в нечто противоположное.

Дискуссияэто четкое сопоставление точек зрения по крупным актуальным вопросам с целью установления путей их решения и установления общего согласия. Это наиболее «сильная» в познавательном отношении форма диалога.

Таким образом, диалог – непременная составляющая языкового общения. Он многообразен по своим формам и универсален по выразительным возможностям.

Среди специалистов в области диалога хорошо извест­на модель, предложенная немецкими логиками П. Лоренценом и К. Лоренцом. Согласно этой модели, идеальный диалог удовлетворяет следующим формальным условиям: а) «ходы» диалога делаются его участниками по очереди; б) диалог за­канчивается после конечного числа шагов результатом, по­зволяющим решить, кто выиграл и кто проиграл; в) участ­ники диалога пользуются правом налагать на него ограниче­ния, обусловленные принятыми правилами рассуждений и влияющие на изменения в его структуре; г) диалог ведется с учетом реакции одного участника на «ходы» другого.

Безусловно, эта модель фиксирует весьма существен­ные свойства диалогических процедур, хотя очевидно и то, что она упрощает суть дела. Она, в частности, не учитывает многих и многих наслоений личностного и ситуационного характе­ра, возможных при коллективном общении.

Общим, что объединяет самые разнообразные диалоги­ческие ситуации, является вопросо-ответный комплекс. Как весь ход диалога, так и его результат зависит прежде всего от того, удачно или неудачно, квалифицированно или неквалифицированно фор­мулируются исходные вопросы и даются ответы на них.

Отношение вопроса и ответа составляет ядро диалога. В рамках этого отношения вопросу принадлежит ведущая роль. Он придает диалогу строгое направление. Благодаря во­просам отдельные высказывания приобретают смысл, мысли говорящего не только соприкасаются с мыслями слушающе­го, но и глубоко проникают в них. То, что ни на что не отве­чает, оказывается бессмысленным и остается за пределами диалогической ситуации.

Вокруг вопросно-ответного ядра диалога формируются другие, иногда неявно формулируемые элементы его струк­туры: а) мотивы и цели диалога; б) критерии отбора точек зрения. Среди вторых исключительно важная роль принадле­жит доводам, приводимым в поддержку точек зрения, либо для их отвержения и в своей совокупности составляющим то, что называют чьей-то аргументацией.

Известно, что ни один вопрос не может возникнуть на пустом месте. Для этого надо, по крайней мере, две точки зрения, два противоположных суждения. Поэтому в процес­се диалога необходимо раздвоение на Я и не-Я. Только так можно выразить собственную позицию, тем самым заинте­ресовать других, вовлечь их в диалог. Раздвоение, противоре­чие, стало быть, есть его движущая сила. Оно же характерно и для внутреннего диалога.

В процессе развития диалога указанные элементы дол­жны, во-первых, составлять некоторое единство и, во-вторых, в своей совокупности фиксировать переход знании или убе­ждений из неопределенного в более определенное состоя­ние. Нарушение хотя бы одного из этих условий разрушает диалог, делает его беспредметным или бесплодным.

Продуктивный диалог требует соблюдения определен­ных условий и правил, которые касаются как его структуры в целом, так и отдельных блоков и элементов. Сначала рас­смотрим общие требования к ведению диалога.

1. Очевидно, что диалог невозможен без единого язы­ка. При этом важна не столько общая знаковая форма, сколь­ко ее семантика, т.е. значения, которыми оперируют участни­ки диалога. Отступление от этого условия ведет к путанице, участники диалога перестают понимать друг друга, и диалог вырождается в логомахию, т.е. спор, в котором спорящие не соглашаются друг с другом единственно потому, что исход­ные выражения имеют разный смысл, хотя, может быть, они тождественны с синтаксической точки зрения. Единый язык – важнейшее исходное условие взаимопонимания.

2. Диалог возможен лишь при наличии общего предме­та обсуждения. Он предполагает а) объединение участников общими знаниями, доверием и взаимопониманием в оценке некоторого положения дел и, в то же время, б) наличие пунк­тов разногласия в этом знании и взаимопонимании, разных,
иногда противоречивых, суждений относительно одной и той же ситуации. Трудно представить диалог между людьми, имеющими абсолютно одинаковое понимание положения дел. Необходимо исходное, хотя бы незначительное различие в этом понимании. Общий предмет диалога выражается с по­мощью некоторой совокупности вопросов, каждый из кото­рых содержит в себе противоречие между знанием и незна­нием и побуждение к его решению.

3. Необходимым условием диалога является сущест­вование желания и потребности в общении между его уча­стниками. Людей может объединять язык, им, возможно, есть о чем говорить, но установлению контакта могут вос­препятствовать личностные качества партнеров. К общению располагают, как правило, люди, вызывающие чувство сим­патии, с ярко выраженными индивидуальными чертами.

4. Помимо стремления к ис­тине, развитой способности мыслить, сотрудничество в диа­логе предполагает умение слушать и слышать другого чело­века, вставать выше собственного мнения, видеть его со сто­роны. Непременное условие сотрудничества, в диалоге – отдавать предпочтение
слушанию перед говорением.
Его выполнение надежно обес­печивает обратные связи между участниками. Отсутствие та­ковых разрушает диалог, превращает его в монолог, угрожа­ет взаимопониманию и взаимоуважению.

5. Вместе с тем, сотрудничество в диалоге исключает конформизм. Выполнение этого требования особенно важно в научной, воспитательной, законотворческой деятельности. Благодаря неистребимому инакомыслию в науке обнаружи­ваются несовершенства и недостаточность общепринятых ис­тин, открываются новые, более совершенные и радикальные истины, прогрессируют общественные отношения, развивает­ся мировоззрение и нравственные установки людей. Отсюда – необходимость критического отношения к высказываниям и
взглядам партнера.

6. Свобода – важнейшее условие продуктивного диало­га. Выразители различных взглядов должны относиться друг к другу как к автономным субъектам со своими собственны­ми точками зрения, достойными уважения. Они имеют право непринужденно и всесторонне анализировать различные позиции, принимая или не принимая их в соответствии с объ­ективными критериями. Каждая из сторон обладает той мерой автономности, которая несовместима с диктатом, отношени­ем господства и подчинения. Исключается возможность фи­зического или социального давления, в частности, приказы,
угрозы, унижения, оскорбления.

7. Такая форма диалога, как дискуссия, должна обла­дать дополнительным свойством избыточности, под кото­рой в данном случае понимается отсутствие ограничений на число участников диалога и число мнений, выдвигаемых к обсуждению. Чем больше число участников выступает с собственными суждениями, тем больше шансов на его
результативность. Чем больше мнений предполагается для обсуждения (пусть абсурдных), тем больше вероятности то­го, что среди них найдется достойное внимания и признания.

Дополним общие требования требованиями по отношению к отдельным частям диалога.

Требования к вопросу

1. Важнейшее требование к формулировке всякого во­проса - он должен быть разумным, т.е. имеющим смысл. Непременным условием выполнения этого требования явля­ется соблюдение синтаксических и семантических правил того языка (возможно, языка научной теории), на котором вопрос выражается.

2. Второе важнейшее требование к правильной постановке вопроса — его ясность и точность. Этими качествами, наряду с осмысленностью, определяется понимание вопроса. Неразумно браться за изложение, тем более за решение во­проса, если он не ясен или не точен.

3. Третье требование к постановке вопроса – истин­ность его предпосылок. Вопрос, как правило, опирается на множество разнообразны





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.