Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Языковые и этнопсихологические константы

К выделению констант подходят с позиций собственно языковой и этнопсихологической (качества национального характера).

Н.Д. Арутюнова выделяет следующие характеристики русского языка (правый столбец) в его отношении к западноевропейским (левый)[225]:

Время Пространство

Человек Стихия

Норма Аномалия

Свое Чужое

Определенность Неопределенность

Идеи правого столбца имеют приоритетное значение в русском языковом сознании. Например, пространство осмысляется как первичное по отношению ко времени. Метафорический перенос осуществляется в направлении от пространственной идеи к временнóй: сжатые сроки (время мыслится как объемное физическое тело), время тянется, события разворачиваются (как нить на твердой поверхности).

?Пространство может осмысляться в категориях времени: Солнце убило джунгли на три дня полета, – объявляет обитателям джунглей киплинговский коршун Чиль. И это не особенность поэтического языка: до западной границы России сутки езды, до работы идти 10 минут. Чем обусловлена инверсия?

Мир предстает как арена действия неких иррациональных сил, не подвластных контролю со стороны человека. Безличные конструкции выражают ориентацию русского образа мышления на стихийность, аномальность, неопределенность событий. Все эти параметры русского мышления тесно переплетены.

? Проанализируйте психологическое состояние человека, который говорит: Что-то мне сегодня не работается; я не хотел, так получилось; у меня это непроизвольно вырвалось.

? Проанализируйте этикетные формулы выражения национального менталитета. Как дела? – Отлично, окей, хорошо, неплохо, ничего, нормально, да так как-то, не спрашивай, как сажа бела… Какой ответ вам кажется самым частотным и чем это можно объяснить?

Свое / чужое

На Западе собственность священна.У русских «неэкономический характер», ослабленное чувство собственности. На отрицательном полюсе широкой русской души оно дает себя знать в очень неприятной особенности русской жизни, которую Н.М. Карамзин обозначил одним словом: «Воруют!»[226]. В положительном смысле независимость от материального благополучия проявляется в бескорыстной помощи, щедрости и жертвенности. В русской сказкедурак берет за работу вместо денег обузу – котенка и щенка. Но они спасают его из плена («Волшебное кольцо»). Русские, даже не будучи религиозными, стихийно живут по заповеди: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут» (Мф. 6:19). В рассказе В. Шукшина «Алеша Бесконвойный» описан весьма характерный для русских тип: «Алеше нравилось, что у них (у его семьи. – С.П.) можно, например, занять денег – все как-то повеселей в глаза людям смотришь. <…> Какой желанный покой на душе, Господи! Ребятишки не болеют, ни с кем не ругался, даже денег взаймы взяли…».

Русским нравится дарить, отдавать, особенно накормить-напоить человека. При этом возможны крайности типа Демьяновой ухи и тостуемый / тостующий пьет до дна (фильм «Осенний марафон»).

?Обратите внимание на языкотворческую изобретательность и даже изысканность героя Е. Леонова. В чем она выражается?

Слово свой относится к любому: у меня (у тебя, у него) своя правда. На западных языках так сказать невозможно: I have my own truth; you your… he has hisФранцузы не понимают словосочетания своя карета. Они видят только то, что это собственность говорящего лица, а не любого, как в русском языке.

Для русского при прочих равных иностранное имеет преимущество, поэтому в России возможен наивный рекламный трюк типа «Иностранец Иван Федоров» («Мертвые души»). И это не гоголевская выдумка. В книге очерков быта Е. Иванова «Меткое московское слово» приводятся вывески начала ХХ в.: «Профессор шансонетного искусства Андрей Захарович Серполетти», «Парикмахер мусью Жорис-Панкратов», «Парижский парикмахер Пьер Мусатов из Лондона. Стрижка, брижка и завивка» (http://my-edu.ru/edu_ruslit/001_4.html).

Чужое слово окружено ореолом престижности и повышает статус самой вещи. Если сухие макароны назвать бизнес-ланч, спрос на них повышается. Пересекая русскую границу, европейское слово повышает значимость своей семантики и улучшает коннотации.

? Проверьте себя: что бы вы выбрали: «Ниву-Шевроле» или «Chevrolet Niva», барбекю или шашлык, круассан или рогалик, сэндвич или бутерброд?

Этнопсихологические русские константы

В.В. Воробьев выделяет этнопсихологические русские константы: духовность (религиозность), соборность, всемирную отзывчивость, стремление к высшим формам опыта, поляризованность души[227]. Мы остановимся на последнем свойстве, которое объясняет многое другое. Н.А. Бердяев в работе «Истоки и смысл русского коммунизма» описал русский народ в системе антиномий: «Для русских характерно совмещение и сочетание антиномических, полярно противоположных начал. Россию и русский народ можно характеризовать лишь противоречиями. Русский народ с одинаковым основанием можно характеризовать, как народ государственно-деспотический и анархически-свободолюбивый, как народ склонный к национализму и национальному самомнению, и народ универсального духа, более всех способный к всечеловечности, жестокий и необычайно человечный, склонный причинять страдания и до болезненности сострадательный. Эта противоречивость создана всей русской историей и вечным конфликтом инстинкта государственного могущества с инстинктом свободолюбия и правдолюбия народа» (http://www.philosophy.ru/library/berd/comm.html).

Поляризованность рождает максимализм во всем. Он проявляется в страстном стремлении к воплощению намеченной цели и столь же радикальное отрицание всего, что этому мешает. На фоне русских даже такой взрывной народ, как испанцы, в жизни которых особое значение имеет страсть, выглядят умеренными рационалистами. Отрицательное отношение к «половинчатости» отражено в 18 русских фразеологизмах и только в 8 испанских (одна калька: ни рыба ни мясо < ni carne ni pescado). Мировоззренческий и поведенческий максимализм (либо добыть, либо домой не быть; грудь в крестах или голова в кустах и т.п.) представлен соответственно в 9 русских и 3 испанских идиомах[228].

Поляризованность русской души порождает все крайности нашего поведения. Русский, в отличие от европейцев и американцев, живет предельными категориями. Русский унижен не тем, что у него нет дорогого автомобиля или виллы на лазурном побережье. Ему унизительна зависимость человека от природных стихий и от самой смерти. Европейцы пытаются устроиться на земле, улучшить и продлить жизнь. Русские стремятся выйти за пределы земного тяготения (К.Э. Циалковский) и воскресить мертвых (Н.Ф. Федоров).

На холодном полюсе русской души царит кощунственное безбожие и попрание всех человеческих законов; на горячем – расцветает святость. И.А. Бунин отмечал: «Есть два типа в народе. В одном преобладает Русь, в другом – Чудь, Меря. Но и в том и в другом есть страшная переменчивость настроений, обликов, «шаткость», как говорили в старину. Народ сам сказал про себя: «из нас, как из древа, – и дубина, и икона» – в зависимости от обстоятельств, от того, кто это древо обрабатывает: Сергий Радонежский или Емелька Пугачев»[229].

Судя по описаниям очевидцев, и в дохристианские времена славяне поражали соприкасавшихся с ними иностранцев сочетанием противоположных качеств. С одной стороны, ужасала жестокость как военных обычаев, так и семейно-родовых законов. С другой – располагала к себе простодушная патриархальность нравов, гостеприимство и отсутствие лукавства. Католический миссионер Гельмольд, долго живший среди языческих племен западных славян, ставил их выше остальных известных ему народов. В «Славянской хронике» он пишет, что все жители славянского города Юнеты «до самого его разрушения пребывали в языческом заблуждении. Впрочем, по нравам и гостеприимству нельзя было найти ни одного народа, более достойного уважения и более радушного…» (http://www.vostlit.info/Texts/rus/Gelmold/framegel1.htm).

В душе отдельного человека порой непостижимым образом совмещаются два полюса. В былине защитник Русской земли и православного народа Илья Муромец, разобидевшись на князя, не пригласившего богатыря на пир, сшибает золотые маковки с церквей и поит кабацких ярыжек. Произвол княжеской власти вызывает совершенно непредсказуемую реакцию: попирается самое святое, сам смысл существования. Обмирщение сознания русского человека приводит не просто к отказу от прежних святынь, но к низвержению, поруганию их.

В речи два полюса русской души проявляются в величайших образцах художественного слова и безобразном сквернословии.В словаре В.И. Даля скверна определяется так: мерзость, гадость, пакость, касть, все гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно; нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, извержения, кал; смрад, вонь; непотребство, разврат. Матерная ругань – смрад души. В.В. Колесов очень верно называет матерную лаю болезнью духа[230].Мат – это не только способ выражаться, но и система ценностей. Б.А. Успенский указывает, что «матерная ругань имеет отчетливо выраженный антихристианский характер, что … связано именно с языческим ее происхождением»[231]. Матерная брань использовалась как часть языческого ритуала, в котором жертва приносилась идолам – т.е. сатане и бесам.

Молитвой христиане приносят словесную жертву Богу, а мат является словесной жертвой Его противнику. В.И. Жельвис объясняет сравнительно небольшое количество собственно богохульств в русском языке тем, что их функцию выполняет мат: «Если согласиться, что русский мат имеет фактически богохульный характер, легко понять, почему в русской инвективной практике непосредственные богохульства сравнительно мягки и редки: в них просто нет необходимости, ибо их функцию берет на себя другой лексический пласт – сексуальное сквернословие, мат»[232]. Он проводит интересную параллель между паролем джунглей «Мы с тобой одной крови, ты и я!» и табуированной лексикой: «Пользуясь религиозной терминологией, с понятными оговорками, можно сказать, что клич Маугли есть призыв к единению всего живого в Боге, создающий чувство сопричастности в Боге означает стремление к единению с чем-то высоким, зовущим к совершенству.

Инвектива, прежде всего табуированная, тоже…создает чувство сопричастности. Но, в той же терминологии, эта сопричастность равнозначна единению во грехе. Если угодно – в дьяволе. Рядовой сквернослов ищет единения с такими же, как он, ни в коем случае не выше. Переходя на другой язык, можно сказать, что матерщинник с помощью мата, к своему полному удовлетворению обнаруживает, что он и его собеседник находятся в карнавальной атмосфере всеобщей, тотальной «дерьмовости». Таким образом, в инвективе значительная часть этноса (по данным ВЦИОМ, 61 % россиян употребляет матерную ругань. – С.П.) находит способ объединиться на основе всеобщей враждебности, ощущения собственной грязности и гнусности»[233].

Соглашаясь с этим мнением, стоит уточнить: многие употребляющие брань не ощущают своей «грязности и гнусности». Им нужен внешний аудит – взгляд со стороны, с позиций иной, чем у матерщинника, системы оценок.

? Как вы оцениваете роль мата, о которой пишет Ю.М. Лотман: «Замысловатый, отборный мат – одно из важнейших средств, помогающих адаптироваться в сверхсложных условиях. Он имеет бесспорные признаки художественного творчества и вносит в быт игровой элемент, который психологически чрезвычайно облегчает переживание сверхтяжелых обстоятельств» (Лотман Ю.М. Не-мемуары // Лотмановский сборник. – М., 1995. Вып. 1. С. 14).

Не случайно слово мат имеет один корень со словом мать. По своей сущности он – оскорбление материнства и святых для русского человека понятий: Богородицы, родной матери, земли – матери-кормилицы и Святой Матери Церкви. Русский мат – это вызов нравственному миропорядку, нигилизм в крайнем его проявлении. Матом русский открыто отрекается от Бога и от собственной человечности. Но в мате парадоксальным образом совмещены отречение от Творца и поиск Его. Ведь кощунство предполагает живую святыню. Именно на фоне острого ощущения святости русским народом развивается в его языке это уродливое явление. Но, как бы ни показалось это неожиданным, откровенное отступление еще не самое худшее: «Отступница, дочь Израилева, оказалась правее, нежели вероломная Иудея» (Иер. 3:11). После разделения единого Израильского государства на Израильское и Иудейское сохранившая храм и правильный культ Иудея в глазах Господа оказалась более виновной, чем вставшее на языческий путь Израильское царство. Лицемерие хуже заблуждения.

Ангелу Лаодикийской Церкви сказано: «Ты не холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3:16). Русский народ как соборная личность не тёпл, а значит, есть надежда на исправление и возрождение. Хотя бы для тех, кто сохранит в себе тысячелетнюю породу русского менталитета, не дав ее перепахать и засеять в духе лукавого времени «общечеловеческими» ценностями.

Национальный менталитет, язык и общество – тонко сбалансированные узлы единой этносоциальной системы. Изменения одной подсистемы приводят к изменению другой. В кибернетике устойчивость системы к внешним воздействиям определяется степенью сохранения ее материнской информации. Система устойчива, если количество ее элементов и связей между ними при интенсивных информационных воздействиях не испытывает резких изменений. В нашем случае неизменным должно сохраняться ядро основных культурных концептов («русский», «соборность», «православный», «духовность», «дружба» и т.п.). Один из основных узлов русской ментальной системы – это блок «совесть – справедливость». Предсказать вероятное поведение системы, меняющей материнскую информацию данного блока на заграничную модель, например, на «conscience – justice», очень легко. Психика испытывает перегрузки, а их социальный резонанс порождает общественные проблемы (болезни, депрессию, деформацию представлений о реальности и критериях рациональности, аутизм, гиперкоммуникабельность без сердечной привязанности, алкоголизм, наркоманию, суицид и т. п.).

Причины гибели всех двадцати известных науке цивилизаций А. Тойнби находит в войне, классовой борьбе или комбинации обеих причин[234]. Но это лишь внешний повод. Действительной причиной, как считает современная этнопсихология, всегда является деформация центральной зоны культуры, сопровождающаяся утратой идентичности, нравственным разложением и, как следствие, ассимиляцией народа или новым этногенезом: «Сохранение и укрепление этого ядра и составляет важнейшую задачу национальной безопасности, поскольку национальная идентичность является ее сущностной основой и одновременно ресурсом конкурентоспособности в условиях глобализации. Причем для многих стран это означает уже не только выбор адекватной конкурентоспособной стратегии развития, но и превращается в вопрос национального выживания»[235]. Нравственные (но не духовные!) ценности Православия сохранялись, хотя и в искаженном виде, в «советском» менталитете. Реформы постсоветской России поставили под угрозу само ядро национального характера.

Если русские мужчины не хотят, чтобы их женщины тянули пиво, курили и матерились, а русские Наташи пополняли европейские бордели и восточные гаремы; если русские женщины устали стоять в автобусах и не хотят, чтобы мужчины окончательно потеряли мужское достоинство, чтобы юноши вырастали истеричными хлюпиками, которые армии боятся, как атомной войны; если русские желают видеть своих детей и внуков хозяевами в своей собственной стране, – тогда нужно оставаться русскими. Других путей у нас нет.

Задания:

1. Найдите характерные особенности церковнославянского языка и русского и менталитета в следующих высказываниях:

Христос обличает фарисеев, «иже снедаютъ домы вдовицъ и виною далече молятся» (Лк. 20:47).

«Посем взяли соловецкаго пустынника, инока-схимника Епифания старца, и язык вырезали весь же; у руки отсекли четыре перста. И сперва говорил гугниво. Посем молил пречистую богоматерь, и показаны ему оба языки, московский и здешней, на воздухе; он же, един взяв, положил в рот свой, и с тех мест стал говорить чисто и ясно, а язык совершен обретеся во рте» («Житие протопопа Аввакума, им самим написанное»).

Д.С. Лихачев пишет о древнерусских зодчих: «…Вздумалось зодчему – и сделал (чуть не сказал «сделалось», в церкви и в самом деле много такого, что получилось как бы само собой)» (Лихачев Д.С. Заметки о русском. – М., 1981. С. 15).

2. «Существенно, что крепость и количество наиболее резких инвектив издавна находились в прямо пропорциональной зави­симости от религиозности народа. У такого очень религиозного народа, как древние евреи, грубые инвективы получили столь широкое распространение и воспринимались так ярко, что специальными законами за них полагалась смертная казнь. Для сравнения стоит отметить, что у древних греков, кото­рые были менее религиозны, инвектив было меньше и их сила и изощренность не могли сравниться с древнееврейскими…. Ирландцы и в Новые времена известны сво­ей набожностью. И именно у них сквернословие приняло такие размеры, что Д. Свифт в своем известном эссе даже саркастически предлагал обложить сквернословов налогом с целью серьезно поправить государственные финансы» (Жельвис В.И. Поле брани: Сквернословие как социальная проблема в языках и культурах мира. Изд. 2-е, перераб. и доп. – М., 2001. С. 33). Как вы объясните данное явление?

3. Уникальная идея русского языка: эталон отношения человека к человеку – родственные узы. Проиллюстрируйте это примерами.

4. «Словом, Россия – страна еще патриархальная, где народом управляют как семьей. Семьей правит отец; совокупностью семей, которая зовется общиной, – староста; совокупностью общин, составляющих империю, – царь»[236]. С какими идеями связывается в русской культуре и русском языке понятие «царь»?

Домашнее задание:

1. Прочитайте часть текста всенародной присяги на верность подданства российскому императору. Отметьте языковые особенности текста, которые представляются вам не соответствующими современному русскому менталитету: «Я, нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, пред святым его Евангелием, в том, что хощу и должен Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю Императору NN, Самодержцу Всероссийскому… верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови… <…> о ущербе же Его Величества интереса, вреде и убытке, как скоро о том уведаю, не токмо благовременно объявлять, но и всякими мерами отвращать и не допущать тщатися…».

2. Найдите антитезы и объясните их с точки зрения национального менталитета: «Славянская душа печальна исстари, / Она не бредит барышами. / Она была под коммунистами, / Теперь она – под торгашами» (В.Ф. Боков).

3.При царе Алексее Михайловиче введено куролесничание, которое до сих пор иногда совершается в наших храмах. Объясните языковую и религиозно-культурную мотивацию куролесничания.






©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.