Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Система методов географии. Методологические принципы и общенаучные подходы




Специфическое положение географии в системе наук, множе­ственность и сложность объектов изучения определяют исключи­тельное многообразие используемых методов научного исследо-

71 вания. Чтобы привести все эти методы в единую стройную систе­му, необходимо учитывать ряд критериев, в том числе иерархию методов, связанную с уровнями научного познания (см. разд. 2.1). Рациональная система методов должна отражать положение каж­дого метода в исследовательском процессе, его связь с другими методами, т.е. отвечать логике и последовательности ступеней процесса познания. Можно предположить, что этому последнему условию в той или иной степени соответствует последователь­ность исторических этапов развития науки.

История географического познания может быть разделена на три больших этапа: 1) эмпирическое накопление отдельных фак­тов с их фиксацией в описательной и картографической формах; 2) первоначальное, также эмпирическое, изучение связей между отдельными фактами; 3) изучение целостных географических си­стем, или комплексов, и построение теории. Таким образом, гео­графическая наука последовательно поднималась на более высо­кие уровни познания, и каждому этапу соответствовали свои ме­тоды исследования, которые постепенно обогащались и совер­шенствовались. Примечательно, что первые классификации ме­тодов географических исследований практически совпадают с этой простой схемой. Так, в 1969 г. В.С.Преображенский предложил трехступенчатую систему методов общей физической географии: 1) наблюдения и их протоколирование; 2) методы выявления эмпирических зависимостей; 3) методы развертывания теории.

Надо заметить, что реальная последовательность вовлечения методов эмпирического и теоретического познания в исследова­тельский процесс не всегда соответствует приведенной схеме. Эта схема отражает индуктивный подход к научному познанию. Меж­ду тем диалектический принцип требует сочетания индуктивного подхода с дедуктивным. По мере развития науки в ней накаплива­ются обобщения, формулируются постулаты, которые могут слу­жить отправным пунктом для дальнейшей разработки теории. Раз­витие теории, в свою очередь, служит мощным импульсом для совершенствования методов эмпирического исследования. В связи со сказанным следует обратить внимание на отсутствие в рассмат­риваемой трехчленной схеме высших уровней научной методоло­гии — мировоззренческого (философского) и общенаучного.

Диалектический метод содержит в себе универсальные прин­ципы познания, общие для отдельных наук и находящие в них содержательную конкретизацию. Категории и законы материали­стической диалектики выступают как методологические принци­пы научно-теоретической деятельности.

Единство индуктивного и дедуктивного подходов в познава­тельном процессе, о чем говорилось выше, — один из примеров всеобщности принципа единства противоположностей, который занимает центральное положение в диалектике Гегеля. В геогра-

фии при решении методологических и теоретических проблем мы на каждом шагу сталкиваемся с противоречиями, которые на пер­вый взгляд могут показаться неразрешимыми, например с соот­ношениями между эмпирией и теорией, анализом и синтезом, причиной и следствием, формой и содержанием, внутренним и внешним, единичным и всеобщим, объектом и его средой, час­тью и целым. Диалектический подход к решению подобных про­блем состоит в том, чтобы рассматривать взаимоисключающие противоположности одновременно как взаимопредполагающие друг друга. В этом, в частности, состоит важнейшая методологи­ческая основа подхода к такой фундаментальной географической проблеме, как противоречивые взаимодействия между природой и обществом. Можно было бы назвать здесь множество других примеров диалектического единства противоположностей в пре­делах сферы интересов географии: территориальная дифферен­циация и территориальная интеграция, районирование как деле­ние и как объединение, континуальность и дискретность геогра­фического пространства, устойчивость и изменчивость геосис­тем и др.

В последующих главах нам предстоит рассматривать подобные противоречивые пары подробнее. Здесь же лишь добавим, что диа­лектический принцип помогает географии глубже понять не толь­ко предмет ее исследований, но и самое себя. Как уже было отме­чено (см. разд. 2.1), география, согласно хорологической концеп­ции, должна рассматриваться как наука идиографическая, имею­щая дело лишь с единичными (индивидуальными, уникальны­ми) объектами и не способная к научным обобщениям, к выве­дению законов. Каждый отдельный географический объект дей­ствительно уникален и неповторим. Л. С. Берг постоянно подчер­кивал, что всякий ландшафт неповторим ни в пространстве, ни во времени, и называл ландшафты географическими индивидами. Действительно, в мире нет второго Байкала, второго Мадагаска­ра или второго Сингапура. Но значит ли это, что исключается всякая возможность устанавливать качественное сходство между отдельными географическими объектами и находить общие зако­ны их происхождения, строения, функционирования и развития?

Согласно принципам диалектики, объективный мир состоит из единичных явлений. Но эти явления не изолированы, а суще­ствуют в тесной связи между собой. Единичное немыслимо вне связи с общим и в конечном счете со всей природой. Но и всеоб­щее немыслимо без единичного. Таким образом, единичное, или отдельное, и всеобщее находятся в противоречивом единстве. Науку должно интересовать прежде всего общее, закономерное, но к нему она идет через познание единичного. Всякая наука, следова­тельно, — номотетическая (от греч. номос — закон). Это относится и к географии, что она уже доказала разработкой генетических

классификаций форм рельефа, озер, ландшафтов и других объек­тов, систем их районирования и способностью находить прису­щие им общие закономерности. Но было бы неверным впадать в другую крайность и абсолютизировать номотетический аспект на­учного познания, пренебрегая изучением единичного. Это в осо­бенности относится к географии, имеющей дело со сложными объектами, у которых нередко индивидуальные черты резко выс­тупают на передний план. Недаром ни в одной науке собственные названия объектов не играют такой существенной роли, как в географии. Идиографический аспект географии проявляется, в частности, в районировании, значение которого нельзя недооце­нивать. Итак, география — наука одновременно номотетическая и ид иографическая.

Всестороннее познание любой материальной системы предпо­лагает ее рассмотрение в движении, во времени и в пространстве. Движение — одна из важнейших категорий диалектики, нераз­рывно связанная с понятием материи. Движение есть способ суще­ствования материи, подразумевающий всякое взаимодействие, изменение и развитие. Движение происходит в пространстве и во времени, которые являются всеобщими формами существования материи. Эти общеизвестные положения составляют фундамент единого диалектического принципа познания, но в то же время позволяют наметить в его рамках три взаимосвязанных подхода, помогающих конкретизировать применение универсального диа­лектического принципа в отдельных науках. Так, для географии специфическое, хотя и не исключительное, значение имеет хоро­логический подход, связанный с пространством как одной из форм существования материи. Соответственно с категорией времени связан хронологический (временной) подход.

Сложнее говорить о каком-либо особом едином подходе, адек­ватном категории движения. Разнообразие форм движения мате­рии определяет множественность и специфичность научных мето­дов их познания (физических, биологических, социальных и т.д.), но трудно найти термин для обозначения обобщающего научного подхода к изучению движения материи. Условно назовем его сущ-ностнъм. Можно, по-видимому, говорить о различных частных аспектах этого подхода — генетическом, структурном, функцио­нальном, динамическом, а в качестве приближения к их наибо­лее интегральному охвату рассматривать системный подход.

Особо следует остановиться на историческом подходе. Как изве­стно, категории движения и развития тесно взаимосвязаны. По­знать предмет (явление, систему) в движении — это значит изу­чить его не только во взаимодействии, но и в развитии. Категория развития в отличие от времени относится не к форме существова­ния материи, а к способу существования. Для изучения развития предметов и явлений наука выработала исторический подход,

74 который имеет такое же всеобщее методологическое значение, как и системный. Между тем исторический подход смешивают с хронологическим (временным), хотя это далеко не одно и то же. Хронологический подход необходим при изучении всякой после­довательной смены событий во времени. Но не всякая последова­тельность событий есть исторический процесс, понимаемый как процесс развития. Было бы неуместным говорить об истории и историческом подходе при изучении смены времен года или со­ответствующих технологических циклов в сельском и лесном хо­зяйстве. Но без хронологического подхода в подобных случаях не обойтись. Хронологический подход имеет универсальное значе­ние и может применяться безотносительно к историческому; с последним он неразрывно связан, но при историческом исследо­вании переходит как бы в подчиненное положение. Оба подхода находят широкое применение в географии, где каждому из них соответствует особый круг исследовательских задач и рабочих ме­тодов (см. разд. 2.7).

В различных отраслях знания соотношение общенаучных под­ходов может быть неодинаковым, но, как правило, все они нахо­дят всеобщее применение. Не является исключением и хорологи­ческий подход. Заметим, что всякий исторический процесс раз­вертывается как во времени, так и в пространстве. Фактор про­странства определяет существенное разнообразие форм развития в природе и обществе. Это дает основание считать, что хорологи­ческий подход не является некоей уникальной принадлежностью географии и может претендовать на универсальность. В то же вре­мя в научном познании ни один из «универсальных» подходов не может быть абсолютизирован, и разные подходы должны быть тесно взаимосвязаны в своем применении.

Кроме рассмотренных общенаучных методологических подхо­дов, имеющих универсальное значение, существуют подходы, которые можно назвать факультативными. Они применяются из­бирательно — в зависимости от точки зрения отдельных ученых или научных школ на предмет и цели познания, от специфики эпизодически возникающих научных проблем (в том числе меж­дисциплинарных и прикладных), иногда под влиянием социаль­ного заказа. Одним из примеров может служить антропоцентри­ческий подход в географии, придающий ей крайне односторон­нюю направленность (см. разд. 2.1). В сущности аналогичный ха­рактер приобретает хорологический подход, который в интерпре­тации А. Геттнера и его последователей становится для географии избирательно-приоритетным, самодовлеющим, диалектически не связанным с другими подходами. Пример иного рода — экологи­ческий подход, который за последние десятилетия получил ши­рокое распространение, по существу, в качестве общенаучного. Внедрение экологического подхода в географию свелось к изуче-

нию геосистем как среды обитания жизни, и в первую очередь людей, с особым вниманием к неблагоприятным экологическим последствиям антропогенных воздействий на географическую среду. Этот подход не противоречит современным представлениям о сущ­ности географии, но дает толчок формированию в ее рамках осо­бого научного направления — эколого-географического, или гео­экологического. Приведем еще один пример, а именно поведен­ческий (бихевиористский) подход, имеющий целью изучение особенностей восприятия окружающей среды разными группами населения (социальными, профессиональными, этническими и др.) и их предпочтений в выборе мест проживания и отдыха. Это имеет значение для выявления мотивов перемещения населения и прогнозирования миграции.

Рассмотренные познавательные методы «верхнего уровня» — методологические принципы и общенаучные подходы — создают определенную основу для дедуктивного пути построения научных теорий и в то же время способствуют развитию методики эмпири­ческих исследований. Каждому общенаучному подходу соответству­ет типичный набор научных методов и технических приемов эм­пирического исследования. Так, идеальным инструментом хоро­логического подхода с древнейших времен служит карта; в новей­шее время методический арсенал хорологического подхода обога­тился дистанционными и математическими методами, математи-ко-картографическим моделированием. Внедрение исторического подхода в географию сопровождалось как заимствованием неко­торых методов смежных наук, так и разработкой собственной ме­тодики, например полевых исследований реликтовых образова­ний и «следов» процессов прошлого, методики анализа разновоз­растных карт. Системному подходу присущ наиболее сложный набор исследовательских методов — полевых и камеральных, спе­цифических для географии и заимствованных из физики, химии и других наук. Более подробное рассмотрение путей применения различных научных подходов и методов в географическом иссле­довании служит предметом последующего содержания данной главы.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.