Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Территориальная организация общества, организация территории и проектирование культурного ландшафта




Цели и задачи оптимизации природной среды непосредствен­но соприкасаются с проблемой территориальной организации об­щества (ТОО), которая уже затрагивалась ранее (см. разд. 3.12). В ус­ловиях СССР концепция ТОО разрабатывалась применительно к системе централизованной плановой экономики и предусматри­вала комплекс мероприятий по рациональному взаимосвязанно­му размещению производства, предприятий непроизводственной сферы, населения. Однако до детальной разработки и реального внедрения этой концепции в практику дело не дошло. Что касает­ся рационального использования природных ресурсов и охраны природы, то эти задачи, как правило, только декларировались.

В качестве некоторого приближения к реализации принципов ТОО на уровне отдельных единиц административно-территори­ального деления можно рассматривать районную планировку. Ее задачи в самом общем виде определяются как организация терри-

тории и конкретизируются в форме разработки схем (для респуб­лик, краев, областей) и проектов (преимущественно для адми­нистративных районов) размещения объектов хозяйства и насе­ленных пунктов, а также зон массового отдыха, курортов, дорог и других элементов планировочной структуры территории. Суще­ственный недостаток схем и проектов районной планировки, раз­рабатываемых проектными институтами градостроительного про­филя, — отсутствие должного комплексного учета природных факторов. Хотя с 70-х гг. инструкции для планировщиков предус­матривают соблюдение требований охраны окружающей среды и проведения оценки территории, уровень схем и проектов район­ной планировки в этом отношении, как правило, остается невы­соким. Они составляются без натурных (полевых) обследований ландшафтов на основе отрывочной отраслевой информации о природе, какую удается собрать из разных источников. Професси­ональных физико-географов в проектных институтах пока насчи­тывается единицы, да и они не имеют возможности осуществлять полевые наблюдения и лишь пытаются приспособить добытую камеральным путем разнохарактерную информацию о природных условиях к целям планировки.

Возвращаясь к понятию об организации территории, следует различать два подхода к нему. Один из них, ассоциируемый с рай­онной планировкой, был рассмотрен выше. Сущность его сводит­ся к рационализации планировочной структуры в социально-эко­номической сфере, при которой природной среде отводится под­чиненное положение. Иной, ландшафтно-географический, под­ход связывает организацию территории с оптимизацией природ­ной среды и формированием культурного ландшафта. Этот подход также предполагает создание рациональной планировочной струк­туры территории, оптимальное размещение площадей с различ­ным функциональным назначением, а также режимом использо­вания и охраны. Однако подобная планировочная структура долж­на создаваться на научной ландшафтно-географической основе и, в частности, опираться на морфологическое строение ландшаф­та. С точки зрения географа-ландшафтоведа, важная (хотя и не един­ственная) цель организации территории состоит в том, чтобы найти наиболее подходящие урочища или фации для каждого вида хозяйственного или иного (например, рекреационного) исполь­зования, а с другой — наилучшее функциональное назначение для каждой локальной геосистемы. Однако этим цели организа­ции территории не ограничиваются, они должны в равной степе­ни учитывать интересы как социально-экономические, так и эко­логические в широком смысле для поддержания оптимального функционирования ландшафта, расширенного воспроизводства возобновляемых ресурсов, улучшения санитарно-гигиенических и эстетических качеств среды обитания и т. д. Таким образом, орга-

низация территории в ее более широком научном понимании практически совпадает с формированием культурного ландшаф­та.

Хорошо известно, что текущие экономические интересы не всегда совпадают с насущными требованиями сохранения и оп­тимизации природной среды. Более того, даже между различными отраслями могут возникнуть противоречия в отношении исполь­зования земельных, водных и других ресурсов. Так, площади, наи­более удобные для промышленного и коммунального строитель­ства либо предназначенные для открытых горных разработок, ча­сто представляют собой ценный земельный фонд для сельского хозяйства или рекреации. Для ведения сельского хозяйства бывает важно задержать максимально возможную часть поверхностного стока, тогда как для промышленного и коммунального водоснаб­жения, транспорта и энергетики это может оказаться невыгод­ным. При создании водохранилищ возникает конфликтная ситуа­ция между гидроэнергетикой, водным транспортом, сельским хозяйством и рыболовством. При выборе решения следует руко­водствоваться не только экономическими расчетами, но и все­сторонней оценкой и прогнозом возможных физико-географиче­ских и экологических последствий. Рекомендации географа, оче­видно, должны иметь альтернативный характер и предусматри­вать два или более вариантов организации территории.

Существенное различие между двумя подходами к организа­ции территории заключается в самом объекте организации и вме­сте с тем в операционной территориальной единице. В обоих случаях речь идет не об абстрактной территории, а о конкретных террито­риальных подразделениях, но для районной планировки это ад­министративно-территориальные единицы, а для оптимизации природной среды — естественные геосистемы. Каждый из этих вариантов вполне логичен, но сложности возникают при попыт­ках их совмещения. Выход из положения следует искать не в кон­струировании искусственных природно-хозяйственных или при-родно-административных систем и районов (см. разд. 3.15), а в том, чтобы проекты организации территории разрабатывались для тех или иных административно-территориальных подразделений, но по каждому ландшафту в отдельности или, по крайней мере, с учетом ландшафтной структуры территории.

Б. Б. Родоману принадлежит идея так называемого поляризо­ванного ландшафта. В основе этой идеи лежит простая мысль о том, что урбанизованные территории и участки с сохранившейся природой должны отстоять как можно дальше друг от друга, об­разуя как бы два полюса культурного ландшафта. По Родоману, природа, чтобы уцелеть, должна приспосабливаться к транспорт-но-расселенческому каркасу. В конечном счете предлагается мо­дель «универсального сетевого поляризованного культурного ланд-

шафта», в котором каркас образован системой многоугольников, в которых вершинам соответствуют центры городов, ребрам — транспортные магистрали. По мере удаления от каркаса в глубь полигонов должны располагаться последовательно в виде лент или концентрических полос сначала жилые районы, затем сельскохо­зяйственные угодья высокой и средней интенсивности, загород­ные природные парки для отдыха и туризма, а в самом центре полигона природные заповедники. Эта схема выглядит достаточно логичной, но по существу абстрактна. Реальное размещение и со-подчиненность центров урбанизации далеко не всегда соответству­ют теоретической полигональной модели. Но если бы даже это было так, то вряд ли удастся подчинить природу такому стереоти­пу. Вовсе не очевидно, например, что центр всякого подобного полигона окажется подходящим местом для заповедника.

Вне связи с проблемой культурного ландшафта Э.Б.Алаев и Б. С.Хорев высказали мысль, что в основу построения модели народонаселение—окружающая среда должна быть положена кон­цепция единой системы расселения. В сущности, это также означа­ет, что природа должна быть приспособлена к опорному каркасу размещения производства и населения. Однако о «приспособле­нии» природы к существующим социально-экономическим тер­риториальным структурам можно говорить лишь с большой ус­ловностью. Трудно, например, всегда заставить лес расти там, где нам бы хотелось. Формировать культурный ландшафт приходится при самых разнообразных начальных условиях, т.е. на различной исходной ландшафтной основе. Задача особенно осложняется в условиях урбанизованных интенсивно освоенных территорий со стихийно сложившейся планировочной структурой и напряжен­ным земельным балансом. Здесь поневоле приходится находить компромиссные решения, позволяющие, насколько возможно, сохранить и расширить площади с зеленым покровом. Но, с дру­гой стороны, нетрудно представить себе обратную ситуацию, когда целесообразно и даже необходимо приспосабливать социально-экономическую планировочную структуру к «природному карка­су», например, в горных областях, в сильно заболоченных таеж­ных регионах, в регионах, изобилующих внутренними водоемами и др.

Если отвлечься от возможного многообразия реальных ситуа­ций, можно сформулировать следующие основные принципы орга­низации территории культурного ландшафта.

1. Культурный ландшафт не должен быть однообразным. Внут­реннее разнообразие ландшафта, как уже отмечалось, отвечает важнейшему условию его устойчивости и экологическим и эсте­тическим требованиям. Чередование небольших массивов сель­скохозяйственных угодий, лесов, рощ, водоемов экологически целесообразно, но может затруднять применение сельскохозяй-

/

ственной техники. Во многих ландшафтах (например, холмисто-моренных) характер морфологического строения сам по себе оп­ределяет дробность и пестроту угодий, но в этом случае разумнее приспосабливать сельскохозяйственную технику к ландшафту, нежели укрупнять угодья с риском вызвать эрозию.

2. В культурном ландшафте не должно быть разного рода антро погенных пустошей, свалок, заброшенных карьеров, выработан ных торфяников и других «неудобных» земель. Их следует подверг нуть рекультивации.

3. Из всех видов использования земель приоритет надо отдать зеленому покрову, учитывая его особые функции в ландшафте, о которых уже много раз упоминалось. Лучшие угодья должны ис пользоваться в сельском хозяйстве, но всегда необходимо стре миться к максимально возможному увеличению площадей под древесными насаждениями (в том числе декоративными и плодо выми), занимая под ними рекультивируемые земли и часть мало продуктивныгх сельскохозяйственн^гх угодий. /

4. В некоторых ландшафтах для поддержания природного рав новесия целесообразно экстенсивно-приспособительное исполь зование земель. Естественные ценозы полнее утилизируют сол нечную энергию и воду, чем культурные, и при определенных условиях экономически более эффективны. Считается, в частно сти, что кочевое животноводство наиболее «экологично» и нано сит меньше ущерба природной среде, чем оседлое сельское хо зяйство; имеются данные о том, что в определенных условиях выгодна переложная система земледелия. Особенно яркий при мер — акациевые саванны Восточной Африки, где концентрация домашних животных не может конкурировать с биомассой диких копытных, которые к тому же лучше приспособлены к недостат ку влаги, болезням и не требуют ухода. Рациональное охотничье хозяйство в ряде случаев оказывается экологичнее и экономич нее, чем животноводство; поддержание таежных лесов и болот в спонтанном состоянии может дать немалую экономическую вы году и в то же время отвечает целям охраны природы.

5. В проектах организации территории ландшафта необходимо предусматривать введение более или менее жестких ограничений на использование части земель вплоть до полного запрета и созда ние системы охраняемых территорий. Высшая категория охраняе мых территорий — заповедники. Они служат эталонами геосистем и природными лабораториями для их комплексного изучения, позволяют сохранить генофонд растений и животных, часто яв ляются убежищами и центрами расселения флоры и фауны, вы полняют водоохранную роль и способствуют регулированию при родных процессов на окружающей территории. Заповедники дол жны быть закрыты для хозяйственной деятельности и массового посещения. Чтобы эффективно выполнять свои функции, запо-

ведник должен занимать достаточно большую, измеряемую, как правило, тысячами квадратных километров, и репрезентативную в физико-географическом отношении площадь, охватывающую типичный ряд сопряженных геосистем. Заповедники могут созда­ваться лишь на базе относительно ненарушенных ландшафтов и как форма охраны природы не типичны для интенсивно освоен­ных территорий.

Одна из перспективных форм сочетания охраны природы с рекреационными, просветительскими, научными и экономичес­кими интересами — национальные парки. Они обычно требуют значительных площадей, но могут включать как фрагменты мало-измененных ландшафтов, так и давно освоенные площади. Осо­бенно ценно сочетание сохранившихся участков типичных есте­ственных ландшафтов с культурно-историческими (археологиче­скими, архитектурными и др.) памятниками. В интенсивно осво­енных ландшафтах желательно сохранить в качестве охраняемых природных территорий хотя бы небольшие участки (на уровне отдельных урочищ и их групп) в режиме заказников — комплек­сных (ландшафтных) или специализированных (ботанических, зоологических, гидрологических и др.), а также природных ре­зерватов, предназначенных главным образом для научных иссле­дований. Наконец, там, где не сохранилось геосистем в состоя­нии, близком к естественному, подлежат выявлению и сохране­нию в качестве памятников природы отдельные природные объек­ты — редкие виды растений и животных, одиночные старые де­ревья, геологические обнажения, редкие или характерные формы рельефа (пещеры, озовые гряды и т.п.). В целях создания благо­приятных условий для развития биоты желательно связать отдель­ные охраняемые территории, а также санитарно-защитные, во­доохранные и другие насаждения в единую систему с помощью зеленых «экологических коридоров».

6. Проектирование планировочной структуры культурного лан­дшафта должно предусматривать его внешнее благоустройство, поддержание или формирование высоких эстетических качеств. Помимо озеленения, рекультивации и продуманного взаиморас положения различных угодий эта цель в значительной степени достигается путем архитектурного оформления ландшафта — ра зумным «вписыванием» в него различных сооружений и удачным выбором их архитектурного стиля. Зеленые полосы вдоль дорог во всех отношениях предпочтительнее рекламных щитов. Линии элек тропередач и связи желательно убрать в кабели.

7. При организации территории необходимо учитывать всесто роннюю сопряженность фаций и урочищ, их латеральные связи по гравитационному «каналу» через циркуляцию воздушных масс и сток. Одно из самых элементарных требований — согласование взаимного расположения промышленных предприятий, жилых

кварталов, зеленых зон, водоемов с преобладающими направле­ниями ветра, поверхностного и подземного стока. Одна из важ­нейших задач — предотвращение выноса элементов минерально­го питания из почвы и материнской породы. Этот процесс осо­бенно усиливается при распашке и внесении удобрений в почву. Для перехвата химических элементов на путях их миграции следу­ет размещать полосы из высокопродуктивной растительности, играющие роль геохимических барьеров.

8. Рациональное размещение земель и научно обоснованный режим их использования и охраны должны сочетаться с регули­рованием природных процессов и при необходимости мелиора­тивным воздействием (см. разд. 5.6).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Оценивая современное состояние географической науки, по­лезно мысленно вернуться на сто лет назад и вспомнить о ее по­ложении на переломном рубеже конца XIX — начала XX в., когда она, по выражению В.В.Докучаева, расплывалась во все стороны и не имела какой-либо объединяющей теоретико-методологиче­ской основы; именно с того времени в качестве таковой стала широко распространяться хорологическая концепция, и на этом фоне лишь немногие дальновидные отечественные ученые смогли увидеть будущее географии в идеях Докучаева.

За прошедшее столетие география сумела преодолеть узость и односторонность хорологизма. Географы нарушили запрет на по­иски законов и изучение развития явлений во времени, они не стали ограничивать себя тесными рамками описания индивиду­альных местных особенностей и вышли на глобальный уровень. В методологии географических исследований произошли поис­тине революционные изменения: отдавая должное хорологическому подходу, современный географ отвергает его абсолютизацию и требует его применения совместно с системным и историко-ге-нетическим подходами. Можно сказать, что на этих трех взаимо­связанных составных частях, как на трех китах, зиждется методо­логия географической науки. Опираясь на эту методологию, оте­чественные географы подошли к синтезу и разработали учение о ландшафте, о географической оболочке, о геосистемах, а также внесли вклад в изучение общественных закономерностей и зало­жили основы географической теории взаимодействия общества и природы. Эти теоретические разработки превращают географию из справочно-описательной дисциплины в фундаментальную науку.

Комплексный географический метод и теоретические дости­жения географической науки не только стали достоянием самой географии и важнейшими инструментами для интеграции ее мно­гочисленных отраслей, но и приобретают более широкую обще­научную и мировоззренческую значимость. Внедрение комплекс­ного географического подхода, чаще известного под названием ландшафтного, способствовало развитию отраслевых географиче­ских наук и формированию новых междисциплинарньгх, естествен­но-научных направлений и дисциплин. В. С. Преображенский имел основания утверждать, что комплексная физическая география объективно выполняет функции общего естествознания. Геогра­фические модели природных систем (в том числе географической

оболочки и ландшафта) выступают в явном или неявном виде в качестве основы междисциплинарных фундаментальных и при-кладныгх природоведческих исследований.

Объективный анализ современных глобальных проблем приво­дит нас к убеждению о необходимости коренной перестройки отношения человечества к природной (географической) среде на основе нового «геософского» мировоззрения. География призвана сыграть важнейшую роль в разработке такого мировоззрения. Гео­графы осознают свою ответственность перед обществом, но пока поспешно утверждать, что они уже вполне готовы предложить всесторонне научно обоснованную стратегию поведения человека в его земном жилище. Для этого, несомненно, имеются серьезные предпосылки и существует большой задел, но еще больше пред­стоит сделать. Не секрет, что география в общественном сознании не относится к фундаментальным наукам и мало кто из неспеци­алистов ассоциирует решение глобальных проблем современнос­ти с географией. Чем объясняется такая «несправедливость»? В зна­чительной мере в этом повинны сами географы и, в частности, потому, что слишком мало внимания уделяют пропаганде и по­пуляризации фундаментальных теоретических положений совре­менной географии.

Однако справедливости ради надо сказать, что далеко не все зависит от самих ученых-географов. В современную эпоху фунда­ментальная наука вряд ли может добиться больших успехов без поддержки государства. Но с начала последнего десятилетия XX в. отечественная география, как, впрочем, и многие другие науки, практически лишилась такой поддержки. Не имея бюджетных средств, многие научные географические коллективы распались. Резко сократились возможности осуществления полевых геогра­фических исследований, а между тем материалы таких исследо­ваний — это «хлеб» географии. Немаловажное значение для гео­графии имеет свертывание исследований в смежных науках, в частности в геологии, сильное сокращение сети пунктов гидро­метеорологических наблюдений и т.д. Упадок вузовской науки не мог не сказаться на подготовке профессиональных географов. Остро ощущается недостаток научной и учебной литературы по географии.

Географам не впервые приходится преодолевать препятствия. Путь науки никогда не бывает гладким. Было бы пустым занятием пытаться прогнозировать дальнейший ход исторических событий. Несомненно, однако, что никакие повороты общественной исто­рии не могут остановить прогресс науки. В многовековой истории географии никогда не прерывалась нить преемственного разви­тия, и дело чести для географов нынешнего поколения — сохра­нить и обогатить научное наследие, оставленное им предшествен­никами.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Алаев Э. Б. Социально-экономическая география. Понятийно-терми­нологический словарь. — М.: Мысль, 1983.

Берлянт A.M. Картография. — М.: Аспект-пресс, 2001.

Беручашвили Н.Л., Жучкова В. К. Методы комплексных физико-гео­графических исследований. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1997.

Боков В.А., Селиверстов Ю.П., Черванев И. Г. Общее землеведение. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 1998.

Географический энциклопедический словарь. Понятия и термины. — М.: Сов. энциклопедия, 1988.

Герасимов И. П. Экологические проблемы в прошлой, настоящей и будущей географии мира. — М.: Наука, 1985.

Гладкий Ю.Н., Чистобаев А. И. Регионоведение. — М.: Гардарики, 2002.

Дьяконов К Н., Касимов Н. С., Тикунов В. С. Современные методы гео­графических исследований. — М.: Просвещение, 1996.

Жуков Б. Т., Сербенюк С.Н., Тикунов В. С. Математике-картографиче-ское моделирование в географии. — М.: Мысль, 1980.

Исаченко А. Г. Оптимизация природной среды. Географический ас­пект. — М.: Мысль, 1980.

Исаченко А. Г. Ландшафтоведение и физико-географическое райони­рование. — М.: Высшая школа, 1991.

Исаченко А. Г. Введение в экологическую географию. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003.

Калесник С. В. Общие географические закономерности Земли. — М.: Мысль, 1970.

Ласточкин А. Н. Системно-морфологическое основание наук о Земле (геотопология, структурная география и общая теория геосистем). — СПб., 2002.

Маергойз И. М. Территориальная структура хозяйства. — Новосибирск: Наука, 1986.

МашбицЯ.Г. Комплексное страноведение. — М.; Смоленск, 1998.

Мильков Ф.Н. Физическая география: современное состояние, зако­номерности, проблемы. — Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1981.

Наука и искусство географии: спектр взглядов ученых СССР и США. — М.: Прогресс, 1989.

Преображенский В. С. Поиск в географии. — М.: Просвещение, 1986.

Преображенский В. С. О чем спорят географы? — М.: Знание, 1990.

Природа, техника, геотехнические системы / Под ред. В. С. Преобра­женского. — М.: Наука, 1978.

Ретеюм А.Ю. Земные миры. — М.: Мысль, 1988.

Родоман Б. Б. Территориальные ареалы и сети. Очерки теоретической географии. — Смоленск: Ойкумена, 1999.

Солнцев В.Н. Системная организация ландшафтов (проблемы мето­дологии и теории). — М.: Мысль, 1981.

Сочаеа В. Б. Введение в учение о геосистемах. — Новосибирск: Наука, 1978.

Харвей Д. Научное объяснение в географии. Общая методология и ме­тодология географии / Сокр. пер. с англ. — М.: Прогресс, 1974.

Хорее Б. С. Территориальная организация общества (актуальные про­блемы регионального управления и планирования в СССР). — М.: Мысль, 1981.

Четырехъязычный энциклопедический словарь терминов по физи­ческой географии / Сост. И.С.Щукин. — М.: Сов. энциклопедия, 1980. Шипунов Ф.Я. Организованность биосферы. — М.: Наука, 1980.

СОДЕРЖАНИЕ

 

Предисловие..................................................................................................... 3

Глава 1. География как система наук

и объекты географического изучения........................................................... 6

1.1. Эволюция взглядов на предмет, содержание
и задачи географии с древнейших времен

до конца XIX в................................................................................................. 6

1.2. Переломный этап в развитии географии на рубеже

XIX и XX в. и начало современной географии.............................................. 13

1.3. Сущность географии и ее задачи в представлениях различных научных школ 19

1.4. Объекты географической науки.

Природные географические системы............................................................. 25

1.5. Человек как объект географического изучения................................ 32

1.6. География среди наук и структура

географического знания 37

1.7. Современная система географических наук...................................... 42

Глава 2. Методологические основы и методологические

проблемы географии..................................................................................... 55

2.1. Методология научного познания в географии,

ее истоки и основные зарубежные направления............................................. 55

2.2. Русская классическая география, естественно-исторический метод и научная школа В.В.Докучаева 62

2.3. Материалистическая диалектика и методология советской географии 67

2.4. Система методов географии. Методологические принципы и общенаучные подходы 71

2.5. Хорологическая концепция и хорологический подход................... 76

2.6. Основные пространственные географические

категории 85

2.7. Время в географии и исторический подход...................................... 93

2.8. Системный подход. Географические системы

и комплексы..................................................................................................... 99

2.9. Методы наблюдений и информационное обеспечение географических исследований 108

2.10. Картографический метод................................................................. 111

2.11. Единство традиционных и новейших методов

в географических исследованиях 121

2.12. Районирование как метод географического синтеза....................... 128

2.13. Теоретические обобщения в географии.......................................... 133

2.14. О географических законах.............................................................. 138

2.15. География и искусство.................................................................... 144

2.16. Проблемы интеграции географии................................................... 151

Глава 3. Введение в теорию географии: территориальная





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.