Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Эмические и этические аспекты кросс-культурного исследования

В первой главе было введено представление об этических (универсальных) и эмических (культурно специфических) элементах культуры. При чтении литературы по кросс-культурной проблематике, скорее всего, мы сталкиваемся с этими терминами.

Эмические аспекты – это, грубо говоря, представления, формы поведения, вопросы и концепции, которые являются специфичными для данной культуры. Этические аспекты – это представления, формы поведения, вопросы и концепции, которые являются универсальными, т.е. общими для изучаемых культур.

Эмические концепции особенно продуктивны для коммуникаций в рамках культуры, когда одно слово может использоваться для передачи смысла сложной идеи или представления. Например, один географ, изучавший жителей Тьерра дель Фуэго (местности, расположенной на южной оконечности Южной Америки), сообщил мне интересную информацию. При взаимодействии они часто используют слово мамихлапинатапеи, которое означает следующее: «смотреть друг на друга в надежде, что кто-то первый предложит что-то сделать, чего они хотят оба, но ни один из них не хочет первым предложить это другому». Можно было наблюдать сцены встреч, когда парень встречается с девушкой, и они оба начинают мамихлапинатапеи. Мы можем много узнать об этой культуре, если знаем значение этого слова. Таким образом, изучая смысловое содержание конкретных слов, мы больше узнаем о самой культуре.

Эмические концепции очень важны для понимания культуры. Однако, поскольку эти концепции уникальны для конкретной культуры, их бесполезно использовать в кросс-культурных сравнениях.

Давайте рассмотрим аналогию: сравним яблоки с апельсинами. Яблоки и апельсины имеют ряд общих свойств, таких как размер, вес, цена, доступность. В то же время они имеют ряд уникальных характеристик, таких как запах и вкус. Ясно, что если мы хотим понять, что такое апельсин, нужно знать его вкус. Но не возможно сравнивать яблоки и апельсины по вкусу апельсина, за исключением того, что можно сказать – яблоки не обладают вкусовыми качествами, присущими апельсинам. С другой стороны, если вести разговор о цене, то сравнивать яблоки с апельсинами можно. Если мы хотим сравнивать цену с размером или весом, то это определенно также можно делать. Таким образом, мы можем создать теорию взаимоотношений размера – веса – цены и посмотреть, в одинаковой ли мере она применима и к яблокам, и к апельсинам, и даже распространить ее применимость по отношению к другим фруктам. Эмические концепции подобны запаху и вкусу апельсинов и яблок; этические – размеру, весу и цене. Таким образом, для одних целей, таких как сравнение, мы должны использовать этические концепции; для других целей, таких как получение реального «вкуса» («понимания и представления») конкретной культуры, необходимо использовать эмические концепции.

Говоря более формально, эмические элементы изучаются внутри одной культуры, и их структура раскрывается внутри этой системы. Изучение этических элементов осуществляется вне (извне) системы одной культуры и охватывает несколько культур (не менее двух), а их структура является теоретической. Чтобы разработать «научные» обобщения в отношении взаимосвязей между переменными, мы должны использовать этические элементы. Хотя, если мы хотим понять конкретную культуру, необходимо использовать эмические элементы.

Многие антропологи работают с эмическими элементами культуры и считают изучение этических элементов бессмысленным. Они, по-видимому, придерживаются мнения, что мы ничего не узнаем о яблоках, только зная их цену, вес и размер. Психологи стремятся получить общие закономерности в отношении людей, поэтому они стараются не вникать в частности, присущие отдельной культуре. Кросс-культурные психологи стремятся и к пониманию культур, и к их сравнению. Они работают и с эмическими, и с этическими элементами.

Важный момент состоит в том, чтобы обнаружить сходимость результатов, получаемых разными методами в понимании реальности. Некоторые «конструктивистски» мыслящие гуманисты и люди, претендующие на звание ученого, утверждают, что природа конструируется, а не открывается, что правда и истина творятся, а не отыскиваются (см., например, Haraway, 1981). Это экстремальная позиция. С другой стороны, субъективные реакции на реальный мир часто конструируются. Например, я реалист и поэтому не верю, что женщины не могут быть такими же эффективными руководителями высшего звена управления, как и мужчины только на основании того, что в обществе по этому поводу существует «мудрое» мнение («конструкт») в пользу мужчин, разделяемое сообществом современных менеджеров высшего звена. Я бы согласился с этой точкой зрения, если бы мне кто-то показал, опираясь на данные убедительного исследования, что это мнение справедливо (правильно, корректно).

Конструктивизм легко приводит к такому образу реальности, который существует только в голове отдельного человека. Возможно, это и не плохая литература, но это ужасная наука. Содержанием науки является диалог ученых с природой. Этот диалог требует использования и применения резных методов для повторения наиболее важных результатов и проверки сходимости данных наблюдения и измерения. Если такая сходимость заметна и отчетлива, т.е. включает гуманитарные «результаты» в такой же мере, как и данные, получаемые научными методами, то уверенность в том, что обнаружили важное явление намного больше (чем когда имеем мнение одного человека или данные, полученные в одном месте с применением только одного метода). Важное различие между гуманитарным и научным методом состоит в противопоставлении субъективного и объективного. Если гуманитарные заключения основаны на серьезных рассуждениях, то они в определенной мере должны сходиться с другими данными; они не могут оставаться целиком субъективными.

Если мы берем какой-то конструкт*, сформированный в нашей культуре, и используем его в другой культуре, не исключено, что имеем дело с псевдоэтическим конструктом (ошибочно принимаемым за универсальный). Необходимо получить эмпирическое подтверждение, что данный конструкт проявляется и функционирует в другой культуре таким же образом, т.е. является действительно этическим, прежде чем использовать его для сравнения изучаемых культур. Вспомнили обсуждение вопроса о конструктной валидности, проведенное нами ранее? Именно это необходимо проделать, чтобы установить подлинную универсальность используемого в исследовании культурного элемента. Затем мы должны убедиться, что этический конструкт измеряется культурно чувствительными способами. Зачастую это требует использования в инструментарии местных терминов и представлений. Короче говоря, мы одновременно должны использовать и этические конструкты, и эмические способы их измерения. Именно поэтому кросс-культурные психологи настаивают на использовании в исследованиях как эмических, так и этических культурных элементов (Berry, Poortinga, Segall, Dasen, 1992; Triandis, 1972, 1992).

Одно из преимуществ такой стратегии в том, что можно получить более чувствительную информацию об изучаемых культурах, т.е. обнаружить больше культурных отличий, если в исследовательском инструментарии используются оба культурных элемента (и эмические, и этические).

В одном исследовании (Triandis, Marin, 1983) респонденты двух выборок (испанцы и не-испанцы) реагировали поочередно на вопросник, созданный и используемый ранее для изучения представителей американской культуры (псевдоэтический), и вопросник, разработанный на основе представлений, полученных фокус группами*, состоящими из испанцев и не-испанцев. В последнем вопроснике использовались как эмические представления, которые спонтанно генерировались только испанцами, как и этические, которые генерировались фокус группами, состоящими как из испанцев, так и не-испанцев. Поскольку вопросники, использованные в работе, включали порядка 600 вопросов, то в вероятностном плане они допускали обнаружение 6-и культурных различий при одном испытании (с уровнем значимости 0,01). Количество отличий, полученных при помощи псевдоэтического вопросника, составляло 14, а с помощью второго – 50. Другими словами, мы можем утерять значительное количество информации о различии культур, если не использовать в исследовании эмические элементы культуры (см. рисунки 3-2 - 3-5).

----------------------------

(рисунки со стр. 70, 71 кн. И далее перевод обозначений)

1- Рисунок 3-2

Рассмотрим представление «передвижение по городу» и сравним эту картину (город Нанкин, Китай) с тем местом, где проживаем мы сами. Можно обнаружить ряд этических культурных элементов (люди передвигаются из одной части города в другую) и ряд эмических (отдельные пути следования для пешеходов, велосипедистов и автомобилей) (Рой С. Малпасс).

 

2- Рисунок 3-3

Это другой пример передвижения по городу, в данном случае – город Катманду, Непал (Рой С. Малпасс).

 

3- Рисунок 3-4

Сравните этот рисунок (Богота, Колумбия) с каким-либо рынком, расположенным в вашем городе. Какие эмические и этические элементы вы можете обнаружить? (Г. Триандис).

 

4- Рисунок 3-5

Другая эмическая картина рынка, в городе Ибадан, Нигерия (Г.Триандис).

------------------------------------------------------------------------------------------

Важность эмических культурных элементов не следует преувеличивать. Существуют такие эмические концепты, которые чрезвычайно трудно понять, если люди используют этическую основу соотнесения понятий.

Рассмотрим такой пример: Кто такая гейша? Для большинства представителей западной культуры это понятие, скорее всего, будет ассоциироваться со словом «проститутка». И это будет совершенно неправильно.

Пятисот-страничная этнографическая монография, посвященная изучению этого феномена (Dalby, 1983) показывает, что наиболее близкая ассоциация со словом «гейша» - это «шутник», «шут». Также как и шут при королевском дворе выполняет функцию развлекателя для короля и его гостей, так и гейша выполняет для своего шефа задачу приема и развлечения его клиентов. Большинство гейш тратят свое время, декламируя стихи, исполняя песни, танцуя и обслуживая клиентов своих руководителей, когда они, сидя за столом, вкушают пищу и принимают напитки.

Более того, существует много типов гейш, и только немногие из них являются действительно проститутками (юджо). Большинство из них выполняют другие функции, включая прием людей у входа в помещение или игру на музыкальных инструментах. Наиболее высоко ценятся гейши пожилого возраста с большим опытом и стажем, которые способны выполнять свои функции наилучшим образом. Президенту Форду, первому президенту США, посетившему послевоенную Японию, был дан званный обед с несколькими гейшами (как запланированная часть его визита в эту страну). Наиболее красивые гейши были посажены за стол вдали от него, а рядом с ним те гейши, которые выполняли основные функции по развлечению гостей, были наиболее опытными и более старшего возраста. Конечно, если бы президент Форд не был знаком с японскими обычаями, ему трудно было бы одобрить подобное мероприятие.

Контраст между ассоциациями со словами «гейша» и «жена», которые дают японские мужчины, также весьма показателен. Первые воспринимались как более сексуально привлекательные, артистичные, остроумные и материально независимые, вторые – как более хладнокровные, скучные, серьезные и материально зависимые. Первые, скорее всего, воспринимались как более начитанные и знающие современные стихотворения и песни, последние – как в основном ведущие разговоры о проблемах, связанных с детьми.

Теперь, когда вы имеете общее представление о значении гейш, понимаете ли вы, что это культурно специфическая роль, соответствующая чисто японскому эмическому термину? Понимаете ли вы, что западный взгляд на гейшу, как на проститутку, это псевдоэтическое представление, и становится этическим (универсальным) только тогда, когда используется в содержательном плане как «шутник»? Во всяком случае, западное представление о гейше является абсолютно несправедливым.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.