Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Этноцентрические и андроцентрические пристрастия исследователей




Подавляющее большинство кросс-культурных исследователей, включая и меня самого, являются мужчинами и представителями западной культуры. И у всех нас есть трудности - не поддаваться влиянию этноцентрических (моя культура является эталоном для сравнения) и андроцентрических (мнение представителей моего пола, дает единственно правильное представление в отношении изучаемой проблемы) пристрастий. Мы можем пытаться контролировать пристрастия и предубеждения подобного рода, однако, выбор исследовательских проблем и методов, скорее всего, будет отражать эти пристрастия. Например, трудно быть уверенным в том, что нам удалось избежать подобных предубеждений, когда оценивается сходство и различие неравенства по признаку пола в разных культурах. Поэтому при оценке кросс-культурных исследований полезно спрашивать себя, не вносят ли наши пристрастия определенный колорит в результаты, в их интерпретацию и конечные выводы.

 

Критерии доброкачественного косс-культурного исследования

· Исследование включало много одинаковых (сходных) характеристик в изучаемых культурах, а различия были встроены в структуру сходных характеристик.

· Использовались многометодные процедуры, а данные, получаемые этими методами, совпадали.

· Тест прошел валидизацию как внутри культуры, так и кросс-культурную. Результаты были согласованными, а если не согласованными, то несогласованность ожидалась, исходя из теоретических положений.

· Конкурирующие гипотезы проверялись и исключались из исследования.

· Этические конструкты измерялись эмпирическими процедурами с генерированием эмических пунктов в каждой культуре.

· При исследовании соблюдались этические нормы.

· Исследователи сознательно стремились контролировать свои этноцентрические и андроцентрические пристрастия.

Заключение

Кросс-культурное исследование сталкивается со многими трудностями: необходимо (1) контролировать конкурирующие гипотезы; (2) устанавливать сходные культурные характеристики для формирования основы, на которую будет опираться изучение возможных культурных различий; (3) использовать много-методные процедуры измерения, которые давали бы сходные результаты; (4) обращать внимание на эмические и этические культурные аспекты и (5) использовать теоретические положения в отношении релевантных атрибутов изучаемых культур.

Существует большой объем рутинной организационной работы просто по сбору данных в различных культурах. Зачастую эта работа претендует на то, что опирается на определенные установленные правила. По-существу же большую часть этой работы невозможно проинтерпретировать и поэтому ее полезность остается под вопросом.

К счастью существуют совокупность различных методов кросс-культурного исследования. Когда данные, получаемые этими методами, сходятся, мы можем быть уверенны, что обнаружили определенный феномен. Лучший путь - не делать никаких переводов; это можно делать тогда, когда работаем с фокус-группами в каждой культуре, используя параллельные методы и разрабатывая локально стандартизированные и эквивалентные в культурном отношении процедуры измерения ( эмические измерения этических конструктов).

В следующей главе будут обсуждены некоторые концепции, которые следует изучать при анализе культур.

 

Вопросы и упражнения

1. Как вы относитесь к исследованию, которое не соответствует положениям, отмеченным в заключении? Будете ли вы обращать внимание на результаты этого исследования? При каких условиях?

2. Как вы относитесь к исследованиям, которые осуществляются с нарушением этических норм? Будете ли вы обращать внимание на результаты этого исследования? При каких условиях?

3. Каково ваше мнение в отношении тестирования представителей национальных меньшинств в учебных заведениях США? Когда это следует делать? При выполнении каких условий результаты тестирования полезны?

4. Представьте, что вы приехали в другую страну для изучения ее культуры. Что бы вы стали делать в первую очередь, во вторую и т.д.? Опишите для себя самого полную программу своих исследований.

 

Глава 4

Анализ субъективной культуры

 

Категоризация * Ассоциации * Убеждения * Оценки * Коннотативные значения * Ожидания * Нормы * Роли * Правила * Самоопределения * Стереотипы * Идеалы и ценности * Значимость принадлежности к своей группе * Субъективная культура и социальное поведение * Заключение

 

В каждой культуре люди имеют совокупность типичных представлений о своем социальном окружении и характерные способы его восприятия и оценки. Эту составляющую мы назовем субъективной культурой. Идеи, теории, политические, религиозные, научные, эстетические, экономические и социальные стандарты оценки событий в окружающей среде – все эти атрибуты культуры созданы самими людьми и обуславливают способы восприятия и отношения к своей окружающей среде.

В этой главе мы рассмотрим способы анализа субъективной культуры. Для этого нам необходимо изучить способы категоризации людьми своего опыта, своих представлений о правильности поведения, своих взглядов о других людях и группах и их образ действий при оценке окружающей среды. Мы увидим, что многие элементы субъективной культуры, такие как категоризации, ассоциации и убеждения, (это лишь немногие из тех, которые мы рассмотрим) образуют согласованные структуры, имеющие свою внутреннюю логику.

Категоризация

Все известные культуры используют категории (Kluckhohn, 1954). Но что включается в эти категории и, что выбирается вкачестве объектов категоризации – это, в определенной мере, произвольные решения. Например, наш глаз способен выделять до 7.5 миллионов оттенков цветов, но мы не считаем, что необходимо обращать внимание на такое многообразие оттенков. Английский язык богат в плане названий различных цветов (около 4 тысяч обозначений), но большинство из нас обходится наименованием не более 40 цветов. Несмотря на то, что некоторые художники и специалисты по дизайну могут выделять намного больше цветов, ни один из них не использует все цвета, которые люди способны видеть и различать.

Это означает, что цвета мы категоризируем (выделяем категории, т.е. относим явление к той или иной категории – прим. переводчика, В. С.). Категоризация определяется как «осуществление одинаковой реакции на различные стимулы». Цвет является хорошей сферой исследования, поскольку можно использовать объективные стимулы. Цветовые карты Мунселла различаются по цветовым оттенкам (цвету), светлости (так называемой «рыхлости» цвета или «контрастности») и цветовой насыщенности (так называемой «плотности» или «тяжести цвета»). Ученые, имеющие таблицу таких цветовых карт, содержащих тысячи цветовых оттенков, могут использовать ее для изучения культур, например, так, как это сделали Ландер, Эрвин и Хоровиц (Landar, Ervin, Horowitz, 1960). Используя эти таблицы, они просить людей дать наименование каждой цветовой области, которым они пользуются для различения цветов. После проведения этой процедуры было обнаружено, что разные культуры дают несколько различающиеся реакции на одни и те же цветовые области. Так, например, если мы предъявляем цветовую диаграмму представителям одной культуры и просим выделить на ней все цветовые области, которые они будут называть, как «желтый цвет», а затем предложим эту же процедуру представителям другой культуры, то получим большое сходство реакций внутри культур, но не между ними. Тогда как цветовые зерна, помещенные в центре желтого участка цвета во многом одинаковы (они называются фокальными цветами), то периферия цветовых пятен будет указывать на культурные отличия в восприятии цветов. Гипотетическая диаграмма восприятия цвета показана на рисунке 4-1

-------------------------

Далее ксерокс рисунка 4-1 со страницы 89 книги и перевод обозначений:

 

1- Культура А

2- Культура В

3- Рисунок 4-1. Даже общие представления о понятиях, которые легко объяснить и перевести с одного языка на другой, не имеют идентичных значений. Это можно видеть, когда при изучении двух культурных групп идентифицируются лингвистически эквивалентные переводы названий цветов. И респонденты, говорящие на одном языке, выделяют цветовую зону на картах, которую они называют конкретным цветом. Линии, проводимые людьми из разных культур, не являются идентичными. Они могут выглядеть примерно как две диаграммы, представленные выше. «Чистые цвета» (показанные на рисунке как серединные точки конкретного цвета) обычно находятся в общем пространстве. Именно поэтому два названия цвета, по-видимому, являются лингвистически эквивалентными переводами. Люди, владеющие обоими языками, проводят линии, занимающие промежуточное положение между линиями, проводимыми людьми, владеющими одним языком.

 

-------------------------

Интересно отметить, что люди, владеющие двумя языками, тяготеют к выделению таких категорий, которые являются средними от категории, выделяемой респондентом, владеющим одним из двух языков в изучаемых культурах (для обзора работ на эту тему см. Triandis, 1964). Другими словами, собственный язык в определенной степени детерминирует то, будем ли мы использовать то или иное наименование цвета в конкретных цветовых картах.

Языки отличаются друг от друга по количеству названий цветов. В каждом языке люди имеют примерно одинаковое название для обозначения черного и белого цветов или серого и белого оттенков. Вместе с тем, есть языки, в которых нет никаких других названий для обозначения цветов, кроме выше упомянутых. Если в языке существует три названия для обозначения цвета, то третий цвет будет красный. Если язык имеет четыре наименования, то дополнительным цветом после черного, белого и красного будет либо желтый, либо зеленый. В языках, имеющих более обширный запас слов для обозначения цветов, появляются наименования коричневого цвета. Наконец в языках, имеющих самый обширный запас слов для обозначения цветов, включаются названия пурпурного (темно-красного или фиолетового), розового, оранжевого и серого цветов (Berlin, Kay, 1969). Рисунок 4-2 дает представление об этой последовательности. Эта последовательность обнаруживается в различных языках и оказывается соответствующей тенденции развития. Сначала дети выделяют черный и белые цвета, позднее научаются узнавать и выделять одиннадцать других базовых названий цветов - пурпурный, розовый, оранжевый и, наконец, серый цвета.

------------------------

Далее ксерокс рис 4-2 со стр. 90 кн. и перевод обозначений:

1 – черный – белый

2 – красный

3 – желтый – зеленый

4 – смесь желтого и зеленого (желто-зленый)

5 – синий

6 – коричневый

7 – пурпурный – розовый – оранжевый – серый

8 - рисунок 4-2

Берлин и Кэй (1969) обнаружили, что если язык имеет только два наименования цвета – это будут обозначения белого и черного цветов. Если язык имеет три наименования – дополнительный цвет будет красным. Если язык имеет четыре наименования цвета, то он будет включать также обозначение желтого или зеленого цвета, и т.д. Если в языке имеется обозначения более чем семи цветов, он будет включать наименования розового, пурпурного, оранжевого и серого цветов. Дети научаются распознаванию цветов в той же последовательности, что подразумевает нечто фундаментальное в отношении структуры цветов, показанной на данном рисунке.

--------------------------------------------------------------------------

Можно задать резонный вопрос, а какое это имеет отношение к социальному поведению? Ответ таков – дети формируют свои представления о социальном поведении в определенной последовательности - от простого к сложну.

Эта последовательность аналогична (или параллельна) последовательности «от простого к сложному» в распознавании цветов. Более конкретно, когда дети в начале категоризируют социальное поведение, они используют различия между положительными и отрицательными формами поведения (например, я люблю тебя; я ненавижу тебя). Затем они обучаются тому, что означает давать или не давать что-то другому (Foa, 1961). Например, они научаются различать, что означает давать (отдавать) любовь, что - получать любовь. Когда они становятся старше, у них формируются более сложные представления - категории в отношении различных форм социального поведения и выполнения семейных ролей (Fao, Triandis, Katz, 1966). Они научаются тому, как обмениваться различными видами основных ресурсов, которые показаны на рисунке 4-3.

--------------------

Далее ксерокс рисунка со страницы 91 книги с обозначениями и далее перевод обозначений.

1- отличительность

2-любовь

3-статус

4-информация

5-деньги

6-товары

7-обслуживание

8-универсализм

9-Конкретность

10-Абстрактность

11- Рисунок 4-3

Теория Фоа и Фоа в инетрпретации межличностных обменов (Foa, Foa, 1974)

-------------------------------------------------------------------------

Объяснение расположения ресурсов в таком порядке состоит в следующем. Такие ресурсы, как «любовь», «статус» и «информация» являются абстрактными категориями, а такие, как «обслуживание», «товары» (вещи) и «деньги» - конкретными. С другой стороны, такие ресурсы, как любовь, статус и обслуживание - это отличительные ресурсы в том смысле, что мы при этом обращаем внимание на конкретного индивида, который предоставляет или получает их (например, если вы женщина, то для вас большая разница любите и вы Джона или Джорджа). Такие ресурсы, как деньги, информация и вещи - это универсальные ресурсы, поскольку вы можете давать деньги любому человеку (например, как это происходит при обмене валюты), давать информацию любому человеку (например, при помощи ТВ) или производить обмен товарами или вещами с различными людьми (например, продавать любому человеку, который платит). В целом нам безразлично, кто получает эти ресурсы до тех пор, пока получаем от них то, что считаем справедливым обменом (например, справедливое количество получаемых денег в обмен на товар).

Адамополус (Adamopoulus, 1984) проанализировал социальное поведение, основываясь на идеях, выдвинутых Уриэлом и Эндой Фоа (Fоa, Foa, 1974). Он предположил, что ассоциация - диссоциация (например, любовь - ненависть) - это первая дискриминация, которой мы научаемся в процессе социализации. И это научение соответствует процессу «давать или отвергать» тот или иной ресурс. После этого мы обучаемся обращать внимание на межличностную ориентацию - имеем ли мы отношение с конкретной личностью или просто с другим человеком? Таким образом, мы научаемся различать - является ли обмениваемый ресурс конкретным или абстрактным. На этой основе формируется типология (т.е. совокупность взаимосвязанных категорий) социального поведения (рисунок 4-4), которая соответствует типологии, которая была обнаружена при изучении различных культур (например, Triandis, 1978). Это означает, что люди во всех культурах различают ассоциативные (объединяющие) виды поведения и диссоциативные (разъединяющие), субординационные (подчинение) и доминирующие (распоряжения, приказы) а также близкие и формальные виды поведения. Автор добавил еще одну категорию, которую можно найти во всех культурах – это категория «торга».

---------------------------

Далее ксерокс рисунка 4-4 на стр. 92 книги и перевод обозначений:

1- дихотомия 1, категория обмена

2- дихотомия 2, межличностная ориентация

3- дихотомия 3, типы ресурсов

4- поведенческие особенности

5- давать

6- отвергать

7- конкретные

8- универсальные

9- универсальные

10- конкретные

11- конкретные

12- абстрактные

13- абстрактные

14- конкретные

15- конкретные

16- абстрактные

17- абстрактные

18- конкретные

19- близость (интимность)

20- подчинение (субординация)

21- формальность

22- торг

23- торг

24- формальность

25- доминирование

26- близость (интимность)

27- ассоциация - диссоциация

28- рисунок 4-4

Теория Адамонулуса (1984) о дифференциации социального поведения. (Перепечатано с согласия автора и издательства «Saga Publications»)

-----------------------------------------

Адамополус и Бонтемпо (Adamopoulos, Bontempo, 1986) обнаружили, что формы социального поведения развиваются в последовательности, показанной в рисунке 4-4. Анализируя содержание письменных текстов (например, «Иллиада» Гомера), они показали, что в ранних текстах много говорится об ассоциативных - диссоциативных видах поведения (например, Ахилл любил Патрокла и ненавидел Гектора), а также упоминания об отношениях «доминирования и подчинения» (например, Агамемнон доминировал, а Ахилл отвергал борьбу) и «торга» (например, лошадь обменивалась на раба). Однако в текстах почти нет описания «близости - формальности» (например, никаких ссылок на личную жизнь людей или высказываний о конкретных доверенностях личностного плана).

Категоризация - это функциональный процесс, поскольку он позволяет упросщать восприятие окружающей среды. Представьте, какие бы возникли трудности, если бы мы действительно каждый раз обращали внимание на 7.5 миллионов окружающих нас цветов! Однако в то же время происходит потеря огромной информации. Из всей воспринимаемой информации игнорируется намного больше по сравнению с тем, что остается в поле нашего внимания. Кроме этого, распространены типичные ошибки в категоризации тех или иных событий и явлений окружающей среды. Например, когда мы относим людей к европейцам или афро-американцам, мы теряем значительный объем информации. Кроме этого, мы приписываем этим категориям определенную долю невалидной (ошибочной) информации (обычно связанную с тем, что переоцениваем собственную самооценку). Когда мы приписываем определенные характеристики той или иной категории, мы осуществляем процесс стереотипизации: можно сказать «Все профессора - рассеянные люди» или «Все американцы едят мороженное». Вы сами знаете, что это не вполне точные утверждения, но они помогают нам упрощать процесс переработки информации. Стереотипизация происходит потому, что невозможно справится со всей доступной нам информацией. Естественно, стереотипы - это не точное отражение восприятия окружающей среды, и мы, используя их, теряем значительную часть полученной информации. Кроме этого, мы часто приписываем категории «неправильные» аттрибуты, которые повышают нашу собственную самооценку. Авигдор (Avigdor, 1953) обнаружил, что когда две группы находятся в состоянии конкуренции, то вероятнее всего у них по отношению к друг другу будут существовать негативные стереотипы. Когда две группы сотрудничают друг с другом, то вероятнее всего у них по отношению друг к другу будут существовать положительные стереотипы. В этих экспериментах группы объективно были одинаковы. Единственное отличие заключалось в том, что при одних условиях они конкурировали друг с другом, при других сотрудничали. Таким образом, реальность состояла не в различии групп самих на себе, а в конструировании группами «реальности» взаимоотношений. Другими словами, «конструирование реальности» служит основанием наших предпочтений (или, если хотите, предрассудков).

Большинство категорий определяется во взаимосвязи с другими категориями (Trier, 1931). Например, определение «горячий» зависит от определения «холодный». Не возможно полностью понять «ночь» до тех пор, пока не поймем, что такое «день».

В культурно значимых языковых сферах существует довольно полная и тонкая дифференциация категорий, относящихся к этим сферам. Например, арабы, как утверждают знающие люди, используют около 6000 слов, имеющих отношение к «верблюдоводству» (разведению и использованию верблюдов в своей жизни - прим. переводчика, В.С.) и около 50 из этих слов относятся к разным стадиям стельности верблюда (Klineberg, 1954). У американцев очень обширный словарный запас, касающийся описания автомобилей. (Форд, Седан, Кабриолет, Гоночный и т. д.).

Возьмем другой пример (см. Markus, Kitayama, 1991). Было обнаружено, что японский язык имеет намного больше эмоциональных терминов, касающихся межличностных отношений, чем английский. Английский язык имеет обширный словарный запас для выражения эмоций, ориентированных на самого индивида (например, гнев), тогда как в японском языке большой словарный запас, касающийся эмоций, ориентированных на других людей (например, симпатия). Этот анализ дает ориентиры к пониманию двух культур. Другими словами, мы можем узнать довольно много об особенностях культур, изучая специфику их категоризации.

Содержание категорий может варьироваться в достаточно широких пределах. Например, для представителей народности нутке (nootka), проживающей в Британской Колумбии в Канаде, при обращении к конкретному человеку необходимо упомянуть о какой-либо физической черте этого человека. Можно сказать нечто, похожее на такие фразы - «полный мистер Джонс», или «мистер Джонс в очках», или «черноволосый мистер Джонс». Некоторые языки имеют 2 термина для обозначения слова «мы»: один, который означает «вы и я » и другой - «я и другие люди, кроме меня». В японском языке статус людей в социальных взаимоотношениях отражается в особенностях используемых языковых выражений. Это одна из причин, почему японцы часто обмениваются визитками, когда встречаются друг с другом. Они буквально не знают, как говорить друг с другом до тех пор, пока не выяснят статусную иерархию по отношению друг к другу.

Мы многое можем узнать, изучая содержание подобных категорий. Например, представители одной народности (Pawnee) в Оклахоме используют одно и то же слово для обозначения «жена брата матери», «своя жена» и «сестра своей жены». Анализ показывает, что для мужчин этой народности позволено вступать в сексуальные отношения с каждой из этих трех категорий женщин.

Антропологии разработали методы составления местных классификационных категорий (местных языковых таксономий) для различных сфер жизни (например, болезни, ботанические термины и животные). Они пытались определять характерные особенности объектов или событий, относящиеся к конкретной категории, и разрабатывать такие таксономии, опираясь только на данные местной культуры; и только после их формирования они сравнивали их с западными «научными» таксономиями. Например, в культурах, где в пищу употребляют рис, люди используют термины, которые мы вообще не употребляем, когда говорим о рисе, такие как «клейкий желтый рис» или «пушистый белый рис» (это так называемые монолексические термины - использование одного слова для обозначения того, что в нашей культуре обозначают тремя словами).

Характеристики, используемые для определения категорий, могут сильно отличатся от атрибутов, которые используем мы сами. Например, мужчины племени оибва (Ojibwa) (представители этого племени разбросаны на среднем западе США и Канады) смотрят на женщину, прежде всего, отмечая, является ли она тотемной сестрой, что накладывает табу на сексуальные отношения с ней*.

__________________________________________________________________

*тотемная экзогамия - это обычай у индейцев брать жену из племени, имеющего другой тотем. Тотем - обожествляемое животное (иногда явление природы, растение или предмет), считающееся у племени признаком рода – примеч. переводчика, В.С.

_____________________________________________________________________________

Балинезийцы в Индонезии используют сложные выражения для определения направления намного чаще, чем это делаем мы. Например, музыкант может сказать: «Попробуйте взять тональность (нажмите на клавишу) западнее той, на которую нажимаете». У народности папаго (Papago), проживающей в южной Аризоне и в северной Соноре (Мексика), есть грамматические категории, включающие «массовидные названия», такие как вода, кофе, вино, соль, песок, облака и дождь.

Полезным способом изучения категорий является задавание вопроса «Как вы это называете?». Как только вы получаете информацию о наименовании объекта, скажем, зиб (zib), используйте его для обозначения объектов, которые похожи на объекты, о которых можно спросить: «Это тоже зиб?» Так можно определить пределы использования терминов. Другая полезная исследовательская стратегия - делать акцент на анализе общения. Может ли человек быстро и точно описать объект, используя конкретный язык? Оказывается, что это зависит от точности словарного запаса. Есть категории «высокой кодифицируемости» (Brown, Lenneberg, 1954), когда люди (1) используют одно слово для обозначения объекта, (2) называют его очень быстро и (3) у них между собой есть согласие в том, как его называть. И наоборот, есть категории с «низкой кодифицируемостью», т.е. люди не могут точно и быстро сказать о предмете. Это также много говорит нам о важности предмета в конкретной культуре. Причина того, почему мы имеем так много различных слов для названия автомобилей, состоит в их функциональности. Способность быстро, без колебаний сказать, что это «голубой каддилак», больше соответствует точности описания, чем сказать - это «голубой автомобиль».

В целом, многое можно узнать о культуре, изучая типы категоризаций, слова, размеров слов, а также их количество, используемое в той или иной сфере изучаемой культуры.

 

Ассоциации

Категории связанны между собой по частоте совместного использования. Зелерей (Szalary, 1970), например, отметил, что категория «демократия» связанна с категорией «социализм» в тех культурах, где существовала «демократическая социалистическая партия». Изучая типы ассоциаций, мы многое узнаем о самой культуре. Например, можно просить людей называть первое, пришедшее на ум слово-ассоциацию при предъявлении другого слова (с записью на магнитофон). Когда у двух людей получаются одинаковые ассоциации, то коммуникация будет происходить на много эффективнее, чем когда они различны. Например, у человека, связывающего «социализм» с «демократией», могут возникнуть затруднения при общении с другим человеком, который связывает «социализм» с «коммунизмом». Можно даже разработать соответствующий «словарь», содержащий подобные ассоциации* (Szalay, 1970), который

*Имеется в виду разработка словаря синонимов, или синонимического словаря - В.С.

_____________________________________________________________________________

содержит информацию о конкретных культурах. Например, Зелей (Szalay, 1985) обнаружил, что слово «Я» дает больше ассоциаций у англо-мериканцев, чем у испанцев, но на слово «друг» больше ассоциаций у американцев испанского происхождения, чем у англо-американцев. В одном исследовании (см. Triandis, 1964, стр. 11) слово «мать» ассоциировалось со словом «пища» (питание) у 16% выборки американцев, 51% выборки ливанцев и только 7% у суданцев.

 

Убеждения

Связи между категориями, например, «американцы африканского происхождения весьма красивы» - это убеждения. Цепочку ассоциаций, таких как «Стремление афроамериканцев проживать рядом с белыми увеличивает шансы развития дружественных отношений между белыми и цветными», можно изучать как убеждения. Это предложение можно модифицировать различным образом и спрашивать людей - согласны они или нет с каждой модификацией. Например, вместо слова «афроамериканцы» можно использовать слова «испанцы», «коренные жители Америки», «азиаты»; выражение «где проживают белые» - заменить на представителей других этнических групп; вместо слова «увеличивают» - использовать другие глаголы и категоризации взаимоотношений, заменяя слово «дружественные» и т.д.

Таким образом, из этого предложения исследователь может сформулировать большое число других предложений, которые можно использовать для получения информации о различных аспектах субъективной культуры, давая возможность людям соглашаться или не соглашаться с этими предложениями.

Одна категория убеждений является особенно важной. Убеждения, касающиеся причин поведения или приписывания характеристик, являются очень важными, потому что способ, при помощи которого мы интерпретируем поведение, зависит от приписываемых характеристик. Например, если один человек бьет другого, то ситуация будет совершенно различной, если ее интерпретируют либо как «случайность или несчастный случай», либо - «он намеренно хотел ударить другого человека».

Культуры различаются по своим характеристикам. Например, Миллер (Miller,1984) обнаружил, что американцы намного чаще для объяснения поведения используют диспозиционные характеристики (например, «он это сделал потому, что он несчастный» или «что он отрицательно к этому относится»), чем внешние факторы (например, «он это сделал потому, что был жаркий день» или «что комната была переполнена»). И, наоборот, у индейцев наблюдается тенденция для описания поведения чаще использовать контекстуальные факторы, чем диспозиции.

Диспозиции такого рода также важны при высказывании социальных или политических суждений и принятии решений. Например, мы можем задать вопрос: «почему эти люди так бедны?», а ответ может быть двояким - диспозиционным (например, «потому что они ленивы») или контекстуальным (например, «потому что у них нет работы»). В культурах индивидуалистического типа, таких как Соединенные Штаты больше делается диспозиционных суждений, а в коллективистических культурах (например, Китай, Индия) - контекстуальных.

 

Оценки

Убеждения имеют оценочный компонент, т.е. в них содержится эмоционально оценочная составляющая - чувствовать себя хорошо или плохо. Естественно, категории также могут становиться тесно связанными с положительными или отрицательными эмоциями. Например, Разран (Razran, 1940) просил студентов оценить ряд лозунгов, таких как «Пролетарии всех стран объединяйтесь», и выразить свое отношение (одобрение/неодобрение) к их социальной эффективности и художественной ценности. После инструкции автор предлагал студентам ряд лозунгов в двух условиях: в одном случае они получали бесплатный завтрак, в другом - их заставляли вдыхать неприятный запах. После 5-8 проб в «экспериментальных условиях» студентам предлагалось повторно дать оценку предъявленных ранее лозунгов. Он обнаружил, что лозунги, которые ассоциировались с завтраком, получали повышенное одобрение и оценку эстетической ценности. Однако лозунги, которые ассоциировались с неприятным запахом, показывали затухание отрицательных оценок. Исследователь включил ряд контрольных лозунгов, которые не предъявлялись в эксперименте, и также проверил, будут ли студенты способны идентифицировать все предъявляемые лозунги – какие из них были связаны с завтраком, какие с запахом, а какие с контрольными условиями. Студенты оказались неспособными идентифицировать связь предъявляемых лозунгов с экспериментальными ситуациями, в которых они предъявлялись. Существует обширная литература, содержащая сходные идеи о существовании взаимосвязи «вознаграждений - наказаний» со спецификой переработки человеком информации и с нашим восприятием и пониманием окружающего мира.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.