Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Это же Саймак пытается показать в книге «Все живое» на примере общества Цветов – разумных растений, где каждый одновременно и отдельная личность и часть единой-целой личности.

Инопланетянин, живущий на планете с давлением в тысячу атмосфер и купающийся в озере из жидкого аммиака, другой инопланетянин, похожий на клубок длинных, проползающих друг через друга червей, Человек, еще несколько существ, очень сильно непохожих на человека, они не могут даже услышать, не то, чтобы понять хотя бы язык друг друга, но в действительности они образуют единое живое существо и чувствуют друг друга, как две руки одного человека.

«Любовь приходит и уходит?» - ну да! Скажите об этом землянину. Для него любовь – это единственно возможная форма существования. «Любовь приходит и уходит? Это как? Когда я умираю, а потом снова рождаюсь?... Нет. Когда я умираю – я все равно не перестаю любить. А как это – когда уходит любовь»?

Во многих из нас просыпается память предков. И тогда мы вспоминаем кусочки нашей истории. У кого-то кусочек больше, у кого-то совсем отрывочные воспоминания. У кого-то память приходит в виде образов и ощущений, и тогда человеку приходится записывать их в виде фантастического произведения, подбирая ближайшие аналоги тех образов, которые он на самом деле видел, но подсознание не смогло найти в сознании более точной картинки. У кого-то всплывают очень четкие картинки конкретных событий, и тогда человек может написать исторический роман с очень точными описаниями реальных событий, ощущений, переживаний и фактов того времени.

И вдруг, маленькая девочка, отбросив книгу, почти рыдает, и бежит к маме – «Они дракона УБИЛИ! А он был ХОРОШИЙ, это неправда, что он – зло!» Или, вдруг, в разгар детской сказки «на ночь», мальчишка упрямо сжимает кулаки – «Кто им разрешил Бабу Ягу обижать? Никакая она не ведьма – она ХОРОШАЯ!»

Очень многие серьезные произведения основаны именно на том, что в человеке просыпается память предков. У кого-то этот кусочек воспоминаний больше – у кого-то меньше. И если долго и кропотливо собирать и складывать вместе эти кусочки, то постепенно восстанавливается картина нашей с вами Истории.

* * *

 

 


Легенда о «Синд Кайере».

 

Делайа сидела у окна и грустно смотрела на улицу. Гилториас, капитан артиллеристов, уходил упругой размашистой походкой. Его прямые, длинные, серебристые волосы колыхались от каждого шага и падали на крепкие сильные плечи.

Иналия тихонько подошла к ней:

- что? Нравится парень?

- Ой! Дух?! – подскочила от неожиданности Делайа, - Я, вроде, не вызывала духов. Да я и не умею, - печально добавила она.

- Я могу сама приходить, к кому захочу, - ответила Иналия.

- Представляешь, - пожаловалась духу Делайа, - он совершенно не видит во мне женщину! Вчера я даже пригласила его к нам на ужин. И что ты думаешь?! Он просто отделался дежурной вежливостью!

- Ужасно, - подтвердила Иналия.

- Он все время обращается со мной то, как с другом детства, то - как с сестренкой, - продолжала жаловаться Делайа, - Но, в конце концов! Мог бы уже и заметить, что я женщина!

- А хочешь, - ласковым голосом спросила Иналия, - любой мужчина будет у твоих ног? Любой, которого ты пожелаешь? А тебе будет на них наплевать!

- Да ты что?! – испугалась Делайа, - за такое ждет страшная кара! Закон и Правда не прощают подобного. Мир всегда возвращает тебе то, что ты в него посылаешь.

- Ну, если один раз – тогда возвращает, а если делать такое постоянно – кто его знает….

- На что это ты намекаешь? – прошептала Делайа.

 

 

Илария рвала и метала:

- Все мужики козлы! Скоты! Ублюдки! – ревела она. Илария кое-как добежала до дома, и, закрыв дверь – дала волю чувствам. Еще бы! Сегодня от нее ушли сразу два любовника! Илария была не молода. Но для фаэнов, с их вечно юной внешностью, это особого значения не имело. Однако, Илария предпочитала совсем молодых мужчин, а они, пугаясь ее опытности, каждый раз от нее сбегали.

- Ублюдки! Ненавижу!

Весь дом напоминал один сплошной кавардак. Кругом валялись вырванная с мясом проводка, разбитые циферблаты. Туфли Иларии были изодраны об металлический кожух какого-то прибора.

- И, конечно же, хочешь им всем отомстить? – спокойным голосом произнесла Иналия.

- Дух! Ну, надо же! Только духов здесь не хватало! – взревела Илария, запустив в нее какой-то подвернувшейся под руку отверткой. Отвертка пролетела сквозь Иналию и ударилась о противоположную стену.

- Что ты сказала? – опомнившись, изменившимся голосом спросила Илария.

 

 

Мириадна родилась без любви. Ее отец никогда по-настоящему не любил ее мать. А мать, узнав об этом, не стала любить ее. Мириадне не везло в личной жизни. Она сильно переживала из-за этого. И постоянно спрашивала своих друзей и знакомых:

- Ну почему?! Почему мне так не везет в личной жизни?

А друзья и знакомые уже не знали, что ей и ответить.

Впрочем, девушка была довольно красивая и многим парням она нравилась. И когда случалась молодежная вечеринка, какой-нибудь парень все-таки уходил с ней в ее комнату. Наутро парень выходил оттуда страшно уставший и измочаленный.

- Ну что? – с надеждой спрашивали близкие друзья, - ты наконец-то высушил ее слезы?

На что парень, сделав несколько больших глотков ледяной воды, неизменно отвечал:

- Я пытался, но даже когда я закрывал ей рот поцелуями, она продолжала, продолжала и продолжала говорить о том….. как ей не везет в личной жизни. И спрашивала, что ей с этим делать.

Вот и сейчас, Мириадна сидела на балконе своего дома и плакала о том, как ей не везет в личной жизни. На перила балкона присел дух, в виде красивой молодой женщины с длинными черными, как вороново крыло волосами.

- Так может быть, пора брать все в свои руки? – спросил дух, почему-то не поднимая своих роскошных длинных ресниц.

 

 

Маги Лемуреи почувствовали странную опасность. Они стали медленно и методично ощупывать пространство вокруг. Опасность исходила со стороны Марса. Что-то большее двигалось прямо на Землю. Что-то большее и несущее смерть. Точнее они определить не смогли. Лемуреи сильно недолюбливали технарей-атлантов. Но это был как раз тот случай, когда выживание оказалось важнее их знаменитой фаэнской гордости. И они решили отправить свою делегацию в Атлантиду.

- Вот как?! И что привело сюда благородных лемурейских магов, которые, как я слышал, сильно не любят все, что связано с техникой? – удивился уриен-пограничник, когда фигурная лодка, выплетенная из ивовых веток и обтянутая белой, как лебединое крыло, кожей, телепортировалась у самых берегов Атлантиды.

Маг гордо расправил свои плечи, прикрытые плащом из тончайшего пурпурного шелка:

- Нам нужно поговорить с главами кланов, - произнес он, - боюсь, на этот раз дело касается всего фаэнского народа.

 

Уриены старались не упускать ничего – они очень не любили неприятных сюрпризов. И самый мощный телескоп Атлантиды был развернут в ту часть космоса, которую показали Лемуреи.

- Не может быть! – подскочил Фенариас, глава древнего клана стратегов, - Флот Марса?!? Мы же пролетали эту планету какие-то две тысячи лет назад! У них был каменный век! Как они смогли так быстро выйти в космос?!

- А вам не кажется странной слишком высокая Солнечная активность всю минувшую неделю? Последняя вспышка была замечена сегодня утром.

- Ай…, оставьте свою астрологию – нужно срочно собирать военный совет.

- И, все же, взгляните на сам Марс. Я не знаю, что там. Я не техник, но советую вам взглянуть.

- Хорошо. Давайте посмотрим на Марс.

- Что?!! – глаза Фенариаса готовы были выскочить из орбит, - Марс – выжженная пустыня! Такое бывает только после атомной войны! И сейчас они несут эту войну сюда! И их корабли! Это же боевые корабли!

- Ну,… Я думаю, мы выглядели не более мирными, когда в срочном порядке эвакуировались сюда с Фаэтона на ваших, боевых, заметьте, крейсерах. И что могли бы подумать Земляне, соотнеся наш флот с тем чудовищным взрывом, которым разорвало Фаэтон?

- Я… Не знаю, что вам ответить. Нужно собирать военный совет, - растерянным голосом проговорил Фенариас.

 

Заседание военного совета проходило в большей белой зале. Белые фосфоресцирующие стеклокерамические колонны уходили к высокому стрельчатому потолку. Узкие и длинные стрельчатые окна тянулись вверх на десятки метров, пропуская в зал огромное количество света. Почти гладкие, покрытые легким едва заметным орнаментом, стены отражали и усиливали звук. Посреди залы стоял огромных размеров белый стол, округлый, слегка вытянутый, он занимавший почти всю залу.

Мнения разделились. Четыре клана приняли решение не поднимать в космос свои корабли.

- Я понимаю, что мое право голоса здесь – весьма сомнительно, - сказал лемурейский маг, - Но послушайте, разве не лучше будет, вывести в космос все корабли? Если марсианский флот – это именно военное вторжение, шесть фаэнских крейсеров могут справиться с марсианским флотом, а два - могут просто погибнуть, и тогда вся марсианская армия обрушится на Землю.

- Но у нас же есть могущественные лемурейские маги, - сказал Тертолиас, глава клана инженеров, - что им какие-то марсианские танки и пушки?

- А сколько людей за это время может погибнуть? – сказал лемурей, пропуская мимо выпад уриена, - Какая часть Земли превратится в выжженную пустыню? Вы видели, на что стал похож Марс?

- Но вы же сами сказали, что это может и не военное вторжение, - сказал Мескалиас, глава одного из четырех кланов, отказавшихся вывести свои корабли, - А то, на что сейчас похож Марс, вполне возможно, результат катастрофы, аналогичной той, что случилась у нас на Фаэтоне?

- Но это была только гипотеза.

- И мы ее приняли.

- Но даже если это не вторжение, лучше встретить флот марсиан в космосе. Если у них мирные цели, всегда можно просто пропустить их корабли. А если нет, а наш флот не вышел?!

- А если даже нет? Можем ли мы уничтожать целую расу? Даже воинственную и кровожадную? Вы видели Марс. Куда им возвращаться?

- А куда уходило часть наших кораблей? Куда уходили те, кто считал себя не вправе селиться на обитаемой планете?

- Взгляните на их корабли? Ракетные двигатели и атомные пусковые установки? Металлическая обшивка, лишенная простейшего энергощита? Какие у них шансы в открытом космосе? В открытый космос уходили тяжелые крейсера на гравитационных ускорителях и с крупнокалиберными лучевыми пушками. Они могли достичь далеких планет. А эти - нет. Мы не пойдем против них. Наши корабли не поднимутся в космос. Все. Решение принято.

 

Печально качая головой, выходил из зала лемурейский маг. С разными думами выходили из зала главы кланов.

Из глубоких подземных трюмов медленно выползали на поверхность два огромных крейсера, только два – из шести. И ярко сияли на Солнце вытравленные золотистым металлом уриенские руны: «Синд Кайер» и «Ари Атар».

Поднимались на борт кораблей экипажи. Мудрые стратеги – капитаны, и матерые артиллеристы, и вечно погруженные в какие-то умные выкладки инженеры, и бодрые и веселые техники, и быстрые, чуть резковатые, связисты.

Капитан артиллеристов, Гилториас, занял свое место на борту «Синд Кайера». И было на «Синд Кайере» три новых члена экипажа. Три очаровательные девушки: связистка Илария, артиллеристка Делайа и техник Мириадна. Захлопнулись шлюзы. Тихонько заурчали, зарокотали двигатели. И огромный красавец «Синд Кайер» начал медленно и плавно отрываться от земли. И вот уже корма корабля скрылась высоко в небе. И почти одновременно с ним скрылся из глаз и «Ари Атар».

Крейсер « Синд Кайер» выходил на орбиту. Капитан Терриколиас ходил по палубе. Его глаза горели. Он был возбужден. Капитан крейсера «Синд Кайер» был влюблен. Он встретил девушку, прекраснее которой не встречал никогда раньше. Ее длинные прямые волосы мягкой волной спадали на стройные плечи. Ее роскошные густые ресницы отражали свет люминесцентных ламп, и казалось, что в них сияют сами Звезды. Но она была холодна. Он полюбил ее всем сердцем, всей душей. Он отдавал ей все свои силы и всю свою энергию. Капитан Терриколиас не мог ни есть, ни пить. Он забросил управление кораблем, и лишь изредка вводил в бортовой компьютер поправки курса. Он не мог думать ни о чем, кроме нее. Он любил ее безумно. Но она оставалась холодна, как лед. И из зеркала на него смотрело все более бледное и изможденное лицо.

Капитан уже не шел, а скорее полз шатающейся походкой по капитанской рубке. Он увидел ее смеющуюся с красивым молодым связистом.

- Илария?! Как ты могла?

- Что?! А разве я что-то тебе обещала, мой капитан? – Илария опять рассмеялась.

А молодой связист даже не заметил, что творится с капитаном. Верный и преданный своему кораблю, он даже не заметил бледного лица своего капитана – он был влюблен.

Шлюз в связистский отсек захлопнулся, и капитан Терриколиас рухнул в капитанское кресло. Он попытался подняться, но не хватало сил. Тело не слушалось. А через несколько минут, дыхание капитана остановилось.

А Илария шла и смеялась уже с другим связистом. И он не заметил, как неестественно сидит в своем кресле капитан корабля – он был влюблен. А в соседней каюте лежал и не мог подняться тот самый, красивый молодой связист. Он страшно исхудал и высох, и его лицо было бледным, как смерть.

Скоро все было закончено.

С нижней палубы поднималась Мириадна. Ее всю трясло.

- Ну? Как успехи? – спросила Илария.

- Они… Они поубивали друг друга из-за меня…

- Что?! Грубо работаешь, девочка! Бери пример с меня: ни единой стычки, ни единого удара – и все мертвы, - она провела рукой в сторону обезлюдевшей палубы.

Вбежала запыхавшаяся Делайа.

- Отлично! Здорово! Гилториас ползал передо мной на коленях! А раньше этот ублюдок смел не замечать меня! Так ему и надо!

- Как твои успехи? – спросила Илария.

- Ни одного живого, - произнесла Делайа, и ее глаза полыхнули.

- О! Да ты вошла во вкус, девочка!

Илария зажгла две свечи.

- Я и так вас прекрасно слышу, - произнесла Иналия. Она стояла у них за спиной и смотрела на них из-под своих густых, длинных и как всегда приспущенных ресниц.

- Посмотри вокруг – мы выполнили задание, - произнесла Илария.

- О, да! Вы справились просто блестяще! Никто не смог бы сделать это так быстро и точно. – Сказала Иналия.

- Тогда отправь нас обратно на Землю, как ты и обещала.

- Обещала? В самом деле?

- Что… Ты имеешь в виду?! – подскочила Делайа.

- О, да! Вы – мои лучшие ученицы! Вы – блестящий! Великолепный! Потрясающий!… Инструмент. Но посудите сами? Ваше возвращение вызовет слишком много сомнений и слухов. Люди начнут докапываться, в чем дело. Будут приглашены лемурейские и гиперборейские маги. Будут приглашены Земляне. И многое может выйти на поверхность. А сейчас, тем более сейчас, этого никак нельзя допустить.

- То есть?! – рука Иларии рванулась к висящему на поясе лучевому пистолету.

- Брось эту игрушку, девочка. Ты же знаешь, что она на меня не подействует.

- Но это нечестно! – воскликнула Мириадна.

- Честно?! Меня зовут Иналия! И вы – мои лучшие ученицы! Я хоть раз учила вас честности?! Так какой честности вы хотели увидеть от меня?! – и она впервые подняла ресницы. И они увидели черные пустые глазницы, внутри которых клубилась черная неживая тьма. И три элитных иналийских киллера впервые почувствовали на себе – что такое настоящий страх.

- Мне действительно жаль бросать вас. Я вложила в вас много сил и энергии. Из сопливых девчонок я сделала элитных убийц, и могла бы еще не раз применить вас. Но сейчас цели таковы, что.… Прощайте, девочки, - и Иналия исчезла.

Илария была в бешенстве. Она рвала и метала. Она носилась по рубке и била кулаками в экраны переднего обзора. Раздался сухой компьютерный голос: «Перехожу в автоматический режим. Закладываю курс вокруг планеты. Выведение из автоматического режима с помощью пароля». И мертвый крейсер пошел по бесконечной орбите вокруг Земли. Мертвый капитан лежал, уткнувшись лицом в приборную панель. На орудийных палубах спали вечным сном мертвые артиллеристы. А на нижней, залитой кровью, среди горы трупов, лежали, сцепившись, пронзив ножами сердца, два лучших фаэнских инженера. И на мертвом, кружащемся в пространстве корабле, носились и плакали, кричали и рыдали, три женщины. Билась в истерике Илария. В панике рвала на себе волосы Делайа, и где-то в дальнем углу, плакала Мириадна.

Так бесславно погиб гордый и красивый, грозный и непобедимый крейсер фаэнского народа – «Синд Кайер». И только фаэнские руны, вытравленные золотом на серебристой обшивке корабля, продолжали ярко сиять на Солнце. Но их больше не увидит НИКТО.

И один на один – против всего флота марсиан, в свой последний бой выходил один-единственный фаэнский крейсер – крейсер «Ари Атар».

 

* * *

 

- Дедушка Митя! И что – они все погибли? Эти люди с крейсера «Синд Кайер»?

- Чернобоги не оставляют в живых никого. Даже своих адептов. Попы думают, что за рабскую службу, Чернобоги оставят их в живых. Оставят – до поры до времени – пока их можно доить. Иналия не пощадила даже своих самых лучших адептов – не знаю, на что надеется обычный рядовой поп?

- А крейсер «Ари Атар» - он тоже погиб?

- А представь себе – целый огромный крейсер, в нем людей – больше чем в двух или трех деревнях – и каждый из них – Герой!

Легенда об «Ари Атаре».

 

Легким, едва слышным посвистом урчали двигатели огромного крейсера. Мониторы переднего обзора показывали стремительно приближающиеся облака. Сияющий силуэт «Ари Атара» плавно и стремительно скользил по небу Земли. Вот небо на мониторах начало быстро темнеть и вскоре на абсолютно черном небе проступили яркие немигающие звезды. «Ари Атар» выходил на околоземную орбиту.

- Капитан Гилтониас, - раздалось из штурманской рубки, - мы выходим на второй круг, вокруг планеты. Через десять минут начинаем ускорение.

- Благодарю вас, Элрондас, - ответил капитан старшему штурману.

Капитан Гилтониас переключился на рубку связи:

- Танталиас?

- Слушаю вас, капитан, - отозвался капитан связистов.

- Танталиас, свяжитесь, пожалуйста, с «Синд Кайером» нам пора синхронизировать крейсера перед выходом на боевую орбиту.

- Мой капитан, мы уже несколько минут пытаемся установить связь с «Синд Кайером». Крейсер не отвечает.

- Странно. Попробуйте на всех волнах. Попробуйте ультроволновой и фотонный каналы связи.

- Уже делаем, мой капитан.

- Как результаты?

- Пока никаких.

- Штурманская рубка вызывает капитана.

- Слушаю, Элрондас?

- Начинаем ускорение.

- Хорошо. Проследите траекторию движения «Синд Кайера».

- Капитан, «Синд Кайер» три минуты назад должен был начать ускорение. Но крейсер продолжает двигаться с прежней скоростью.

В капитанскую рубку вошел капитан связистов, Танталиас:

- Капитан Гилтониас, «Синд Кайер» не отвечает.

«Что же случилось?...»

- Элрондос, мы можем снизить ускорение и пролететь еще один круг, вокруг планеты?

- Да, капитан.

- Танталиас, продолжайте выходить на связь.

- Да, капитан.

«Что же случилось? Почему «Синд Кайер» молчит?» - думал капитан Гилтониас, - «Что же могло случиться»

- Элрондас, просканируйте «Синд Кайер» на предмет возможных неполадок.

Через полчаса раздался голос старшего штурмана.

- Капитан. Все системы «Синд Кайера» выглядят вполне работающими. Ремонтных бригад на поверхности крейсера не обнаружено. Вблизи крейсера не обнаружено никаких посторонних излучений. Крейсер все еще продолжает двигаться по прежней орбите, - доложил Элрондас.

- Капитан. Мы продолжаем вызывать «Синд Кайер», - доложил капитан связи, - крейсер не отвечает.

- Через пять минут прошу всех собраться в капитанской рубке.

Капитан оглядел собравшихся людей. Четкие, словно выточенные из камня, лица уриенов были обращены к нему. Их большие, чуть раскосые, миндалевидные глаза выражали спокойную уверенность.

- За последние два часа, нам так и не удалось установить связь с «Синд Кайером», - начал капитан Гилтониас, - Мы больше не можем терять время. Если на «Синд Кайере» что-то произошло, нам придется вступить в бой без него. Это вопрос чести. Мы – единственный крейсер, мы единственная преграда между флотом Марса и Землей. Я хочу, чтобы каждый из вас понял нашу задачу. Мы должны остановить марсиан ЛЮБОЙ ценой. Мы не можем ждать помощи – ее не будет. Но то время, пока мы будем держаться, жизненно важно для оставшихся на Земле. Мы не знаем, с чем имеем дело. Достаточно того, что их слишком много, - его слушали не перебивая. На бесстрастных лицах не дрогнул ни один мускул.

Штурман искоса взглянул на молодого офицера.

- На крейсере пятьдесят спасательных шатлов. Может быть, мы сможем их использовать…

Молодой офицер, словно что-то почувствовав, внезапно вступил в разговор:

- Да! Мы их заминируем и используем, как последний защитный кордон, главное задать им такую скорость, чтобы они вращались по орбите вокруг Земли и после остановки двигателей.

- Действуйте, - распорядился капитан.

Рубка опустела.

Капитан включил общую связь:

- Готовность номер один, - загремел его голос по всем палубам крейсера.

И «Ари Атар» стал набирать максимальное ускорение, выходя на боевую орбиту.

В капитанскую рубку ввалился бледный капитан связистов:

- Крейсеры, капитан. Те, которые остались на Земле. Их больше нет. Это предательство.

Взгляд Танталиаса упал на кнопку общей связи. Он понял, что его слова, предназначенные для ушей капитана – слышали все.

- Что ж, - с каким-то необъяснимым спокойствием сказал капитан, - Я знал, что наш клан – лучше всех. Мы были лучшими на Фаэтоне. Мы были первыми на Земле. И теперь у нас есть выбор – спасти лучший клан, отказавшись от боя и навсегда опозорив свое Имя, или погибнуть сражаясь и сделать Имя Клана бессмертным. Я хочу услышать мнение каждого?

- Победа и честь, капитан! – первыми отозвались артиллеристы.

- Мы с тобой, капитан! – отозвались с технической палубы.

И общий клич «Победа и честь!» прогудел, прокатился по всему боевому крейсеру. Во внезапно наступившей тишине отчетливо прозвучал голос старшего штурмана Элрондоса.

- Вижу цель, сэр!

- Сколько?

- Где-то около миллиона кораблей.

 

Солнце полыхало нещадно.

Корабли Марса один за другим плавились, вспыхивали, вскипали, взрывались. Капитаны бросали свои корабли врассыпную. Началась паника. Генералы пытались восстановить хоть какое-то подобие порядка.

- А ну, стоять! Ублюдки! – ревели они.

- Каждый, кто больше, чем на пару парсек уклонится от курса – будет расстрелян!

- Открываю огонь по любому, кто хотя бы на градус уклонится от цели!

Генерал четвертого флота, Гру Гурбуджак не отрываясь смотрел в мониторы заднего обзора. На экране виднелась роскошная яхта генералиссимуса.

- Давай! Ну давай же! – аж подскакивал он, пользуясь тем, что за бронированной дверью рубки он был не виден никому, - Давай! Полыхни по этой скотине! Изжарь его! И тогда я – Гру Гурбуджак! Я – стану генералиссимусом!

В рубке прозвучал сигнал связи.

- Ваше благородие-с, там вас из главного штаба спрашивают-с, - заискивающе пролебезил капитан связи.

- Ну так соединяй, идиот! – взревел генерал Гурбуджак.

- Гру Гурбуджак! Паршивая скотина! – прокатился по рубке рев генералиссимуса, - Наверняка только и мечтаешь, ублюдок, чтобы меня испепелило со всем штабом?! А ну, доложи обстановку!

- О! Ваше превосходительство! – залебезил Гру Гурбуджак, - Ваш голос вселяет боевой дух в сердца солдат! Мой флот сохранил почти треть состава! Почти треть, заметьте, в отличие от таких бездарных генералов, как Гуррум и Бульдуак, от флотов которых осталось всего по паре кораблей.

- Кончай выделываться, Гурбуджак! Тебе повезло больше – только и всего!

- Как самочувствие вашего превосходительства?

- Я сказал – не дождешься, скотина! А знаешь, что я сделаю, как только мои войска сомнут Землю?! На день победы – я прикажу расстрелять тебя! Знаешь как здорово отпраздновать победу, скажем, расстрелом какого-нибудь генерала! Ха-ха-ха!

Гру Гурбуджак побледнел.

- Не теряйте боевой дух, скоты! – взревел генералиссимус и оборвал связь.

 

«Повышенная солнечная активность!», «Повышенная солнечная активность!», «Повышенная солнечная активность!», - надрываясь пищала система оповещения.

 

- Черт побери! – взревел Гру Гурбуджак, - Так мы останемся без флота!

Наступившая тишина оглушающим ударом прокатилась по ушам генерала.

- Йо-о-хоу! – подскочил Гру Гурбуджак, - Я проскочил! Я прорвался! Я – жив! – вскричал он.

 

«Повышенная солнечная активность!», - резким писком разразилась система оповещения.

 

- Что?! Нет! Только не меня! Только не сейчас! Господь, Яхве, помоги мне! – в ужасе шептал Гру Гурбуджак.

И яркая вспышка осветила мониторы заднего обзора. Роскошная яхта генералиссимуса вспыхнула и разлетелась в пыль.

- Йо-о-хоу! Йоу! Йи-ее-ее!!! – генерал Гурбуджак подпрыгнул и ударил кулаком воздух.

- Штурмана мне, быстро! – взревел он, нажимая кнопку связи.

- Слушаю-с, ваше благородие-с!

- Сколько кораблей осталось у других флотов?! Полный отчет мне! Быстро!

- Да-с, ваше благородие-с!

- Живее, ублюдок!

Штурман потух и через пятнадцать минут появился на связи снова.

- Ваше благородие-с! Самый большой флот – флот генерала Колоака – вдвое меньше вашего! Я могу вас поздравить, ваше превосходительство-с?!

-Заткнись, ублюдок! – генерал нажал кнопку отделения связи, - Связь с генералом Колоаком мне! Быстро!

- Так точно-с! Ваше превосходительство-с!

Через пять минут генерал Колоак был на связи.

- Колоак! Надеюсь, ты понимаешь, что теперь ты – под моим командованием?!

- Да, ваше превосходительство!

- Вот так-то! – рявкнул Гру Гурбуджак и оборвал связь.

«Ну вот, и отлично!» - подумал генерал Гурбуджак, - «Теперь я – повелитель Марса! И скоро я стану повелителем Земли!»

- Ваше-с превосходительство-с! – прервал его размышления голос из штурманской рубки, - Прямо по курсу – неизвестный корабль!

- Корабль?! Один?!

- Это боевой крейсер! Он огромен, ваше превосходительство-с!

- Один крейсер?! Дебилы! Это, наверняка, ловушка! Прочесать весь космос вокруг! Быстро!

- Ваше-с превосходительство-с! Уже сделали. Мы прочесали радарами весь космос на несколько парсеков вокруг. Там действительно всего один крейсер, ваше превосходительство-с.

- Ну, моли господа нашего, Яхве, чтобы это было так! Потому что иначе я выброшу тебя в открытый космос без скафандра!

Генерал нажал кнопку общей связи – и его голос прогремел по всем кораблям Марсианского флота.

- Всем – перестроиться в боевой порядок! Открыть орудийные шлюзы! Приготовиться к ускорению!

Генерал соединился с рубкой связи:

- Установите связь во всех диапазонах. Рации на максимальную мощность. И переключите на капитанскую рубку! Быстро!

- Все готово-с! Ваше превосходительство-с, - через пять минут доложили ему.

Генерал взял микрофон:

- Эй там! Кто бы вы ни были! Я – генералиссимус Гру Гурбуджак, главнокомандующий военно-космического флота Марса! Сопротивление бесполезно! Сдавайтесь! И тогда, может быть, мы сохраним ваши поганые жизни!

 

Капитан Гилтониас смотрел в мониторы переднего обзора. В рубку вошел капитан связистов:

- Мой капитан, марсианский флот пытается выйти на связь.

- Спасибо, Танталиас, переключите на капитанскую рубку.

На экране появилось ревущий и плюющийся слюной марсианский генерал.

- Интересно, что он говорит, - поинтересовался Танталиас.

- Мы не знаем марсианского языка.

- А разве и так не понятно? Дайте мне связь на их канале. И включите общую связь. Пусть весь корабль слышит слова этого марсианина и наш ответ.

- Да, мой капитан.

- Говорит Гилтониас! Капитан крейсера «Ари Атар»! Фаэны – не сдаются! «Ари Атар» принимает бой! – капитан отключил связь с марсианами, - Братья! Велика Вселенная! Но отступать некуда! Позади – Земля! Все по местам! Энергощиты на максимальную мощность! Орудийные палубы – дайте шквал огня! Инженеры – максимальное ускорение! Мы атакуем! Вперед!

 

Лучевые орудия уриенов бьют гораздо дальше, чем ядерные ракеты марсиан. И три или четыре уриенских крейсера могли бы расстрелять весь флот Марса еще на подходе. Но крейсер был только один, и поэтому он на максимальном ускорении шел в бой. И как раскаленный нож в масло, врезался уриенский крейсер во флот Марсиан.

- Огонь! Огонь! – взревел генерал Гру Гурбуджак, - Они в пределах нашей досягаемости! Огонь! Ну что же вы мажете, дебилы! Огонь на опережение! – надрывался в передатчиках голос генерала.

- Он что – идиот?! – возмутился молодой инженер наводки, - На какое опережение? Этот крейсер летит быстрее наших ракет!

Стоявший рядом старый артиллерист отвесил ему тяжелый увесистый подзатыльник:

- Не ори, идиот! Ты что хочешь всю жизнь гнить на гауптвахте?

- А что такое?

- По-твоему, здесь мало стукачей? Каждому охота получить звание, придурок!

 

- Нет! Только не я! Нет! Нет! – вскричал Гру Гурбуджак.

Крейсер «Ари Атар» прошел весь марсианский флот, и сейчас его беспрерывно плюющиеся огнем орудийные палубы поворачивались к предусмотрительно идущему в самом хвосте флагманскому кораблю марсиан.

- Не-е-е-ет!!! – крик генерала потонул в яркой вспышке взорвавшегося корабля.

- Угу! Буду под твоим командованием! Принепременно-с! – рассмеялся генерал Кры Колоак, - Флот! Слушай мою команду! Задние ряды – перегруппироваться! Не пропускать его! Зажимайте его в кольцо!

Крейсер «Ари Атар» не останавливаясь, прошивал пытавшиеся встать на его пути корабли марсиан, и на максимальном ускорении ушел за пределы досягаемости марсианских ракет.

Не снижая скорости, «Ари Атар» провернулся вокруг собственной оси. Страшная перегрузка валила людей с ног. Антиперегрузочные системы не справлялись. Капилляры не выдерживали чудовищного давления, и из заостренных ушей уриенов потекла кровь.

Через несколько часов боя, орудия начали перегреваться. Системы охлаждения не справлялись с непрерывным залповым огнем. Становилось практически нечем дышать. Не спасало даже повышение уровня кислорода на всех палубах.

Раскалившиеся рычаги обжигали руки. От нестерпимого жара роговицы глаз оплавлялись. Но фаэны продолжали бой. Их плавные и слаженные, как часы, движения стали лишь чуть более резкими.

Виски молодого артиллериста лопнули, и из них хлынула кровь. Он упал, и кровь потекла у него изо рта. На его место тут же встал другой.

- Слава героям, - прошептали десятки спёкшихся губ. И это последнее, что услышал умирающий артиллерист. И это единственное, что могли для него сделать братья по клану и соратники по кораблю.

Капитан Куруфинвеас, командир артиллеристов, на обожженных руках полз к передатчику. Его ноги отказали, и волочились по палубе, цепляясь за упавшие тела и раздвигая хлопья сварившейся крови. Он с трудом различал смутные очертания предметов. Приглушенный свет орудийной палубы резал и без того воспалённые глаза.

- Мой капитан, произнес он, - орудийные палубы мертвы. Мы заклинили орудия в положении «Огонь». «Ари Атар» будет стрелять даже мертвым.

Жар достиг капитанской рубки. Капитан Гилтониас сидел в кресле. Его кожа плавилась, превращая беломраморное лицо в кровавую маску.

- Слава героям, капитан Куруфинвеас, - прошептал он, - Победа и честь!

- Победа и честь!

 

- Мой капитан, говорит инженер Арафинвеас, - прохрипели по рации, - Машинное отделение мертво. Мы заклинили двигатели в положение «Вперед». Даже мертвый «Ари Атар» будет нестись на врага.

- Слава героям, инженер Арафинвеас, - прошептал капитан, - Победа и честь!

- Победа и честь!

Капитан Гилтониас сидел неподвижно в капитанском кресле, не в силах пошевелиться. По его лицу стекала, и тут же свёртывалась от жары кровь. Его иссушенные глаза были устремлены на мониторы.

Отключились защитные экраны. И последним, на что упал угасающий взгляд капитана, были марсианские ракеты, совсем рядом. И эти ракеты неслись на крейсер.

Шел одиннадцатый заход. И из восьмисот тысяч кораблей марсиан путь продолжили только двести тысяч. И яркой вспышкой, вспыхнул «Ари Атар» высоко над небом Земли.

Слава героям…….

Победа и честь……..

 

Невысокий и коренастый, похожий на гриб землянин шел по густому хвойному лесу. Его голову украшала огромная копна мягких пушистых волос. С ним шла маленькая девочка. Вдруг девочка замерла, вся вытянувшись в струнку, и задрожала всем телом. Умолкли птицы. Перестали шуметь разлапистые ветви огромных кедров. И слезинки потекли из больших детских глаз:

- Там больно, - прозвенел детский голосок, - Так, как будто горит целый лес!

И маленькая детская ручонка безошибочно указала на небо, в сторону Марса.

- Да, там больно. Там очень больно, - прошептал землянин, и в его глазах стояли слезы.

Несколько часов спустя, в небе загорелись вспышки. Это собирали свою дань заминированные шатлы.

Уже несуществующий крейсер «Ари Атар» продолжал защищать Землю.

 

ПЕРВАЯ ВОЙНА

 

Корабль марсиан завис над землей. И включились огнеметы, выжигая раскаленной плазмой все на площади в квадратный километр. После этого корабль приземлился на выжженную территорию, и как только остыл достаточно, опустились трапы и на землю строем выехали танки и вышли вооруженные до зубов марсиане.

Земляне долго не могли понять, что же такое война. Само понятие войны было чуждо их психологии. И фаэны, и сами Боги пытались им объяснить, но несмотря ни на что, ни на какие доводы, и зверства, творимые марсианами, земляне упорно считали, что марсиане тоже люди, а значит, с ними можно договориться. И великое множество землян погибло, прежде чем они, наконец, поняли, что за существа пришли к ним в человеческом обличии. И тогда начался перелом в первой на Земле войне. Когда твердая земля под гусеницами танков вдруг превращалась в болото или зыбучие пески, и танк уходил под землю со всем экипажем. Когда деревья рвали в клочья идущий по лесу отряд марсиан. Когда только что выжженная земля за одну ночь снова покрывалась травой. И над всем этим, неизвестно откуда, появлялись тучи жалящих насекомых, от которых не спасали ни бронежилеты, ни автоматы. Когда, за несколько секунд, марсианин распухал, а еще через несколько минут был мертв. И стоило ему скрыться в какой-нибудь машине или постройке, как под ней образовывалось болото и затягивало его вместе с машиной или постройкой.

Так воевали земляне. Таков был их ответ существам с Марса, тем, кого они поначалу приняли за людей. Но земляне не были до конца отдельными существами, и у них не было той самой внутренней кожи, которая не пропускает внутрь вредную энергетику, подобно тому, как кожа не пропускает внутрь вредные вещества. Поэтому любой обряд с выплеском грязной, эгрегориальной энергии, убивал их. Вредная энергия, как сильный яд, сразу же проникала внутрь и отравляла. Их сосуды лопались, и кровь сочилась прямо через кожу. Стенки клеток истончались, и клетки взрывались, и мышцы превращались в обвисшие тряпки. Марсиане поняли это, и теперь десятки священников прикрывали идущие в бой отряды. И вновь установился баланс сил. И война угрожала приобрести затяжной характер. Но фаэны не были слиты в единое существо. Каждый из них был полностью отдельной личностью. И каждый из них был покрыт плотной кожей, не пропускающей ядовитую эгрегориальную энергию. Гипербореи и Лемуреи пробирались туда, куда не мог забраться ни один землянин, в самое сердце вражеских армий. А там… Кто скажет, что мощнее – ревущие пулеметы или срывающиеся с кончиков пальцев огненные шары? А когда кровь закипает прямо в жилах? А когда, вдруг, лопаются и вытекают глаза? Когда вдруг взрываются обычные камни? Когда убив несколько адептов и военачальников, лемурейск





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.