Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Эту статую пока не нашли, но когда археологи, исследующие Поволжье, откопают ее под слоем грунта – они, наверное, долго будут гадать, что же она означает.

 

 

- Почему ты меня не боишься – я же ракшас? – Гыр Грыкхм лежал на широком плаще, прямо на земле, как и подобает боевому вождю, и только густой кустарник отделял его от остальных воинов.

Она улыбнулась:

- Ты убил того, кто научил ракшасов убивать землян.

- А, этот? – отмахнулся Гыр Грыкхм, - Я приказал казнить его давным- давно. Я уже даже не помню его имени.

- Не его – Иогуна.

- Что?! И здесь он? Каждый раз, когда мой народ пытаются втянуть во что-то гадкое, в то, что разрушает их изнутри, за этим обязательно стоит Яхве. Только, когда есть Настоящий ВОЖДЬ, марсиане – сила. Когда с ними нет настоящего вождя – они начинают скучать, а когда скучают – могут нечаянно поискалечить друг друга, - Гыр Грыкхм лежал и рассказывал, глядя в звездное небо, а девушка землянка лежала и слушала, положив голову на его широкую грудь, - Настоящий ВОЖДЬ может быть только один – тот, кто родился ВОЖДЕМ. Тот, в ком собраны лучшие частички душ, самых лучших из моего народа. Когда ВОЖДЬ умирает – не бывает достойных сменить его – каждый из них, каким бы сильным он не был – все же не ВОЖДЬ. А потом – пятнадцать лет доказывать всем вокруг и осознавать самому – что ты и есть – ТОТ САМЫЙ. Еще несколько лет уходит на то, чтобы вновь объединить погрызшиеся и передравшиеся за время, прошедшее с момента моей последней смерти, племена. И только потом удается продолжить то, что начинал в прошлой жизни. За то добавляется новое видение, потому что все твои соратники, все те, кто шел с тобой рука-об-руку, все те, кто был лучшими тогда – частички душ всех их теперь живут в тебе. Интересно, если бы каждый раз не тратилось столько лет! Если бы я мог появляться в день своей смерти, уже снова родившийся и уже взрослый – где бы мы уже были сейчас?! Осваивали бы спутники Юпитера? Построили бы военные городки на Фобосе, Геймосе и Луне. А может быть, уже осваивали бы незаселенные планеты, где-нибудь в районе Альфы Центавра?! Но стоит мне умереть – как начинается разброд и шатания. Междоусобицы, резня, беспредел. На пару десятков лет, а, бывает, и больше, если мне вдруг почему-то не удается сразу родиться, наступают мрачные времена. В этот мрачный период – не жди от них ничего хорошего. Но силу – они понимают всегда. Хороший отпор, если не разозлит, может отрезвить их, даже когда рядом нет ВОЖДЯ.

Кстати, ответь мне на один вопрос? Я же видел! И честно сказать, когда я это увидел, даже МНЕ, в какой-то момент стало страшно! Ведь вы же могли разнести в пух и прах мое войско, и войско Иогуна. Даже, если бы мы объединились и пошли против вас, вы бы могли запросто сравнять нас с землей и уничтожить! Все наше великое войско – бессильно против вас, и могло быть истреблено еще за первый, сотворенный нами беспредел! Скажи мне, ПОЧЕМУ?! Почему вы никогда не защищаетесь?!!! Почему никогда не даете отпор? Мои люди считают вас слабыми и трусливыми. Но я – ВОЖДЬ, и меня не проведешь мнимой слабостью. Мои люди жарили вас на вертелах вместо кабанов!!! Себе вечером на ЗАКУСКУ К ПИВУ!!! Что ЕЩЕ нужно сделать, чтобы заставить вас сражаться, хотя бы за свои жизни?!! Ответь мне, Лайла.

- Ты не понимаешь..., - Лайла улыбнулась ему грустной улыбкой, и печаль стояла в ее глазах.

- Я не могу этого понять! – выпалил Гыр Грыкхм, - Объясни!!!

 

Гыр Грыкхм размашистым шагом шел по широкой поляне. Был общий сход. Толпа шумела и гудела. Его уже взрослый сын встретил его жестким колючим взглядом.

- Зачем ты позоришь себя, отец?! Зачем, ты связался с этой негодной землянкой?! Ты даже перестал посещать свой гарем!

- Да! Если так будет продолжаться – мы изберем себе нового Вождя!

- Что?!! – взревел Гыр Грыкхм. Его клинок описал дугу, разрубая надвое тело наглого выскочки. ВОЖДЬ бросил грозный взгляд на сына.

- Хочешь бросить мне вызов?!! Давай!!! Бери меч!

Сын не шелохнулся. Гыр Грыкхм обвел взглядом толпу. Ракшасы опускали глаза, боясь встретиться с тяжелым взглядом ВОЖДЯ.

- Пока сердце бьется, Я – ВОЖДЬ!!! – Клинок Гыра Грыкхма коснулся горла сына, - Придержи язык! СЫН! – процедил ВОЖДЬ и размашистой походкой двинулся дальше. Никто больше не посмел сказать ни слова.

 

И снова ночь окутала лагерь. За этот день, они почти не встречали сопротивления – деревни ракшасов присоединялись к ним почти добровольно. Все-таки, основные силы врага были сломлены, когда пал Иогун. Хотя, Гыр Грыкхм подозревал, что еще не раз встретит коварного ангела.

 

- Наши души, - прошептала Лайла, - не делятся на составные части.

- А-а! Ты об этом?! – рассмеялся Гыр Грыкхм и обнял девушку, - От ВОЖДЯ всегда рождается достойный сын – так что твоя душа не погибнет! – Он засмеялся, обнял и поцеловал девушку, - Уже в следующей жизни, ты сможешь стать мужчиной, а потом и великим воином....

Лайла серьезно смотрела ему в глаза:

- Ты не понимаешь. Наши души вообще не делятся. Они растут целиком. А не только одной своей частью, той, которая когда-нибудь станет частичкой ВОЖДЯ.

Гыр Грыкхм остановился. Его взгляд стал спокойным и устремленным в даль.

- Я догадывался о чем-то подобном. Ваши глаза. Таких глаз не бывает. И то, как вы живете. По одному, по двое, реже - маленькими группками, но, что бы там ни говорили мои люди, насчет того, что вы никакие воины, вы - НИКОГДА не деградируете. Вы в состоянии не опускать глаза даже под МОИМ взглядом. Ты – ЖЕНЩИНА, в состоянии говорить со мной - ВОЖДЕМ на равных! Мне временами начинает казаться, что у вас КАЖДЫЙ – ВОЖДЬ!

- В чем-то, наше устройство похоже на ваше. У нас тоже есть то, что играет роль вашего ВОЖДЯ. Только это-сам Дух планеты, САМА МАМА-ЗЕМЛЯ. Только мы не отдаем ей лучшие частички своих душ, мы – цельные. И наши души соединены с ней не частью, а целиком – всей сутью, всей душой. И не после смерти, а каждый миг, каждую секунду, ПОСТОЯННО.

- Тогда, я тем более, не понимаю!!! Я – ВОЖДЬ, и в бою, я стою сотни моих воинов! Если у вас КАЖДЫЙ – ВОЖДЬ! И каждый миг, каждую секунду, он подсоединен к ВЕЛИКОМУ ВОЖДЮ! Тогда почему, вы не можете противостоять нам?!! Что не дает вам, дать нам отпор?!! Что не позволяет вам защитить себя, когда мы убиваем вас?!!

- Когда вы пришли на Землю – каждое ваше действие, каждый ваш поступок причиняли боль Маме-Земле. И каждый из нас чувствовал эту боль. Тогда мы могли просто убрать вас. Тогда, для нас не имело значения, кто вы и что вы. Вы были ЧЕМ-ТО, что причиняло МАМЕ боль, а значит, ЧЕМ-ТО, что НЕ ДОЛЖНО было существовать ЗДЕСЬ.

Но сейчас, вы РОЖДЕНЫ на Земле. И, хоть вы ЕЕ и не чувствуете, вы как бы включены в единый дом, в единый организм Мамы-Земли. Поэтому, сейчас все переменилось. Теперь, землянин, убивший ракшаса, должен прожить за него ту часть его жизни, которую ракшас не успел прожить, и совершить все лучшее, что он не успел совершить. Так было бы, если бы землянин случайно убил землянина, еще не прошедшего свой путь. Теперь, это распространилось и на вас. Но, что ЛУЧШЕЕ, для ракшаса? Сжечь кусок леса, чтобы на его месте образовалось плодородное поле, чтобы его деревня могла вырастить хороший урожай, чтобы его родные и близкие не голодали. Это – то лучшее, что должен был, и не успел сделать ракшас. То, как он хотел, но не смог позаботиться о своей семье, о своем народе. Это то, что должен сделать убивший его землянин. Но мы не можем этого сделать, потому, что деревья – это тоже души землян! Он (землянин) должен это сделать, но он не может, он не может, но он должен! И тогда боль разрывает душу землянина, и он умирает. И очень не скоро сможет родиться вновь. Эту боль невозможно вынести. Гораздо легче погибнуть от вашей руки, хотя вы никогда не дарите легкую смерть!

Гыр Грыкхм молчал. Он вспомнил марсианских жуков-могильщиков. Когда такой жук ползет по крепкой шкуре марсианина – он не может прокусить ее, а его самого ничего не стоит прихлопнуть! Но, если такой жук пролезет внутрь через нос, или ухо, или свежую рану спящего – его не остановить. И невозможно зажать и вырезать его. Он несется, прогрызая все на своем пути, пока не убьет тебя! Страшная смерть! А сейчас, таким жуком стал он и его народ – для этих людей и их планеты!

- Пока Я – ВОЖДЬ! А значит, еще посмотрим, - пробормотал Гыр Грыкхм.

 

- Почему ты так часто пропадаешь? – спросил Гыр Грыкхм, - Ночь – ты со мной, потом два дня тебя нет. Потом ночь или две ты снова со мной – и снова куда-то уходишь. Разве не лучше, жить рядом со мной? Одеваться в прекрасные наряды, которые мне нередко удается добыть в походах?

Лайла недоуменно оглядела себя:

- Прости, не понимаю. Разве мое тело стало совсем некрасивым, что ты хочешь упрятать его в шкуры?

- Ну, зачем обязательно в шкуры, - рассмеялся Гыр Грыкхм, - Для тебя, я прикажу своим людям воссоздать технологию шелка! Был на Марсе такой материал – очень тонкий, и нежный, почти как твоя кожа, но при этом очень прочный. Да и меха, часто бывают очень красивыми, - он протянул ей наряд. Лайла задумчиво перебирала платье, красиво отделанное разными сортами меха.

- Вот смотри! Эту белочку убили вовремя. А вот эта – еще не успела пройти свой путь – ее жизнь оборвали до срока. Разве ты не чувствуешь?

Гыр Грыкхм присел возле нее.

- Чего тебе не хватает, Лайла? Почему ты все время уходишь?

- Пойми, я не могу принадлежать тебе.

- То есть как?!!

- Я могу быть с тобой. Но, ни одна земная девушка не может принадлежать, даже ВОЖДЮ, так, чтобы быть его собственностью. Посмотри на Солнце! Конечно, ты – ВОЖДЬ, и можешь считать, что Солнце светит только для тебя! Но, если оно будет светить ТОЛЬКО для одного тебя, ему поневоле придется уменьшиться до размеров того костра, у которого ты греешься вечерами. Ты можешь быть здесь, - она взяла его руку и прижала к своей груди, так, что он почувствовал, как бьется ее сердце, - Ты можешь быть в самом центре моего сердца. Я могу любить тебя так сильно, как только это вообще возможно. Но пойми! Любить тебя – и отказаться от всего огромного и прекрасного Мира вокруг – это разные вещи. Если ты заставишь меня отказаться от всего Мира – я стану маленькой и тусклой, как многие из ваших женщин. И тогда – я умру – потому что земляне так не живут.

Гыр Грыкхм погладил ее по длинным прекрасным, с чуть зеленоватым отливом, волосам.

- А про Солнце – это ты здорово сказала! – если бы он знал тогда, что это была не аллегория...

 

Войско Гыра Грыкхма все дальше продвигалось на запад. И по мере их продвижения все более необычным становилось поведение ВОЖДЯ.

- Кто приказал рубить на костры живые деревья?!

- А что такого, ВЛЖДЬ?

- Ты хочешь, чтобы нас видели в любой деревне, километров за двести?! Чтобы успели спрятаться, а потом ударить нам в спину?!

Но большинство деревень присоединяются к нам, стоит только нам появиться!

- Для костров – существует сушняк – и жара больше – и дыма меньше!

- Так, за ним же идти надо!

- А ты что, собрался отрастить жирное брюхо?! И какой после этого от тебя будет прок в бою?!

Потом, ВОЖДЬ приказал срезать дерн под костровища, и обкладывать их камнями. А, уходя, заливать костровища большим количеством воды, уложив предварительно снятый дёрн на место!

- Трава под костровищем высыхает, и может загореться! Вы что, хотите лесного пожара?! А вы сможете от него убежать?!

Никогда раньше дерн не срезали и костровища не обкладывали – и никакого пожара не было! Но, ВОЖДЬ приказал...

Потом, он приказал охотиться с одного налета, а не преследовать дичь до последнего – силы – де, пригодятся в походе! На сбор сушняка, значит, силы тратить не жалко, а на преследование добычи? Приказы ВОЖДЯ – не обсуждаются!

Они все ближе приближались к территории Вождя западных ракшасов. И все чаще Гыр Грыкхм отправлял разведку. И вот, разведка вернулась с ошеломляющими новостями: «Западный Вождь пал – на восток движется войско высоких белых людей! Они уничтожают ракшасов! Деревни сметают подчистую! А поля засаживают саженцами деревьев!»

Гыр Грыкхм призадумался: «Если Западный Вождь был такое же существо, как Иогун, кто же тот ВОЖДЬ, что сумел его победить?!!»

 

Войско Ариев приближалось к большой широкой реке. Разведка доложила – на том берегу их ждало войско ракшасов.

- Что-ж, посмотрим, кто такой этот их Вождь Иогун, - произнес капитан Гилтониас, его ладонь привычно легла на рукоять меча Таймелоура.

 

Гыр Грыкхм стоял на высоком обрыве и наблюдал. Вдалеке показались белые люди. Они шли широким клином. Над правым плечом у каждого торчала рукоять меча. Над левым виднелся лук. Гыр Грыкхм подозвал одного из командиров:

- У западного Вождя были пики, изрыгающие огонь?

- Не поручусь, что это не байки – но, говорят, у него были даже большие трубы, на специальных подставках, плюющиеся камнями, которые нужно было закатывать туда вчетвером.

«Поистине, великие воины», - подумал Гыр Грыкхм, - «Раз они пренебрегают огнестрельным оружием даже после того, как столкнулись с ружьями и пушками!»

По мере приближения, стали видны фигуры этих людей. Очень высокие. Совершенно лишенные ширины и массивности. Волосы чуть ниже плеч имели серебристый оттенок. Белые просторные рубахи, с какой-то замысловатой вышивкой. Вождь вгляделся – вполне возможно – вышивка означала ранг – у всех воинов, она была разной. Их кожа – Гыр Грыкхм никогда раньше не видел такой кожи - совершенно лишенная волос или чешуек, не зеленоватая, как у землян, и не темно-бурая, как у ракшасов, их кожа была абсолютно белого цвета, как ткань их рубах.

 

Капитан Гилтониас осматривал противоположный берег. Высокий берег. Обрывы. Совсем мало места для высадки.

Барабаны на той стороне загрохотали сильнее и смолкли. На берегу появился высокий ракшас. Его тяжелые массивные мышцы перекатывались при каждом движении. Широкие меховые ножны полностью скрывали меч, так, что из них не была видна даже его рукоять. Предплечья воина украшали широкие полоски кожи с массивными металлическими бляхами. Его шею охватывало широкое ожерелье из волчьих и медвежьих клыков. На плечах воина красовалась тяжелая медвежья шкура. Ракшас пошевелил плечами, и шкура рухнула на землю, обнажая могучий торс воина.

- Я, Вождь ракшасов, предлагаю тебе, белый Вождь, переговоры. На плотах, на середине реки. Возьми с собой двоих воинов – я возьму с собой двоих моих людей.

 

- Мой капитан, это может быть ловушкой! Мы же знаем – этому народу не ведома честь.

- ХАРО! – ответил капитан Гилтониас.

- Мой капитан – это слишком неосторожно.

- Приготовьте, пожалуйста, плот. Танталиас, мне будет очень приятно, если именно вы составите мне компанию в этих переговорах.

- Да, мой капитан, - улыбнулся Танталиас.

- Мой капитан, я хотел бы пойти с вами, - произнес инженер.

- Вы слишком нужны нам здесь. Прости. Кто, если не вы, сможет довести до совершенства технологию изготовления наших синих мечей? - капитан Гилтониас обернулся, - Элрондос, может быть вы – согласитесь составить мне компанию?

 

 

- Грык! Гыррым! Ко мне! Плот мне! Быстро! – прорычал Гыр Грыкхм.

 

Два плота медленно шли навстречу друг другу. Два вождя изучающе смотрели друг другу в глаза.

 

- Вождь, Иогун? – спросил капитан Гилтониас. Гыр Грыкхм усмехнулся, обнажая массивные клыки:

- Тому, кто незаслуженно называл себя вождём – Иогуну, пришлось немножко... умереть. Как гласит Священное писание, которое писал Я – «ИБО – НЕХУЙ!» Меня называют Гыр Грыкхм – и я – ИСТИННЫЙ ВОЖДЬ ракшасов.

Оба молча изучали друг друга, и у каждого в голове вертелся вопрос: «Если тот «вождь» был таким же существом, как тот, с которым пришлось столкнуться мне, тогда КТО ТЫ – сумевший победить ТАКОЕ?!!»

- Хочешь боя, белый Вождь? – произнес Гыр Грыкхм, - Боя не будет!

- От чего же? – спросил капитан Гилтониас, - Может быть, Великий Вождь ракшасов – боится?!

Гыр Грыкхм усмехнулся:

- От того – что в этом бою не будет победителей. Вы останетесь на том берегу – а мы на этом.

- Мы возьмем ваш берег штурмом, - произнес капитан Гилтониас.

- Да?! – рассмеялся Гыр Грыкхм – Приступайте! Мы перестреляем вас еще на подходе.

- Вот как?! - рассмеялся капитан Гилтониас, - Ракшасы научились стрелять?!

Гыр Грыкхм усмехнулся – и Солнце блеснуло на его массивных клыках.

- Белый Вождь хочет посмотреть, как мы стреляем!!! – проревел голос Вождя, накрывая собой оба берега.

На берег вышел ракшас со связкой ружей. В сотне метров от него, кто-то швырнул в воздух четыре камня. Меняя однозарядные ружья, ракшас успел сбить в полете все четыре. Брови Ариев поползли на лоб. И только капитан оставался невозмутим.

- Танталиас – будьте добры, - произнес капитан Гилтониас.

Танталиас натянул лук – и длинная тонкая стрела взмыла в небо и, разрезая воздух, понеслась к верхушкам деревьев. Ракшасы задрали головы. Сбив один единственный лист, стрела пролетела дальше и упала на землю. Лист медленно кружился и падал. И сотни глаз не отрываясь смотрели на него. И когда лист плавно лег на землю, ракшасы обнаружили, что он даже не был разорван, а лишь его ножка была аккуратно срезана у основания.

- Боя не будет, - повторил Гыр Грыкхм, - На твоём берегу больше нет ракшасов – а, значит, мне нечего там делать – вам же, нечего делать на моём берегу.

Капитан Гилтониас окинул пронизывающим взглядом Вождя ракшасов. Голос капитана зазвенел льдом:

- То есть, вы предлагаете, чтобы мы спокойно сидели на том берегу, пока вы здесь убиваете землян?!

- Если вам интересно, - прорычал Гыр Грыкхм, - Я много лун тому назад приказал казнить каждого, кто убьет землянина! Хочешь еще о чем-нибудь спросить?! Нет?! Вот и отлично! Потому что, если хочешь знать – я вообще отвечаю на твои вопросы только потому, что ты – ВОЖДЬ этих белых людей!

Танталиас чуть-заметно вздрогнул. Элрондос сдержался.

- Я хочу, чтобы моих людей пустили убедиться, что НИКТО из вас не обижает землян, - ледяным тоном произнес капитан Гилтониас.

- Вот как?! – усмехнулся Гыр Грыкхм. Его взгляд упал на рукояти синих мечей, что висели за плечами Танталиаса и Элрондоса. Вождь не мог знать, что любой взрослый Арий мог в два удара перерубить таким мечом сухостоину размером в обхват. Но безошибочное чутье ВОЖДЯ подсказывало ему об истинной ценности этого оружия, - Хорошо! – произнес ВОЖДЬ, - Но в обмен ты дашь мне технологию изготовления вот этих ваших мечей!

Танталиас вздрогнул еще сильнее. Элрондосу огромного труда стоило сдержаться.

- Наших мечей?!!! – усмехнулся капитан Гилтониас.

- Вот видишь? – усмехнулся ВОЖДЬ, - Ты хочешь уступки от меня? А что готов уступить ТЫ САМ?! Боя не будет! Переговоры окончены!

Плот Гыра Грыкхма начал поворачиваться. ВОЖДЬ стоял выпрямившись во весь рост и расправив плечи. Он не пригнулся и даже не оглянулся, спокойно повернувшись к армии Ариев широкой ничем не защищенной спиной.

Танталиас вскинул лук.

- Нет!!! – глаза капитана Гилтониаса полыхнули огнем.

- А разве они соблюдают законы чести?

- А ты решил уподобиться им?

«Ну, силен!» – пронеслось у него в голове, - «Вот так, спокойно повернуться спиной к врагу?!! До чего же силен!» И в его голове, отчетливо, как будто были произнесены только что, вспыхнули слова:

«- А, разве в ЭТОМ народе есть «лучшие»?!

- Увидишь и таких. Ты скоро все увидишь, капитан Гилтониас, - отвечал ему Святогор-Богатырь.»

Кажется, сегодня он увидел.

 

Вечер окутал лагерь. Били барабаны. Воины исполняли боевой танец. Их тела двигались и изгибались, уклоняясь от невидимых ударов. Мечи и дубины вскидывались, нанося и отражая удары невидимого противника. Гыр Грыкхм прогуливался по лагерю. Ему нравилось происходящее. Ракшасы были сильны и подтянуты. Они демонстрировали свое искусство боя. Не осталось и следа от той разнузданности и расхлябанности, которая имела место в самом начале их великого похода. Он обнаружил на своем запястье ладонь Лайлы:

- Пойдем, Гыр! Пойдем! Я хочу тебе кое-что показать.

Он взглянул в ее горящие озорным огнем глаза:

- Куда?!

- Пойдем! Это круг камней. Место, созданное Гипербореями. Двенадцать камней, величиной с небольшую гору стоят вертикально, точно по кругу!

Полная луна стояла на небе, и освещала все вокруг таинственным светом.

- Гипербореями?! А это еще кто такие? Ну, пойдем! – усмехнулся Гыр Грыкхм, заражаясь ее веселым смехом.

- Нужно будет переплыть через реку – ты не боишься промокнуть? - весело щебетала Лайла, ведя его по одной ей известной тропе.

- Переплыть через реку?!

- Это остров. Вверх по течению реки.

 

Капитан Гилтониас надел новую расшитую рубаху. Лайла назначила ему свидание. Сердце капитана колотилось, как при первом свидании. Он надел мягкие сапожки с новой меховой оторочкой. Элрондос подсказал ему, какую из белок можно подстрелить, не опасаясь, что оборвешь ее жизнь до срока. Капитан застегнул новый кожаный пояс, украшенный сиреневатыми камнями, символизирующими Фаэтон, обрамленными листьями, выточенными из зеленого камня, символизирующего Землю. Гилтониас пристроил за спину меч, в новых, скрывающих от посторонних глаз рукоять, ножнах.

- Ты не ошибешься, - сказала Лайла, - Вверх по течению отсюда, находится остров. В самом его центре, находится круг из камней. Камни, размером с небольшую гору, стоят вертикально, точно по кругу. Там, я буду ждать тебя.

Капитан Гилтониас слышал что-то, о подобных кругах камней. Их воздвигали гипербореи. Возможность прикоснуться к истории другой ветви фаэнских кланов будоражила капитана. Капитан Гилтониас на всякий случай проверил тетиву лука и оперение стрел, и отправился к тому месту, где еще днем разглядел остров, и где лежал заранее припасенный им маленький плот, чтобы переправиться на него.

 

Они увидели друг друга почти одновременно.

- Ры-ы-гр!!! – Взревел Гыр Грыкхм, - Ты предала меня! Сколько еще здесь этих белых людей?!!

- Ни одного, Гыр! Я не предавала тебя! – в глазах Лайлы стояли слезы.

- Значит, Гыр?!! – В голосе капитана звенел металл, - Я полагал, что меня пригласили сюда на свидание?! Оказывается, меня позвали сюда, лишь для того, чтобы сообщить, что МНЕ предпочли ДРУГОГО!!! И кого... Ты могла хотя бы сказать мне об этом наедине, Лайла!

- Тебе?!! Предпочли?!! – взревел Гыр Грыкхм, - Эта женщина принадлежит МНЕ!!!

- Принадлежит?!! Тебе?!! – голос капитана взмывал, и падал, как айсберг, обрушивающийся с высоты, - Такая женщина не может принадлежать!!! Тем более, такому, как ты!!! Принадлежать ЕЙ – честь, достойная лишь лучшего из лучших!!!

- Хватит с меня того, что ты уничтожал ракшасов, всех без разбора!!! Ты убивал мой народ!!! Многие из них сейчас могли стать моими людьми!!! Так теперь, ты еще и протягиваешь лапы к МОЕЙ женщине!!!

- Всю свою жизнь, я сражался с марсианами, защищая Землю!!! И для чего!!! Чтобы узнать, что земная девушка предпочла... МАРСИАНИНА!!!!!

Клинки сами скользнули им в руки. Каждый вложил всего себя в этот удар. Искры и грохот сотрясли все вокруг. Мечи сблизились на расстояние ладони и... не ударились. Мышцы Вождя и капитана вздувались. Их кости трещали от натуги, но клинки Таймелоуров отказывались биться друг против друга. Два меча, как два магнита отталкивали друг друга на расстоянии ширины клинка.

- А-А-Р-Р-Р!!! – взревел Гыр Грыкхм, быстрым движением закидывая меч обратно в ножны, - Я разорву тебя голыми руками.

- Ну, давай!!! Иди сюда!!! – вскричал капитан, убирая меч и чуть доворачивая корпус, чтобы применить тайное искусство рукопашного боя, несколько тысячелетий оттачиваемое его родным кланом.

- Гыр! Гилтониас! – Лайла бросилась между ними, - Гыр! Если ты убьешь его – я не смогу этого пережить! Я Люблю его! Мне не вынести этой боли. Зачем тебе тогда будет нужна безвольная кукла?! Лишенная жизни?! Лишенная возможности смеяться?!

- Так значит – ЕГО? – гаркнул Гыр Грыкхм.

- Гилтониас! Если ты убьешь его – я не смогу этого пережить! Я Люблю его!

- КОГО?! – в один голос буркнули Вождь и капитан. Их глаза уперлись друг в друга.

- Прошу прощения..., - Из-за одного из огромных камней появилась высокая фигура в длинном сером плаще.

- Зайди завтра – я занят!!! – рявкнул Гыр Грыкхм.

- Вы не могли бы заглянуть чуть позже! – не оборачиваясь произнес капитан Гилтониас.

- Прошу прощения, но меня сюда пригласила Лайла.

- Что?! И тебя?! – в один голос произнесли Гыр Грыкхм и капитан Гилтониас, одновременно поворачивая головы.

- Мое имя – Литай. - продолжил незнакомец.

- Что?!! – поразился Гыр Грыкхм, - Ты называешь нам СВОЕ ИМЯ?! Свое ИСТИННОЕ ИМЯ?!!

- Я не ослышался? – произнес капитан Гилтониас, - Вы сказали не «Меня зовут», а «Мое имя»?!

- Вы не ослышались – я именно назвал вам свое имя. Видите ли – я не из этого мира, так что в этом мире существует очень немного сил, способных мне повредить.

- Вобще-то, мы тоже не слишком похожи на настоящих землян, - ответил Гыр Грыкхм.

- Я не совсем об этом, - произнес Литай, - Раз все, здесь присутствующие – ВЫСШИЕ, полагаю, не будет особого вреда, если я сообщу вам эту информацию: Звезду, породившую мою родную планету, вы давно уже не увидите в небе. Когда каждый житель каждой планеты, составлявшей наш Мир, стал Высшим, и ушел на Звезду, Звезда расширилась – и тогда в нее ушли и все планеты, потому, что планета, дорастившая всех своих детей до состояния Высших, сама становится Высшей. И тогда Звезда-Мама слилась со Звездой-Отцом, и они исчезли из нашего пространства, чтобы, где-то очень далеко породить новую Галактику, где каждый человек родился Звездой, а духи планет родились Богами. Моя жена родилась Звездой, и сейчас на рожденных ею планетах, наверное уже рождаются люди. И моя дочь родилась Звездой.

- Погоди-ка! – произнес Гыр Грыкхм, - Ты сказал – ВЫСШИЕ?! Что значит, ВЫСШИЕ?!

- Ты, Гыр Грыкхм, прошел весь свой путь – и стал Высшим, когда, лишившись Гнезд Душ, лишившись Духа родной планеты, заранее обреченный на смерть, ты со своими людьми, пошел в бой против многократно превосходящих вас сил врага, чтобы защитить живую планету, которую ты даже не знал. В этот момент, ты стал Высшим, и мог уйти на Солнце, чтобы пройти свой второй путь, живя там, а потом, однажды, родиться Звездой. Но в последний миг твоей жизни, в тот самый миг, когда, израсходовав весь запас ракет и практически полностью выработав все горючее, твой флагман шел на таран на флагман Патриарха Великой Всемарсианской церкви Яхве, в тот самый последний миг, Земля ощутила твою последнюю мечту. Ты так сильно хотел, еще хотя бы раз коснуться ногами живой планеты, вдохнуть хотя бы один глоток чистого воздуха, выпить хотя бы один глоток чистой живой воды и хотя бы на миг, в последний раз увидеть живое Небо, и Солнце, сияющее в нем, что Земля родила тебя здесь.

- Погоди-ка, о чем это ты? – спросил капитан Гилтониас.

- Ты, капитан Гилтониас, прошел весь свой путь – и стал Высшим в тот самый миг, когда, поняв, что помощи ждать не от кого, что никто, кроме вас не отделяет живую планету от страшной силы, способной ее уничтожить, и тогда, благородный «Ари Атар», ваш славный крейсер, ринулся в бой, один против целого флота.

- Погоди-ка!!! – вскричал Гыр Грыкхм, - Белый крейсер! Крейсер с Земли! Так вот почему, Лайла ничего не знала о «лодках плывущих в черном небе, среди Звезд», вот почему она говорила, что земляне никогда не отправляли крейсера! Но я же ВИДЕЛ, что он пришел с Земли!!! Белый крейсер, отважно бросивший вызов всему марсианскому флоту!!! Белый крейсер, что так вдохновил моих воинов, когда мы ринулись в бой против многократно превосходящего нас флота церкви, чтобы своими телами закрыть Землю, не дать Яхве пройти! Белый крейсер!!! Так это был...ТЫ?!!!

- Прошу прощения!!! – капитан Гилтониас повернулся в недоумении, - Я же видел, что на марсианском флоте происходит что-то странное! Мне показалось тогда, что кто-то поднял бунт! Причем, бунт начинался с самых слабых кораблей. Теперь, насмотревшись на вас вблизи, я понимаю, что это были корабли смертников!!! Туда отправляли тех, кто был неугоден вашим правителям! И с такого корабля... ТЫ!!! Так это был ТЫ!!! С такого корабля, ты сумел поднять бунт?! И развернуть часть флота ЗА Землю?!!

Вождь и капитан с восхищением смотрели друг на друга.

- Прости меня, Вождь Гилтониас, - проворчал Гыр Грыкхм, - Я не могу отнять любовь у ТАКОГО человека. Я уйду с твоего пути.

- Прости ТЫ меня, благородный Гыр Грыкхм, - медленно произнес капитан Гилтониас, - Я не смогу спокойно жить, зная, что отнял любовь у ТАКОГО человека! Я не стану мешать твоему счастью.

- Вы не понимаете, - прошептала Лайла. Из ее глаз текли слезы.

- Я – из гильдии Серых Кардиналов. Вселенской гильдии переводчиков, - произнес Литай, - Планета, где сталкиваются представители разных миров, может предложить кому-то из нас родиться на ней. По большому счету, я пришел сюда из другого мира, поэтому, мне не столь важно, кто из вас победит, а кто проиграет. Но я могу перевести, помочь вам понять друг друга. Каждый из нас, переводчиков, уже какое-то время ЖИЛ НА ЗВЕЗДЕ. Поэтому, мы умеем заглядывать в суть вещей. Мы умеем совмещать несовместимое. Переводить друг другу языки народов, настолько разных, что для них просто немыслимо понять друг друга.

- Х-мм, - обреченно произнес Гыр Грыкхм, - я и так более-менее сносно изъясняюсь на земном.

- Благодарю вас, - ответил капитан Гилтониас, - я говорю на земном.

- А вы замечали, насколько ваши попытки изъясниться на земном языке отличаются от того, как говорят сами земляне?

- Ну, они говорят на своем языке с рождения. А мы всего несколько лет изучаем его.

- Дело не в этом – язык можно выучить и за несколько дней. Дело в том, что вы не говорите на земном языке, вы пытаетесь словами из земного языка, выразить мысль, произнесенную на вашем родном языке. Вы не пытаетесь вникнуть в саму суть языка, которая отражает сущность самого народа, этот язык породившего. Вы слишком привыкли жить на одной своей планете, или в вашем случае, капитан Гилтониас, на отгороженном от всего остального мира кусочке Фаэтона на Земле. Вы слишком привыкли, что все кругом - люди. То есть, существа с вашей же планеты. Поэтому любой другой народ, если и отличается от вас по сути, то это отличие в деталях. Отличие же между вашими народами – не в деталях, а в самой основе, в принципе жизни. У вас даже структура душ – разная. У фаэнов души – отдельные, но соединенные в кланы. У марсиан – рой, из которого лучшие кусочки душ составляют душу ВОЖДЯ, а самые худшие кусочки – отсеиваются. У землян же душа вообще – одна на всех. Это сам дух планеты и души всех землян, объединенные в общую сущность. Их души никогда до конца не отделяются от духа планеты.

И Любовь землян во многом отличается от вашей Любви. Что такое Любовь для вас, капитан Гилтониас? Это - возможность лучшему из клана найти ту, единственную девушку, генный код которой идеально сочетается с вашим, и дает возможность следующему поколению стать еще более совершенными. После этого, вы имеете возможность продемонстрировать и доказать своей избраннице, что именно вы являетесь самым лучшим для нее, чтобы из всех возможных вариантов, она выбрала именно вас. В процессе любви, вы не сливаетесь полностью, а скорее сплетаетесь между собой, ваши души сохраняют при этом свою индивидуальную оболочку. Поэтому вместо одной большой вспышки, в момент наивысшего слияния, у вас происходит волна ярких всполохов. Поэтому акт любви, вам приходится дополнять отбором. Девушка производит полный генетический отбор, сперва, подбирая именно по генетическим признакам себе партнера, потом, еще и отбирая внутри своего организма из полученных генов только те, которые ей нужны.

Для вас, великий Гыр Грыкхм, любовь – это возможность дать женщине, которая у вашего вида является предыдущим этапом развития человеческой души, более примитивным, чем мужчина, шанс родиться, наконец, полноценным человеком – то есть мужчиной. При этом для себя, вы имеете возможность, если правильно выбрали женщину, оставить наследника, который с момента вашей смерти, и до момента вашего нового рождения, сумеет сохранить и уберечь как можно больше из того, что вам за жизнь удалось создать. При этом, в процессе любви, ваша большая и более совершенная душа, не сливается, а скорее втягивает внутрь себя более маленькую и примитивную душу женщины. Вспышка в момент наивысшего слияния у вас происходит, и довольно яркая, но гораздо менее яркая, чем при слиянии душ одинаково высокоразвитых. Большая часть спектра просто недоступна маленьким душам ваших женщин. Поэтому акт любви вам приходится дополнять очень жестким физическим отбором, в котором выживают сильнейшие, и только лучшие кусочки их душ могут стать кусочками души ВОЖДЯ.

Гыр Грыкхм и капитан Гилтониас ошарашено смотрели друг на друга.

- Так это же..., - пробормотал Гыр Грыкхм, - означает, что к ним неприменимы вообще никакие мерила человеческой сущности. Один и тот же взгляд, одни и те же жесты, одни и те же поступки для ракшаса и для ария могут иметь вообще противоположное значение.

- Вы знаете, - тихим голосом произнес капитан Гилтониас, - меня долгое время пугали собаки. В домах многих фаэнов живут кошки. Гиперборейские маги, говорят, даже путешествуют на огромных кошках. Кошки пришли с нами с Фаэтона. Мы знали их, а они знали нас. И тут, мы впервые увидели собак. Сперва, нам казалось, что в своей преданности нам, они полностью теряют свое достоинство. Честно говоря, это было неприятно и вызывало брезгливое отвращение. Позднее мы поняли – в своей любви к нам, эти существа просто переносили все свои жизненные ценности на нас. Они соблюдали достоинство, но не свое – а наше. Но, если это мы еще смогли понять, то представляете, каково нам было, когда эти существа бежали встречать нас, при этом яростно изгибая из стороны в сторону хвост и прижимая уши?! Когда кошка изгибает из стороны в сторону хвост и прижимает уши – это сигнал наивысшей опасности. Значит, в любую секунду появится враг, и настолько грозный, что совладать с ним будет очень непросто. У собак, эти же движения означают наивысшую радость. Умом, я понимаю это, но, честно говоря, когда я вижу собаку, бегущую ко мне прижав уши и яростно виляя хвостом, я до сих пор, невольно собираюсь внутри, и осматриваю пространство вокруг, на предмет возможного врага.

- А представьте себе существо, постоянно находящееся в частичном слиянии со всеми остальными существами своей планеты, и с самим Духом планеты в том числе?!

- То есть, землянин постоянно находится в... ?!

- Ну, да. И даже когда умирают, они не отсоединяются. Любовь землянина не поддается никаким законам и рамкам. Ее невозможно ограничить или перенаправить. Любовь для них – не момент в их жизни – а единственно возможная форма существования! Когда землянин просто живет – его душа находится в частичном слиянии, почти таком же сильном, как у вас в момент Любви! Когда землянин именно любит кого-то, их души сливаются полностью, так, как если бы это было единое неделимое существо! Вспышки в момент такой Любви настолько огромные и яркие! Их иногда можно увидеть с расстояния нескольких километров! Именно поэтому у землян нет, и не может быть никакого отбора. Вспышки их Любви настолько яркие и сильные, что в них просто не способно выжить ничто дисгармоничное. Каждый землянин уже рождается с потенциалом Высшего. Каждый землянин может стать Высшим. При этом его невозможно ни остановить, ни заставить деградировать, ни сбить с пути – землянина можно только УБИТЬ.

Лайлу не возможно провести ни формой, ни увещеваниями и заверениями. Лайла видит сущность – и любит сущность, и ей абсолютно не важно, в какую форму эта сущность обличена, какими действиями и поступками пытается завоевать, или отвратить ее любовь. Если Лайла любит капитана Гилтониаса и Гыра Грыкхма – ее бесполезно спрашивать, «кого же она все-таки любит», капитана Гилтониаса ИЛИ Гыра Грыкхма! И невозможно заставить ее выбирать! Лайла любит капитана Гилтониаса И Гыра Грыкхма, и все тут. А лишить ее любви одного из вас – все равно, что убить сразу и на месте.

- Но, женщина, которая не только со мной... Это же ПОЗОР ДЛЯ ВОЖДЯ! У нее мог быть кто угодно ДО, но не после МЕНЯ, и уж тем более не ОДНОВРЕМЕННО со мной!

- А много ли ты видел РАВНЫХ ТЕБЕ, великий Гыр Грыкхм?!

- Никогда. А как такое возможно?! Я же ВОЖДЬ! Моя душа состоит из лучших частичек душ ВСЕХ марсиан!

- А если стоящее перед тобой существо НЕ марсианин?!

Гыр Грыкхм задумался.

- Сейчас ты видишь сразу двоих, РАВНЫХ ТЕБЕ! И душ<





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.