Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Это прозвучало так мерзко и противно для меня, что я резко вырвалась, оставив в руке Маэля клок волос. Боль вернула холодную ярость, которая моментально вспыхнула во мне голубым огнем.




— Был бы у меня нож, я бы с удовольствием избавила тебя от столь досадной неприятности, Повелитель.

Он ушел. Я сидела на кровати и невидяще смотрела в пустоту. Голова кипела мыслями и переживаниями. Такая дикая и мощная боль от предательства разрывала грудь. Конечно, Маэль не знал, что я испытывала. Но для меня... Для меня и моих чувств к нему эти переломанные пальцы были предательством. До этого момента я принимала его. Даже наказания принимала. Это было хоть как-то справедливо. Я нарушаю — он наказывает. Но в этот раз… Он обманул мою любовь. Он не просто наказал меня, он меня уничтожил. А теперь просил прощения. И что мне делать? Ох…

Я наклонила голову и запустила целые пальцы в волосы. Они заметно отросли и теперь падали ниже ягодиц и золотистыми лужицами разливались на черном шелке. Видимо я долго плескалась в своих кошмарах.

Тело было целым, кожа гладкой и бледной. Какой загар можно получить под адским солнцем? Если оно вообще здесь есть. Я тут уже непонятно, сколько времени, а ничего не знаю. Только и делала что спала, трахалась, мылась и висела на цепях. И видимо вечность мне предстоит провести точно так же. Есть, конечно, вариант отпустить себя и истаять, превратившись в тень, но я сомневалась, что Маэль это допустит. Повелитель слишком эгоистичен, чтобы позволить своей Игрушке уйти из его рук. И как мне поступить? Не могу же я вечно так жить?

— Выбор всегда есть. — Потустороний, холодный и воздушный голос заставил меня подпрыгнуть на кровати. Я растеряно уставилась на нечто замотанное в черную ткань. Из-под складок на месте головы вырывались бледные, трупного желто-зеленого цвета пряди, который развевал невидимый ветер, однако складки одеяния не двигались. Густая тень закрывала лицо, но два черных глаза словно светились изнутри. Не смотря на жуткий вид и кошмарный голос существо не вызывало страха. Скорее наоборот манило к себе, обещая утешение и покой. Душный, сладкий, почти цветочный запах тления окутывал фигуру и вызывал желания вдохнуть глубже, раствориться в нем, закутаться в него.

— Ам… А к-кто Вы? — Черная ткань проигнорировала вопрос, и лишь издала какой-то толи свист, то ли хрип. Я судорожно сглотнула и огляделась. Мы были одни. Ни Маэль, ни кто-либо еще не появился вместе со странным гостем.

— Ты хочешь в рай? — Вопрос поставил меня в тупик. Очень странный вопрос. Но что еще более странно, я не знала ответа на него. Наверно еще некоторое время назад я бы с радостью выпалила что «Да, хочу!». Теперь же я сомневалась. И не понимала причин своего сомнения.

— Не знаю… — Фигура снова засвистела-захрипела.

— Тогда делай выбор.

— Что!? Какой выбор? — Я была полностью дезориентирована этим странным разговором. Существо опять издало этот странный звук, словно мои вопросы и непонимание его раздражали.

— Ты хочешь остаться в Аду? — Я в шоке вытаращила на него глаза. Ответа на этот вопрос я тоже не знала. Единственное что я знала, так это то, что я не хочу возвращаться на землю. Там действительно нет места для меня. И я это чувствую. — Выбор всегда есть.

И прежде чем я успела сказать что-то еще, фигура исчезла, оставив лишь легкое облако сладкого запаха. В полном недоумении я смотрела на место где только, что стоял странный гость, и пыталась понять его слова. Рай, Ад, выбор… Какой-то бред.

Встряхнув головой, я встала, и начала задумчиво шагать по комнате. Кто это был? Он мне предлагал Рай? Или что? Что за выбор? Однако его слова действительно заставили меня задуматься. Хочу ли я попасть в Рай? Хочу ли я остаться в Аду? Последний вопрос меня волновал больше, так как, найдя ответ на него, я смогу ответить и на первый.

Хочу ли я покинуть Ад? Так ли я пуста на самом деле? Да уж… Я, пожалуй, подумаю об этом завтра.

Сев на кровать, я подтянула ноги к себе и уперлась подбородком в колени. Как странно, что я совсем не обратила внимания на свою наготу. Видимо Ад на меня так действует. Я уже так привыкла быть голой, что воспринимала это почти естественно.

Единственное, что было на мне, или во мне, это цепь, которой, по словам ангела, Маэль меня заклеймил. Я до сих пор не знала свое отношение к этому. С одной стороны он пометил меня как скот, оставив свое тавро, с другой стороны он это сделал после того, как я встретилась со странным существом, Демоном Горя. Так что этот знак можно было расценивать, как защиту. Что я делаю? Я оправдываю его? Я явно сошла с ума.

Цепь, черная и выпуклая так и просила прикосновений. Я провела пальцем по звеньям, покрытым моей кожей, и ощутила их пульсацию. Они как будто были живыми. Знак расположения Повелителя. Повелитель ко мне располагает. Я хихикнула и тут же взвизгнула от неожиданности. Маэль появился передо мной, и теперь стоял, дико сверкая полубезумными глазами и открыв рот. Руки были за спиной, а волосы растрепались и спутанной копной спадали на плечи. Белая рубаха была заляпана чем-то, напоминающим сажу и порвалась в нескольких местах, а через прорехи виднелась золотистая кожа.

— Ты звала меня? — В серых глазах светилось нечто похожее на надежду, но они больше казались напуганными и смущенными, если это вообще было возможно для него. Что, черт подери, он делал?

— Я? Нет… С чего ты взял?

— Ты трогала цепь и думала обо мне. — Теперь он выглядел раздраженным. Конечно. Ведь его высочество тут никто не ждал.

— Ну, трогала, и что? — Его появление сильно испортило мое и без того плохое настроение. С каждой секундой желание ударить его росло, и я не знала, сколько еще продержусь, чтобы не сделать это.

Самообладание вернулось к нему, он снова стал выглядеть крайне надменно, а в серые глаза вернулся непроницаемый холод. Он как будто увеличился в размерах, и даже в драной и грязной рубашке умудрялся выглядеть настоящим повелителем. Я видела, как напряглись его плечи и за его спиной раздался омерзительный звук, как будто мелом по классной доске провели. У меня аж зубы заболели, а волоски на теле встали дыбом, так как этот звук был достаточно громким.

Я удивленно уставилась на него. Руки он держал за спиной, но я видела, как двигаются его мышцы. С абсолютно каменным лицом, не отводя от меня взгляда, он разжал руки, и на пол упал черный клубок. Он зашевелился, и из путаницы блестящих волосков появились членистые лапки. Четыре пары непроницаемых темных глаз уставилось на меня, и создание по-паучьи побежало ко мне. Моя реакция была самой обыкновенной. Я вскочила на ноги и заверещала. Маэль кинулся ко мне, и, сжав в руках, закрыл мне рот.

— Тихо! — Выдохнул он мне прямо в ухо. Существо от моего вопля напугалось, и в панике заметалось по комнате. Найдя приют в темном углу за камином, оно замерло там, почти растворившись в тени.

— Что это? Убери его! Ты издеваешься надо мной? — Испуг придал моему голосу визгливые ноты, и я яростно пищала на Маэля.

— Это подарок…

Существо издало неприятный металлический звук, и я потерялась. Голова кружилась, а ноги совсем меня не держали. Если бы Маэль не обнимал меня, я бы грохнулась на пол.

— Подарок… — Я глупо хихикнула.

Глава

— Подарок… — Повторила я, и, встряхнув головой, чтобы разогнать туман, толкнула Маэля в грудь, но он не отодвинулся. — И к чему это все? Отпусти!

— Не пущу. Не сопротивляйся. Тебе не понравился подарок? — Маэль еще крепче прижал меня к себе, а в голосе был слышен металл. Он что, обиделся? Он совершенно ненормальный!

— А с чего вообще подарки? — Этот вопрос волновал меня больше, чем сам «подарок». Странность Маэлева сюрприза еще можно понять. Юмор у него своеобразный, а уж тягу к тому, чтобы надо мной поиздеваться, он вообще преодолеть не в состоянии.

— Я видел, что человеческие женщины любят подарки. Особенно цветы, украшения и пушистых зверьков. Цветы я найти не смог, украшения и так в твоем распоряжении, так что я решил подарить тебе пушистого зверька. Знаю, что за подарок женщина готова… — Он запнулся, видимо понял, что сболтнул лишнее. Или это было намеренно?

— …все простить? Ты это хотел сказать? — Я пнула его в ногу, чуть не сломав себе пальцы, но все же добилась того, чтобы он меня отпустил. Вид у Маэля был смущенный, если таким можно назвать чуть блестящие глаза и едва заметный румянец на надменном лице. Я не выдержала и расхохоталась. — Ты считаешь, что я от твоего подарка растаю? Маэль… Этот «пушистый зверек», как ты его назвал, подарок твой, не может исправить того что случилось. Что это за тварь?

Странное черное пушистое существо на крабьих членистых лапках затравленно смотрела на нас из тени, сверкая четырьмя парами глаз. Оно казалось разумным, так как явно прислушивалось к нашему разговору, и ему он не нравился. Так же как и Маэлю.

— Это не тварь! Считай это адским хомячком. — Маэль явно издевался надо мной, его глаза уже весело блестели, а губы дрожали от сдерживаемого смеха. — И оно вполне безобидное. Потрогай.

Я с сомнением смотрела на него и думала, что же мне делать. Судя по всему, существо действительно было безобидным, и, несмотря на странный вид, могло даже показаться милым. Со временем. Да и Маэль, в изодранной и испачканной рубахе, наверное, немало постарался, чтобы его добыть. Знать откуда он его взял, как нашел, и с кем жило это создание, мне совсем не хотелось. Вдруг Повелитель его от семьи оторвал? Бррр…

— Ну же! Не бойся… — Он что-то забормотал на непонятном языке, и существо осторожно выглянуло из тени. Медленно перебирая лапки, оно приближалось к нам, словно не зная, чего от нас ждать. Черные глаза блестели и следили за каждым нашим движением, а мягкая на вид шерстка опасливо топорщилась на круглом тельце. Мне хотелось упасть в обморок.

Создание снова метнулось в свой угол. Оно явно не хотело с нами общаться. Неожиданно для себя я почувствовала симпатию к маленькому пушистому чудовищу. Притащили непонятно откуда, кинули на пол, напугали криками, а теперь с отвращением смотрят и называют тварью. И это притом, что существо явно разумное. Бедняга. Если оно не ядовитое, то можем даже подружиться. Что-то общее у нас явно есть.

— Ладно, Маэль. Я попробую с ним пообщаться. Кстати, как его зовут и какого оно пола? — Раз уж я для себя признала существо безобидным и готова дружить, то, что толку жаться перед читающим мысли Маэлем?

— Пола? — Он явно был озадачен.

— Ну, мальчик или девочка?

— А… Ну, у него нет пола… Думаю, что ближе к мальчику. — Очень странный ответ. Я недоуменно уставилась на черный комочек за камином. Ну и ладно. Чего в Аду только не увидишь. Бесполое чудовище похожее на мальчика, наверное, еще не самое странное, что тут может быть.

— А имя? — Взгляд Маэля был весьма красноречив и говорил что-то типа «Только вы, человеческие женщины, задумывается об именах для самых низких существ».

— Понятно. Я сама назову. — Подумаю об этом позже. — Маэль, тут кто-то странный приходил… — Я замялась, не зная с чего начать и все ли рассказывать. Повелитель, конечно, мог выдрать воспоминание из моего мозга, но я не собиралась ему этого позволять. Слишком большая честь. Ну вот. И так подслушивает, да еще и кривится.

— Кто странный? Я знаю только нескольких, кто теперь может прийти в мои покои. Тебя посетил мой отец? — Он внимательно оглядывал меня, как будто после встречи с его отцом я не могла остаться целой. Что там? Яблоко от яблони? Представляю папашу…. Бррр…

— Не знаю отец или не отец, в черном замотанный весь. Какой-то бред про выбор нес и про рай спрашивал.

Маэль страшно выпучил глаза и отошел от меня. Напугался? Разозлился?

— И напугался, и разозлился… Что он спрашивал? Что ты ответила? — Он резко метнулся ко мне и схватил за плечи, заглядывая в глаза. Скорее всего, он хотел посмотреть, но не решался без моего согласия. Дрессированный повелитель. Я хихикнула этой мысли.

— Отвечай! — Плохо выдрессированный повелитель рявкнул и встряхнул меня. Да уж…

— Спрашивал, хочу ли я в Рай, потом хочу ли я остаться в Аду и сказал делать выбор. Я ничего не поняла на самом деле… — Теперь Маэль буквально вибрировал от напряжения.

— И что ты ответила?

— А что я, по-твоему, могла ответить? — Боишься, что я покину тебя, а, Повелитель? Хочешь знать до какой степени ты меня достал? Я думала об этом, глядя в его холодные серые глаза. Желание отомстить за испытанные мучения буквально заставляло меня давить на больные места. Все равно еще одного наказания я не перенесу, и так-то жить не особо хочу…

— Да, боюсь! Я и так знаю! Дьявол, Изабелль! Хватит изводить меня! Я же уже извинился! — Тут мое терпение лопнуло. Он орет на меня, и теперь я виновата! Ну, точно больной!

— Мне плевать на твои извинения! У меня до сих пор в ушах стоит хруст моих костей! К черту все! Ты меня достал. Я ни в чем не виновата. Ты вечно кидал меня одну, а потом наказывал, совсем забывая о том, что я живая и о том, что обещал меня не пытать. Ты просто ненормальный… После того, что ты сделал в последний раз, у меня нет для тебя ни прощения, ни понимания. Все! Хватит! Я устала от тебя, я видеть тебя не хочу. А твои извинения совсем не стирают моих воспоминаний… — Я запыхалась и на секунду остановилась, но Маэль меня перебил.

— Хочешь, сотру?

— Пошел к черту, придурок! Только попробуй со мной еще что-то сделать. И не вздумаю стирать, это не уменьшит твоей мерзости. И запомни, еще одна пытка и я покину тебя. И так держусь из последних сил… — Возникло желание театрально плюнуть в него, настолько сильна была моя ненависть и злость.

— Хватит! Думаешь, я сам не понимаю! Думаешь, мне нравится все это? А ты? Сколько можно мне за тобой гоняться? Тогда не нравился, сейчас еще больше не нравлюсь, а что же твоя любовь тогда? Прошла? — Я похолодела. То, что он сказал, меня сильно задело. — Вот! Раз тебе так плевать, что нервничаешь тогда? Я тоже не железный, у меня тоже есть чувства. Дьявол! У меня теперь есть сердце! Ты понимаешь, что это значит? Понимаешь? Идиотка…

Маэль буквально полыхал гневом, его трясло, а глаза теперь горели. Казалось вот-вот и пойдет пена изо рта. А я стояла и смотрела на него не в силах сказать и слова. Он стоял так близко, что я чувствовала его дыхание на своем лице, так близко, что уже мог бы поцеловать меня… Его взгляд действительно то и дело останавливался на моем рте, но сам Маэль никаких попыток к этому не делал.

— Я не отпущу тебя. Никогда. Слышишь? Никогда. Ты — моя! — Последние слова он дико проревел, его руки поднялись и сжались в кулаки, и он исчез, оставив меня ошарашенную в одиночестве и с новой коллекцией синяков на плечах. Ну, точно псих!

Маэль стоял на краю Бездны, ветер трепал его волосы, но не охлаждал пылающую кожу. Потоки зеленого неба и белой пыли причудливо перемешивались, исчезая в черном провале. Само время утекало в него, будто для этой дыры не было разницы между материальным и относительным. Маэль чувствовал эти реки, которые действовали на него как огонь на человека. Умиротворяюще.

А мир ему был необходим. Он не мог ни работать, ни спать спокойно, пока в его жизни такое твориться. Столько событий, столько проблем буквально выбивали почву у него из-под ног. Ангел, пытки, Изабелль, ангел…

Изабелль была его самой большой проблемой. Он прекрасно понимал, что немного переборщил с наказанием, причем явно заслуженным. Теперь, когда он остыл и все обдумал, он верил в то, что у него был повод для гнева. Она его ослушалась, пошла в кабинет, в который мог попасть любой. Была похищена ангелом… ну что за женщина! Ее на минуту оставить нельзя, тут же во что-то влипает. Чего она вообще ожидала от него? Что должен ощущать мужчина, который видит свою женщину, спящую с другим? Явно не умиление…

Он, конечно, перегнул палку, но и его можно понять. Он был зол и расстроен, в конце концов, он Повелитель Зала Пыток! Он не может шлепнуть по заднице и этим ограничится! А она… Он же залечил ее раны, вытянул из-за грани. Его сердце забилось для нее. А она не хочет простить…

А это ангел? На что он надеялся? Хорошо, что Маэль хоть не убил его, иначе это грозило бы очередной войной. Он знал, что условия пребывания ангела в Аду предписаны договором, по которому его не разрешается пытать и как-то еще наказывать. Преступления, совершенные ангелом были таковы, что пыток он не заслуживал, оставаться в раю не мог, а на земле он был опасен. Да и когда Маэль понял, кто украл у него Изабелль и что с ней сделал, то гнев его был еще сильнее. Этот Даниэль…. И тут до сладкого добрался. В ад его сослали за дикую страсть к человеческим женщинам. Ангел соблазнял их, а потом изящно махал ручкой. И так было несколько тысяч лет, пока его не поймали и отправили сюда, в надежде, что тут он не сможет им досаждать. Конечно, никто не предположил, что тут появиться девушка, не подвергаемая пыткам и свободно гуляющая. Однако Даниэль оказался быстр…

Возможно, только по этой причине конфликт удалось уладить мирным путем. Когда Совету стало известно, по какой причине Повелитель чуть не убил ангела, то они смягчились и, на удивление просто отпустили его с наказом больше не приближаться к поселению небесных жителей. Как будто у него было такое желание.

И еще эта Бездна… Он осторожно выяснял, не было ли каких-нибудь странных исчезновений и происшествий, но все было тихо, как будто Ад и не подозревал об огромной дыре в человеческий мир. Никакой информации о самой бездне тоже не было. Конкретно кого-то спрашивать он не решался — боялся повторения истории с ларцом Пандоры. Слишком опасно было давать жителям Ада знать, что из него есть выход.

Маэль уже собирался вернуться в Зал Пыток, когда почувствовал тревожный зов Изабелль. Он буквально ощутил, как ее пальцы судорожно сжимают цепь, а мысли скачут в голове. Не теряя ни секунды, он покинул размыто-острый край Бездны и перенесся в замок.

Глава

Лежа в теплой воде, я думала о том, что сказал мне Маэль. То, что он не собирается со мной расставаться, я поняла уже давно, но остальное… Возможно ли что его дикое поведение является следствием не только собственнического чувства ребенка, у которого отобрали Игрушку? Можно ли его понять? Что он почувствовал, когда увидел меня спящей в объятьях ангела? Ревность? Злость? А это его новое сердце… Правда ли, что оно забилось из-за меня? Из-за любви ко мне? А моя любовь прошла ли? Или только заглушена сильной обидой и злостью? Может ли любовь ощущаться как ненависть? Могла ли ненависть Маэля ко мне на самом деле быть любовью?

Странные, порой бредовые вопросы разрывали мою голову, а невероятные и трудно осознаваемые ответы холодили кровь. Сомнение в правильности моей позиции уже крепко засели в голове. Есть ли у меня для Маэля прощение? Ведь я жива, я в своем уме и, кстати, вполне комфортно себя ощущаю. Кошмары уже не мучают меня, тело не сводит воображаемой болью, да и желание раствориться в адском воздухе понемногу покидает меня. Другой вопрос, очень важный — это вопрос доверия. Можно ли верить словам Повелителя Зала Пыток? Как показывает опыт — нельзя. Что если я его прощу, забуду, а через пару сотен лет история с нечеловеческой ревностью повториться? Где залог того что он больше не причинит мне боль? С другой стороны, что такое любовь без боли? Разве бывает счастье без помех, без ограничений и проблем? Не думаю… За все нужно платить. Как бы я хотела, чтобы моя плата за счастье и покой была выполнена сполна.

— Она уплачена. — Жуткий голос заставил меня открыть глаза и резко сесть в ванне, прикрывая грудь руками. Высокая фигура, замотанная в черную ткань, стояла на пороге, наполняя помещение сладким липким запахом тления и смерти. — Ты хочешь в Рай?

— Я? Что уплачено? Я же в Аду! — Мысли лихорадочно метались в голове, а рука инстинктивно вцепилась в щиколотку. Что-то мне подсказывало, что настал тот самый момент выбора, о котором говорил этот странный гость в прошлый раз.

— Твоя плата за счастье уплачена. Ты хочешь в Рай? — Потусторонний голос был спокоен и ровен, фигура в черном не торопила меня и давала подумать.

— Почему сейчас в Рай, почему не после смерти? — Я тоже не хотела спешить и получить ответы на все вопросы. Вечностью нельзя распоряжаться не раздумывая.

— Я передумал. — Фигура в черном дернулась, и мне показалось, что лицо в черной ткани усмехнулось.

— Что?! Что это значит? Я оказалась здесь по твоей прихоти? Кто ты? — В этот самый момент Маэль появился в ванной комнате, агрессивно оглядывая пространство. Увидев меня и гостя, он успокоился, но внутреннее напряжение еще ощущалось в нем.

— Повелитель. — Фигура в черном чуть поклонилась, Маэль ответил ей тем же. Лицо, скрытое тенью, снова повернулось ко мне. — Выбирай, Изабелль.

— Что «выбирай», всадник? Ты хочешь ее забрать? — Маэль тревожно смотрел на меня, его глаза горели, а губы были плотно сжаты. Волосы рассыпались по плечам и спутались, словно их долго трепал ветер. Вид у повелителя был почти затравленный. Интересно, каково ему ощущать себя беспомощным? На мои мысли серые глаза недобро сверкнули.

— Изабелль? — Фигура в черном проигнорировала слова Маэля, и терпеливо ждала моего ответа. А я задумалась. Страх раствориться в райском блаженстве, потерять себя, забыть все и всех не давал мне ответить согласием. Ад казался мне подобием земной жизни, где ты можешь ощутить себя принадлежащей себе, целой, мыслящей. Рай же в моем воображении был подобен наркотическому дурману, где нет боли и терзаний, где ты бездумно качаешься на волнах удовольствия до тех пор, пока не растворишься в них. С этим невозможно бороться.

Высокая фигура Маэля, стоящего надо мной, была еще одной причиной моих сомнений. Хочу ли я покинуть его, стереть из памяти или все же хочу остаться с ним и жить в вечной борьбе за свободу, в вечной смене секса и пыток? Говорят, что люди мазохисты в своей натуре. Я с этим согласна.

— Нет. Я остаюсь. — Не желая смотреть на повелителя, я опустила голову. Мой выбор показался мне теперь простым и естественным, сомнений не осталось. Я была на своем месте.

— Твой выбор, Изабелль. — Лицо под капюшоном улыбалось, я чувствовала это. — До встречи, Повелитель.

— Смерть, подожди. Что это все значит? — Голос Маэля дрожал от сдерживаемых эмоций. Такой невозмутимый Повелитель Зала Пыток теперь переживает. Как мило. Я посмотрела на гостя, ожидая его ответа.

— Теперь все на своих местах. Мне пора. — Черная фигура чуть согнулась в поклоне, бледные пряди вырвались из-под ткани, а сладкий аромат стал сильнее.

— Подожди! Бездна…

— Эту рану ты залечить не в силах, Повелитель. — Смерть исчез, оставив после себя только запах. Ошарашенный, сбитый с толку Маэль стоял и смотрел на то место, где только что был черный гость. Мной же овладело странное спокойствие. Действительно все было на своих местах, все было правильно. Как же хорошо когда ты уверен в правильности своего выбора!

Я вышла из ванны и взяла полотенце, обойдя Маэля. Обтеревшись, я прошла мимо него в гардеробную, где не спеша начала одеваться. Выбрав черно-красный комплект белья, короткое черное латексное платье и высокие сапоги на шпильке, я направилась обратно к застывшему Маэлю, что бы посмотреть в зеркало.

Он резко повернулся ко мне, и, не обращая внимания на мой наряд, схватил меня за плечи и заглянул в глаза.

— Почему? — Я усмехнулась, а потом засмеялась. Смущенный Повелитель был весьма забавен.

— Знаешь, как говорят « В Раю — климат, а в Аду компания лучше» — Растерянное лицо Маэля вызвало у меня приступ хохота. Ад явно не лучшим образом отразился на моей психике.

— Успокойся! — раздраженный Повелитель встряхнул меня, и уставился холодными глазами на мои губы. — Так я прощен?

— Не надейся. У меня есть требования. — О, да. Требования у меня были, причем какие! Да и так просто все забывать я не хотела. Нет уж. Я только что отказалась от Рая, а за это кое-кому придется заплатить.

— Какие? — Маэль насторожился моим мыслям, но понять не мог. Я уже легко умела мыслить недоступными ему картинками. Вот так, Повелитель.

— Наказание для тебя, мой Господин. И личный демон в услужение. — Я не знала много ли, или мало я прошу. По крайней мере, первое требование мне казалось вполне справедливым.

— Это все? — Маэль даже голову на бок склонил, настолько велико было его недоверие. Я улыбнулась и кивнула. — Хорошо.

— Твой бич, Повелитель… Дай его мне. — Я помнила его. Его обжигающие ледяные прикосновения, длинный хвост, который обвивался вокруг моего окровавленного тела. Это было то, что надо для моей мести.

— Ты не сможешь… Это… Нет! — Теперь его лицо стало холодной и надменной маской. Ну что за…Черт!

— О, нет! Мы же договорились, Маэль! У тебя есть совесть? — Повелитель отрицательно покачал головой, но протянул мне черный бич, светившийся голубым светом, из воздуха появившийся в его руке. Скрученный в кольца, он приятной тяжестью лег на мои пальцы, обжигая кожу льдом. Маэль перенес нас в уже знакомую комнату-колодец. В ней ничего не изменилось, те же красные гобелены и серые камни. Даже плетка валялась на том же месте, где она выпала из моих рук. Я даже заметила белый клочок кружев, бывший когда-то моими трусиками. Теперь мой наряд идеально подходил к этому месту.

Оковы с легким металлическим звоном защелкнулись на запястьях Повелителя. Я разжала пальца, позволяя бичу размотаться и черно-голубой змейкой лечь на пол. Уже зная, как обращаться с этим инструментом, я щелкнула упругим кончиком по полу, от чего Маэль вздрогнул в цепях. Подходить ближе я не стала. Длина позволяла терзать плоть и при этом не пачкаться кровью. Чудесно.

Повелитель зарычал и забился в своих оковах, когда бич лег на его спину, разорвав кожу и мышцы. Я улыбалась. Жизнь в Аду мне определенно нравилась.

 

Эпилог





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.