Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Часть 4. ДОБАВЛЯЕМ СИСТЕМЫ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ.




Раздел 2
Системы репрезентации и терапия

Способность различать и использовать системы репрезентации представляет нам следующие несколько преимуществ.

Первое из них состоит в том, что мы получаем возможность увеличить степень доверия, а так же значимость коммуникации между терапевтом и пациентом. Если, к примеру, вы слышите, что клиент в основном использует кинестетические предикаты, то вы также можете перейти к кинестетическим предикатам (“у меня есть одно ощущение относительно вашей проблемы... позвольте ухватить вашу проблему... это щекотливый вопрос...”). Посредством такого переключения вы будете действовать в пределах модели мира, которая близка к модели вашего клиента, что увеличит доверие между вами (поскольку вы “говорите на одном языке”); расширит вашу способность к коммуницированию эквивалентными переживаниями между вами и клиентом, и придаст вашим комментариям дополнительную силу.

Второе преимущество проявляется при конструировании и утилизации терапевтических метафор. Зная, как клиент в основном репрезентирует информацию, терапевт может рассказать ему сказку таким способом, который будет принят и понят с наибольшей легкостью. Например, выражение “было ясно, что старик увидел аргументы, которые сделал очевидными подросток” представляет собой предложение, которое с наибольшим успехом может быть понято слушателем, ориентированным визуально. Если же основной системой репрезентации слушателя является кинестетическая, то это же предложение будет лучше воспринято и понято в следующей форме: “Появилась твердая уверенность, что старик ухватил аргументы, выдвинутые подростком”. Таким образом первичная система репрезентации клиента выражает себя через набор предикатов, которые следует использовать в метафоре.

Третье преимущество умения различать и использовать системы репрезентации заключается в том, что, зная, как клиент репрезентирует значимые части той или иной проблемы, вы как терапевт можете использовать его паттерны репрезентации при описании и идентификации тех частей в предъявляемой истории, где метафорическая ситуация изоморфна реальной. При достижении этого результата у терапевта появляется возможность производить терапевтические изменения на уровне систем репрезентации. Представим на минуту, что к вам пришел высоко-визуальный клиент, нуждающийся в чувстве, что “он может сдвинуть это дело”. Тогда: “...И едва принц на него взглянул, как сразу почувствовал, что на него нахлынула уверенность, что он все понял и может продолжать. И он продолжил...”

Раздел 3
Системы репрезентации в метафорах

Аналогично категориям Сатир, системы репрезентации описывают один из нескольких уровней, на которых коммуницируют люди. Следовательно, они представляют такие же выгоды для создания значимых и проникающих метафор, которые могут помочь человеку в осуществлении эффекта длительных и всеобъемлющих изменений. Многие люди имеют высокоценные системы репрезентации, которыми пользуются в качестве средства сознательного понимания окружающего мира, и посредством которых они с миром коммуницируют. Опять же, как в случае с категориями Сатир, другие, менее ценные системы репрезентации временами опускаются до уровня первичной системы репрезентации. Это изменение в первичной системе репрезентации зависит от контекста. Например, высоко-визуальная личность может внезапно переключиться на кинестетические предикаты, когда осведомляется о сексуальной тематике.

Распространенным фактором в случае неуспешной коммуникации между людьми (или внутри человека) является то, что люди (или части), вовлеченные в данную коммуникацию, пытаясь репрезентировать и понять, о чем идет речь, используют разные системы репрезентации. Например:

Мэри: Мне просто необходимо выйти и что-нибудь сделать. Я ощущаю (кинестетика) судороги, когда я дома.

Боб: Я не вижу причин, почему бы это. Кроме того, я не думаю, что это выглядит (визуальная) хорошо, когда семья разбросана по разным местам.

В приведенном примере Мэри испытывает ощущения телесного характера, в то время как Боб разглядывает картинку в своей голове, однако же оба этих в корне различных опыта репрезентируют для пары понятие “дом”. Действенным способом оказать обоим помощь в таком коммуницировании, происходящем на фоне двух разных систем репрезентации, будет приведение их к одной из имеющихся систем, либо к третьей, еще не использовавшейся:

Мэри: кинестетическая становится аудиальной:

Боб: визуальная становится аудиальной.

Аналогичным образом системы репрезентации могут быть использованы и при конструировании метафор. Говоря о людях (или частях), значимых для проблемной ситуации, клиенты часто отражают и свои системы репрезентации. Если же персонажи (или части), вовлеченные в проблемную ситуацию, не идентифицированы в отношении систем репрезентации, ту же информацию часто можно получить, попросив клиента описать, как он относится к этой ситуации. В случае, когда значимые лица, вовлеченные в проблему, являются “частями” внутри клиента, системы репрезентации каждой из них станут очевидными из предикатов, которые использует клиент при разговоре о каждой из них.

Если такое переключение системы репрезентации нужно включить в метафору, то вы можете, говоря о соответствующем персонаже рассказываемой истории, просто использовать подходящие специфические предикаты, отражающие систему репрезентации его реального прообраза. Изоморфность на уровне систем репрезентации способна в огромной степени увеличить значимость метафор. Для того, чтобы инкорпорировать изменение в системе репрезентации в разрешение, приведенное в метафоре, сделайте так, чтобы эти изменения стали частью связующей стратегии; то есть описывайте любые поведенческие (эмоциональные) изменения, связывая их с соответствующими системами репрезентации. Например, в ходе конструирования метафоры для Боба и Мэри их двойники будут вначале описаны как “визуальный” и “кинестетический” персонажи соответственно, а в том пункте метафоры, где в их повторяющейся проблеме происходит изменение, они будут описываться как “аудиальные” личности.

Изменения в системах репрезентации в метафорах могут использоваться также с целью обеспечения клиента в выборе той системы репрезентации, которая более других соответствует желаемому им изменению. Хотя ни одна из систем репрезентации сама по себе не хуже и не лучше других, однако существуют такие переживания, которые наилучшим образом разрешаются посредством какой-либо отдельной системы репрезентации. Неудивительно, что человек, репрезентирующий секс в визуальной системе, будет жаловаться на то, что он “не интересуется этим”. С другой стороны, кинестетически ориентированный человек оказывается в невыгодной ситуации, когда сталкивается с задачами визуально-пространственного характера.

Инкорпорирование новых систем репрезентации в метафору производится тем же способом, который был описан для переключающихся систем. Неприемлемая система репрезентации характеризует метафору вплоть до того пункта, где возникают события связующей стратегии и где следует переключиться к подходящей системе, производя изменения, которые случайно происходят с протагонистом, действующим в ее пределах.

Проблема Сэмюэля является примером ситуации, где два человека пытаются коммуницировать, пользуясь разными системами репрезентации. Сэмюэль высоковизуален, как это видно из его визуальных предикатов (он “видит”, что ему не хватает времени), в то время, как Кейт, по его словам, “чувствует” себя покинутой им. В таком случае связующая стратегия, которую можно здесь выбрать, заключается в переводе обоих к аудиальной системе. Следует напомнить, однако, что желаемый исход проблемы в категориях Сатир таков, что оба приходят к левелингу. Одним из подразумеваемых аспектов левелинга является то, что при этом участники коммуникации используют все свои системы репрезентации, и это положение также должно быть инкорпорировано в метафору. Тогда:

МЕТАФОРА РАЗРЕШЕНИЕ

Связующая стратегия Исход

Ланселот — визуальный плакатер аудиальный блеймер левелер

Гиневра — кинестетический блеймер аудиальный плакатер левелер

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.