Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Через шесть месяцев трезвости.

«Все», — ответила она, глядя на него свирепо.

Анонимная цитата

 

Многие годы мне редко доводилось испытывать гнев. Я плакала. Я чувствовала себя обиженной. Но гневаться? Нет, это не для меня.

После того как я начала работать над выздоровлением от созависимости, я с удивлением задавалась вопросом: наступит ли когда-нибудь время, когда я не буду гневаться. Джанет Уойтитц описала меня в этой цитате из книги «Супружество на краю пропасти»: «Ты становишься ригидной и недоверчивой. Ярость поедает тебя, не находя удовлетворяющего выхода. Любой, кто входит в твой дом, может почувствовать вибрацию гнева. И нет спасения от этого. Кто бы мог подумать, что ты можешь превратиться в такую самонадеянную ведьму?».

Чувство гнева, злости являются частью жизни почти каждого. Дети испытывают гнев; подростки испытывают гнев; взрослые испытывают гнев. Иногда гнев играет незначительную роль в нашей жизни и не представляет никакой особой проблемы. Мы выпускаем пар, и тем дело заканчивается. Мы продолжаем наши жизненные дела, и проблема разрешается.

Но с созависимыми обычно так дело не обстоит, в особенности если мы вовлечены во взаимоотношения с алкоголиком, с наркоманом или с кем-нибудь, у кого имеются длительно существующие проблемы. Гнев может стать значительной частью нашей жизни. Он может стать нашей жизнью. Алкоголик сходит с ума, мы сходим с ума, дети сходят с ума и так далее вплоть до собаки. Каждый в доме сходит с ума, и так все время. Никто похоже не выпускает достаточно пара. Даже если мы не орем, даже если мы пытаемся притвориться, что мы не злимся, мы сходим с ума. Мы бросаем взгляды и делаем маленькие жесты, которые выдают нас. Враждебность затаилась где-то ниже видимого уровня, ожидая шанса выйти на открытую поверхность. Гнев иногда взрывается как бомба, но никто никогда не получает облегчения при этом. Алкоголик говорит: «Как ты посмела разозлиться на меня? Я — король. Я буду злиться на тебя, но ты не смей». Созависимый человек говорит «После всего того, что я сделала для тебя, я злюсь каждый раз, когда я пытаюсь угождать». Но про себя созависимый человек удивляется: может быть, он или она прав(а)» Как мы смеем злиться на алкоголика? Должно быть, что-то не так внутри нас, если мы чувствуем таким образом. Мы наносим еще один удар по нашему чувству собственного достоинства, прикрепляя немножко чувства вины. К тому же гнев еще здесь. Проблемы не разрешаются; гнев никуда не выдувается. Он гложет и закипает.

Даже если человек достигает трезвости или выздоровления от какой-либо длительно существующей проблемы, то гнев может еще долго не покидать его и близких, обычно это так и бывает. Обычно гнев достигает пика к тому моменту, когда алкоголик обращается за помощью. Никто, включая алкоголика, уже не может больше противостоять этому кошмару. Иногда бывает еще хуже. Созависимый человек может впервые понять, что это не его, созависимого человека, вина. Созависимый человек может даже почувствовать новый прилив гнева из-за того, что он длительное время верил, что это была его вина! Может статься, что впервые созависимый оказался в надежной обстановке, чтобы прочувствовать и выразить свой гнев. Ситуация может, наконец, для созависимого настолько устояться, что он осознает, как злился в прошлом и все еще злится в настоящем. Это может стать причиной еще больших конфликтов. Алкоголик может надеяться и хотеть начать новую жизнь — не ворошить грязное белье своего прошлого — именно сейчас, когда он (или она) уже начал новую жизнь.

И тогда алкоголик говорит «Как ты смеешь злиться сейчас? Мы же начинаем все сначала». А созависимый отвечает «Это ты так думаешь. Я же только приступаю к тому, что меня мучает».

Затем созависимый может добавить к его или ее низкой самооценке и чувству вины тихую, постоянно мучающую мысль. «Алкоголик — прав. Как я посмел(а) гневаться сейчас? Я должна была бы быть в экстазе. Я должна была бы быть благодарной. Что-то со мной не в порядке».

И тогда каждый испытывает чувство вины, потому что каждый испытывает гнев. И каждый злится еще больше, потому что все они чувствуют себя виноватыми. Они чувствуют себя обманутыми, как будто их надули, они сходят с ума, поскольку трезвость не принесла той радости, которую она обещала дать. Она не стала поворотным пунктом для того, чтобы человек начал жить счастливо после достижения трезвости. Не поймите меня неправильно. Это лучше. Это намного лучше, когда люди становятся трезвыми. Но трезвость не является магическим излечением от гнева и от проблем взаимоотношений. Старый гнев выгорел. Новый гнев подливает масла в огонь. Больше уже нельзя обвинять химическое вещество или проблему, хотя так и делают. Химические вещества больше нельзя употреблять для лечения злобных чувств. Часто созависимые не могут больше получать симпатию и поддержку от друзей, в чем они так нуждаются. Мы думаем, это прекрасно, что алкоголик бросил пить или что проблема разрешилась. Но что же не так с нами? — спрашиваем мы. Можем ли мы простить и забыть? И опять в который раз созависимый удивляется: что-то со мной не в порядке, но что именно?

Гнев может быть очень распространенным чувством, но с ним трудно иметь дело. Большинство из нас не обучены, как обращаться с гневом; и нас люди не учили, люди только демонстрировали нам, как они переживают гнев. Большинство людей демонстрировали нам неверные, неуместные способы выражения гнева, поскольку они и сами не были уверены тоже, как это следует делать.

Люди могут дать нам хороший совет. «Злись, но не греши; не позволяй солнцу зайти из-за твоего гнева». «Не ищи отмщения». Многие из нас не могут придерживаться этих заявлений. Некоторые из нас думают, что это значит «Не будь злой». Многие из нас не уверены в том, что мы подразумеваем под гневом.

Часто созависимые и другие люди верят в следующие мифы, касающиеся гнева:

 это нехорошо испытывать гнев;

 гневаться — значит напрасно тратить время и энергию;

 хорошие люди не сердятся;

 мы не должны были бы гневаться тогда, когда именно так мы и чувствовали;

 мы потеряем самообладание и будем сходить с ума, если мы разгневаемся;

 люди нас покинут, если мы разозлимся на них;

 другие люди никогда не должны злиться на нас;

 если другие рассердились на нас, значит, мы сделали что-то не так, если другие люди сердятся на нас, значит, мы заставили их так чувствовать и, значит, мы ответственны за то, чтобы исправить их чувства;

 если мы сердимся, то это значит, что кто-то заставил нас так чувствовать, и, следовательно, тот человек ответственен за то, чтобы исправить наши чувства;

 если мы на кого-то рассердились, то нашим взаимоотношениям пришел конец и человек должен нас окинуть;

 если мы рассердились на кого-нибудь, то мы должны наказать того человека за то, что он если мы сердимся на кого-нибудь, то тот человек должен изменить свое поведение так, чтобы мы больше не испытывали чувства гнева;

 если мы разгневались, то мы вынуждены ударить кого-то или разбить что-то; если мы разгневались, то мы вынуждены кричать и орать;

 если мы испытываем гнев к кому-то, это значит, что мы больше не любим этого человека;

 если кто-то испытывает гнев по отношению к нам, то это значит, что тот человек больше нас не любит,

 гнев — греховное чувство;

 нормально чувствовать гнев только тогда, когда мы можем оправдать наши чувства

 

Многие люди, находящиеся в программах выздоровления типа Анонимных Алкоголиков, верят, что они, став на путь выздоровления, никогда не должны испытывать чувства гнева. В программах выздоровления преследуется та цель, что люди учатся, как иметь дело с чувствами уместным образом и как отреагировать на гнев немедленно, раньше, чем он перерастет во вредное чувство негодования.

Будучи созависимыми, мы можем быть напуганы нашим гневом или гневом других людей. Может быть, мы верим в один или больше мифов. Или, может быть, мы напуганы гневом по другим причинам. Возможно, кто-то причинил нам боль или жестоко обошелся с нами, когда он или она были в гневе. Некоторые из нас сами могли причинить боль или жестоко обойтись с кем-то еще, когда мы были в гневе. Иногда просто скандальная энергия, которой сопровождается чей-либо гнев, может быть пугающей, в особенности если тот человек пьян.

Мы реагируем на гнев, как на свой, так и на гнев других людей. Это провоцирующая эмоция. Она может быть контагиозной, т.е. заразительной. И многие из нас имеют в запасе много гнева. У нас очень много гнева, которым сопровождается горе утраты. У нас много того гнева, который приходит в стадии преследования, когда мы спасаем кого-то или заботимся о ком-то. Многие из нас завязли на том углу треугольника У нас много безосновательного чувства гнева, который может быть неоправданным и вызванным реактивно катастрофическим мышлением. Мы оправдывали гнев — все те сумасшедшие чувства, которые испытывал бы любой человек, если бы кто-то сделал вот то ему или ей. Мы гневом покрываем уязвленность и страх. Печаль, душераздирающие чувства могут превращаться в гнев, и многие из нас так сильно были душевно ранены и так часто боялись. У нас может быть гнев, который идет от чувства вины. Чувство вины, заслуженное и незаслуженное, легко превращается в гнев. Верите вы или нет, но то же самое чувствуют и алкоголики. Они просто более сведущи в превращении разных чувств в гнев.

У нас еще есть реактивный гнев. Мы начинаем гневаться, потому что другой человек испытывает гнев. Затем они злятся еще больше, и мы злимся еще больше, потому что они разозлились еще больше. И вскоре уже каждый испытывает гнев и никто не знает, почему. Но все мы сходим с ума и чувствуем себя виноватыми за это.

Иногда мы предпочитаем оставаться в гневе. Это помогает нам чувствовать себя менее уязвимыми и более властными. Это похоже на укрывающий нас щит. Если мы полны гнева, то мы не будем чувствовать себя обиженными или запуганными, по меньшей мере это не будет так заметно.

Печально, что у многих из нас не было такого места, куда мы могли бы пойти со всем этим гневом. Мы проглатывали его, прикусывали себе язык, напрягали наши плечи, заталкивали его в наши животы, позволяли ему дребезжать в наших головах, убегали от него, лечили его или давали ему пряник. Мы обвиняли себя, прекращали гнев в депрессию, укладывали себя в постель, надеялись умереть и наживали себе болячки из-за него. И наконец, мы просили Бога простить нас за то, что мы такие ужасные люди, что испытываем гнев прежде всех чувств.

Многие из нас со своим гневом предстали перед реальной дилеммой, если мы жили в семейной системе, которая гласит. «Не чувствуй; в особенности не чувствуй гнева». Алкоголик, конечно же, не хочет слышать о том, как ужасно мы себя чувствуем. Он (или она), возможно, думает, что наш гнев в любом случае не имеет оснований, и это может доставлять ему или ей беспокойство, если мы обсуждаем гневное чувство. Наш гнев может нажать на кнопку вины алкоголика. Алкоголик может даже взять сильную власть над нами своим гневом просто для того, чтобы поддерживать в нас чувство вины и подавлять нас.

Часто мы не можем или не хотим говорить нашим родителям, как мы себя чувствуем и что мы чувствуем. Они могут сходить с ума и сердиться на нас за то, что мы дружим с кем-то, у кого есть алкогольные проблемы или проблемы, связанные с другими наркотиками. Либо наши родители могут видеть в алкоголике или наркомане только хорошую сторону и думать, что мы остались непонятными и неоцененными. Наши друзья могут даже совершенно не выносить наши жалобы. Некоторые из нас могут чувствовать себя пристыженными за то, что, как нам кажется, мы не можем сказать нашему пастору или батюшке, какие мы злые. Духовник назвал бы нас просто грешниками, а нам не надо больше слышать об этом. Это все, что мы все время себе говорили. Многие из нас не думают о том, чтобы повернуться к Высшей Силе и выразить то, как мы переживаем чувство гнева.

Итак, что мы делаем со всей этой замурованной в нас энергией? То же самое, что мы вынуждены делать почти со всеми чувствами, которые владеют нами: мы их подавляем и чувствуем себя виноватыми в связи с этим. Подавленный гнев, равно как и другие подавленные эмоции, вызывает проблемы. Иногда наш гнев может вырваться, дать протечку неуместным образом. Мы кричим на кого-нибудь, на кого не собирались кричать. Мы нахмуриваем свои лица, поджимаем губы и помогаем людям почувствовать что-то такое, что они не хотят быть с нами. Мы швыряем тарелки, даже если мы не можем позволить себе разбить что-либо из-за материальной ценности, поскольку мы уже и так потеряли очень много.

В другой раз наш гнев может показать свое лицо иначе. Мы можем обнаружить, что мы не хотим, не в состоянии и отказываемся наслаждаться сексом.6 Мы можем обнаружить, что мы не в состоянии наслаждаться чем бы то ни было. И тогда мы добавляем еще больше ненависти к себе, насыпаем больше на уже возвышающуюся навозную кучу, постоянно удивляясь, что же не так с нами, и продолжаем идти путем враждебности. Когда люди спрашивают нас, что случилось, мы сжимаем наши челюсти и говорим: «Ничего. Я чувствую себя просто прекрасно, спасибо». Мы можем даже начать делать мелкие гадости или большие гадости, чтобы свести счеты с теми, на кого мы злимся.

Если гнев подавляется достаточно долго, то в конце концов это даст нечто большее, чем протечку. Неприятные чувства подобны сорнякам. Они никуда не уходят, они разрастаются и захватывают территорию. Наши гневные чувства однажды могут вырваться с ревом. Мы говорим то, что не имели в виду. Либо, как это обычно случается, мы можем сказать то, что действительно имеем в виду. Мы можем потерять контроль и дать волю себе в драке, в той ярости, когда мы можем плеваться, рвать волосы и бить посуду. Либо мы можем делать нечто такое, что ранит нас самих. Либо гнев может затвердеть и превратиться в ненависть, презрение, во внезапное сильное изменение чувства для отвлечения боли или в негодование.

А мы продолжаем удивляться: «Что со мной не так?»

Мы можем повторять это себе столь часто, сколь это необходимо: да ничего со мной плохого не происходит. Подобно тому, как озаглавлена одна книжка «Ну конечно, ты злишься». И конечно же, и мы злимся, испытываем тот гнев. Мы до краев заполнены этим паром, потому что кто в свою очередь был бы против этого. Прекрасная цитата из книги «Супружество на краю пропасти»:

«Вы не можете жить совместно с активным алкоголизмом, не испытывая на себе его глубокое влияние. Любое человеческое существо, на которое валится все то, что валится на вас, должно восхваляться и заслуживает поклона только за то, что выжило. Вы заслуживаете медали за один только факт, что вы рассказываете про свою жизнь».

Гнев — это один из глубоких эффектов алкоголизма. Он также может быть влиянием многих других компульсивных нарушений или проблем, с которыми могут совместно жить созависимые.

Даже если мы не живем рядом с серьезной проблемой или с серьезно больным человеком, то и в этом случае это нормально, чувствовать гнев, который возникает. Гнев — это один из глубоких эффектов, которые жизнь оказывает на нас. Это — из наших эмоций. И мы намерены прочувствовать это, когда чувство возникает на нашем пути, либо мы подавляем его. «Я не доверяю людям, которые никогда не сходили с ума. Люди либо бесятся, либо сводят счеты», — говорит мой друг Шерон Джордж, который является Профессионалом в области психического здоровья.

Мы имеем все права испытывать гнев. Мы имеем все права чувствовать себя гневными настолько, насколько мы и чувствуем. И точно так же другие люди. Но мы также обладаем ответственностью — в первую очередь перед самими собой — иметь дело, работать со своим гневом уместным образом.

И здесь мы возвращаемся к нашему первоначальному совету: займитесь своими чувствами. Как мы работаем с такой мощной эмоцией, какой является гнев? Как мы перестаем злиться? Когда это случается? Куда это ведет? С кем мы можем говорить? Кто захочет слушать обо всем этом? Мы, может быть, сами даже не хотим об этом слышать. В конце концов, тот человек, из-за которого мы злимся до умопомешательства, болен. Так почему же мы не должны чувствовать к нему сострадание? Неужели это нормально — злиться до умопомешательства на больного человека?

Да, мы имеем право злиться до умопомешательства на больного человека. Мы не просили о проблеме. И хотя идеальным чувством является сострадание, мы, возможно, не почувствуем его, пока не разберемся со своим гневом. Чтобы оставить позади себя наши гневные чувства, как старые, так и новые, необходимо оказаться в какой-то точке пути между яростью, готовой на убийство, и тем моментом, когда мы прикусываем свой язык, поскольку чувствуем жалость к больному человеку. Но я не верю, что отработать свои подавленные эмоции можно за одну ночь. Это может не случиться и за месяц и даже за год. Сколько времени потребовалось нам, чтобы прийти в состояние этого гнева? Отработка значительного количества подавленного гнева может потребовать времени и усилий. Отработка вновь возникающего гнева требует практики.

Вот несколько предложений для отработки гнева.

 Обращайтесь к любым мифам, касающимся гнева, которые мы описали. Дайте себе разрешение прочувствовать гнев, когда вам это необходимо. Дайте другим людям разрешение тоже испытывать гнев.

 Прочувствуйте эмоцию. Даже если это гнев, это всего лишь эмоциональная энергия. Это не хорошо, и не плохо; это не должно вызывать осуждения. Гнев не должен быть оправдан или рационализирован. Если энергия подошла, прочувствуйте ее. Прочувствуйте также любые сопутствующие, глубоко лежащие эмоции, такие, как обида или страх.

 Признайте мысли, которые сопровождают чувство. Лучше проговорить их вслух.

 Анализируйте мышление, идущее вместе с чувством. Вытащите мышление на свет. Посмотрите, нет ли там слабых мест. Будьте внимательны к шаблонам и повторяющимся ситуациям. Мы многое узнаем о нас самих и о нашем окружении. Часто выздоравливающие алкоголики развивают образчики протухшего мышления, известного под названием вонючего мышления, что может указывать на желание снова возобновить пьянства

 Принимайте ответственные решения относительно тех действий, которые необходимо предпринять, если вообще стоит что-то предпринимать. Вычислите, о чем говорит нам наш гнев. Указывает ли наш гнев на проблему внутри нас или на проблему в нашем окружении, которая требует внимания? Иногда, когда мы молим Бога помочь нам перестать испытывать гнев, Он пытается нам кое-что сказать. Нуждаемся ли мы в переменах? Необходимо ли нам что-то от кого-то еще? Много гнева идет от неудовлетворенных потребностей. Один быстрый путь для избавления от гнева состоит в том, чтобы перестать орать на человека, на которого мы сердимся, понять, что нам нужно от того человека и попросить его или ее об этом. Если он или она не дадут нам этого или не могут это дать, тогда вычислите, что нам необходимо в качестве следующего шага, чтобы позаботиться о себе.

 Не позволяйте гневу взять власть над вами. Если мы обнаружим, что нами управляет гнев, то это значит, что нам необходимо остановиться. Мы не обязаны продолжать кричать. Поймите меня правильно; иногда крик помогает. Иногда, однако, не помогает. Будет лучше, если мы сами решим, вместо того чтобы позволять гневу решать за нас. Нам совсем не обязательно терять контроль над своими действиями. Это же просто энергия, а не магическое проклятие, висящее над нами. Отстранитесь. Выйдите в другую комнату. Пойдите в другой дом. Успокойтесь. Затем вычислите, что нам необходимо делать. Мы не обязаны позволять гневу других людей управлять нами, Я часто слышу, как созависимые говорят: «Я не могу сделать то или это, потому что он (или она) будет сердиться». Не рискуйте своей безопасностью, но пытайтесь освободиться от того положения, когда гнев управляет вами — наш гнев или чей-либо еще. Нам не обязательно реагировать на гнев. Это только эмоциональная энергия. Нам даже не обязательно реагировать тем, чтобы становиться гневными, если мы не хотим этого. Попытайтесь так поступать иногда

 Открыто и честно обсудите ваш гнев, когда это уместно. Но не говорите с пьяным, когда он пьян. Мы можем принять хорошие решения о том, как выразить наш гнев открыто и уместно. Однако будьте внимательны к тому, как мы приближаемся к людям, на какой мы дистанции от них. Гнев часто порождает гнев. Вместо того чтобы вылить нашу ярость на человека, мы можем прочувствовать свои чувства, обдумать наши мысли, вычислить, что нам нужно от того человека, а затем вернуться к нему или к ней и выразить нашу потребность вместо того, чтобы наорать на него или на нее.

 Берите ответственность за ваш гнев. Вы можете сказать: «Я испытываю гнев, когда ты это делаешь, потому что…», но не: «Ты довел меня до умопомешательства». И все же мне нравится дать людям немного простора для коммуникаций. Мы не обязаны всегда говорить исключительно правильно, как будто мы только что вышли из психотерапевтической группы. Будьте самими собой. Просто поймите, что мы ответственны за наши гневные чувства — даже если они являются подходящей реакцией на чье-то неподходящее поведение.

 Поговорите с людьми, которым вы доверяете. Поговорить о гневе и убедиться, что вас слушают и вас принимают, действительно помогает очистить атмосферу. Это помогает нам принять себя. Помчите, мы не можем двигаться вперед до тех пор, пока мы не примем себя там, где мы находимся. И конечно же, людям до нас есть дело. Возможно, нам необходимо оставить свой дом, чтобы найти их, либо пойти на встречу в группу Ал-Анон, но такие люди есть. Если нас переполняют злобные чувства, которые уже отвердели до негодования, то мы можем высказать их духовному лицу или поработать над Четвертым и Пятым шагами. Негодование может причинить нам больше боли, чем помочь нам.

 Сожгите энергию гнева. Вымойте кухню. Поиграйте в мяч. Делайте упражнения. Идите танцевать. Катайте снежную бабу. Вскопайте огород. Постройте дом совместного владения, если необходимо. Гнев — очень сильный стрессор, и физическая трата энергии помогает ему улетучиться.

 Не наказывайте себя и других за чувство гнева. Не позволяйте другим людям бить себя или жестоко обращаться с вами каким-либо иным способом, когда они чувствуют гнев. Не ударяйте и сами других людей, будучи в гневе. Ищите профессиональной помощи, если с вами обошлись жестоко.

 Пишите письма, которые вы не намереваетесь отослать. Это действительно помогает, если мы чувствуем себя виноватыми в связи с гневом. Начните письмо с вопросов: «Если бы я могла разгневаться на что-нибудь и никто бы никогда не узнал об этом, и не считалось бы неправильным чувствовать себя так, то я бы разгневалась на то, что-» Как только наш гнев выливается на бумагу, мы можем оставить в прошлом чувство вины и понять, что делать с этим. Если мы страдаем депрессией, это упражнение тоже может помочь.

 Работайте с чувством вины. Избавьтесь от незаслуженной вины. Избавьтесь вообще от вины. Вина не помогает. Бог простит нас за все, что мы сделали. Кроме того, я готова поспорить, что Он не думает, что мы натворили так много неправильных поступков, как это нам кажется.

 

Как только мы начинаем иметь дело с гневом, мы можем заметить, что мы все время испытываем гнев. Это распространенное явление. Мы в это время напоминаем детей с новой игрушкой. Мы носимся со своим гневом, но когда-нибудь мы усядемся. Будьте терпеливы. Мы не собираемся отработать гнев идеально. Это никому не удается. Мы будем совершать ошибки, но мы также многому научимся благодаря ошибкам. Мы говорим, что не надо искать отмщения, потому что сведение счетов — это распространенная реакция на гнев. Если все же мы сделали или делаем неуместные вещи, то нам следует разобраться с заработанным на этот раз чувством вины и продолжать путь, начиная с этого места. Стремитесь к прогрессу.

Нам необходимо быть деликатными в обращении с собой, если мы длительное время подавляли груз гневных чувств. Такие вещи требуют времени. Возможно, у нас есть потребность позлиться и сейчас. Если у нас больше нет потребности гневаться, то мы покончим с чувством гнева, если мы этого хотим. Если мы думаем, что мы, может быть, завязли в гневе, то следует воспользоваться профессиональной помощью.

Некоторые люди верят, что мы никогда не должны злиться; если мы управляем своим мышлением и уместным образом дистанцировались, то мы не будем реагировать гневом или барахтаться в нем. Возможно, это и верно; однако я предпочитаю расслабиться и посмотреть, что происходит, а не напряженно следить за собой. И подобно своему другу, я не в восторге от людей, которые улыбаются и говорят мне, что они никогда не доходят в своих чувствах до умопомешательства. Поймите меня правильно — я не советую крепко держаться за гнев или негодование. Я не думаю, что гнев должен стать нашим фокусом жизни, равно как и мы не должны искать причины, чтобы рассердиться и испытать себя. «Это нехорошо все время быть в гневе», -говорит консультант Эстер Олсон. Это плохо для здоровья действовать с чувством враждебности. Жизнь — это больше, чем гнев.

Но это нормально чувствовать гнев, когда нам это нужно.

 

Задание

1. Что, по вашей мысли, должно случиться, если вы начнете испытывать свои гневные чувства?

2. Как вы представляете себе гнев в глубине души? Под какими мифами, касающимися гнева, вы готовы подписаться? Если у вас есть потребность подписаться под новыми верованиями относительно гнева, то сделайте это. Атакуйте мифы каждый раз, когда они пытаются атаковать вас.

3. Как люди в вашей настоящей семейной ситуации обращаются с гневом? А как обращались с гневом ваши мать, отец, братья и сестры? Каким образом вы обращаетесь с гневом?

4. Если вы подавляли гнев, напишите об этом в своей записной книжке. Возможно, вам потребуется купить новый блокнот и посвятить его гневу. 5. Если гнев является той эмоцией, которая доставляет вам много беспокойства, держите под рукой карандаш и бумагу и начинайте писать о своем гневе каждый раз, когда он возникает в течение дня.

 

15. Да, ты умеешь думать

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.