Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: СВЕТЛАЯ ГОСПОЖА 4 глава




– Нет, они достаточно настоящие. Я просто… я никогда не видела ни одного прежде. И никогда не ожидала увидеть. Мертвые… – она глубоко вздохнула и успокоила себя, снова контролируя свой голос, – мертвые иногда задерживаются, если их смерть была травматической. Вот что дает начало историям о призраках.

Ее поведение успокаивалось после пережитого кошмара. Артас заметил, что его люди повернулись послушать ее, желая хоть немного понять, что, черт возьми, только что произошло с ними. Он тоже был более признателен за ее книжные знания, чем мог бы предположить раньше.

– Ож… Оживление трупов отдельными могущественными некромантами не новость. Мы видели примеры этому как в Первой Войне, когда орки могли поднимать остатки скелетов, так и во Второй с появлением тех, что станут известны как рыцари смерти, – продолжила Джайна, скорее повторяя отрывок, чем пытаясь объяснить ужас, который мог осмыслить разум. – Но как я уже сказала – я никогда не видела их прежде.

– Ну, теперь-то они действительно мертвы, – произнес один из его людей. Артас ободряюще улыбнулся ему.

– Мы должны поблагодарить за это ваши мечи, Свет и огонь леди Джайны, – сказал он им.

– Артас, – позвала Джайна. – Можно тебя на минутку?

Они отошли на небольшое расстояние, пока люди чистили доспехи и приходили в себя после пугающего столкновения.

– Похоже, я знаю, что ты собираешься сказать, – начал Артас. – Тебя послали сюда выяснить, была ли эта чума магической природы. И похоже, что так оно и есть. Магия некромантов.

Джайна молча кивнула. Артас взглянул на своих людей.

– Мы даже еще не достигли основных деревень. У меня такое чувство, что нам еще предстоит столкнуться с этой… нежитью.

Джайна нахмурилась.

– У меня такое чувство, что ты прав.

Когда они оставили позади скопление ферм, Джайна потянула свою лошадь за уздцы и остановилась.

– Что ты ищешь? – подъехал к ней Артас. Джайна указала. Он последовал за ее взглядом, чтобы увидеть зернохранилище, одиноко стоящее на холме. – Амбар?

Она покачала головой.

– Нет… земля вокруг него, – она спешилась, встала на колени и коснулась почвы, зачерпнув пригоршню сухой земли и мертвой травы. Она осмотрела ее, потыкав маленькое насекомое, шесть ножек которого сжались в смерти, затем просеяла землю сквозь пальцы, а слабый ветерок подхватил пылевидную почву и унес ее небольшим облачком пыли. – Как будто земля вокруг этого амбара… умирает.

Артас перевел взгляд с ее рук на землю и понял, что она была абсолютна права. В нескольких ярдах позади него росла здоровая и зеленая трава, а почва, вероятно, была богатой и плодородной. Но под его ногами и в районе вокруг амбара она была мертва, как если бы стояла середина зимы. Нет – это не была хорошая аналогия – во время зимы земля спала. В ней все еще была жизнь, дремлющая, но готовая пробудиться с приходом весны.

Здесь же жизни не было вообще.

Он пристально взглянул на амбар, прищурив глаза цвета морской волны.

– Что могло вызвать это?

– Я не уверена. Это напоминает мне то, что случилось с Темным Порталом и Выжженными Землями. Когда портал открыли, демонические энергии, высосавшие жизнь из Дренора, вылились сквозь него в Азерот. И земля вокруг портала…

– …умерла, – закончил Артас. Неожиданно у него промелькнула мысль. – Джайна – может ли это зерно быть заражено чумой? Неся эту… эту демоническую энергию?

Ее глаза расширились.

– Надеюсь, что нет, – она указала на ящики, которые люди вытаскивали из амбара для зерна. – На ящиках печать Андорала, торговой столицы северных земель. Я даже представить себе боюсь, сколько деревень будет охвачено эпидемией, если зерно действительно отравлено.

Она почти прошептала эти слова, выглядя бледной и больной. Он уставился на ее ладони, серые от пыли мертвой земли. Страх неожиданно проснулся в Артасе, и он схватил ее руки. Закрыв глаза, он прошептал молитву. Теплый свет наполнил его, распространившись через его руки к ней. Джайна взглянула на него, сбитая с толку, затем перевела взгляд вниз на свои руки, сжатые в его сияющих руках. Ее глаза наполнились ужасом, поскольку она только сейчас поняла, что это, возможно, было единственным спасением.

– Благодарю, – прошептала она.

Он подарил ей слабую улыбку, затем обернулся к своим людям.

– Перчатки! Каждый человек в этом месте должен носить перчатки! Никаких исключений!

Его капитан услышал его и кивнул, повторяя приказ. Большинство людей были полостью в броне, и поэтому они уже носили рукавицы. Артас тряхнул головой, разгоняя беспокойство, что еще осталось в нем. Он не почувствовал ни одной болезни в Джайне вообще.

Спасибо Свету.

Он прижал ее руку к своим губам. Джайна, взволнованная, слегка покраснела и нежно улыбнулась.

– Это было глупо с моей стороны. Я не подумала.

– К счастью для тебя, я подумал.

– Мы прямо поменялись местами, – неудачно пошутила она, даря ему улыбку и поцелуй, чтобы смягчить колкость насмешки.

Теперь их миссия стала ясна – найти и уничтожить любой амбар для зерна, что они смогут. На следующий день их отряд получил поддержку в виде пары квел’дорейских жрецов, с которыми столкнулись войска Артаса. Они тоже почувствовали зло, что стало распространяться по земле, и пришли предоставить все свои целительные способности. Также они оказали более ощутимую помощь – они показали Артасу склад в дальнем конце деревни, к которой они приближались.

– Впереди несколько домов, сэр, – сообщил Фалрик.

– Ладно, тогда, – ответил Артас, – давайте…

Неожиданный гром застал его врасплох, и его лошадь встала на дыбы, напуганная.

– Что за…? – он посмотрел в направлении, откуда доносились звуки. Маленькие фигурки были еле видны, но ошибки в звуке быть не могло. – Это огонь мортир. Пошли!

Он вернул контроль над своей лошадью, развернул ее и поскакал в направлении звука.

Несколько дворфов посмотрели в их сторону, когда они приблизились, такие же удивленные при виде Артаса, как и он при виде их. Артас проехал до остановки.

– Во что это вы стреляете?

– Разносим по косточкам этих чертовых скелетов. Горящая деревня прямо кишит ими!

Холодок пробежал по спине Артаса. Теперь он мог видеть их сам – уже такие знакомые фигуры нежити со своей безошибочно узнаваемой шаркающей походкой, ковыляющие к ним.

– Огонь! – закричал лидер дворфов, и несколько скелетов разнесло на кости, разлетевшиеся в разных направлениях.

– Мне нужна ваша помощь, – сказал Артас. – Нужно уничтожить амбар на окраине деревни.

Дворф повернулся к нему, его карие глаза расширились.

– Амбар? – переспросил он в неверии. – Мы занимаемся этими ходячими мертвецами, а ты беспокоишься об амбаре ?

У Артаса не было времени на разъяснения.

– То, что находится в амбаре, убивает этих людей! – выкрикнул он, указывая на остатки скелетов. – И когда они умирают…

Глаза дворфа широко открылись.

– Ох, теперь я понял тебя. Парни! Выдвигаемся. Мы должны помочь отряду этого красавчика, – он взглянул на Артаса. – Кстати, кто же ты такой, красавчик?

Даже посреди кошмара бесцеремонная суть вопроса заставила Артаса улыбнуться.

– Принц Артас Менетил. А кто ты?

На мгновение дворф застыл с открытым ртом, затем быстро пришел в себя.

– Даргал, к вашим услугам, Ваше Высочество.

Артас не стал дальше тратить время на любезности, вместо этого пытаясь наконец успокоить своего коня, чтобы держаться рядом с теперь уже движущейся группой. Лошадь была военная, из боевой породы, и хотя она не давала ему ни малейшего повода для беспокойства во время его битв с орками, вонь нежити она явно не выносила. Он не мог винить ее, но ее испуг заставил его вспомнить о великом сердце Непобедимого и совершенном отсутствии страха. Он силой прогнал мысли; они лишь отвлекали. Ему было нужно сфокусироваться, а не оплакивать животное, определенно более мертвое, чем неуклюжие трупы, разносимые на кусочки.

Джайна и его люди шли позади него, добивая трупы, что не были полностью уничтожены огнем мортир, и тех, что спотыкались сбоку и позади него. Энергия наполняла его, текла сквозь него, когда он неутомимо размахивал своим молотом. Он был благодарен за своевременное прибытие Даргала. Тут было так много этих неживых существ, что он не был уверен, смогли ли бы его войска разобраться со всеми ими.

Объединенные отряды людей и дворфов медленно, но верно продвигались к амбару. Пока они приближались, нежить становилась более многочисленной, и к моменту, когда они увидели зернохранилище, маячащее вдали, их стало еще больше. Он спрыгнул со своей храпящей лошади и кинулся в их толпу, сжимая свой молот, что пылал мощью Света. Теперь, когда внутренний шок и ужас отступили, Артас обнаружил, что убийство этих чудовищ было даже лучше убийства орков. Возможно орки, как сказала Джайна, действительно были разумными – были личностями. Эти же существа были не более чем трупами, дергающимися подобно марионеткам, приводимым в движение какими-то извращенными кукловодами-некромантами. Они и падали, как куклы с обрезанными ниточками, и он свирепо улыбнулся, когда два умертвия повалились от одного четкого, сметающего удара могучего орудия.

Похоже, что все здесь было мертво намного дольше; вонь вокруг них была не столь свежей, и тела были скорее мумифицированными, чем гниющими. Некоторые из них, как и в первой волне, были всего лишь скелетами, в лохмотьях от одежды или самодельной броне на своих обнаженных костях, которая дребезжала, когда они двигались к Артасу и его людям.

Острый запах горящей плоти коснулся ноздрей Артаса, и он улыбнулся, вновь благодарный присутствию Джайны, и продолжил сражаться. Он оглянулся вокруг, задыхаясь. До сих пор он не потерял ни одного человека, и Джайна, хоть и бледная от напряжения, была невредима.

– Артас! – голос Джайны, сильный и ясный, раздался в шуме. Артас отправил на тот свет тушу, пытавшуюся обезглавить его косой, и во время полученной короткой передышки взглянул на нее. Она указывала вперед, подготовленный огонь уже пылал в ее ладонях и обхватывал ее пальцы. – Гляди!

Он перевел свой взгляд в том направлении, и его глаза сузились. Впереди стояла группа людей – определенно живых людей, судя по их движениям, – одетых в черное. Они жестикулировали – колдуя или указывая – явно направляя движение волн нежити, бросающихся сейчас на них.

– Туда! Цельтесь в них! – закричал Артас.

Дворфы развернули и зарядили пушки, его солдаты прорубали себе путь сквозь нежить, их взгляды были устремлены к живым людям в черных робах. Наконец-то мы до вас добрались , подумал Артас со свирепым удовлетворением.

Но как только они оказались прямо на линии огня, люди прекратили свою деятельность. Контролируемая нежить неожиданно остановилась, все еще оживленная, но больше не управляемая. Они были легкими целями для огня дворфийских мортир и людей Артаса, которые сражали их с первого удара и продвигались вперед. Колдуны собрались вместе и некоторые из них начали читать заклинание, вмахивая руками, и Артас узнал знакомый вид завихряющегося пространства, говорящий об их попытке создать портал.

– Нет! Не дайте им сбежать! – закричал он, ударяя своим молотом в грудь скелету и возвращая его по дуге назад, чтобы проломить голову шаркающему зомби. Лишь Свет знал, откуда волшебники призвали еще больше ходячих мертвецов – скелетов, гниющих трупов и нечто огромное, бледное и, помимо прочего, обладающее множеством конечностей. Вдоль его странно-белого блестящего туловища шли швы шириной с руку Артаса, и оно выглядело словно извращенная детская идея о тряпичной кукле. Оно возвышалось над остальными, сжимая в трех руках жуткие орудия, и смотрело на Артаса единственным видящим глазом.

Каким-то образом Джайна оказалась сбоку от него и воскликнула:

– Во имя Света – кажется, это создание собрано из кусков разных тел!

– Давай сначала убьем его, а потом будем рассматривать? – предложил Артас и пошел в атаку. Продукт поганого эксперимента приближался, издавая гортанные звуки и размахивая большим топором, сопоставимым с ростом Артаса. Принц бросился с дороги, перекатился и легко поднялся на ноги, чтобы напасть на чудовище сзади. Трое из его людей, двое из которых были вооружены глефами, сделали то же самое, и с омерзительным созданием было быстро покончено. Даже яростно сражаясь, он краем глаза заметил, как колдуны повернулись и прошли сквозь свой портал. А затем они исчезли. Вся брошенная ими нежить остановилась на своем месте – теперь неуправляемые трупы, которые были быстро уничтожены.

– Проклятье! – прокричал Артас. Ладонь опустилась на его руку, и он оттолкнул ее, но черты его лица немного смягчились, когда он увидел, что это была Джайна. Он не был в настроении для утешений или пояснений, и ему было необходимо совершить нечто, что-нибудь, чтобы расплатиться со скрывшимися от него людьми в робах.

– Уничтожьте этот амбар, сейчас же!

– Да, Ваше Высочество! Парни, приготовились! – дворфы двинулись вперед, желая, как и он, добиться хоть какой-нибудь победы. Пушки окружили мертвых людей и мертвую землю, пока они все не попали в зону поражения.

– Огонь! – крикнул Даргал. Пушки прогрохотали как одна, и Артас почувствовал горячую волну удовольствия, когда амбар рассыпался под атакой.

– Джайна! Сожги все, что осталось от него! – она стала поднимать руки прежде, чем он начал говорить; они хорошо сработались вместе, подумал он. Огромный шар потрескивающего пламени вылетел из ее рук, и амбар со своим содержимым немедля запылал. Они ждали, наблюдая за пожаром, чтобы не позволить огню распространиться. На столь высушенной земле огонь мог быстро выйти из-под контроля.

Артас запустил руку в свои мокрые жесткие белокурые волосы. Тепло, исходящее от пылающего амбара, было невыносимым, и он мечтал о легком ветерке. Он отошел на небольшое расстояние и толкнул убитое бледное создание латным ботинком. Его нога погрузилась в мягкую плоть, и он сморщил нос. Джайна присоединилась к нему. При близком осмотре казалось, что она была права – существо действительно было сшито из разных частей тел.

Артас подавил дрожь.

– Маги – одетые в черное…

– Я… я боюсь, что они были некромантами, – ответила Джайна. – Как мы и предполагали раньше.

– Что нового? – Даргал подошел к ним сзади и уставился на пораженное поганище с отвращением на лице.

– Некроманты. Маги, занимающиеся темной магией – способные поднимать мертвых и управлять ими. Очевидно, что они или тот, кому они служат, стоят за этой чумой, – она подняла свои серьезные голубые глаза к Артасу. – Может, демонические энергии и играют тут свою роль, но я думаю, что совершенно ясно, что мы выбрали неверный путь.

– Некроманты… создающие чуму, чтобы заполучить больше сырого материала для своей нечестивой армии, – прошептал Артас, косясь в направлении дымящихся руин амбара. – Я доберусь до них. Нет… нет, я доберусь до их лидера, – он сжал кулаки. – Я доберусь до этого ублюдка, который обдуманно истребляет мой народ!

Он подумал о ящиках, которые видел раньше, и печати города, которая стояла на них. Он поднял свои глаза и посмотрел вперед.

– Готов поспорить, что мы встретим его в Андорале – и там же мы найдем ответы на все свои вопросы.

 

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

 

 

А ртас нещадно торопил своих людей, он понимал это, но время было бесценно и нельзя было терять ни секунды. Его почувствовал укол совести, когда он увидел, как Джайна разжёвывала какое-то засохшее мясо во время их поездки. Свет давал ему силы, когда он обращался к нему; маги же использовали различные энергии, и он знал, что Джайна была изнурена после недавнего интенсивного использования магии. Но отдыхать времени не было, ведь теперь от них зависели тысячи жизней.

Его послали с миссией разузнать, что происходит, и прекратить это. Клубок происшествий начал распутываться, но он начинал сомневаться, а удастся ли ему остановить эту чуму. Все оказалось гораздо сложнее, чем на первый взгляд. Однако Артас не собирался сдаваться. Он не мог опустить руки. Он поклялся сделать все возможное, чтобы остановить это, спасти его народ, потому так и будет.

Они почуяли и увидели дым, поднимающийся в небо, прежде, чем они достигли ворот Андорала. Артасу пришло на ум, что если город сгорит, то, по крайней мере, зерно будет уничтожено, но потом он устыдился своих безнравственных мыслей. Он отбросил раздумья, пришпорил своего скакуна и въехал через врата, ожидая нападения в любой момент.

Вокруг них горели здания, от черного дыма першило в глазах и в горле, заставляло кашлять. Сквозь слезы он осмотрелся вокруг. Сельских жителей нигде не было, но не было и мертвых. Было лишь...

– Полагаю, вы пришли сюда в поисках меня, дети, – прозвучал вкрадчивый голос. Ветер поменялся, отведя дым в сторону, и Артас увидел неподалеку фигуру, облаченную в черные одеяния. Принц напрягся. Значит, это был их лидер. Некромант улыбался, его глазки злобно поблескивали из тени его капюшона. Лишь из-за одной его ухмылки Артас был готов размозжить ему голову. Возле него были два его, по-видимому, домашних мертвяка. – Что ж, вы нашли меня. Я – Кел’Тузад.

Джайна охнула, прикрыв рукой рот, узнав имя. Артас быстро окинул ее взглядом, затем вновь посмотрел на их собеседника. Он с силой сжал свой молот.

– Хочу предупредить вас, – сказал некромант. – Оставьте это дело. Ваше любопытство погубит вас.

– А я думала, почему эта магическая зараза мне казалась знакомой! – голос Джайны дрожал от возмущения. – Ты был обесчестен, Кел’Тузад, за свои нечестивые эксперименты! Мы предупреждали тебя, что это ведет к бедствиям. Но ты так ничему не научился!

– Леди Джайна Праудмур, – промурлыкал Кел’Тузад. – Похоже, что маленький ученик Антонидаса все же вырос. Позволь мне не согласиться с тобой, дорогая… как ты видишь, с тех пор я многому научился.

– Я видела твоих подопытных крыс! – прокричала Джайна. – Это было мерзко... но теперь ты...

– Продвинулся в своем исследовании и усовершенствовал результат, – лаконично закончил Кел’Тузад.

– Так это ты ответственен за эту чуму, некромант? – прокричал Артас. – Этот культ – твоих рук дело?

Кел’Тузад посмотрел на него, его глаза из капюшона недобро сверкнули.

– Да, это я приказал последователям Культа Проклятых распространял зараженное зерно. Но идея принадлежит не мне...

Прежде, чем Артас успел что-либо сказать, Джайна выпалила:

– О чем это ты?

– Я служу повелителю ужаса Мал’Ганису. Его карающая Плеть очистит эти земли, и здесь раскинется царство вечной тьмы!

От сказанного некромантом у Артаса все похолодело внутри, несмотря на окружающее их пекло. Он не знал, кто был этот “повелитель ужаса”, но что такое "Плеть", для него было ясно.

– Не уточнишь ли ты, от кого Плеть собирается очистить эти земли?

Тонкие губы под белыми усами искривились в безжалостной усмешке.

– От всех живых, конечно. Его план уже начал исполняться. Если тебе нужны доказательства, загляни в Стратхольм.

С Артаса было достаточно этих дразнящих намеков и насмешек. Он зарычал, схватился за рукоять своего молота и бросился вперед.

– За Свет! – прокричал он.

Кел’Тузад даже не пошевелился. Он продолжал стоять, но в последний момент воздух вокруг него исказился и съежился, и он исчез. Два существа, которые тихо стояли в сторонке, теперь протянули свои руки к Артасу, пытаясь повалить его на землю, их зловонная вонь могла удушить его не хуже, чем окружающий их дым. Он увернулся от них и нанес сильный точный удар по голове одного из них. Его череп разрушился, как хрупкая стеклянная ваза, из разбитой головы по земле разбрызгались мозги. Со вторым он расправился также легко.

– К зернохранилищу! – закричал он, подбежав к своей лошади и запрыгнув на нее. – Скорее!

Другие уже были наготове, и они понеслись по главной дороге вдоль горящей деревни. Внезапно перед ними выросли амбары. Огонь, сгубивший Андорал, не тронул их.

Артас резко остановил свою лошадь и спрыгнул с нее, со всех ног бросившись к амбарам. Он распахнул дверь, отчаянно надеясь увидеть аккуратно сложенные ящики. Гнев и горе охватили его: единственное, что ожидало там – пустота, за исключением нескольких упавших зерен и трупиков крыс на полу. Ему стало дурно, он помчался к следующему амбару, затем к следующему, распахивая дверь за дверью, прекрасно понимая, что он там увидит.

Все они были пусты. И были таковыми уже некоторое время, судя по слою пыли на полу и паутине в углах.

– Поставки уже были разосланы, – упавшим голосом сказал он, когда к нему подошла Джайна. – Мы прибыли слишком поздно! – Он ударил своим железным кулаком о деревянную дверь так сильно, что Джайна подскочила. – Черт побери!

– Артас, мы сделали все, что могли...

Он яростно посмотрел на нее.

– Я найду его. Я найду этого ублюдка-некрофила и оторву ему руки и ноги! Тогда посмотрим, сможет ли кто-нибудь сшить его обратно.

Он свирепствовал и трясся. Он потерпел неудачу. Под его руководством были люди, и он все равно проиграл. Зерно было разослано, и один лишь Свет знал, сколько из-за этого погибнет людей.

Из-за него .

Нет. Он не позволит этому случиться. Он защитит свой народ. Он погибнет, но защитит их. Артас сжал кулаки.

– На север, – сказал он своим людям, шедшим за ним следом. Они никогда раньше не видели такого приступа ярости у их обычно добродушного принца. – Он отправится туда. Давайте размажем его, как насекомого.

Он помчался, как одержимый, на север, черство разбивая шаркающие трупы людей, пытавшихся остановить его. Его больше не охватывал ужас от происходящего; перед его мысленным взором предстал лишь один образ человека, управляющего этой нежитью и мерзким культом, сотворившим все это. Мертвые должны были покоиться в мире; и Артас должен был это гарантировать, так или иначе.

Перед ним появилась огромная группа мертвых. Гниющие головы поднялись как одна, трупы посмотрели на Артаса и его людей и двинулись на него. Артас выкрикнул: – За Свет! – пнул своего коня и взрезался в эту кучу трупов, размахивая молотом и бессвязно что-то выкрикивая, обрушивая свой гнев и досаду на них. Зомби были прекрасными мишенями для этого. Когда наступило затишье, он начал озираться вокруг.

Целый и невредимый, вдали от поля битвы, за всем наблюдал, ничем не рискуя, высокий человек в трепещущемся на ветру черном плаще. Как будто ожидал их.

Кел’Тузад.

– Вон! – закричал он. – Он там!

Джайна и его люди последовали за ним, леди очищала дорогу одним огненным шаром за другим, а его солдаты рубили нежить, которая не пала при их первой атаке. Артас почувствовал, как ярость справедливости запела в его крови, поскольку он все ближе и ближе пробирался к некроманту. Его молот возносился к небу и обрушивался на землю так легко, что он даже не замечал, кого он им валил. Его взгляд не сходил с этого человека – если можно было так назвать монстра, ответственного за все это. Голову с плеч, и зверь будет повержен.

И Артасу это удалось. Рев негодования вырвался из его груди, он развернулся, замахнулся своим пылающим от света молотом и ударил Кел’Тузада под колени. От удара некроманта отбросило в сторону. Остальные тоже поднажали, бренчание и лязганье клинков усилились, солдаты выражали свое горе и непримирение на источнике, причине всего этого бедствия.

Несмотря на всю силу своей магии, казалось, даже Кел’Тузад должен был умереть как любой другой человек. Обе его ноги были сломаны сильным ударом Артаса и неестественно согнулись. Его одежда стала влажной от крови, ярко-черный цвет разливался по черной ткани, и красная струйка сочилась из его рта. Он приподнялся на руках и попытался что-то сказать, но изо рта харкнула кровь. Он попробовал снова.

– Наивный… глупец, – выдавил он, глотая слова. – Моя смерть ничего не значит... в целом... теперь... когда покорение этих земель... началось.

Его локти подогнулись, глаза закатились, и он упал.

И сразу же его тело начало гнить. Разложение, которое должно было занять несколько суток, произошло за несколько секунд: плоть потускнела, опала и начала разрываться. Мужчины отшатнулись от трупа, прикрыв носы и рты. Некоторых из них вырвало от зловония. Артас смотрел, одновременно испуганный и восхищенный, не способный отвести взгляд. Жидкости сочились из трупа, плоть приобрела мягкую консистенцию и стала черной. Неестественное разложение замедлилось, и Артас отвернулся, глотая свежий воздух.

Джайна была смертельно бледна, под ее испуганными встревоженными глазами появились темные круги. Артас подошел к ней и отвернул ее от этого отвратительного кошмара.

– Что с ним случилось? – спросил он тихо.

Джайна сглотнула, пытаясь успокоить себя. Все же она нашла в себе силы для беспристрастного заключения.

– Предполагается, что если некроманты не совсем аккуратны в своих магических исследованиях, то, кхм… если они будут убиты, то они превращаются… – ее голос затих, и внезапно ее лицо вновь исказило отвращение и шок. – В это.

– Мы выдвигаемся, – спокойно заявил Артас. – Идем в Дольный Очаг. Их нужно предупредить – если еще не поздно.

Они оставили тело, где оно лежало, больше не взглянув на него. Артас тихо помолился Свету, чтобы они успели вовремя. Он не знал, что он предпримет, если вновь потерпит неудачу.

 

Джайна был изнурена. Она знала, что Артас спешит как может, и она разделяла его беспокойство. Много жизней было под угрозой. И потому, когда он спросил ее, сможет ли она скакать всю ночь без остановки, она кивнула.

Они скакали без остановок в течение четырех часов, когда она очнулась, почти соскользнув со своего скакуна. Она была столь утомлена, что потеряла сознание на несколько секунд. Страх охватил её, и она цепко схватилась за гриву лошади, затащив себя обратно на седло и натянув узду, чтобы лошадь остановилась.

Так она и стояла в течение нескольких минут, сжав в руках уздечку, пока Артас не понял, что она отстала. Смутно она услышала его зов. Молча она всматривалась в полумрак ночи, пока он неспеша не подъехал к ней.

– Джайна, что-то случилось?

– Я… прости, Артас. Знаю, ты спешишь, и я тоже, но... я так устала, что чуть не свалилась. Мы можем сделать привал, ненадолго?

Она увидела, как борьба между беспокойством за нее и расстройством из-за сложившейся ситуации отразилась на его лице, даже в тусклом свете.

– Как ты думаешь, сколько тебе понадобиться времени?

Она хотела сказать – несколько дней , – но вместо этого сказала: – Мне нужно просто что-то съесть и немного перевести дыхание.

Он кивнул, подойдя к ней, чтобы помочь ей слезть с лошади. Он отвел ее к обочине дороги, где осторожно посадил ее. Джайна дрожащими руками нашла в своей сумке небольшой ломоть сыра. Она думала, что он покинет ее и пойдет к своим людям, но вместо этого он сел возле нее. Он излучал нетерпение, как огонь испускает жар.

Она откусила кусочек сыра и стала жевать, изучая профиль Артаса на фоне звездного неба. Среди того, что ей нравилось в Артасе, была его открытость, человечность и эмоциональность, с которыми он обращался к ней. Но теперь, хотя внутри него, конечно, кипели сильные эмоции, он казался отдаленным, как будто сидел на расстоянии в сто километров от нее.

Импульсивно она коснулась рукой его лица. Он очнулся, словно ранее он забыл, что она была рядом, затем слабо улыбнулся ей.

– Ты готова? – спросил он.

Джайна вспомнила, что пока что проглотила один-единственный кусок.

– Нет, – сказала она, – но… Артас, я волнуюсь за тебя. Мне не нравится то, что происходит с тобой.

– Происходит со мной ? – огрызнулся он. – А что происходит с сельскими жителями? Они умирают и затем превращаются трупы для некромантов, Джайна. Я обязан остановить это, я должен !

– Конечно, мы это сделаем, и я сделаю все, чтобы помочь тебе; ты же знаешь. Но… я никогда не видела, что ты кого-то так ненавидел.

Он резко рассмеялся.

– Так ты хочешь, чтобы я полюбил некромантов?

Она нахмурилась.

– Артас, не перевирай мои слова. Ты паладин. Слуга Света. Ты целитель ровно настолько, насколько и воин, но все, что я вижу в тебе – это желание истребить врага.

– Ты начинаешь говорить, как Утер.

Джайна не ответила. Она была настолько утомлена, что ей было сложно собраться с мыслями. Она еще откусила от сыра, сосредоточившись на том, что нужно получать крайне необходимое ей питание. По некоторым причинам ей было тяжело глотать.

– Джайна… я лишь хочу, чтобы невинные люди перестали умирать. И все. И… я допускаю, я так расстроен, что, может быть, не вижу, что творю. Но как только это закончится, ты увидишь, все будет снова прекрасно. Я обещаю.

Он улыбнулся ей, и на мгновение она увидела старого доброго Артаса. Она улыбнулась в ответ, что, она надеялась, внешне выглядело как примирение.

– Так ты готова?

Два укуса. Джайна отбросила в сторону остальную часть сыра.

– Да, я готова. Давай продолжим наш путь.

 

 

Черный ночной небосвод сменился на пепельные серые предрассветные небеса, когда они услышали орудийный огонь. Сердце Артаса замерло. Он подгонял свою лошадь всю дальнюю дорогу на север, проскакивая мимо обманчиво мирных холмов. У ворот Дольного Очага они увидели несколько людей и дворфов, вооруженных винтовками, – все целились в них. До них вместе с легким бризом долетел приятный аромат свежего хлеба, неестественно смешанный с запахом пороха.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.